Архив сайта
Август 2017 (32)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Март 2017 (37)
Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Одним из базовых принципов военного искусства черкесов (адыгов) была внезапность – неожиданные для противника действия, способствующие достижению успеха в бою, операции, войне.

Внезапность как один из базовых принципов черкесского военного искусства 18-19 веков




























Внезапность заключается в выборе времени и способов боевых действий, которые позволяют нанести удар тогда, когда противник меньше всего подготовлен к его отражению, и тем самым парализовать его волю к организованному сопротивлению. Она позволяла добиться максимальных результатов при наименьшей затрате сил, средств, усилий и времени.

Внезапность значительно усиливала ударную мощь конной атаки черкесов, позволяя опрокинуть превосходящего по силе противника.

Внезапность красной нитью проходила сквозь все военные действия черкесов. Самой яркой формой ее проявления был набег. Многие авторы уделяли ему большое внимание, расценивая наступательные действия горцев не более чем «хищнические» набеги, целью которых был грабеж.

На наш взгляд, данный вопрос требует уточнения. Согласно военной теории, набег – это внезапное нападение на противника. Он готовился в тайне, а затем осуществлялся стремительным, коротким ударом в целях захвата пленных, уничтожения живой силы врага, нарушения его коммуникаций и разрушения важных объектов.

После выполнения поставленной задачи, силы, участвовавшие в набеге, быстро отходили, чтобы избежать ответного удара противника. Для его проведения чаще всего применялась конница.

Набег позволял немногочисленными силами наносить урон более сильному противнику, не подвергая себя опасности. Данная форма действий идеально подходила для черкесов, которым нелегко было собрать многочисленные силы. Они широко применяли набег не только в наступательных кампаниях, но и в оборонительных.

Набеги горцев во вражеские земли позволяли им наносить чувствительные удары по хозяйственной базе неприятеля, вынуждая его заниматься своими внутренними проблемами, а не походами в Черкесию. Подобные предприятия не требовали от черкесов крупных сил и больших людских потерь.

При вторжении неприятеля на адыгские земли, на протяжении всего пути его следования черкесы подвергали его систематическим нападениям в набеговой форме. Данная система позволяла горцам без больших потерь наносить урон неприятелю, изматывая его силы постоянным напряжением. В итоге обескровленные вражеские силы вынуждены были отступать.

Отсюда видно, набег был не просто формой проявления «хищничества», это оптимальная форма ведения боевых действий, которая позволяла черкесам немногочисленными партиями без больших людских потерь успешно бороться с крупными силами неприятеля в ходе наступательных и оборонительных военных операций. Только набег мог позволить черкесам перенести пламя войны в глубину вражеской территории.

Принцип внезапности применялся черкесами в ходе оборонительных сражений: в лесных и горных боях он проявлялся в форме неожиданного открытия огня по противнику, в боях на равнине – в форме неожиданных контратак.

Эффект внезапности достигался черкесами различными способами. Классическим приемом была внезапная атака с закрытых позиций. Черкесы редко перед боем располагали свои силы открыто на виду у неприятеля. Они располагались в скрытых местах (лесах, горных ущельях, оврагах), где они были вне видения противника.

Как только он приближался, горцы стремительно атаковали его во фланг. Черкесы делали ставку на то, что неожиданная атака, сопровождавшаяся пронзительным боевым кличем, застанет противника врасплох и приведет его к полному разгрому.

