Архив сайта
Декабрь 2017 (13)
Ноябрь 2017 (2)
Октябрь 2017 (16)
Сентябрь 2017 (27)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Во время недавней поездки на Ближний Восток корреспондент газеты «Шапсугия» побывал в святая святых монархической династии Хашимитов – резиденции короля Иордании Абдаллы II, и пообщался с его личной охраной, в которой вот уже почти девяносто лет служат только черкесы.

Черкесская гвардия иорданского короляНам был обещан сюрприз. К организации очередного визита народного ансамбля «Нэф» в Иорданию, прошедшего летом нынешнего года, подключились самые уважаемые и влиятельные черкесские династии Хашимитского Королевства, прежде всего, Хэкуж, Хатхе и Шаброко. В итоге программа получилась «на загляденье»: концерты, экскурсии, посещение местных Хасэ, встречи с соотечественниками, молодежные джэгу – свободного времени практически не было. По настоянию основателя коллектива Мугдина Чермита, отдельный план работы верстался специально для журналистов, сопровождавших коллектив в ходе поездки на Ближний Восток – корреспондента газеты «Шапсугия» и съемочной группы ГТРК «Адыгея». Прорабатывались различные варианты вплоть до аудиенции у короля Иордании Абдаллы II и его родного брата принца Али с эксклюзивными интервью для черкесской прессы. То что все задуманное удастся уместить в семь дней нашего пребывания на земле Хашимитов верилось, честно говоря, с трудом, но в одном сомнений не было никаких: нас, в любом случае, ждет что-то грандиозное и незабываемое. Интуиция и на этот раз меня не подвела.

Нет худа без добра


Поначалу, впрочем, не все было гладко. Уже приехав в Амман, мы узнали о резко обострившейся политической обстановке на Ближнем Востоке. Король Иордании, как один из миротворцев, сразу отбыл в многодневную рабочую поездку по странам региона для участия в переговорах и консультациях. Стало ясно: встречи с монархом не будет, хотя аудиенция у главы государства уже была фактически запланирована.

Интервью с принцем Али тоже, к сожалению, оказалось под большим вопросом. Во время отсутствия Абдаллы бразды правления страной переходят именно к Али. В такие дни он, как говорят в его ближайшем окружении, не принадлежит сам себе, чрезвычайно загружен работой, поэтому нам оставалось только уповать на то, что действующий монарх вернется в страну раньше запланированного срока и в распорядке дня принца появится свободное «окно». Но это так, для самоуспокоения. Разум же подсказывал: шансов лично пообщаться с монархом и Али, практически нет. Было горько и очень обидно: когда еще такая возможность появится?

Тем не менее, окончательно расстраиваться не стоит, бодро сказал в один из дней генерал Хейретдин Хэкуж. Он был нарочито серьезен, но его выдали хитро улыбающиеся глаза: видно, неспроста затеял этот разговор, явно что-то знает. Забрезжила надежда, что не все еще потеряно.

– Завтра едем в королевский дворец, – сказал он и сделал многозначительную паузу, что усилить эффект прозвучавшей фразы. – Ты не против того, чтобы своими глазами увидеть легендарную черкесскую гвардию, охраняющую иорданского монарха? Тогда готовься, проверь свой фотоаппарат – у тебя будет много работы…

Я буквально потерял дар речи.

В королевской резиденции


Наутро мы отправились во дворец. Едем по пыльным городским кварталам Аммана. Хейретдин Хэкуж, умело ориентируясь в плотном потоке машин, по ходу дает некоторые пояснения и конкретные инструкции.

– У нас ровно час, – говорит он. – Король в отъезде, поэтому сегодня немного проще пообщаться с его охраной, да и привычной суеты вокруг не будет – вам же лучше. Я буду переводчиком. Есть темы, которых, в беседе, конечно, лучше не касаться – это, главным образом, все, что связано с окружением главы государства, а также вопросами обеспечения безопасности первого лица страны и членов его семьи. Данная информация, естественно, закрытая. В остальном, прежде всего, что касается непосредственно черкесской гвардии, запретов нет. Я всегда рядом, в случае необходимости буду вас поправлять, что-то разъяснять. Мы работаем вместе, так что все будет нормально.

