Архив сайта
Июль 2017 (30)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Март 2017 (37)
Февраль 2017 (28)
Календарь
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Тюремное начальство избавляется от неугодных и несломленных кавказцев, отправляя туда, где у них нет никакого шанса выжить

Живыми кавказцев из российских тюрем выпускают не всех





























В российских тюрьмах в последние полгода возросло число убитых заключенных чеченцев, которым до освобождения оставались считанные месяцы. Об этом рассказывают сокамерники погибших, сумевшие выбраться из застенков живыми. По похожим схемам погибают также дагестанцы и ингуши, представляющие, по мнению федералов, угрозу властям.

На прошлой неделе в ЛИУ-33 (Лечебном исправительном учреждении) города Мариинска Кемеровской области был зверски убит чеченец Тимур Хасанов, который отсидел почти 16 лет за участие в военных действиях против федеральных сил. По свидетельствам сокамерников, черное от побоев и с кровоподтеками тело убитого было в спешном порядке выдано родственникам и также спешно захоронено в Чеченской Республике. Вскрытия тела не было, и причина смерти неясна. Родственники забрали тело и до восхода солнца предали земле.

Жене в Германию из ЛИУ-33 прислали короткое письмо с извещением, что материалы о смерти Тимура Хасанова направлены в следственный отдел по г. Мариинску Следственного комитета Российской Федерации по Кемеровской области. Это случилось после того, как сокамерники по всем своим каналам сообщили о зверском убийстве Хасанова, и факт невозможно было сокрыть.

По понятным причинам не называющий своего имени бывший сокамерник рассказал «Эху Кавказа», что последние два месяца Тимур провел в колонии с заключенными, больными туберкулезом, куда его намеренно отправило начальство:

«Я недавно освободился из ИК-41 и только что узнал, что Тимур Хасанов был убит в ЛИУ-33. Тимур был здоров, а отправили его из ИК-41 в ЛИУ-33 специально, чтобы заразить (туберкулезом). В ИК-41 я пробыл шесть лет, и я видел, как к чеченцам относятся. Отношение к ним не как к другим заключенным, а с презрением. За то время, что я отбывал наказание в тюрьме, я был знаком с Тимуром Хасановым. Могу о нем сказать только хорошее, он был безобидным человеком. Но администрация (тюрьмы) называла его террористом».

Еще один бывший сокамерник Тимура, проживающий в одном из российских городов, подтвердил нам эту информацию:

«Из нашего лагеря с 2003 года чеченцев, дагестанцев и ингушей и (кавказцев) из других лагерей увозили в колонию номер 16. Это туберкулезная зона. Совершенно здоровый человек, если им что-то не понравилось и если его не смогли сломить, они отправляли его в 16 колонию, где все болеют туберкулезом. Под предлогом, что заключенному требуется обследование, они отправляли непокорных туда, закрывали в помещениях с заключенными с такой тяжелой формой туберкулеза, как распад легких. Они заражались, конечно же, и уходили из этого мира. Точно так же делают и по сегодняшний день. За те восемь лет, которые я там отсидел, я много чего видел и слышал. Это реальный беспредел со стороны сотрудников (исправительных учреждений)».

Тюремное начальство таким образом избавляется от неугодных и несломленных кавказцев, отправляя туда, где у них нет никакого шанса выжить. Бывший сокамерник Тимура Хасанова продолжает:

«В 33-й Мариинской колонии он (Тимур Хасанов) не первый и не последний, кого они убивают. За восемь лет, что я там отсидел, я много что видел своими глазами. Привозили заключенных и из других лагерей. Они рассказывали, как у них убивали, как пытали. Все это на почве того, что они чеченцы, ингуши, дагестанцы. В Кемеровской области очень много кавказцев сидят. И по всей России, конечно, тоже много».

По словам нашего собеседника, в 33-й колонии города Мариинска с 2003 года умерло большое количество кавказцев. Кроме отправки в туберкулезную тюрьму, есть много других способов, с помощью которых тюремное начальство расправляется с заключенными:

«Эта 33-я колония в городе Мариинске очень известна в данное время. Все знают, как там пытают, сколько человек в год там умирает. И до Тимура в ИК-41, в 16-м, в 33-м много кавказцев умерло. В тюрьмах Кемеровской области творится беспредел. Происходит это по одной причине, что мы кавказцы. Из-за того, что я не застегнул пуговицу, меня запросто могут посадить в изолятор. После того, как я застегнул пуговицу, провоцируют и начинают бить. 7, 8, 9 человек (сотрудников тюрьмы) закрываются в камере и избивают одного заключенного. Избитый умирает. Потом пишут, что он заболел, туберкулезник, отказало сердце, много причин находят. Потом пишут на бумажке, что сам умер, и увозят труп».

