Архив сайта
Декабрь 2017 (30)
Ноябрь 2017 (13)
Октябрь 2017 (21)
Сентябрь 2017 (28)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру
На совещании контрольно-счетных органов РФ в Ростове-на-Дону аудитор Счетной палаты России Александр Пискунов сказал, что для Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Карачаево-Черкесии очень острой является проблема долговых обязательств. При сравнении регионов ЮФО по темпам роста ВРП (валового регионального продукта), а также соотношению расходов бюджетной системы самые негативные характеристики отмечаются в Ингушетии, Калмыкии, Адыгее, Чеченской республике и что практически все республики Северного Кавказа в перспективе останутся высокодотационными.

Возможный выход из ситуации, считает Пискунов, – укрупнение регионов, при котором расходы следует перераспределить из госуправления в реальный сектор экономика или социальную сферу. Заявление это опубликовано ИА REGNUM 13 сентября, и, разумеется, на подобные высказывания должны бы отвечать республиканские высшие чиновники. Но и их всегдашнее нежелание говорить на такие темы понятно. Впрочем, мы проверили, не готовыми они оказались и на сей раз. В силу всего этого агентство «АдыгеяНатПресс» предложило высказать свое мнение по данному поводу руководителя экономической группы республиканского общественного движения «Черкесский конгресс» Али Авгана.


«По большому счету, - отметил руководитель группы, - данное заявление является обвинением не в адрес национальных республик, а федерального центра. В перечень попали все республики Северного Кавказа, включая Дагестан, он не назван в числе перспективных регионов. В их числе, нетрудно догадаться – Ростовская, Волгоградская, Астраханская области, Краснодарский и Ставропольский края. Другими словами, данное заявление – это признание того, что национальных проблем федеральный центр на Юге России не решает. А это можно сделать именно через экономику. В общем же на Западе, на который стремится равняться Россия, подобное деление регионов квалифицируется как расизм.

Кроме того, предложение Пискунова – укрупнение регионов – свидетельствует о том, что Кремль и не намерен идти по пути решения этих проблем. Не нужно быть слишком сведущим, чтобы сказать: все, чего можно добиться за счет укрупнения – спрятать статистику, например, Адыгеи за отчетными цифрами Краснодарского края, как это сейчас делается с краевым центром – Краснодаром по отношению к остальному краю. А что касается перераспределения доходов из госуправления в реальный сектор экономки или социальную сферу, то осуществить подобное при нынешнем уровне коррупции просто невозможно. И об этом должен знать, в первую очередь, аудитор Счетной палаты РФ.

Россия, не в упрек ее народам будет сказано, сама – высокодотационная страна. Несмотря на обладание нефтью и газом, несмотря на выгодную конъектуру мирового рынка, относится к хроническим должникам. Можно спросить, куда уходит основной поток денег? Ответ ясен: они, минуя все, «реинвестируются» в коррупцию. И достигла коррупция в России, по данным своих же независимых экспертов (в сравнении с коррупционным бумом 90-х годов ее уровень возрос в 4 раза), невиданных размеров для всех времен и народов.

В этих условиях для федерального центра мерилом состоятельности той или иной нации остается лишь наличие на территории ее республики или государственного образования нефти, газа, золота, алмазов и т.д. Человеческий потенциал – ноль или некая единица, стремящаяся к данному значению. Но и в этом отношении Северный Кавказ на особом счету: в Чечне, например, есть нефть, и только поэтому здесь отмечается самое отчаянное положение. А человеческому ресурсу и вовсе придано строго отрицательное значение.

Экономика Адыгеи, как известно, формировалась в советские времена по остаточному принципу. Поэтому эта республика – исключительно аграрная. Но что можно сказать о землях Адыгеи сегодня? Территории Тахтамукайского, Теучежского районов и г. Адыгейска из сельскохозяйственного цикла выведены давно. Здесь возделывается меньше половины имеющихся пахотных земель и урожай на возделанных площадях – меньше половины от того, который возможен. Виной тому заболачивание этих территорий в результате подтопления Краснодарским водохранилищем. Частично подтоплены водохранилищем и территории Красногвардейского, а также Шовгеновского районов. Таким образом, урожай в прежнем объеме, если не будет паводка, виной которому опять же водохранилище, можно собирать лишь в Кошехабльском и Гиагинском районах. Майкопский район и сам Майкоп не в счет – это предгорье и горы, где урожайность всегда была невысокой.