С Хейретдином действительно спокойнее. Он человек надежный, бывалый: генерал иорданской армии, занимал руководящие посты в военном ведомстве, почти полтора года возглавлял личную охрану короля. Хейретдин – из рода Хэкуж, крепко связанного корнями с шапсугской родовой фамилией Бганэ. Он числа тех, кто является гордостью черкесской диаспоры в Хашимитском Королевстве, насчитывающей почти сто двадцать тысяч человек. Насколько Хэкуж человек здесь уважаемый и авторитетный, стало понятно, как только мы подъехали к воротам, за которыми находилась территория королевской резиденции.

– Генерал Хэкуж и журналисты из России, – громко сообщил он по-арабски строгому охраннику в форме иорданской армии, подошедшему к нашей машине. Тот сразу вытянулся в струну и взял «под козырек». Успел еще и улыбнуться. Честь он отдал, естественно, нашему сопровождающему и его боевым заслугам, но и нам заодно «перепало». Мелочь, а приятно!

Проезжаем дальше. Нас встречает непривычная тишина. Много зелени вокруг, птички поют, все чаще попадаются какие-то диковинные растения и кустарники – цветущий оазис в пустыне, да и только! Людей в этом райском саду не видно, но их присутствие ощущается кожей.

За поворотом нас ждет еще одно кольцо охраны. Чем ближе к зданию резиденции, сразу замечаю я, тем стражники суровее. Эти, высокие, с квадратными плечами, остановившие нас на втором КПП, вообще не улыбались: строгие, непроницаемые лица, цепкие, внимательные взгляды, руки постоянно держат на своих автоматах. Повторяется привычная уже церемония: «Генерал Хейретдин Хэкуж и журналисты из России». После обмена несколькими фразами на арабском, мы продолжаем свой путь вглубь территории.

Снимать и фотографировать здесь строжайше запрещено, предупреждает Хэкуж. Пока. Не переживайте, еще будет время, все успеете, успокаивает он.

Преодолев еще один блокпост, мы заезжаем на автомобильную стоянку. Из прохладной машины выходить на сорокаградусный зной не хочется, но сейчас, учитывая важность момента, я и на горячей сковородке готов лъапэрису танцевать. Королевская резиденция уже рядом, поясняет Хейретдин, мы практически на месте.

Нетипичный король


А вот и обитель иорданского короля. Здание монументальное, но, признаться, я ожидал увидеть здесь нечто иное. По меньшей мере, огромный дворец. По-настоящему королевский. Между тем, тут все скромно и со вкусом: декоративный фонтан на площади, брусчатка, мраморная лестница, высокое крыльцо, массивные двери, ведущие во внутренние покои – никакого шика и излишеств. Обстановка сугубо рабочая – монарха ничто не должно отвлекать от государственных дел, которые не терпят суеты.

Нынешний глава Хашимитской династии, как говорят, вообще человек своеобразный, легко разрушающий привычные устоявшиеся стереотипы. Он напрочь лишен присущего многим ближневосточным королям лоска, а также природной страсти к помпезности и богатству. Абдалла II, названный в честь прадеда, учился в Америке, окончил два престижных университета – Оксфорд и Джеймстаун. Оттуда, наверное, у него приверженность к активному образу жизни и страсть ко всему экстремальному. Несколько лет глава престола служил в спецназе иорданской армии. Он великолепно стреляет, пилотирует самолеты, прыгает с парашютом, занимается подводным плаванием, обожает быстрые машины и хорошее оружие. Удачно женился. Как говорят, по любви и вопреки воле родителей, предпочитавших для сына династический брак. Несмотря на это обстоятельство, королеву Ранию – красавицу с яркой внешностью – сразу полюбили не только члены семьи Абдаллы, но и жители Иордании.

Оставаясь арабом по крови, выросшим на культуре своего народа, нынешний лидер государства все больше тяготеет к европейской цивилизации. Он охотно перенимает самые современные достижения науки и техники, повсеместно внедряет все это в собственной стране. С легкой руки Абдаллы в последние годы активно развиваются общественно-политические отношения и всесторонние культурные связи с Россией. Иорданский лидер не раз бывал Москве и Сочи, в 2008 году в Амман с ответным визитом приезжал Владимир Путин. Своего коллегу иорданский король торжественно принимал как раз в этой резиденции…

…. Не успели мы появиться у входа, как из дверей вышел высокий крепкий парень… в кавказской папахе и черкеске. Все при нем: красная черкесская рубашка, блестящие газыри, накладной пояс, отделанная серебром шашка, боевой кинжал, пистолет в кожаной кобуре. Увидев Хэкужа, он сдержано улыбнулся, пошел нам навстречу, приветливо пожал руки. В сопровождении черкеса-стражника мы неторопливо идем по тенистой аллее к одному из входов в резиденцию. Нас уже ждали.