А. Шортанов на страницах своего романа «Вечно в седле» описал эффект подобной атаки, совершенной кабардинцами во время одного боя в 1877 году под Карсом в период русско-турецкой войны (1877-1878):

«Наутро, стало, они (турки – А.О.) сызнова с силами собрались и наперли… Как саранча, насели. Разве ж тут устоишь?.. Ну, отступили мы. Окопы наши были недалече от лесу, так мы и хватили туда, в лес. А турки не отстают, жарят за нами. И вот, кажись уж и спасенья нет… Тут-то из лесу и ударили черкесцы… Отколе взялись, нам невдомек было, а только выскочили они из-за деревьев, как буря; на конях все, сабли наголо… Что там было, … такой сечи я ни до того, ни после уж не видал. Сколько там на поляне турок-то полегло – и не сосчитать…»

Достичь внезапности, черкесам помогало умелое использование погодных условий и времени суток. Они атаковали вражеские объекты на рассвете, когда люди еще не отошли от сна, или перед сумерками, когда люди были утомлены к концу дня и готовились к отдыху. К тому же, наступающие сумерки позволяли черкесам быстро скрыться от преследования. Атаки на кордонную линию черкесы обычно совершали ночью в пасмурную или туманную погоду, сильно затруднявшую их обнаружение.

Другой способ представлял собой сложное сочетание нескольких факторов: правильный выбор направления главного удара и времени его нанесения, неожиданное для противника осуществление удара, сохранение в тайне замысла боя и скрытая подготовка к действиям.

Описанный способ имел место в Малкинской битве (1641 г.), между войском старшего кабардинского князя Алегуко Шогенукова и объединенными силами его врагов. В рядах противников Шогенукова были отряды князей Идаровых, малокабардинцев, русских стрельцов, ногайцев, кумыков и чеченцев.

Князь Алегуко, видя численное превосходство противников, спрятал свои главные силы – отборную кабардинскую кавалерию – в засаде в одном из ущелий, а оставшиеся отряды союзных ногайцев, разместил на переднем плане. По его замыслу ногайцы должны были завязать бой и отвлечь на себя основные силы неприятеля, обнажив тем самым его тылы для нанесения удара засадными отрядами.

Сражение началось с мощной атаки войска антишогенуковской коалиции на ногайцев, стоявших на передовой. Не выдержав этой атаки, ногайская конница стала поспешно отступать, увлекая за собой противника. Во время преследования войско коалиции разделилось на три части.

В этот момент, главные силы Шогенукова выступили из ущелья и тремя конными лавинами атаковали противника с тыла, вклинившись между тремя его частями. Оказавшись расчлененным, коалиционное войско было окружено и полностью уничтожено.

Практически аналогичными у черкесов были способы достижения оперативной внезапности. Наступательные операции подготавливались скрытно и начинались неожиданно для неприятеля, чтобы упредить развертывание его сил для противодействия. Наряду с этим, черкесы выбирали удачное время для проведения военных операций.

Данный момент наблюдался в 1806 году во время Бакинского похода генерала Г.И. Глазенапа. Собирая войско для похода, он вынужден был снять с разных кордонных участков несколько боевых отрядов, что привело к ослаблению Кавказской линии.

Когда русское войско двинулось на Баку, кабардинцы и закубанские черкесы воспользовались благоприятной ситуацией, подвергнув линию массовым нападениям. Адыгские набеги, доходившие до глубинных районов Ставрополья, не прекращались вплоть до окончания Бакинского похода, пока русские войска не вернулись на линию.

Иногда они сочетали два фактора: удачное для проведения операции время и правильно выбранное направление удара – объект, где противник его не ожидает.

Такой образ действий имел место во время донского набега Сокур-Аджи Карамурзина в 1771 году. После массового переселения калмыков в Китай произошло опустение степного пространства между Волгой и р. Калаус, что открывало свободный проход в земли донского казачества.

Воспользовавшись этим, Сокур-Аджи Карамурзин во главе конной партии кабардинцев совершил стремительный бросок на Дон, беспрепятственно разорил ст. Романовскую и удачно вернулся обратно, отделавшись небольшой перестрелкой с русскими гусарами. Дерзость этого набега оставила неизгладимое впечатление у многих его современников.

