Архив сайта
Июль 2017 (30)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Март 2017 (37)
Февраль 2017 (28)
Календарь
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Вся Россия с напряжением наблюдает за тем, что в эти дни происходит в Дагестане. Видеорепортажи отсюда напоминают сводки с фронта. Бойцы Росгвардии, окружающие протестующих дальнобойщиков, взорвали соцсети.

Власти как смерти боятся организованного протеста в Дагестане, – М. Шевченко, Р. Курбатов





























Удивительным образом, Дагестан, всегда фигурировавший в федеральных СМИ исключительно в увязке с терроризмом, стал лидеров России и Кавказа в организованных и легальных протестах против власти. Таким Дагестан Россия и Кавказ еще не видели. Не видела его таким и сама Москва.

Оттого, самоорганизация протеста молодого поколения, вышедшего на акцию протеста с призывом к Дмитрию Медведеву уйти в отставку, а также неожиданная массовость и самоорганизация протеста дагестанских дальнобойщиков жутко напугали московских чиновников. Тем более, когда поддержать Дагестан готова остальная Россия.

Сейчас в акции протеста дальнобойщиков в Дагестане принимают участие до полутора тысяч машин. А силовики блокируют для них все пути в сторону Махачкалы. При этом сами дальнобойщики просят журналистов не нагнетать ситуацию. Об этом «Кавказской политике» рассказал протестующий дальнобойщик Абдурашид Самадов.

«Никакого усиления со стороны правоохранителей нет. Это нормально. Пусть стоят. Нет здесь ничего такого, что пытаются преувеличить в средствах массовой информации», – отметил он. Тем не менее, с его слов, очаги протестов нарастают в Каякентском районе, у въездов в города Хасавюрт, Буйнакск.

На этом фоне в сетях распространяются анонимные призывы ко всем жителям России поддержать акцию протеста дальнобойщиков. On Kavkaz приводит здесь текст этого обращения, поскольку он показывает настрой значительной части населения страны, напряженно наблюдающей за этой протестной акцией:

«Жители всей России. Обращаюсь ко всем. Давайте все вместе поддержим дальнобойщиков. На них навязали еще один налог под названием «Платон» и если этот налог начнет работать, то водителям придется поднять цену за рейсы. Если водители поднимут цену за рейсы, то клиенты, которые их загружают, поднимут цены за товар.

А это значит что те торгаши, которые сидят на российских рынках поднимут цену на продукты питания, а это уже будет бить по карманам обычных людей, то есть по нам всем. Сейчас дальнобойщики стоят и не работают.

И если они не начнут работать, то совсем скоро в магазинах и рынках закончатся продукты и все остальное, и их цены поднимутся до максимума. Поэтому мы должны выйти всем народом и поддержать дальнобойщиков, чтобы власти отменили «Платон».

Мы должны показать нашим властям, что мы не стадо баранов и что мы умеем отстаивать свои интересы. Перешлите это сообщение всем Россиянам по всей России чтоб люди узнали что происходит в нашей стране о чем молчат телевидение и СМИ. Поддержим дальнобойщиков».

На вопросы On Kavkaz о причинах и последствиях происходящего отвечают известные журналисты – Максим Шевченко и Руслан Курбанов.

В России и на Кавказе случилась неожиданно горячая весна. Митинги против коррупции в сотнях городов страны, протесты дальнобойщиков на Кавказе, войска Росгвардии, брошенные на усмирение протестующих в Дагестане. Почему обострение массовых протестов происходит именно сейчас?

Максим Шевченко:

Кризисная ситуация возникает по разным причинам. Первая причина – сформировавшиеся группы элит, конфликтующих между собой власть, и не способных прийти к согласию. Конфликт между условным Игорем Сечиным и Дмитрием Медведевым является важнейшим фактором раскола современного элитного пространства России.

Это не конфликт между консерваторами и либералами, в идеологическом смысле они есть с обеих сторон. Но это конфликт между разными типами экономики, между элитами, ориентированными на сырьевую ренту и доход от источника внутренних ресурсов и теми, кто ориентирован на привлечение мирового капитала дешевых денег в Россию для сверхприбыли, это правительство и все, что связано с Медведевым.