Преданность черкесов не продается


Радушно встретивший гостей с Кавказа на пороге офиса черкесской гвардии высокий седой мужчина в полном облачении кавказского горца оказался начальником личной черкесской охраны короля.

– Кала. Гази Кала, – представился он. Спустя пару минут мы уже сидим в его рабочем кабинете. На столе сразу появляются чай, кофе, вода, восточные сладости, но сейчас не до этого. Видя наше нетерпение, Хейретдин предлагает не размениваться на церемонии и приступить к главному. Кала не против, тут научились ценить свое и чужое время. Начинаем с фотографий, висящих на стене. Их многие десятки.

– По этим снимкам, сделанным в разные годы, можно изучать историю появления черкесов в охране иорданских королей, а также этапы становления и развития черкесской гвардии, – говорит Гази, переходя от одной фотографии к другой.

Лучше него об этом никто не расскажет – наш собеседник служит в личной страже монархов из династии Хашимитов уже… 38 лет. Он успел застать еще Талала, деда нынешнего короля Абдаллы II. Начинал когда-то с простого охранника, теперь вот стал руководителем гвардейцев. Должность очень почетная в государственной иерархии, но, безусловно, крайне ответственная.

– Черкесская гвардия возникла в начале 20-х годов прошлого века, – подчеркивает он. – Это было очень тревожное время. Иордании, как государства в ту пору еще не существовало. Абдалла I был главой большой династии Хашимитов, которая, как говорят, ведет свое происхождение от самого пророка Мухаммеда…

В те времена выходцы с Кавказа представляли весьма мощную силу: в 19 веке они возродили практически разрушенный до основания древний город Аммон, построенный в античную эпоху римлянами, впоследствии ставший Амманом, успешно развивали торговлю, сельское хозяйство. Махаджиры сумели приструнить и воинствующие племена бедуинов, поэтому пользовались весомым влиянием в регионе. Абдалла, стремившийся к власти, быстро заручился их поддержкой, и не прогадал: черкесы помогли ему создать новое государство и стать королем.

Однажды вспыхнуло восстание бедуинов – Абдалле чудом удалось спастись. Его опять выручили черкесы. Лидер черкесов того времени по имени Мирза-паша Кумук бросил клич по окрестным черкесским селениям, в течение нескольких минут собрав почти сорок вооруженных воинов. Обступив Абдаллу плотным кольцом, они вывели его из опасной зоны и долго укрывали в надежном месте. Будущий глава монаршего престола несколько месяцев прожил в черкесском ауле. В течение ряда лет после тех событий черкесы продолжали бдительно охранять Абдаллу, не получая за преданность никакого вознаграждения. Позже в благодарность за свою спасенную жизнь король Иордании принял решение создать специальный отряд гвардейцев из числа черкесов и перенес свою резиденцию в Амман, который тогда называли «Черкесским аулом». С тех пор Хашимиты доверяют свою безопасность только черкесам.

Чтобы ни происходило вокруг, как бы ни менялась жизнь и политическая обстановка на Ближнем Востоке – личная охрана короля Иордании вот уже почти девяносто лет состоит исключительно из числа черкесов. Так было при Абдалле I, потом при Талале, затем при Хусейне. Давнюю семейную традицию продолжил и Абдалла II. Даже сегодня, когда к обеспечению безопасности первых лиц государства, особенно, на «горячем» Ближнем Востоке предъявляются максимально повышенные требования, в этой стране наравне со спецслужбами бдительно действует и черкесская гвардия, круглосуточно несущая охрану рабочей резиденции короля. Это не просто давний ритуал или своего рода жест благодарности черкесам, неоднократно спасавшим жизнь членам монархической династии, но и реальная необходимость. Хашимиты безгранично доверяют черкесам, давно ставшим надежной опорой иорданской монархии. Короли, как видно, умеют ценить добро.