Единственным недостатком внезапности был ее временный характер: продолжительность ее действия зависела от способности неприятеля, подвергшегося внезапному удару, быстро изыскать средства и способы для принятия необходимых контрмер, в результате которых внезапность как фактор, влияющий на ход и исход боя (операции), утрачивает свою силу. Иногда это оборачивалось для черкесов гибельными последствиями.

Так, например, было во время набега калмыков на Кабарду в начале XVII века. Князь Шолох Талостанов, возглавляя 1.500 отборных кабардинских всадников, внезапно атаковал неприятелей, расположившихся на привал близ урочища Маджары (на берегу р. Кума). В результате атаки, сопровождавшейся «ужасным криком» со стороны кабардинцев, калмыцкая конница, насчитывавшая 3.000 всадников, обратилась в бегство.

Отрядив 500 человек для защиты добычи и оставив при себе только 1.000 воинов, князь Шолох продолжил преследование отступающего в беспорядке противника. Спустя несколько дней, он настиг калмыков в степи далеко за пределами Кабарды и завязал жестокую бойню, в ходе которой кабардинцы истребили множество вражеских воинов.

Спустя несколько дней калмыки, подкрепленные свежими силами, перешли в контратаку и окружили кабардинцев. В завязавшейся схватке князь Шолох и большинство адыгских воинов погибли.

Однако в большинстве случаев адыги избегали подобного исхода. Они компенсировали указанный недостаток за счет высокой мобильности, которая в случае неудачи внезапного нападения, позволяла им быстро выйти из-под вражеского контрудара, покинуть поле боя и укрыться в труднопроходимых местах.

Оправившись от неудачи, они могли снова совершить внезапное нападение. Поэтому сочетание внезапности и мобильности значительно повышало живучесть черкесских партий, позволяя им избегать гибели даже в самых сложных ситуациях.

Большую роль в достижении внезапности у черкесов играла бесшумность, которая позволяла незаметно приближаться к вражеским объектам, скрывать свое присутствие на территории противника, свободно действовать вблизи расположения неприятеля, эффективно скрываться от преследования.

Горцы добивались бесшумности следующими способами: система ношения оружия, исключавшая бренчание при движении; серые тона костюмов, сливавшиеся с окружающей местностью; ношение кольчуги под черкесской, чтобы она не блестела на солнце; кожаная обувь без каблуков, делавшая шаги бесшумными; кастрация жеребцов, чтобы они не ржали в походе; отсутствие подков у лошадей, исключавшее стук копыт.

В заключение, следует отметить, что внезапность в органичном сочетании с мобильностью и военной хитростью составляла стержень маневренной тактики черкесов. Основными формами проявления последней были широкий маневр войсками, стремительное проникновение в глубину вражеского расположения, нанесение решительных ударов во фланг и тыл противника для его разгрома в короткие сроки, скоротечные кровопролитные рукопашные схватки, глубокое ложное отступление, маневр огнем, искусное применение ландшафта и контратак.

Внезапность красной нитью проходила сквозь эти перечисленные формы военных действий черкесов, т.к. она значительно повышала их эффективность и вероятность успеха. Поэтому адыгское воинство уделяло внезапности большое внимание, выработав в процессе перманентной войны многочисленные способы ее достижения.

В итоге внезапность заняла важное место в черкесском военном искусстве, как на уровне стратегии, оперативного искусства и тактики, так и на уровне индивидуального рукопашного боя и конструкции вооружения.

Источник: Российский Кавказ: исторический альманах. – Пятигорск: ПГЛУ, 2012. – Вып.1. – С.65-68.

vk.com
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 29-06-2016, 20:29. Просмотров: 752
Другие новости по теме:
«Цепочка всадников» при конном ведении боя черкесами с превосходящим против ...
Iland Abreg: О культуре действий черкесов на войне
О тактике отступления черкесов с добычей на примере взятия Пятигорской креп ...
Дикая дивизия: «Горцы решительно отказываются уступить кому-либо первенство ...
О том, как черкесы спасли ногайцев от калмыцкой резни и рабства