Архив сайта
Декабрь 2016 (4)
Ноябрь 2016 (66)
Октябрь 2016 (27)
Сентябрь 2016 (35)
Август 2016 (71)
Июль 2016 (68)
Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Выступление председателя Кабардино-Балкарского Регионального Правозащитного Центра Валерия Хатажукова 9 июня в г. Пятигорске на подведении итого рабочей поездки представителей Совета по правам человека (СПЧ) по Северному Кавказу.

Хатажуков как правозащитник по итогам поездки членов СПЧ по Северному Кавказу
В СМИ и социальных сетях мы внимательно следили за тем, как работали члены Совета (по правам человек) в других субъектах СКФО Дагестане, Ингушетии Северной Осетии. Обычно это было примерно так: в первый день проходили встречи с правозащитниками, активистами гражданского общества, принимались жалобы, посещали пенитенциарные учреждения, социальные объекты и т.д. А затем, на второй день проходило подведение итогов.

Это были встречи с руководителями субъектов СКФО. На них, как правило, присутствовали правозащитники, гражданские активисты, представители федеральных и местных СМИ. И это был очень правильный и полезный формат подведения итогов: для нас очень важна сама возможность высказать публично свою позицию и предложения в присутствии членов Совета перед местными органами власти.

Из опыта подобных совещаний мы хорошо знаем, что они очень полезны и позволяют лучше ставить перед органами власти волнующие нас и общество проблемы и способствуют более эффективному и быстрому решению некоторых из них. Но почему-то, когда очередь дошла до Кабардино-Балкарии, СПЧ решил изменить этому правилу. И встреча с руководством прошла сразу же в первый день по приезде членов Совета в Нальчик 4 июня.

На нее нас не пригласили, и главное на ней практически не обсуждались волнующие нас вопросы. Члены Совета, c которыми мы обсудили эту ситуацию, заверили нас, что такая встреча непременно состоится 5 июня и у нас обязательно, будет возможность выступить на ней. Но, к сожалению, она не состоялась. И на следующий день члены Совета по приглашению главы республики Юрия Кокова уехали в Приэльбрусье.

Итак, о чем мы хотели рассказать членам Совета в присутствии представителей органов власти Кабардино-Балкарии, если бы такая возможность нам была бы предоставлена?

В Кабардино-Балкарии с начала этого года началась реальная адресная профилактика религиозного экстремизма в молодежной среде. Заработала комиссия по адаптации, о существовании которой до сегодняшнего дня мало кто догадывался, хотя формально она существует уже более пяти лет. Мы жестко и последовательно критиковали ее деятельность. Обновлен состав этой комиссии, куда теперь вхожу и я.

Кроме того, создано целое министерство по профилактике религиозного экстремизма. Насколько мне известно, на Северном Кавказе нигде таких министерств пока не существует. Со всеми этими структурами у нас складываются нормальные, конструктивные и деловые отношения.

Уже можно говорить и о первых положительных результатах. Так, комиссия по адаптации рассмотрела дела двух уроженок республики, обвиняемых в пособничестве членам исламистского подполья, и ходатайствовала перед судебными органами о вынесении им наказаний, не связанных с лишением свободы. Верховный суд Кабардино-Балкарии учел позицию комиссии и вынес им условные сроки.

Все эти инициативы органов власти КБР по организации реальной адресной профилактики находят широкую общественную поддержку, что выражается в желании многих жителей республики, общественных активистов содействовать органам власти, правоохранительным органам в решении вопросов, связанных с террористическими угрозами на территории Кабардино-Балкарии.

Но, к сожалению, на этом положительном фоне сейчас началась целая череда задержаний, физического насилия, пыток электрическим током, фальсификаций уголовных дел против некоторой части практикующих мусульман. Об этом свидетельствуют и многочисленные обращения пострадавших, свидетелей, адвокатов, правозащитников. Кроме того, в этом смогли убедиться и члены СПЧ во время встреч с родственниками пострадавших и посещении Нальчикского СИЗО.

Приведу два примера, которые очень ярко демонстрируют складывающуюся ситуацию.