Борьба предстоит нешуточная. Атака Навального, несмотря на наличие отвлекающих ударов по Якунину и другим, нацелена на космополитическое финансовое лобби в России. За Навальным, скорее всего, стоит условный Сечин, то есть олигархическая бюрократия, ориентированная на экспорт энергоресурсов. Медведев, как и его правительство, является квинтэссенцией и символом этого лобби.

С одной стороны, Медведев – ближайший к Путину человек. Ну и Столыпин, и Распутин были ближайшими к царю людьми. Близость к царю не влияет на войну между элитами, которая ведется за дверью царя.

Вторая причина – появление нового поколения в России, не ассоциирующего себя с 90-ми гг. Недаром символические фигуры 90-х, которые были во главе этого дела еще в 2012 году, представители сионистско-космополитической тусовки, отсутствовали на последних митингах, не они задавали тон. Более того, их реакция была крайне осторожной.

Вроде как они не могут не поддержать, вместе с тем поддержать они тоже не могут, потому что для них это чужое племя. И потом это удар по их любимцу Медведеву, который стоит за их спиной и является символическим образом союза с мировым либерально-космополитическим финансовым проектом.

Поэтому это новый протест. Выросло поколение, которое воспринимает все в иной эстетике. Для них события 90-х, 2000-х – вчерашний день. Они находятся за чертой новой истории и нового ментального отношения к реальности.

С одной стороны, это поколение выросло на путинском успехе Крыма. С другой стороны, поколение ощущает победу во многом, это не антикрымское поколение, не волна демонстрантов. Они хотят справедливое государство и общество. Они не желают играть роль мусора под ногами правящих элит. Поэтому нарождается поколение протеста.

Причина молодежного протеста экзистенциальная. Им скушен ренессанс консервативной советской неосталинистской модели. Молодежь живет в ином пространстве, с другими ценностями, иной музыкой, социальными сетями, достаточно радикальное пространство. Взрослое поколение, ратующее за консерватизм, даже примерно не понимает, как живет молодежь.

И третья причина того, почему протест приобрел еще и широкое региональное значение – Медведева не любят все. Это правительство крайне непопулярно. Если Путин относительно популярный, он ассоциируется с борьбой во внешней политике, и это так, то Навальный выбрал Медведева своей «мишенью» идеально.

Жизнь в регионах крайне тяжела. Внутренняя политика в стране чудовищна и ориентирована только на сохранение статус-кво правящих элит, ни в коем случае не на развитие социальных и политических институтов.

Люди видят, как правящие элиты купаются в золоте и роскоши, а большинство людей едва позволяют себе средний уровень жизни. А это родители, бабушки и дедушки сегодняшней молодежи. Социальная пропасть, образовавшая в стране, людьми переживается крайне болезненно. Все реформы в сфере медицины, образования и т.д. завершились тем, что улучшили жизнь лишь правящей элите и членам их семей. Народ от них не получил практически ничего.

Четвертый фактор, пока еще не остро осознаваемый, потому что пока нет поражения. И этот фактор – война, которую ведет страна по периметру границ. Это ментальное напряжение для людей. Постоянная пропаганда по телевидению. Да, это еще и чувство победы и превосходства. Но постоянное ощущение войны разрушает в людях сознание стабильности. Поэтому люди готовы к активным шагам.

Руслан Курбанов:

Сегодня по всему миру утверждается новый вид диктатуры – информационная. В самых демократических странах – США, Европе и даже в России – под прикрытием демократии правящие круги отнимают все больше свобод у простого населения, убаюкивая их индустрией потребления и развлечения.

Но в отличие от США и Европы в России правящие круги жестко прессуют собственный народ. Тюрьмы переполнены, силовики и полиция похожи на врагов собственного народа, живыми из их лап после задержания вырваться мало кто надеется. Кроме того, для простых людей все меньше оставляют шансов заработать деньги своим трудом.

Народ готов был бы и это терпеть. Но в условиях финансового кризиса, падения цен на нефть и газ, правящие круги начали искать новые источники сверх-доходов. и для их получения решили начать отжимать до последней капли и без того находящийся на грани терпения народ – повышая налоги, цены, сокращая социальные пособия и вводя непомерные оброки типа «Платона».