Черкесская гвардия иорданского короля– Мы несем службу не только во дворце. Несколько охранников из личной черкесской гвардии короля обязательно сопровождают его в ходе поездок по стране и зарубежных визитов, – продолжает рассказ Гази Кала. – Так повелось с самых первых лет существования династии Хашимитов, когда впервые в 1921 году Маткери Мамиля в черкеске и полном боевом вооружении отправился вместе с Абдаллой I в Египет, неукоснительно соблюдается и сегодня. По мнению самого Абдаллы, это своего рода уважение к нашей истории, а также механизм пропаганды древней культуры черкесов, однажды присягнувших на верность его династии и не разу не нарушивших своей клятвы. Кстати, в эти дни группа наших ребят находится в Шотландии, где проходит крупный международный военный смотр. Это очень ответственное и важное для укрепления имиджа государства мероприятие, в котором принимают участие военные из почти сорока стран мира. Король предпочел направить туда представителей своей личной черкесской гвардии. Уверен, наши будут выглядеть достойно…

Вот уже многие десятилетия здесь твердо соблюдается еще одна добрая традиция – каждый из иорданских королей и члены их семей обязательно фотографируются вместе со своими гвардейцами. Охотно это делают и зарубежные гости, которых глава государства принимает в своей резиденции. Таких памятных снимков уже больше полусотни.

Перебирая альбом с фотографиями, ставший своего рода летописью истории черкесской стражи, нахожу редкий снимок: во время похорон короля Хусейна у тела покойного продолжали нести свою службу люди в черных черкесках. Как говорят, этот пункт был внесен в завещание монарха еще при его жизни. И, как выяснилось, далеко не случайно.

Один за всех – все за одного…


«Моя мать черкешенка, черкешенкой была и мать моего отца – короля Хусейна, поэтому мой интерес к Северному Кавказу нельзя считать случайным, – рассказал в интервью российским журналистам во время посещения Адыгеи и Кабардино-Балкарии принц Али. – К тому же я являюсь сорок вторым потомком пророка Мухаммеда и обязан заботиться о мусульманах во всем мире».

В общем-то, ответственность здесь взаимная, что в полной мере подтверждает почти полутора вековая история черкесской диаспоры в Иордании и многолетние взаимоотношения между потомками кавказских махаджиров и королевской династией Хашимитов. Черкесы стали надежной опорой монаршей фамилии, верно защищая ее ценой собственной жизни. Вспомнить об этом пришлось во время общения с черкесскими гвардейцами иорданского короля. Это внешне все чинно, красиво, спокойно, но они в первую очередь – бдительная стража монарха, а тут, естественно, всякое бывает…

… 7 июня 1970 года на короля Иордании Хусейна было совершено дерзкое покушение. Политическая ситуация в стране тогда была крайне сложной: противники Хашимитов готовили государственный переворот. «Под прицел» злоумышленников сразу попали действующий монарх и его семья, за которыми была объявлена настоящая охота. Хусейна, направлявшегося в Амман из своей загородной резиденции, сопровождали солдаты, бронемашины и более полусотни черкесских гвардейцев. На территории, контролируемой палестинской оппозицией, королевский картеж был обстрелян из автоматов и гранатометов. Огонь, не прекращаясь, велся в течение почти получаса и был настолько сильным, что только умелые действия личной охраны монарха позволили сохранить ему жизнь. Выжить удалось единицам: в тот день в ходе перестрелки с преступниками погибли сорок человек из черкесской стражи. Оставшиеся телохранители, прикрыв собой короля, сумели вывезти его в столицу.

Спустя всего два месяца, первого сентября 70-го, на Хусейна было совершено еще одно покушение. Король вновь не пострадал, но погиб один из его охранников-черкесов…

Впоследствии именно черкесы сыграли решающую роль в развитии политических событий в стране: им удалось предотвратить государственный переворот в Иордании, что предопределило дальнейшую судьбу властвующей королевской династии…

Охрана государственного лидера – дело сложное и отвественное


Отбор в гвардию идет очень серьезный, подчеркивает Гази. Важны не только внешние данные, спортивная подготовка и определенные профессиональные навыки, но и человеческие качества. Кандидатуры изучаются долго, тщательно, окончательное решение принимает руководство, в первую очередь, принц Али, занимающийся делами короля. Люди, служащие в охране, ведут привычный образ жизни, но в силу специфики своей работы стараются особо нигде «не светиться», им строжайше запрещено общаться с журналистами. Попасть в эту элитную группу считают за честь многие молодые ребята. Конкуренция тут высочайшая, «текучки» кадров практически нет, но со временем человек, проявивший себя на службе, получает возможность для дальнейшего карьерного роста, это очень хороший «трамплин» вверх. Например, в свое время рядовые охранники короля Сагид Мамиля и Мухамед Абаза смогли дослужиться до звания генерала.