В марте 14-го года к нам обратился житель с.п. Светловодске Зольского района КБР Мухамед Куготов, который жаловался на то, что его сына Хабаса Куготова периодически задерживают, подбрасывают оружие, подвергают пыткам. При этом он предъявил документ, о медицинском освидетельствовании нанесенных ему увечий, постановления о закрытии возбуждённого против него уголовного дела и т.д.

Отец Куготова заявил нам тогда, что он потерял всякую надежду сохранить жизнь сыну и просит помочь ему отправить его куда-нибудь за границу. Мы задокументировали все эти факты и обратились к заместителю министра внутренних дел по КБР Казбеку Татуеву. Через два дня нас пригласили в МВД вместе с отцом и сыном Куготовыми. На этой встрече кроме заместителя министра принимали участие заместитель начальника Центра «Э» и несколько оперативников.

Внимательно были рассмотрены все обстоятельства, изложенные в обращении Куготова. В конце этой встречи сотрудники МВД в моём присутствии объявили Куготову, что к нему нет никаких претензий, и он может спокойно, никуда не уезжая, жить и работать в республике.

16 апреля Хабас Куготов вернулся в Кабардино-Балкарию: семья собиралась проводить младшему ребенку обряд становления на ноги. В этот же день сотрудники Главного управления МВД по СКФО объявляют его в розыск, выносят постановление по подписке о невыезде. 22 апреля, в день, когда он собирался уехать в Москву, в 5 утра его задерживают вооруженные люди в масках.

Ему предъявлены обвинения в пособничестве. Он обвиняется в том, что с ноября 2013 по март 2014 годы передал членам подполья 2 тыс. рублей, продукты. Я выше указывал, что в марте 14-го года представители МВД заявили ему в моем присутствии, что у них нет никаких претензий к нему. Все строится на показаниях засекреченных свидетелей, которые говорят, что в тот период Куготов охранял поле в с.п. Светловодское. Не совсем понятно зачем зимой охранять пустое поле.

Отец Куготова поехал в Москву и предоставил документы, свидетельствующие о том, что в это время он находился в Москве. Тогда его, неожиданно, решением следователя Бакова вывозят в СИЗО г. Чекерск (Куготова сопровождают опера, которые и задерживали). По пути следования он подвергается пыткам электрическим током, принуждают отказаться от адвоката по соглашению. Тем не менее он нашел в себе мужество и написал в прокуратуру обо всем, что с ним произошло.

Члены СПЧ Андрей Бабушкин и Игорь Каляпин встретились с ним в Черкесском СИЗО, и он в присутствии прокурора рассказал о пытках электрическим током, оказанном на него давлении.

Еще один пример, житель с.п. Плановское Терского района Конов Аслан Хашаович: в июле 2015 года, считая, как он пишет в своем обращении к нам, что в Сирии притесняют мусульман, выехал за пределы Российской Федерации, чтобы через Турцию перебраться в Сирию и на месте самому во всем разобраться. По словам Конова, в Турции вступив в контакт с посредниками, заручившимися переправить его в Турцию, он передумал ехать в Сирию потому, что они больше походили на каких-то заурядных провокаторов и вымогателей, а не на мусульман.

Вернувшись в республику в августе 2015 году, Конов А.Х. добровольно явился в районный отдел ФСБ по Терскому району и дал исчерпывающие объяснения на все поставленные вопросы. После чего был отпущен без предъявления каких-либо обвинений.

Через полгода после возвращения из Турции, 25 февраля этого года Конов А.Х. был задержан сотрудниками МВД по КБР по подозрению в покушении совершения преступлений террористической направленности и заключен под стражу. В данное время он содержится в СИЗО-1 г. Нальчика и обвиняется по ч.1. ст. 30, ч.2 ст.205.5 и ч.1 ст.30, ч.2 ст.208 УК РФ.

Дело Аслана Конова получило большой общественный резонанс. Общественное мнение склоняется в пользу того, что Конов А.Х. должен быть освобожден от уголовной ответственности в связи с тем, что он добровольно отказался от совершения преступления. Сторонники подобной позиции уверены, что это дело нужно с максимальной пользой использовать в пропагандистских целях, всячески демонстрируя, что российские власти проявляют гуманность и идут навстречу молодым людям, добровольно решившим отказаться от участия в событиях в Сирии.

