Архив сайта
Декабрь 2016 (11)
Ноябрь 2016 (66)
Октябрь 2016 (27)
Сентябрь 2016 (35)
Август 2016 (71)
Июль 2016 (68)
Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Упрощение – как теория


С чего берут начало языки на земле?

Как они появились? Есть ли между ними что-то общее? Каково оно это общее – божественное или дарвиновское? Это, думается, та область догадок, по поводу которых можно спорить и спорить. И единственное время из раннего, которое дает нам первые факты – хатто-хеттское.


Как объяснить то, что русскому алфавиту хватает 33-х букв, а черкесскому мало и 66-ти




























Вот такая данность: жили в нынешней Анатолии хатты со своим сложным языком. Затем прикочевали к ним неситы с более простым. Смещались они с хаттами и стали именоваться хеттами. Затем их язык, все еще остававшийся более простым, стал государственным. Что касается хаттского языка, то он продолжал использоваться в вопросах веры, то есть, как это считалось тогда, для контакта с Создателем.

И чтобы лучше понять, что происходило в те времена с этими двумя языками, обратим-ка внимание на такие явления современной Америки, как «фрэнглиш» и «спэнглиш» («спанглиш») – новые языки, возникшие на стыках наций. Если первый – «фрэнглиш» – практически исчез, то второй – «спанглиш» – имея несколько вариантов, продолжает расширять и ареал, и сферы своего применения.

Одно из мест возникновения спанглиша – США, штат Флорида, Майами. Сюда с Кубы после «революции» Фиделя Кастро, практически одномоментно было переселено порядка двух миллионов человек. Явление не заставило себя долго ждать – первое же поколение, рожденное в Штатах, уже свободно общалось на новом языке. При этом люди владели и своим родным испанским, и неродным английским.

Происходило ли нечто подобное на российской территории. Несомненно. Разница лишь в том, что такие языковые образования на данной территории назывались диалектами русского языка. Как бы они разительно не отличались от своего «первоисточника».

Взять, к примеру, один из говоров русского языка, который до недавнего времени фиксировался в районе города Кандалакша Мурманской области. Это была смесь карельского – одного из диалектов финского – и русского языков. В нем звучали многие слова как русские, но речь понять было абсолютно невозможно. Например, слово «пахать» применялось в значении «подметать полы».

Еще более поразительную смесь представляют собой западно-черкесский диалект (адыгабзэ) и убивающий его русский язык. В Адыгее с недавних времен появилось, к примеру, такое странное слово как «свежабз» – «наисвежайший». Оно состоит из двух корней – русского «свеж», черкесского «бз» и черкесского же интерфикса «а». При этом частицу «свеж», казалось, можно заменить своей. Правда, более сложной.

По этому же принципу возникло и словосочетание «анахь простой» – «самый простой». Вроде бы можно еще говорить «анахь къызэрыкIу». Но и здесь большинству из собеседников сказавшего так, вернувшись домой, придется заглянуть в словарь, чтобы уточнить, что значит слово «къызэрыкIу».

Сейчас в даже аулах Адыгеи, считая, что говорят на родном языке, применяют такую смесь языков, что их речь можно запросто обособить в качестве одного из причудливых диалектов русского языка.

В целом же при взаимодействии языков главным итогом становится именно упрощение. Новый язык, скажем, спанглиш – проще и английского, и испанского. В языках, конечно, имеются тенденции и к развитию. Но накапливать они богатства могут веками, а терять его в течение нескольких десятилетий.

Второе – языки взаимодействуют все: и родственные, и не родственные. Причем с одинаковым успехом. В этом смысле можно полагать, что неродственных языков нет вообще. Все они действительно происходят от одного праязыка. Но не самого простого из всех, как хочется думать подавляющему большинству лингвистов, а самого богатого. От него и развитием, и упрощением отдалены остальные.