Бывший заключенный Али, житель Ингушетии, присутствовал на похоронах Тимура Хасанова в Чеченской Республике 26 марта. Он считает, что к условиям содержания в российских тюрьмах и происходящему там беспределу нужно привлечь самое пристальное внимание:

«Меня зовут Али, я из Ингушетии. Я отсидел срок в ИК-41 три года назад. К нам у сотрудников тюрьмы было предвзятое отношение. Всегда это было, во всем проявлялось. Под всякими предлогами нас все время закрывали в штрафных изоляторах, СУС. Нетрудно догадаться, какие условия там – мокро, голодно, холодно, сыро. В таких условиях человек довольно быстро заболевает туберкулезом. От этого люди умирают. Все рассказывать нужно много времени».

В Архангельской тюрьме отбывает 18-летний срок еще один чеченец, который нам говорит, что с тюремного начальства никто не спрашивает, почему и как умер заключенный. А от таких людей, как Тимур Хасанов, который оказывал сопротивление во время войны, в тюрьмах принято избавляться.

«Более или менее известного заключенного чеченца живым не выпускали и не выпустят. Они всегда на особом контроле у тюремного начальства. В пищу им добавляют яд или делают смертельную инъекцию. Таких случаев мы знаем много. Лично я знал Салмана и Турко, которых убили таким образом. Так же расправляются и с теми, кто отбывает пожизненные сроки. В основном в тюрьмах отбывают сроки чеченцы, которых забрали во время зачисток из собственных домов и похищали на блокпостах российские военные. Нам всем, никаких преступлений не совершившим, на «конвейерных судах» давали от 10 до 20 лет. А те, кто сопротивлялся, находятся в адских условиях с момента задержания. У многих нелепые приговоры, вина не доказана, и она не доказуема. Нас задерживали и осуждали, чтобы увезти подальше от республики, чтобы переломить там ситуацию. Российские власти беспределом установили контроль над республикой – хватали всех подряд и осуждали, других пытали и убивали, остальных уничтожали так, что и следа не осталось. А уж нас, которые находятся у них в руках во всех смыслах, конечно же, они убивают совершенно безнаказанно».

Все наши собеседники утверждают, что от высшего руководства из Москвы есть негласный приказ тюремному начальству, чтобы представляющих угрозу заключенных кавказцев на свободу не выпускать. Наш собеседник из Архангельской тюрьмы вспоминает свой разговор с прибывшим в тюрьму мужчиной, который никак не представился, но тюремное начальство позволило задавать вопросы.

«В тюрьму приезжал пожилой русский, с ним секретарша с ноутбуком, куда она записывала все, что мы говорим. Вызывали нас по одному и спрашивали: буду ли я мстить, когда вернусь домой; собираюсь ли я мстить тем, кто меня арестовал и осудил; буду ли я мстить лично судье, прокурору. Я ответил, что не собираюсь никому мстить, хочу вернуться к престарелой матери и к своим жене и детям. Потом говорит: сотрудники (правоохранительных органов) знаете, что нам говорят? Просят вас не выпускать, а расправляться с вами прямо здесь. Говорят, что от вас исходит опасность. Где бы мы ни были, мы как живая мишень. Хоть на воле, хоть в тюрьме нас пытают, убивают, законно – незаконно, по какой причине, никого не волнует. И даже если кто-то из отсидевших вернется домой, нет гарантии, что он проживет больше пары месяцев. Убивают, рядом кладут оружие и отчитываются: «он вернулся к прежней деятельности», и тихо закрывают наше дело.

В 2000 и в 2001 годах десятки тысяч задержанных во время зачисток российскими военнослужащими чеченцев были осуждены на Северном Кавказе на длительные сроки. Каждый день по наспех состряпанным делам суды Ставрополя, Ессентуков, Владикавказа и Пятигорска выносили приговоры. Теперь подошло время освобождать тех, кто отсидел 13-15 лет. По словам наших собеседников, в ближайшее время мы будем часто слышать, как в тюрьме умер очередной кавказец.

ekhokavkaza.com
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 1-04-2017, 16:47. Просмотров: 373
Другие новости по теме:
Протест заключенных в СИЗО Нальчика организован с целью поднять авторитет м ...
Расула Кудаева (КБР) в пятигорской тюрьме не оказалось
В Нальчике прошел сольный концерт Тимура Хацаева
Самбист из Адыгеи стал 10-кратным чемпионом мира
«Смерть Тимура Куашева – это именно убийство и никак иначе», - родственники