В соответствии со ст. 31 УК РФ, лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Также в примечании к ст.205.5. УК РФ прямо указывается: «Лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления».

Представители Правозащитного Центра несколько раз встречались с родителями Аслана Конова, членами семьи, близкими родственниками, представителями общественности селения Плановское. Всех их беспокоит его судьба, и они готовы приложить все усилия, чтобы он и в дальнейшем оставался полноценным и законопослушным членом общества.

Мы уверены, что возможное освобождение Конова А.Х. от уголовной ответственности явится серьезным пропагандистским ударом для сторонников НВФ и ИГ (Исламское Государство – запрещенная в России организация) в нашей республике, и приглашением к сотрудничеству для тех, кто передумал становиться на путь незаконных действий.

Для нас абсолютно очевидно, что если эта ситуация будет развиваться и дальше в направлении игнорирования правоохранительными органами при проведении антитеррористических мероприятий элементарной законности, грубого нарушения прав верующих, физическом насилии над ними, то инициативы органов власти КБР по организации реальной адресной профилактической работы будут сведены к нулю и лишатся всякой общественной поддержки.

Другой очень важный вопрос, который мы хотели затронуть касается проблемы распределения пашенных угодий на территории Кабардино-Балкарии. Лучшая и большая ее часть фактически оказалась в руках небольшой группы людей, среди которых много чиновников, республиканского, районного и муниципального масштаба. Мы располагаем множеством фактов, свидетельствующих о том, что жители сельских поселений зачастую не могут получить один-два гектара земли элементарно, чтобы прокормить свои семьи.

Многие из этих новоявленных латифундистов практически не платят налоги и арендную плату. И все разговоры о том, что они являются эффективными хозяйственниками, создающими рабочие места, являются не более чем мифами. Субсидии, выделяемые федеральным бюджетом на поддержку сельского хозяйства, распределяются не прозрачно и практически не доходят до рядовых жителей сельских поселений.

Если проблема распределения пашенных угодий в ближайшее время не будет решена законно и справедливо, а главное в интересах большинства жителей сельских поселении, это приведет к социальному взрыву. Мы уже сегодня наблюдаем попытки самовольного захвата пашенных земель.

Кроме того, считаем важным обратить внимание на то обстоятельство, что одним из главных факторов, способствующих религиозной радикализации, является огромный уровень безработицы среди сельской молодежи, а эта проблема тоже напрямую связана с нерешённостью земельного вопроса.

Гражданские активисты, правозащитники, которые не смогли с вами встретиться в Нальчике, просили меня озвучить и проблемы, связанные с сирийскими черкесами. В Сирии по разным данным до начала конфликта проживало от 150 до 200 тысяч представителей народов Северного Кавказа. Кавказская диаспора в Сирии называется черкеской потому, что более 90 процентов ее представителей являются адыгами черкесами.

По российским законам и нормам международного права они являются ровно такими же российскими соотечественниками как, например, те же русские, проживающие в Крыму или на востоке Украины. Но российские посольства, консульства по всему миру отказываются разговаривать с ними, принимать у них документы. В этом году республики Северного Кавказа не получили никаких квот для их приема, но в тоже время их принимают Турция и Германия.

Мы считаем такое положение дел дискриминацией в отношении наших соплеменников, компрометирующей и подрывавшей основы российской Конституции, декларирующей равенство перед законом всех проживавших в ней народов.

Не могу не сказать и о другой проблеме, связанной с соотечественниками.

20 мая на Росийско-грузинской границе была задержана и отправлена обратно группа из 26 человек, представителей Турецкой черкеской диаспоры, направлявшейся на Северный Кавказ для участия 21 мая в траурных мероприятиях, посвящённых дню окончания Кавказской войны.

Все они законно получили визы в российском консульстве в Стамбуле, и к ним никаких претензий не было. Более того, по словам некоторых из соотечественников, пограничники им прямо объявили, что они могут вернуться через три дня (на границу) и их обязательно пропустят.