Это очень выгодно – быть дарвинистом

Если ты даже самый жестокий правитель, заботящийся только о том, как ободрать весь мир, тебе можно заявить: «Да, но когда я пришел к власти, люди считали роскошью мобильный телефон. А сейчас смотрите, у каждого при себе по два, по три – и все они неровня тем, первым. Налицо научно-технический прогресс, резкое улучшение жизни людей. А ведь именно я в центре этих позитивных перемен»!

Даже бомжу можно с гордостью сказать – я венец природы, нахожусь на вершине человеческого развития! Да, пусть я питаюсь на мусорке. Но кто были мои предки? Сидели по веткам, были пещерными людьми, пережили матриархат-патриархат, достигли феодализма-социализма-капитализма! А я – представитель XXI века, хоть и живу отбросами, зато самого прогрессивного поколения человечества.

Даже те, кто верит в Бога, отступают перед теорией Дарвина. Они вроде бы не отрицают того, что Бог создал человека. Но вместе с тем ищут подтверждение тому, что Христос ли, Магомед ли опережали Дарвина в знании секретов природы. Что же касается того, как конкретно появился человек, то пытаются юлить, преподнести сотворение, как метафору, иносказание. Во всяком случае, опровергать Дарвина не смеют.

С другой стороны, и сами материалисты в замешательстве. Ими все больше распространяется представление о том, что Бог – вовсе не Бог, а боги, которые, будучи представителями внеземных цивилизаций, с помощью передовых технологий в генетике, породили человечество. Таким образом, они, как бы отрицая состоятельность теории Дарвина на Земле, допускают ее пышный цвет в иных мирах.

Конечно, знать о том, что ты создание Бога, труднее. Ответственности больше. Что Он сделал нас совершенными. Что, тем не менее, вложил в человека способность к развитию. Ведь нет предела совершенству. Вместе с тем дал нам и свободу выбора: если развиваться – пожалуйста, упрощаться – тоже нет препятствий. Признать, что именно этим объясняются взлеты и падения человечества.

И языки для этой теории в помощь. Например, в том же спанглише, точнее, во всех его вариантах «трудный» английский звук [th] отсутствует. Он заменен на более простые, встречающиеся и в английском, и в испанском языках: [t], [z] либо [s]. Такова теория упрощения в действии! Потеря произошла в течение жизни одного поколения. Но участвует в процессе и условный «Дарвин». Пока, правда, незаметно.

Этим же процессом объясняется то, что в старославянском языке, от которого ведется происхождение современного русского языка, было 46 букв, а сейчас в русском – лишь 33.

Как могло идти упрощение? К примеру, мы пишем сейчас слово «меч» без мягкого либо твердого знака. А слово печь – с мягким. Хотя читаем оба «ч» одинаково мягко. При этом, если слово «меч» написать с твердым знаком в конце, как это и делалось ранее – «мечъ» и произнести по-черкесски, то окажется, что «ч» и [чъ] – разные звуки. И вполне возможно, что «ч» в слове «меч» читалась в старославянском как черкесское [чъ].

То есть, со времен Киевской Руси «русский язык» перенес на себе несколько «мутаций» (типа спанглишской), пока не приобрел нынешний вид. Еще до революции 17-го года в его алфавите было 35 букв. Сразу же после нее стало 33. При этом данная цифра появилась не просто в результате механического вычитания. Да, несколько звуков утратились. Но и появились два звука, потребовавшие для себя новых букв.

Из этого же напрашивается следующий вывод: для того, чтобы упроститься до такой степени русскому языку понадобился целый ряд крупномасштабных катаклизмов, а вместе с ними, несколько выдающихся для каждого из своих времен Фиделей Кастро. А их, и правда, в российской истории было немало.

Происходил, скажем, исход населения от очередного тирана, на периферии рождался более простой язык, он становился языком межнационального общения, расширял ареал применения. Затем происходил следующий исход, на окраине возникала еще одна серия «спанглишей», и так до сегодняшнего времени, когда умерщвление языков, в том числе и самого простого, стало государственной политикой.

