Архив сайта
Декабрь 2016 (8)
Ноябрь 2016 (66)
Октябрь 2016 (27)
Сентябрь 2016 (35)
Август 2016 (71)
Июль 2016 (68)
Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Скоро 23 февраля. Очередной повод подумать, почему так странно устроен наш общероссийский календарь, что одни и те же даты радуют одних, а для других являются трагедией и болью.

23 февраля – день депортации вайнахов: «Это был день тьмы и плача…»




























Не так давно администрация Красной Поляны решила устроить праздник поселка 21 мая, в официальный день траура черкесов всего мира по погибшим в Кавказской войне. Слава Богу, вовремя одумались, и праздник отменили. Придет ли время, когда и дата празднования Дня защитника Отечества будет изменена, чтобы стать праздником для всех народов нашей страны?

Я спросила у своих вайнахских друзей – почему они не отмечают 23 февраля и что этот день значил для истории их народа и их семьи…

Ахмед Бузуртанов, Назрань: «23 февраля является трагической датой в жизни чеченского и ингушского народов, так как в этот день их обвинили в измене Родине и депортировали в Казахстан и Среднюю Азию. Из Чечено-Ингушской АССР было насильственно выселено более 500 тысяч человек, в том числе дети, женщины и старики. Жертвами ссылки стало более половины населения репрессированных народов.

Урон культурному, духовному и экономическому состоянию народов невозможно подсчитать. Все репрессивные акты в отношении народов отменены и признаны преступными. Более 25 лет назад приняты законодательные акты о реабилитации репрессированных народов.

Однако вопросы полной их реабилитации (территориальной, культурной, духовной) до сих пор не решены. Я считаю празднование 23 февраля проявлением крайнего неуважения к жертвам геноцида, а также противоречащим концепции реабилитации репрессированных народов. Особенно это касается празднования в субъектах РФ, где большинство населения составляют представители репрессированных народов.

Учреждение датой праздника именно 23 февраля не имеет в литературе однозначного обоснования. Исторически правильнее было бы отправной датой праздника армии считать 28 января 1918 года, когда Совет народных комиссаров Советской России издал Декрет о создании Рабоче-крестьянской Красной армии.

Полагаю, что необходимо на государственном уровне решить вопрос о переносе праздников, которые совпадают с датами депортации народов, или, в крайнем случае, установить ограничение их празднования в регионах проживания репрессированных народов».

Саид Мусхаджиев, Майкоп: «Депортация вайнахов – это моя личная трагедия, ибо больше половины из семьи моей матери остались покоиться на чужбине. Этот день навсегда вошёл в историю вайнахского народа как чёрная дата, как начало 13-летней трагедии чеченцев и ингушей. Целые народы подверглись насильственной депортации, в результате которой погибли десятки тысяч людей. Погибли из-за насилия, холода, голода и лишений, которые испытывали переселенцы.

Чечено-Ингушская АССР была упразднена, чеченские и ингушские сёла и поселения были переименованы, то есть, через переименование стиралась даже память о коренных обитателях республики. Я не говорю уже об откровенном вандализме в отношении старинных башен и кладбищ, когда надгробные камни срывались и использовались для возведения мостов и ферм.

Ещё задолго до выселения части НКВД появились на равнине и в горах под видом проведения учений. В условиях Отечественной войны, когда всё внимание граждан страны и человечества было приковано к фронтовым сводкам, было совершено преступление в отношении целых народов. Целые народы были обвинены в сотрудничестве с фашистами, тогда как Чечено-Ингушетия не находилась под фашистской оккупацией и известно лишь о нескольких воздушных атаках фашистов на нефтяные промыслы Грозного и окрестностей.

Под видом проведения торжественных мероприятий, посвящённых 23 февраля, собрали на сельской площади сначала мужчин, которые были оцеплены вооружёнными энкавэдэшниками. Потом собрали женщин, детей и стариков. В холодную зимнюю стужу под дулами автоматов их пешком отправили на ближайшую ж/д станцию.

Первая жертва из нашего рода была в первую ночь выселения. На спине бабушки скончался годовалый ребёнок, он замерз, потому что первую ночь они провели на открытой местности, и, хотя были зажжены костры, они освещали местность, а не грели людей.

Моей матери было 12 лет, она в 14 лет потеряла родителей, умерли несколько ее братьев и сестёр. Они остались втроём: две сестры и старший брат, который заменил им родителей. Три класса образования, сиротство, голод, чужбина и позорное наименование «спецпереселенка» – вот что моя мама получила от Советской власти.