– Абдалла уделяет серьезное внимание черкесской гвардии, – подчеркивает Гази. – Проблем у нас нет никаких, любые вопросы, связанные с деятельностью личной охраны короля решаются в оперативном порядке. Монарх знает всех своих охранников не только в лицо, но и по именам, проявляет живое участие в их судьбе – это у него тоже от старших…

Кала наизусть помнит каждого начальника черкесской стражи. Их за девяносто лет было немало, но он легко перечисляет всех: Хамид Масхуд Нахуш, Маткери Мамиля, Муса Мамхыг, Сааэтдин Мамиля, Фоад Бырмамыт, Мухаммед-Омар Абаза, Мухаммед Исмаил, Фози Чениб. С особой гордостью Гази называет и своего давнего друга Хейретдина Хэкужа, работавшего на этой должности почти полтора года – было это в середине 90-х. В анналы истории попадет и он сам, Кала.

– Но об этом еще рано думать, – с улыбкой говорит собеседник. – Я пока не собираюсь на пенсию…

В этом деле нет мелочей


Благодаря Гази Кала у корреспондента газеты «Шапсугия» появилась уникальнейшая возможность увидеть процесс облачения охранника иорданского короля в форменную одежду гвардейца. Как выяснилось, это очень сложная и долгая процедура. Все делается не спеша, тщательно подгоняется каждая деталь национальной одежды – все должно быть красиво и достойно.

– Черкески мы шили и здесь, в Иордании, и в Нальчике, – рассказывает начальник охраны. – Оружие по специальному заказу принца Али делали на исторической родине. Руку к нему приложила знаменитая художница Ася Еутых из Майкопа. Она очень творчески и серьезно подошла к этому делу, создав настоящие произведения искусства.

Получилось действительно очень эффектно, на внешний вид и амуницию охранников Абдаллы обращают внимание многие государственные лидеры, бывающие во дворце. Смогли они произвести должное впечатление и на Владимира Путина…

По следу иорданского короля


На этом сюрпризы не закончились. Кала ведет нас в святая святых – внутренние помещения резиденции. Везде мрамор, колонны, огромные хрустальные люстры, картины с человеческий рост. На них – основные вехи истории Иордании и монархической династии Хашимитов. Все выполнено в патриотичных, бравурных тонах. Мы идем длинными вереницами дворца, осматриваем главные достопримечательности королевской обители.

– В этом зале проходят государственные приемы, – показывает Гази. – Здесь же, к слову, Абдалла пару лет назад принимал президента Путина и российскую делегацию, в составе которой были главы Адыгеи и Кабардино-Балкарии. Запоминающееся, признаться, событие. А вот здесь проходят аудиенции, торжественные приемы, отмечаются государственные праздники.

Мы выходим в коридор, по которому практически ежедневно иорданский монарх идет «на работу». Навстречу нам чинно – нога в ногу – шагает смена черкесского караула. Повседневный ритуал соблюдается очень строго, выверено каждое движение гвардейцев. Через минуту два охранника занимают свой пост у двери, ведущей в рабочий кабинет Абдаллы II. Еще несколько патрулей несут службу в других уголках дворца – так что тут муха незамеченной не пролетит.

Кала очень внимательно и придирчиво осматривает внешний вид своих подчиненных – важна каждая деталь. Строгий начальник охраны, видно, остается довольным, на арабском делает какие-то распоряжения уходящим на короткий отдых телохранителям. Кроме него по-черкесски здесь никто не разговаривает…

На улице по нашей просьбе собираются все свободные бойцы караула. Поначалу они сосредоточены и очень серьезны, но, почувствовав некоторую неформальность общения с журналистами, приехавшими с Кавказа, начинают улыбаться, охотно позируют перед фотокамерой.