Но вернемся к самым истокам

Если Бог создал совершенного человека, то, следовательно, Он снабдил его достойным такого совершенства языком. Во всяком случае, таким, на котором было бы возможно изложить величие Бога, величие его творений – Земли, Солнца, Вселенной. И так, чтобы при этом в результате возникновения очередных трудностей этот язык не искал бы в «древнегреческом языке» или «латыни» недостающую терминологию.

Наиболее под это описание языка подходит, к примеру, черкесский язык (адыгабзэ). В его алфавите 66 букв, но и это не предел. Звуков, требующих букв в нем, гораздо больше. Так, например, слова «къо» – свинья, и «къо» – сын при озвучивании различаются. «Свинья» – «къо» произносится [къhо], где звук [къ] с придыханием. «Къо» – сын, без него. Другой пример «шы» – мерь и «шы» (шhы) – конь, брат.

Еще несколько слов того же порядка, где содержатся звуки с придыханием и без, которые на письме тем не менее не различаются. «Чэты» – курица, «чhэтhы» – загон для скота в поле. «Пчэн» – коза, «пчhэн» – кашель. «Пыт» – крепок, «пhытh» – пристройка. «Уцhу» – ты вол, «уцу» – стань, остановись. «Кhу» – сердцевина, «ку» – подвода. «Тhы» – дари, «ты» – отец. «Пhэ» – нос, «пэ» – парься. Ну, и так далее.

В абхазском алфавите 62 буквы. Для убыхского, уже мертвого языка, являющегося близкородственным и черкесскому, и абхазскому языкам, потребовался алфавит из 92 букв. Именно это и может явиться более точным показателем уровня фонетического богатства абхазо-черкесских языков. При том, что к множеству звуков следует добавить и наличие в них очень большего количества словообразующих элементов.

Другими словами, абхазо-черкесским языкам с учетом их фонетики и морфологии необходим алфавит не просто звуковой, а звуко-слоговой, состоящий примерно из 500 знаков. Только тогда они станут способны раскрыть всю вложенную в них силу.

Но и это не все. Причина, по которой черкесский язык может претендовать на звание праязыка, имеется и в том, что содержит в себе его этимологии. Если он действительно остается наиболее приближенным к праязыку, созданному Богом для человека, то само слово «Бог» – «Тхьэ», его этимология должны многое рассказать.

Первое, что обращает на себя внимание – совпадение слова «Тхьэ» с формами этого слова в древнегреческом и латыни – «Theos» и «Deos». При этом на черкесской почве данное слово легко этимологизируется. Поэтому вопрос о том, какая из форм «исконнее», снимается. «Т» в слове «Тхьэ» восходит к существующим и сегодня словам «ты», «атэ» со значением – «отец». «Хьэ», (хьа), как компонент слова, содержит смысл «человек».

Элемент «хьа» – «человек», прежде всего, встречается в первом национальном самоназвании черкесов – «хьат», «хьатит». Остается он и в слове «хьакIэ» (гость), которое следует этимологизировать как «человек новый», где «кIэ» и несет значение «новый». Также как и в «хьадэ» (покойник), «хьа» будет значить человек, а «дэ» в глагольной форме – затвердевший, что вместе даст значение «человек застывший».

Еще более интересно то, что и на черкесской почве со словом «хьэ», (хьа) – «человек» в древности произошло фонетической упрощение. Так в некие времена в языке появились такие формы как «хатэ» (огород), «хасэ» (демократическая форма управления обществом – совет), «хабзэ» (закон), «хапIэ» (участок под строительство жилья), «хэку» (родина), хэгъэгу (страна) и т.д. В них элементы «ха, хэ» тоже означают человек.

Кстати, обратим внимание и на следующий показательный факт: даже упростившись, прачеркесское общество не утеряло демократического института управления – Хасэ (совета).

Что же нужно языку, чтобы развиваться?

Ответ прост – то же, что и человеку. Демократия. Дай человеку свободу, и он будет развивать свой язык. Несмотря на то, что тот, может быть, достался ему в результате множественных упрощений. Пусть очень медленно развивать – но будет.