И народ, который молча соглашался с преследованием и убийством имамов, религиозных деятелей, политических активистов и оппозиционеров, решил показать власти, что больше терпеть не намерен. Люди поняли, что если не выйти сейчас, то завтра каждый из нас пойдет на фарш для ненасытной политической элиты.

Готовности выйти на протест жителям России и Кавказа в огромной степени добавили и последние выборы сентября 2016 года, на которых власти с грубейшими нарушениями закона, сломав об колено мнение простых людей, провели в Госдуму откровенно антинародных депутатов. Понимая, что терпеть эту власть еще лет 5 они не в силах, люди и вышли на улицы.

Как так случилось, что Дагестан, ранее не принимавший участия в общероссийских политических процессах, на этот раз оказался на передовой борьбы простых людей за свои права? И почему власти жестче всего подавляют эти протесты именно в Дагестане? Есть ли страх, что Дагестан может быстрее взорваться?

Максим Шевченко:

Дагестан принимал участие в протесте, потому что там дольше всех шла террористическая война. Это была гипертрофированная форма социального протеста. Неоднократно говорили и писали, что молодежь уходит в радикализм по социально-экономическим и культурным причинам.

Народы Дагестана не хотят ассоциироваться с террором, но чувство несправедливости осталось. Поэтому протест приобретает легальные формы, как говорили классики, тред-юнионистские. Пока это требования дальнобойщиков, но потом это выльется в политическую борьбу.

Система «Платон» на Кавказе переживается крайне остро. Ведь никто не говорит о том, что на каждом блокпосту приходится давать огромные взятки. Тут федеральные «блокпосты Ченчика» повсюду, на которых дальнобойщикам АТО отстегивать десятки тысяч нелегальных рублей, прежде, чем они доберутся от Самура до Ростова или Астрахани. А тут еще и «Платон»!

Надо убрать блокпосты, где процветает рэкет в чистом виде, тогда люди будут согласны обсуждать этот закон. Иначе «Платон» будет восприниматься, как наглая дополнительная грабеж людей. Считаю, что, к сожалению для власти, на данный момент, все протесты дальнобойщиков экономически и социально оправданы.

О коррупции в Дагестане знают все, кроме прокуратуры и Следственного комитета. Кто не знает, пусть сходит на базар, расскажут все в деталях. Все делали вид, что король одетый, а король-то голый был с самого начала, и все об этом знали.

Когда прорвало, власть в ответ на митинг у Аварского театра ответила арестами и репрессиями, то все увидели, что король оказался голым, то есть, что коррупция везде, народ грабят, еще и не дают ему говорить, правящая элита живет во дворцах, как дубайские эмиры. Но Дагестан это не Дубаи, простые люди живут так плохо, как приезжие китайцы в ОАЭ не живут. Этот протест пока еще туманный, но приобретает социальные черты.

Силовики боятся, что поднимутся вопросы о поборах и грабежах, что ряд силовых структур, так называемое наследие Ченчика и Меликова превратили борьбу с терроризмом в источник доходного бизнеса. А терроризма уже никакого нет. Уже оружия-то у них нет, с ножами и кастетами лезут на вооруженных до зубов гвардейцев.

Но тысячи прикомандированных грабят народы Северного Кавказа, граждан России, создают новые блокпосты по дорогам, занимаются рэкетом и поборами с людей, которые в поте лица зарабатывают свои 30-50 тыс. рублей. Конечно, они не хотят терять этот источник дохода, поэтому они туда перебросили дополнительные войска, чтобы их задушить и подавить законный социально-политический протест трудящихся.

Руслан Курбанов:

Много лет пытаясь довести до московских чиновников боль кавказских народов и своего родного Дагестана, я понял, что в полноценном развитии Кавказа столичные чинуши абсолютно не заинтересованы. Более того, они Кавказа боятся и пытаются держать в ежовых рукавицах силовиков.

Их пугает вольная и кипучая натура Кавказа. Пугает то, что кавказские народы, что бы с ними ни делали, никак не превращаются в послушное быдло. И заплывший нефтяным жирком московский чиновник боится любого намека на самоорганизацию кавказского общества. Тем более, если эта самоорганизация протестная.

Оттого, жители всех республик Кавказа должны понять – то, что позволено жителям Москвы, Санкт-Петербурга, Рязанщины, Брянщины или даже Кубани и Ставрополья, не будет позволено жителям кавказских республик. Свидетельством тому является тот факт, что республикам Кавказа не позволяют даже выбирать себе глав, как это позволено другим регионам России.