Появляется возможность познакомиться с каждым. Парни в черкесках по очереди называют свои имена: Халид Хатукай, Гисса Хуран, Айман Абдзах, Халид Хорша, Самир Джанхот, Анас Абдзах. Часть фамилий – арабские, другие – просто «говорящие», взяты, чтобы особо подчеркнуть свои черкесские корни. Выяснить же, из какого именно они черкесского рода, как попали в число королевских телохранителей, как им здесь служится, к сожалению, не получается: Хейретдин подает знак: хватит, вы и так узнали больше, чем полагалось…

Гази Кала


Отведенное для пребывания во дворце время истекло. Соблюдая черкесские традиции гостеприимства, нас никто, конечно, не гонит, но на столе вновь появляется чай, кофе – финальная точка беседы с начальником королевской стражи все ближе. Можно немного и пооткровенничать.

Черкесская гвардия иорданского короля– Мы все, по большому счету, служим здесь не из-за денег или ради вознаграждения, – признается Гази. – Зарплаты сравнительно небольшие, каких-то особых льгот нет. Но каждый из нас чувствует себя сопричастным героической истории наших предков, сумевших заслужить уважение везде, куда бы ни забрасывала их судьба. Так что мы по мере сил стараемся продолжить славные традиции, заложенные старшими поколениями. Важен и статус – человек из личной охраны короля, гвардеец легендарной черкесской стражи пользуется безграничным уважением в обществе. Так что мы – все вместе и каждый в отдельности – искренне гордимся, что являемся черкесами!

Кала свободно говорит на кабардинском диалекте. Имеет троих детей. Свободного времени немного, признается он, особенно, когда король занимается государственными делами непосредственно в резиденции или принимает здесь гостей.

– В минуты отдыха я люблю проводить время в кругу семьи, стараюсь почаще «выходить в свет», – рассказывает Гази. – С радостью бываю на мероприятиях, организуемых Центральным «Адыгэ Хасэ» Иордании. Общение с собратьями доставляет огромное удовольствие. Внимательно слежу также за происходящим на исторической родине. На Кавказе я не бывал ни разу, но обязательно поеду, сейчас дела службы не позволяют. В 1998 году, когда принц Али совершил конный поход из Иордании в Адыгею, я еще не был начальником черкесской гвардии, поэтому отправиться с ним на землю наших предков, к сожалению, не получилось. Придется наверстывать упущенное.

Гордость черкесов


… Гази проводил нас до машины, вежливо попрощался, пожелал удачи в жизни – все по канонам адыгагъэ. В гостиницу возвращаемся той же дорогой, обсуждаем увиденное.

– Эти ребята – наша гордость, – эмоционально подчеркивает Хэкуж. – На них с надеждой смотрит весь черкесский мир. Они не только охраняют короля, но и стоят на страже традиций, продолжают укреплять высокий имидж черкесов. Нужно ли говорить, насколько это важно для нашего народа?!

Хейретдин, очень довольный встречей – ему, конечно, тоже было, что вспомнить – решает показать нам место, где находится королевская конюшня. Какой горец равнодушно проедет мимо этих благородных созданий? Делаем небольшой зигзаг по вымощенной брусчаткой дороге, и перед глазами сразу возникает просторный вольер с десятком великолепных скакунов. Здесь содержатся лошади знаменитой кабардинской породы, принадлежащие принцу Али, а также больше десятка животных для королевской гвардии – они настолько красивы, что глаз не оторвать. Вот бы еще и с главным смотрителем конюшни – черкесом Джихадом Шхалтугом познакомиться! Я сразу хватаюсь за фотоаппарат, но генерал Хэкуж мягко останавливает меня:

– Не торопись, к чему спешить? Не все сразу. Пусть у тебя будет повод приехать сюда снова…

Аминь, Хейретдин!

Анзор Нибо, фото автора. Сочи – Амман – Сочи.

natpress
Опубликовал administrator, 13-12-2010, 10:04. Просмотров: 1030
Другие новости по теме:
Третьей женой короля Иордании Хусейна была черкешенка Алия Баха ад-дин Тоук ...
Король Иордании направляет в Нальчик принца Али
Президенты Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Ингушетии встретятся с королем Иорд ...
Делегация (черкесов) из Иордании гостит в эти дни в Кабардино-Балкарии
Король Иордании готов помочь сирийским черкесам-беженцам вернуться на Родин ...