Архив сайта
Июль 2017 (29)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Март 2017 (37)
Февраль 2017 (28)
Календарь
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Но коль черти в душе гнездились,
Значит, ангелы жили в ней…
Сергей Есенин


Когда в душе России нет уже, а Черкесии нет еще, – Аида Герг





























Вы знаете, я была большим патриотом России. Нет, даже огромным патриотом России.

Меня часто упрекают в том, что я очень политизирована, что слишком много времени и сил уделяю никому не нужному общественно-политическому движению и патриотизму.

Но мало кто знает, что это не выбор, это врожденное... как люди рождаются с певческими талантами, абсолютным слухом или математиками. Я с уверенностью могу сказать, что я такой родилась.

В школе часто уроки истории были диалогом между мной и учителем. Наверное, я единственный ребенок, который смотрел лет с 10 все политические дебаты и передачи по телевизору и крайне редко пропускал программу «Время» на ОРТ.

Когда мне было лет 14, я попросила родителей установить на крыше дома российский флаг. Это же естественно и красиво! Но покрутив пальцем у виска мне отказали. Как раз в этот период над нашим двором часто пролетали вертолеты.

Дома у нас был большой аптечный стол. Я вытащила его на улицу, взяла три банки краски – белой, синей, красной – и покрасила его в цвет своей обожаемой великой Родины – России. Он стоял в середине двора, чтобы все пролетающие видели - здесь живет патриот своей любимой страны!

Ничего в школе не намекало о существовании когда-то Черкесии. Тем более о геноциде. А 21 мая был для нас не более чем датой приближающей к школьным каникулам.

Были и инциденты в школе. Всякие небольшие эссе о моей маленькой родине – Кабардино-Балкарии и большой Родине – России были уже привычным делом. Поэтому когда нам, в 11 классе, задали задание написать сочинение на две страницы в вольном стиле приурочив к 150-летию Государственной Думы, я с энтузиазмом написала 10 страниц озаглавив его «Мое письмо Президенту».

Письмо ребенка Путину о некомпетентности государственных чиновников.

Тетрадь с письмом попала к директору, оттуда пошла по всем учителям и маму вызвали в школу. Разговор был коротким – пусть Аида сожжет это письмо или переписывает, если хочет, чтобы мы отправили его на конкурс. И если Вы хотите остаться на своем месте. Если это письмо попадет к кому-то из республиканских чиновников, мы все лишимся места.

Конечно, я отказалась переписывать. И каждое утро отправляя меня в школу, мама говорила в след: ...И перестань писать и говорить о политике. Мне еще работать надо.
Потом мы уехали в Москву. Было первое «Адыгэ Зэхуэс – Чествование первокурсников» и там первый раз я услышала речь западных черкесов.

Моя первая мысль – «Это что, какой-то старо-кабардинский? И что на Адыгэ Зэхуэс делают ребята в футболках «Черкес» и «Адыгея»?

Что они здесь забыли?..

Через год я открыла для себя «удивительный мир социальных сетей». Все началось с одноклассников. Мы сидели в первых черкесских группах «Адыги Мира» «Абаза-Адыгская» «Всемирное адыгское братство» и т.д. Были первые вбросы со стороны соседских народов, что черкесы это цыгане, которые пришли на Кавказ и все у всех отняли.

Благо, в соцсетях я познакомилась с умными, образованными ребятами, которые мне объяснили, что это все не правда, что была страна Черкесия и дали пару авторов, для ознакомления с черкесской историей.

Чем больше я читала, тем больше разочаровывалась в великой России и тем стремительнее остывали мои к ней чувства.

Там же порекомендовали почитать «Последний из ушедших» Баграта Шинкубы. Книги не было в твердом переплете. Я распечатала ее на рабочем принтере, положила в папку и читала в метро по дороге на работу и домой.

Эта книга послужила окончательным толчком к пересмотру своих патриотических взглядов. Ледяной волной, которая окатила меня с головы до ног и пробудила от лжи. Бесконечной лжи.

Точно могу отрефлексировать это момент. Я ехала с работы, читая книгу, не могла остановить слезы, которые градом лились из моих глаз. Мне было не по себе от того, что я плачу в общественном месте. Громкий голос оторвал меня от строк – «Станция Выхино. Конечная. Просьба выйти из вагонов».

Я подняла свое залитое слезами лицо, окинула взглядом пассажиров, спешащих выйти, вагон, верхушки домов, видных из окна вагона и поняла, что я чувствую ненависть. Огромную ненависть. Прям, как в книгах пишут: «В ее сердце полыхал огонь ненависти, готовый уничтожить все на своем пути»...

Тогда я поняла, что никогда не стану прежней... Больше никогда в моем сердце не будет места для России.

Следующий год был еще сложнее. Когда России у меня не было уже, а Черкесии не было еще. Мне понадобилось несколько лет, чтобы по крупицам собрать свой патриотизм, идеологию и веру заново...

Но это уже совсем другая история. Совсем другой меня. У которой в сердце сосуществуют созидательная любовь и разрушительная ненависть. Которая знает, что добро должно быть с кулаками, врагов нельзя жалеть, опасно увлекаться благородством и которая помнит всегда, что в этом мире, каждый должен стоять только за свои интересы.

‎Аида Герг
 (голосов: 6)
Опубликовал admin, 19-06-2017, 20:17. Просмотров: 1103
Другие новости по теме:
О справедливости, обо мне, моем письме Путину и Рузанне Туко, – Аида Герг
Аида Герг: «Мы рискуем вновь растерять связи с черкесской диаспорой Турции»
На каждое «жалко погибших» есть ответ: «а сирийских детей не жалко было»? - ...
Ученица 2-го класса Лана Шутова: «Меня спросят на абхазском, и я не смогу о ...
Любовь Балагова: Мария сделала для России не меньше, чем сам Иван Грозный