Ведь что на самом деле происходило на европейской части России в последние полтора тысячелетия? Катаклизмы – да. Но с чем они были связаны? Если взглянуть на недавнее прошлое, то очевидным явится война севера и юга. Север – это царизм, юг – вольное казачество. Мало кто из историков так позиционирует, но противостояние имело и такую четко выраженную грань: тирания против демократии.

Но казаки, чьи предки косоги, те же черкесы, чей образ жизни – демократия, в более ранние времена жили и гораздо севернее. Они назывались тогда антами, а их соседи финно-угры, славяне, латыши и литовцы – вятичами, венедами или вандалами. Помните, казак Илья Муромец? Где степи Дона, Днепра или Урала, а где Муром? И что делать с Новгородской, да Псковской республиками?

Или уже самое крамольное – куда деть то, что название «Москва» очень просто произвести от черкесского Мэзкуу, что в переводе – Глубокий лес?!

А может быть, война между тиранией и демократией, это не только сражение севера с югом, не только между разными народами, это противостояние внутри каждого общества, каждого индивида в этом обществе? Тогда понятно, что катаклизмы могут опустить человеческое общество до матриархата-патриархата, и единственное, что может вывести его обратно на свет – демократия. Даже в самые древнейшие времена.

Другой вопрос, откуда ей там взяться? Из семейного уклада она не идет – казалось бы, какая может быть демократия между главой семейства и грудным ребенком. Из так называемого «первобытнообщинного строя» тоже. Это, возможно, данность свыше, дар. Как язык. С его помощью человек сам понимает, право ребенка – одно, право женщины – другое, право мужчины – совершенно иное. Каждому – свое.

Бог дал право не только выбора: упрощаться или развиваться. Он, во всяком случае по представлению черкесов, уравнял с Собой свое создание в главном. Бессмертной душой. И в своей жизни на земле человек, родившись «простым смертным» может превратиться во владыку, затем владыка либо рожденный им наследник должен стать «простым смертным». Так, как это бывает в демократических обществах.

Другими словами, около 4 тыс. лет назад, когда неситы прибились к хаттам (а до них и после них это делали и другие народы), начались бурные процессы. В том числе и генетические. Хаттский массив был количественно более мощным. Но на возникающие смешанные, более простые (индоевропейские) языки переходили не только неситы, но крупные партии хаттоязычного большинства. Мало кому не хочется быть проще.

Отсюда, например, такие древнейшие заимствования:

Слово «лапа» в русском языке – от черкесского «лъапэ» (нога). Однокоренное к нему слово «лапоть» сопоставимо с черкесским «лъэпэд» (носок, чулок).

Или слово «leg» (нога) в английском языке и слово «лъэгу» (стопа, след) в черкесском языке. При том, что [у] в черкесском слове «лъэгу» сверхкраткий звук.

Такие сопоставления можно приводить десятками. И особенно это касается русского языка, на который было оказано многоступенчатое черкесское влияние. Там такие совпадения исчисляются сотнями, если не тысячами.

К сожалению, подобного усваивания не случилось с демократией. Империя выжгла геноцидом черкесскую плоть. Так, чтобы никакое семя больше не взошло. Тем не менее, и здесь, как оказалось, не все потеряно. Власти Московии после крупной победы вынуждены были ввести у себя хотя бы некоторое подобие демократических форм правления.

Поэтому будем верить – все у нас впереди. И помнить, Бог надеется на все светлое, вложенное Им в нас! Он нас создал такими, чтобы от нас многое зависело. И мы должны оставаться достойными этого предназначения.

Аслан Шаззо, Натпресс.
 (голосов: 2)
Опубликовал admin, 19-07-2016, 15:56. Просмотров: 947
Другие новости по теме:
Один из богатейших в мире языков – черкесский – на грани смерти, - что его ...
В чем беда «Концепции преподавания русского языка» – и не только для черкес ...
К каким далям приводят этимологические вешки легендарного нартского имени « ...
Аслан Шаззо: Этимология черкесского слова «Бог» восходит к эпохе матриархат ...
«Мединский призвал пожертвовать региональными языками ради русского», - с ч ...