Оттого в Москве акции протеста будут разгонять уговорами и условными сроками, а в Дагестане разбитыми машинами, сломанными челюстями, войсками Росгвардии, подбросами гранат и наркотиков и массовыми задержаниями, после которых люди будут погибать в отделениях от пыток.

С другой стороны, на самом деле, Дагестан может взорваться быстрее, чем другие регионы России. И взрыв в Дагестане, не дай Бог, может случиться страшнее по последствиям. Поскольку взрывная реакция – в крови дагестанцев. Но за ней – ни у власти, ни у самого общества, ни у общественных лидеров – пока нет четкой и детальной стратегии последовательного решения накопившихся проблем.

Возможно ли на фоне протестов, рождение в Дагестане нового поколения сильных и независимых политических лидеров, подобных национальным лидерам 90-х годов – братьям Хачилаевым, Сайгидпаше Умаханову, Сагиду Муртазалиеву?

Максим Шевченко:

Таких людей нет, и ситуация уже не та. Прежние лидеры возникли на фоне распада страны. Это другие, острые, яркие по-своему люди. Сегодня появилось целое поколение исламской, более светской интеллигенции, которая готова ставить задачи не исходя из национального квотирования, как это делал Магомедали Магомедов.

Люди хотят жить по-современному. Многие дагестанцы получили прекрасное образование за пределами страны, да и в ее пределах. Они не понимают, почему Дагестан с таким человеческим, экономическим потенциалом должен жить, как захудалое государство в Африке с богатейшей правящей элитой и нищим народом.

Молодое поколение дагестанцев полагает, что необходимо перераспределение экономических и финансовых потоков. Это серьезный системный протест, но он уже поставлен на серьезную научную экономическую основу. Люди не хотят урвать какую-то часть, как это было в 90-х.

Они готовы к системному преобразованию, смене правил игры, чтобы ушла коррупция, бесконтрольная власть силовиков, готовы к созданию реальных точек роста, а не выдуманных. Власть просто не понимает, что новое поколение 30-40-летних – это поколение людей, которые не хотят крысятничать и грабить свой народ, а хотят жить халяльно, заниматься бизнесом, жить по человеческим правилам, по закону, а не по правилам волчьей стаи. Лидеры появятся, это будут системные организованные силы.

Руслан Курбанов:

На самом деле в Дагестане за последние 15 лет взросло новое поколение лидеров. Но это не лидеры формата братьев Хачилаевых и Сайгидпаши Умаханова. Это лидеры с образованием международного уровня, с опытом работы в международных корпорациях, с четким пониманием того, что и как может спасти их республику.

Но именно этого поколения молодых лидеров как смерти боятся власти самого Дагестана и московские чиновники. Потому что эти молодые лидеры требуют от властей полного демонтажа кланово-коррупционной системы управления Кавказом, когда власть и стабильность держатся на штыках силовиков и возможности правящей верхушке разворовывать бюджет.

Это абсолютно паразитарная система обеспечения управляемости Кавказом взращенными в колониальной логике кланами, которые десятилетиями уничтожают молодежь собственных народов и не подпускают никого к оздоровлению ситуации. Но новое поколение лидеров все равно прорастет через этот бетон, в который правящие кланы и московские элиты укатали Кавказ.

Эти молодые профессионалы и лидеры нового поколения не заинтересованы в захвате власти или насильном сломе системы. Им хватает образования, проницательности и кругозора, чтобы понять, что кланово-коррупционная система и так идет к своему краху. И в момент ее упадка, как в момент краха СССР, только это молодое поколения и сможет спасти страну и свои народы.

onkavkaz.com
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 3-04-2017, 17:10. Просмотров: 539
Другие новости по теме:
В Дагестане протестующих дальнобойщиков окружили войска Росгвардии
Дальнобойщики Карачаево-Черкесии объявили бессрочную акцию протеста
России будет больно. Дагестан и КЧР преподали избирателям жестокий урок «де ...
Руслан Курбанов: Наша молодежь теряет наследие своего народа, а народ – сво ...
Набиев: рекомендации Медведева могут дестабилизировать обстановку на Кавказ ...