23 февраля обманом, применив насилие и подвергнув унижению, отправили в «вечную ссылку» «без права возвращения» чеченский и ингушский народы... Это чёрная дата в истории народа, и я считаю, что кощунственно считать его праздником и отмечать его в качестве праздника.

Тем более, название этого праздника неоднократно менялось. Нет ни той армии, ни той страны, нет ни политического режима, установившего этот праздник.

Моя мать вспоминает этот день как день тьмы и плача, она рассказывала мне, что плакала даже природа, ревели дети и женщины, стоял гул от рёва домашних животных... Мой отец в ссылке работал в шахтах, чтобы прокормить своих младших (сестру и брата), он почти весь обед приносил домой. Тётя плакала, когда вспоминала это... У них были разные матери, но общий отец, который умер в 1937 году. Очень сильна была взаимная поддержка, благодаря которой они и выжили! И вернулись!»

Маирбек Вачагаев, Париж: «Я не знаю, когда мне пришлось впервые столкнуться с темой депортации, так как это тема, сколько я себя помню, всегда была жива в нашей семье. Все разговоры бабушки сводились к тому, что они пережили в депортации.

Но осознанно я пришел к этой теме, быть может, в возрасте 9 или 10 лет, когда впервые при посещении кладбища в селе с бабушкой заметил несоответствие надписей на надгробных камнях своих дядей и теток. На них были даты периода депортации, и я не мог понять, как они могли остаться в Чечне и быть здесь похоронены, раз бабушка была в это время в депортации?

Бабушка, тяжело вздыхая, объяснила, что умерли они в степях Казахстана в с. Чиили. Но, когда в 1957 году разрешили возвращаться, первым делом она побежала на местное кладбище и увидела, как другие чеченцы выкапывают кости своих родных. Чеченцы в чемоданах везли не добро, нажитое за 13 лет каторжного труда, а останки своих родных, членов семьи.

Бабушка привезла кости своих детей, у нас дома не было ни одной вещи, что свидетельствовала бы о депортации, мои родные ничего не привезли оттуда, кроме того, что сохранили еще при выселении! И только после этого я обратил внимание, что рядом есть и другие могилы, на которых даты также свидетельствовали о том, что они погибли в Казахстане.

Я не мог не спросить, зачем они везли кости домой. Бабушка ответила, чтобы иметь возможность приходить к ним каждую пятницу, чтобы знать, что они не потеряны в песчаных степях Казахстана, что их могилы не заросли бурьяном, что они – часть этой земли, земли предков! Это был первый случай, когда я впервые осознанно попытался понять то, что было связано с депортацией.

Второй случай произошел в 1996 году. На похоронах во дворе старики к вечеру начали говорить о депортации. И я, нарушив этикет, не удержался и заметил, что сейчас, когда стерли Грозный с лица земли, когда убиты десятки, сотни тысяч ранены, десятки тысяч остались без крыши над головой, неужели они все еще считают, что депортация была более ужасной, чем то, что произошло за эти два года?

Выражение их лиц стало таким, что я смутился… На их лицах отразилось нечто ужасное, оскорбительное, я понял, что сказал что-то не то, не в том месте и не тем людям… И один старик тихо промолвил, что случившееся за эти два года, не стоит того, что было в депортации, и даже не стоит это сравнивать…

Наверное, он хотел сказать мне, как я посмел поставить это на одну чашу весов… Все остальные не просто промолчали, это было горькое молчание, они опустили глаза, чтобы не показывать свои навернувшиеся слезы…

А я для себя сделал раз и навсегда вывод, что чертой трагедии для народа осталась депортация, за ней была только смерть… Все остальное несопоставимо с ней».

Наима Нефляшева. Северный Кавказ сквозь столетия. kavkaz-uzel.ru

23 февраля – день депортации вайнахов: «Это был день тьмы и плача…»
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 21-02-2016, 21:08. Просмотров: 793
Другие новости по теме:
71-ю годовщину сталинской депортации в Чечне отмечать не велено
Григорий Явлинский: «Помним, депортация народов в СССР началась с чеченцев ...
23 февраля исполняется 69 лет со дня депортации чеченского и ингушского нар ...
В КЧР отмечают День памяти - 66-ю годовщину депортации в Среднюю Азию
В Ингушетии мероприятия к 71-й годовщине депортации вайнахов планировали