Хочу обратить внимание на следующее обстоятельство, мероприятие посвящённые дню окончания кавказской войны проводятся в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее 21 мая, и они являются не рабочими днями. То есть, их не пустили на мероприятия, проводимые органами государственной власти, куда они приезжают каждый год.

Такое отношение к российским соотечественникам в Турции кроме того, что это не законно, не справедливо и не гуманно, ещё и противоречит интересам России и по своей сути является антироссийской акцией. Посудите сами, в Турции проживает многомиллионная и влиятельная черкесская диаспора, которая в своем подавляющем большинстве лояльно относится к России. И это несмотря на то, что у них ещё живы в памяти трагические страницы истории, связанные с насильственной депортацией их Царской Россией в Османскую империю после окончания Кавказской воины в 1864 году.

Они хорошо понимают, что вопросы, связанные с сохранением культуры, языка, национальной идентичности, можно решить только на исторической родине в России.

Казалось бы, этот ресурс нужно было бы использовать для решения некоторых политических вопросов, возникших после осложнения отношений между Россией и Турцией. Но мы наблюдаем совсем другое, антироссийские силы в Турции и Европе используют эту провокацию в отношении турецких соотечественников в пропагандистских целях против России.

Некоторые члены Совета в своих выступлениях обратили внимание на положение казачества на Северном Кавказе и говорили о социальных, экономических проблемах, волнующих их.

Я бы тоже хотел выразить свое отношение к этой проблеме. Мы считаем казачество исторически сложившимся сообществом, со своей оригинальной субкультурой, традициями, обычаями. И они вправе рассчитывать на государственную поддержку в вопросах сохранения культуры и традиций, как и любой народ Северного Кавказа. Но мы категорически не согласны с возрождением казачества как военного сословия и придания ей полицейских функций, и здесь я уверен, что озвучиваю позицию не только свою, но и многих жителей Кабардино-Балкарии, и даже всего Северного Кавказа.

Казачество до революции являлось привилегированным военным сословием, наделенным особыми правами и полномочиями в проведении колониальной политики царской России. Оно являлось этаким своеобразным начальством над горцами. И в связи с этим, многие задаются недоуменным вопросом: не является ли факт придания современному казачеству особого статуса и наделения полицейскими функциями демонстрацией того, что руководство современной России не собирается отказываться от традиционных методов решения проблем на Кавказе военными и карательными методами царских генералов.

В последнее время от людей, выступающих против вооружения казачества, все чаше и чаше можно услышать и такие призывы: «а почему бы и нам тоже не воссоздать «дикую дивизию», где практически все народы Северного Кавказа имели свои вооружённые формирования».

Мы считаем, что в России не должно быть никаких вооруженных формирований и полицейских сил, формируемых по национальному и этническому принципу. Это противоречит Российской Конституции и реально может угрожать ее целостности.

И последнее. Решение очень многих важных вопросов, связанных с экономическими, социальными проблемами, террористическими угрозами и коррупцией упираются в проблемы контроля власти.

Все эти годы мы имели возможность убедиться в том, что невозможно решить эту проблему путем создания каких–то специальных округов, общественных палат, общественных советов, какими-то призывами, заклинаниями и т.д. Есть только один реальный путь решения проблемы контроля власти – это проведение прямых свободных выборов всех уровней власти с участием всех реально существующих общественных и политических сил.

И мы уверены, что на Северном Кавказе сегодня есть все предпосылки для проведения вполне приличных демократических выборов с соблюдением положенных процедур.

zapravakbr.com
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 25-06-2016, 13:38. Просмотров: 328
Другие новости по теме:
Правозащитный центр КБР: Дело Аслана Конова должно быть рассмотрено объекти ...
Главе РФ: «В стране грубо игнорируются права и интересы черкесов-соотечеств ...
«Профилактика терроризма» как фактор радикализации молодежи в Кабардино-Бал ...
Элла Памфилова и Валерий Хатажуков встретились в Нальчике в Доме правительс ...
Валерий Хатажуков встретился с представителем ООН в РФ по делам беженцев