Архив сайта
Декабрь 2016 (22)
Ноябрь 2016 (66)
Октябрь 2016 (27)
Сентябрь 2016 (36)
Август 2016 (71)
Июль 2016 (68)
Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Конфликт между Грузией и Абхазией имеет длительную и сложную историю. Его корни уходят еще в досоветскую и раннюю советскую эпоху. В результате Кавказской войны в первой половине и в середине XIX века значительная часть коренного абхазского населения была вынуждена покинуть родину и переселиться в Османскую империю.

Абхазия: От независимости, к независимости де-факто и «частичному признанию»
По словам абхазского историка С. Лакобы, Кавказская война стала катастрофой для абхазов. Более 50% населения покинули свои дома и стали беженцами в Турции. Приток этнических грузин на абхазские земли первоначально поддерживался властями Российской империи, которые рассматривали православных грузин как свою естественную опору в Закавказье. Если в 1886 г. этнические абхазы составляли 85,7% населения Абхазии, то к 1897 г. их число упало до 55,3%.

Одним из наиболее важных аспектов грузино-абхазского конфликта являлось различное, зачастую взаимно исключающее прочтение исторического прошлого, начиная с древности и заканчивая советской эпохой. В то время как значительная часть грузинской политической элиты считала советский период исключительно темной страницей грузинской истории, трактуя его как время советской и русской оккупации, абхазский подход к эпохе СССР был более разносторонним и нередко позитивным.

По словам абхазского историка С. Лакобы, вплоть до смерти главы абхазского правительства Нестора Лакобы в 1936 г. Абхазия переживала период стабильности, межэтнической гармонии и успехов в области экономики и культуры. После этого, в 1937-1953 годах Абхазия испытала «темный период грузинской экспансии и репрессий против абхазов как народа. Политика Хрущева привела к реабилитации абхазов и возрождению их культуры и образования».

По мнению ряда экспертов, включение Абхазии в состав Грузинской ССР отражало в целом прогрузинскую политику Москвы в период правления Сталина. Опыт пребывания в составе Советской Грузии имел далеко идущие последствия для Абхазии, в целом способствуя дальнейшему отчуждению и обострению отношений между абхазами и грузинами.

Историк С. Маркедонов полагает, что «во время правления Сталина Грузия проводила политику дискриминации по отношению к абхазскому населению. В 1937-1938 гг. абхазский алфавит был заменен грузинским; в 1945-1946 гг. грузинский язык стал основным языком обучения в абхазских школах».

В последние годы существования СССР в условиях перестройки и роста национального движения в республиках эскалация конфликта между грузинами и абхазами являлась неизбежной. Лидер грузинского национального движения Звиад Гамсахурдия выступал за создание моноэтнического и унитарного грузинского государства, что предполагало ликвидацию автономий в рамках Грузии и ассимиляцию национальных меньшинств.

Гамсахурдия и его сторонники рассматривали абхазскую и югоосетинскую автономии в составе Грузии как политическую аномалию и печальное следствие антигрузинской политики Москвы, что, по их мнению, следовало как можно быстрее исправить. В одной из своих публичных речей в апреле 1989 г. Гамсахурдия даже поставил под сомнение само существование абхазов как отдельного самобытного народа.

В свою очередь, абхазские политики рассматривали факт абхазской автономии в рамках Грузии как фатальную несправедливость и трагическую ошибку коммунистической национальной политики, которая, по их мнению, под влиянием грузинского лобби в Москве принесла Абхазию в жертву грузинским интересам. В практической политике абхазские лидеры стремились отделиться от Грузии или существенно повысить статус абхазской автономии по примеру автономных республик в рамках РФ.

Прямо противоположные цели и ожидания, разнонаправленные векторы государственно-политического развития, политические амбиции и растущая несовместимость, основанные на различном восприятии истории, привели к грузино-абхазской войне в 1992-1993 гг., которая, по мнению ряда экспертов, имела ярко выраженный этнический характер. Именно этничность играла роль основного ресурса мобилизации в ходе данного вооруженного конфликта.

Данное обстоятельство в полной мере объясняет ожесточенность, многочисленные жестокости и этнические чистки, совершенные в ходе войны обеими сторонами конфликта.

В начальный период войны использование грузинской армией танков, тяжелой артиллерии и военных вертолетов привело к гибели сотен гражданских лиц в Абхазии. Командующий грузинскими вооруженными силами генерал Г. Каркарашвили заявил 24 августа 1992 г., что грузинская армия не намерена никого брать в плен и что все 97 тысяч абхазов погибнут, если они окажут поддержку Ардзинбе и абхазскому руководству.

Трагические гуманитарные последствия данной войны – репрессии грузинских войск против мирного населения Абхазии и ответные репрессии абхазских вооруженных формирований против этнических грузин в Абхазии – привели к массовому исходу грузин из Абхазии, что радикально изменило этнический облик Абхазии в пользу титульной национальности и одновременно резко осложнило возможности абхазо-грузинского примирения.

Статус Абхазии как самопровозглашенного непризнанного государства продолжался вплоть до российско-грузинского вооруженного конфликта в августе 2008 г., когда Россия официально признала Абхазию и Южную Осетию в качестве независимых государств. Впоследствии независимость Абхазии была признана и некоторыми латиноамериканскими государствами. Таким образом, статус Абхазии проделал существенную эволюцию от «непризнанного» до «частично признанного» государства.

Говоря о роли российского фактора в развитии грузино-абхазского конфликта, известный эксперт по Кавказу С. Маркедонов подчеркивает, что хотя роль Москвы в трансформации грузино-абхазского конфликта была огромной, тем не менее, она не стала основной предпосылкой происшедших изменений. По мнению Маркедонова, главной причиной являлось многолетнее стремление абхазской политической элиты добиться определения статуса своей республики вне рамок грузинского государства.

Таким образом, из многочисленных непризнанных де-факто государств, появившихся на политической карте обширного постсоветского пространства, Абхазия, пожалуй, формально достигла наибольших успехов, используя противоречия между крупными политическими игроками в кавказском регионе и постепенно добившись трансформации своего международного статуса в «частично признанное» государство.

Кирилл Шевченко, специально для Caucasus Times.

Кирилл Шевченко - историк, профессор Минского филиала РГСУ, доктор исторических наук (2008). Также преподаёт на кафедре истории южных и западных славян Исторического факультета Белорусского государственного университета.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 29-08-2016, 16:22. Просмотров: 365
Другие новости по теме:
Секретарь совбеза Абхазии: В Гаагу должны были обратиться мы
Сухуми требует от Тбилиси вернуть похищенные культурные ценности
Абхазские депутаты требуют отстранения Хаиндрава от переговоров
Грузия и Абхазия намерены провести показательный обмен задержанными
Багапш: Грузию в ООН представляют люди с "больным воображением"