Понятно, что когда речь заходит об ущербе, наносимом водохранилищем, следует сказать и о компенсации. Адыгея, действительно, время от времени требует ее в Москве. Получать ей предлагается, разумеется, мизерную часть от положенного. В этом году (и вообще за последние 3 года), к примеру, по данной статье проходил лишь г. Адыгейск – были подписаны документы на 500 млн. рублей. Сумма немалая, но, тем не менее, заниженная по отношению к необходимой: ежегодно только этому муниципалитету причитается примерно в 6 раз больше. Но дело в том, что и эти деньги не получены. На одной из встреч с жителями города нынешним летом президент республики Хазрет Совмен извинился по этому поводу. Он сказал, что не возьмется за их «выбивание», потому что там требуется «откат».

Что касается предыдущих «компенсаций» времен досовменовского периода, то одна из них – по Красногвардейскому району – стала объектом внимания соответствующего контролирующего органа. Их, таких органов, много, а этот, видимо, оказался обделенным. «Откат» – вещь серьезная, если бы в случае с нынешним президентом речь шла, скажем, о 10 тыс. долларов, он, скорей всего, взял бы их из собственного кармана. Настоящий же «откат» приходится «прятать» долго – за нарисованными цифрами. При этом сам «откат» доказать практически невозможно, а обнаружить нарисованные цифры несложно. «Рисовать» должен местный чиновник, который, находясь под пристальными взорами федеральных органов, старается, конечно, соблюсти и собственный интерес. Поэтому по назначению не расходуется практически ничего, что и показало красногвардейское дело.

В конечном счете, здесь пострадал лишь стрелочник – предприятие, через которое были пропущены деньги, обанкрочено. Глава района лишился должности, но скоро возглавил одну из федеральных служб. Республиканские руководители, судя по всему, даже не привлекались. О Москве и вовсе речи не было. Другими словами, ставку на сельское хозяйство как на основную отрасль Адыгее делать можно, но крайне трудно.

Легко догадаться, что и на промышленные предприятия возлагать особых надежд не следует. Лучшее из того скудного, что имеется, скупается опять же московским и питерским бизнесом. Без активов этих предприятий республике остаются налоги на заработную плату и другая подобная мелочь. Здесь можно привести в пример «Картонтару», которая до недавнего времени держала активы в республике и давала 10-ю часть бюджета республики. Теперь она опережается самыми заштатными организациями. Сколько же Адыгее нужно настроить таких гигантов, кстати сказать, не слишком экологически чистых, чтобы выжить – сто, двести? Среднее и даже малое предпринимательство тоже, видимо, не намеренно уводится Краснодарским краем. А то, что, вопреки всему, противится уходу, попадает в зависимость от местной коррупции. И здесь, как видно, тоже замкнутый круг.

Считалось и продолжает считаться, что подъем экономики республики следует связать со строительством дороги «Майкоп-Дагомыс». В случае ее появления становилась бы возможной в общем-то довольно примитивная форма экономики в виде «купли-продажи» по автомобильной трассе к морю. Однако и тут дело остановлено в московских кабинетах. Хотя, со своей стороны, президент Адыгеи заверил федеральный центр в том, что половину из средств, которые необходимы для строительства дороги, готов выделить из собственного капитала. Но что сделаешь, когда «откаты» такого рода Москва не принимает?

Единственное, чем может гордиться и на что должна делать ставку Адыгея – это людской ресурс. Он, и это не преувеличение, на уровне мировых стандартов и каждодневно доказывает это. Но проявляться ему дано лишь в тех направлениях, где от государства (читайте: коррупции) зависит мало или совсем ничего. Это спорт: воспитанники тренера по самбо Арамбия Хапая, многократные чемпионы мира, стрелок Сергей Алифиренко, многократный победитель мировых первенств, гандболистки АГУ-Адыиф, участницы меджународных соревнований. Это искусство: ансамбли «Исламей» и «Нальмес», которые демонстрируют свои номера на лучших сценах мира, мастера прикладного искусства Ася Еутых и Руслан Туркав, Замуддин Гучев и Юрий Сташ, чьи работы выставляются в лучших коллекциях. И подобный перечень можно легко пополнить, в том числе за счет иных сфер – науки, литературы. Есть такие люди, можно не сомневаться, и в экономике.

Адыгея, как и перечисленные выше республики Северного Кавказа, лишь ждет, когда ее оставят в покое, когда прекратятся всякого рода укрупнения и разукрупнения, когда, наконец, дадут возможность нормально трудиться. Но для этого нужно проснуться и Кремлю – не нефтью единой жив человек».

Записал Аслан Шаззо.

natpressru.info
Опубликовал administrator, 23-09-2005, 13:57. Просмотров: 869
Другие новости по теме:
Введут ли временные финансовые администрации в КБР, КЧР и Адыгее?
Рашид Мугу: Без сильных районов сильной республики не будет
Заслуженный тренер СССР и РФ по самбо Арамбий Хапай: «Мы не против укрупнен ...
Чего ждать Адыгее от заседания Госсовета РФ в Майкопе (№2)
Борьба за дорогу к Большому Сочи: интервью начальника Управления автомобиль ...