Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


(Стилистика и орфография заявителя сохранены)

Председателю Правозащитного центра КБР
Хатажукову В.Н.

от Ахобекова Салима Хусейновича,
КБР, г. Баксан.


Исполнитель «лезгинки»: Разве может танец быть поводом для уголовного преследования?





























Уважаемый Валерий Назирович! Танец – единственный вид искусства, в котором мы сами являемся инструментом. (Рахель Фарнхаген).

В моём понимании танец – это элемент народного творчества и средство самовыражения, в котором демонстрируется сила, ловкость, отвага, а также культура, характер и традиции народа.

Никогда не смог бы себе представить, что народный танец может выступить в качестве повода для привлечения меня к уголовной ответственности.

Так, 11.08.2017 года я вместе со своим братьями Ахобековым Алимом и Берхамовым Казбеком, на автомобиле приехали в г. Геленджик Краснодарского края для отдыха. На следующий день, с этими ребятами мы пошли в кафе, расположенное на пересечении улиц Ленина-Херсонская, где я, как и большинство отдыхающих, принял пищу и выпил немного пива.

Спустя некоторое время около 19 часов мы вышли из этого заведения и вместе подошли к ранее припаркованному неподалёку автомобилю. Ахобеков А. вставил ключ в зажигание, и в салоне автомобиля заиграла адыгская музыка.

В этот момент, я непроизвольно подхватил ритм и стал танцевать под музыку. В моих танцевальных движениях не было каких-либо признаков агрессии, неприличных жестов и т.п. Я не выкрикивал, каких-либо оскорбительных слов, призывов к чему-либо, никого не провоцировал. Более того, ранее незнакомые лица останавливались, аплодировали, поощряя и таким образом, активизируя, мои действия.

Всегда считал, что людям, мало-мальски изучавшим историю нашей Родины, приятна музыка адыгов, ранее проживавших на территории современного города Геленджика, ритм которой известен нам с детства, приобщен и впитан в сознание с молоком матери.
Своими овациями и поощрительными возгласами, прохожие стимулировали и выражали симпатию к нашему национальному танцу в моём исполнении как к элементу самобытности адыгов.

Царившая вокруг атмосфера позитива длилась ровно до приезда сотрудников полиции, и людей, одетых в казачью форму.

После появления стражей порядка у меня сложилось впечатление, что моя национальная принадлежность к так называемому коренному народу, проживавшему, когда то на этой территории, стала своеобразной «красной тряпкой для быка».

Задумываясь впоследствии о случившемся и попытавшись хоть как-то объяснить поведение, и понять действия полицейских и казаков, меня мучает вопрос – почему в нашем демократическом государстве исполнять национальный танец и таким образом, подчеркивать свое отношение к своим историческим корням, при этом, не причиняя кому бы то ни было, ни каких стеснений, одним людям запрещено, и в тоже самое время другим появляться в общественных местах, в этнической одежде и тоже, таким же образом, подчеркивать свою принадлежность к этим слоям, разрешено и даже поощряется государством?

Иными словами, казакам можно выражать свою этническую принадлежность форменной одеждой и атрибутами в виде плети, а мне народным танцем – нет. Геям можно проводить парад на главных улицах города, а мне запрещено демонстрировать народный фольклор.

И это притом, что они появляются в обществе в присутствии стражей порядка, для которых нет и не должно быть каких-либо национальных, этнических и т.п. разделений!

Приехавшие полицейские нарушили все мыслимые и не мыслимые нормы закона, этики и морали. Они даже не представились, не предъявили свои служебные удостоверения, наверное, считая, что форменная одежда должна говорить сама за себя! А может быть приехавшие с ними люди в казачьей форме с демонстративно прикрепленными к одежде нагайками, должны были внести «ясность»?!

С момента их появления и неправомерного вмешательства в творческий процесс начался конфликт. То есть люди, по своим служебным обязанностям призванные охранять общественный порядок и законные интересы граждан сами же его нарушили и создали раздор, в грубой форме оскорбив ненормативными выражениями, применив в отношении меня и присутствующих лиц физическую силу, специальные средства – перцовый аэрозоль (газ), наручники и нагайку.

При этом, публично, во всеуслышание заявив, что «лезгинка запрещена в Краснодарском крае»! И все это происходило в присутствии прохожих и очевидцев, возмущения которых можно увидеть в публикации сети «Интернет».

После применения в отношении меня физической силы, специальных средств, а также предмета не являющегося специальным средством состоящим на вооружении МВД (ногайки), лицом в казачьей одежде, я был доставлен в расположение ОМВД по г. Геленджик, босиком, без обуви.

После вынесения судом постановления о привлечении меня к административной ответственности, вину, в совершении которого меня убедили признать под угрозой уголовного преследования, я был водворён в изолятор временного содержания, где провёл пять суток без обуви, босиком. Как позднее стало известно, в течении пяти суток, моим родственникам не разрешали передавать мне продукты питания и чистую одежду.

17.08.2017 года, постановлением следователя, следственного отдела по г. Геленджик СУ СК РФ по Краснодарскому краю, в отношении меня, возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ (применение насилия, в отношении представителя власти) по которому я был допрошен в качестве подозреваемого с участием адвоката, приглашенного органом предварительного следствия, по назначению.

Впоследствии я понял, что это не адвокат, а обвинитель. Он убедил меня признать свою вину, пояснив, что в противном случае будет хуже.

Позднее, прибыл другой защитник, адвокат из Республики Адыгея, после консультации, с которым от ранее данных показаний я отказался и воспользовался своим правом ст.51 Конституции РФ.

Хочу пояснить, что благодаря усилиям члена Совета Федерации от КЧР Рауфа Арашукова, после отбытия административного ареста я был отпущен под подписку о невыезде.

В настоящее время я госпитализирован и прохожу лечение в больнице по месту проживания.

Достоверность изложенных мной обстоятельств подтверждается видеозаписью сделанной одним из очевидцев происшествия.

С учетом изложенного, прошу Вас, и всех, кому не безразлична не только моя судьба, как человека, гражданина и сына своего народа, не совершившего ничего противозаконного, но и кому не безразлична судьба нашей страны и будущее наших детей – откликнутся на мое обращение и любым доступным для Вас способом привлечь общественное внимание к моей ситуации, которая является ярким примером противозаконной, порочной деятельности правоохранительных органов Краснодарского края и других субъектов РФ, с которой в нашей стране борются только декларировано, выступая с «высоких» трибун, но реально никто ничего не предпринимает для искоренения этого явления, что может привести к тому, что на моем месте может в любое время оказаться любой честный, принципиальный с активной гражданской позицией гражданин нашей страны.

С уважением,
С.Х. Ахобеков.

24.08.2017 г.

zapravakbr.com
 (голосов: 2)
Опубликовал admin, 1-09-2017, 22:15. Просмотров: 344
Другие новости по теме:
Против исполнителя лезгинки в Геленджике возбуждено уголовное дело, – адвок ...
Пострадавшим при задержании исполнителя «лезгинки» в Геленджике нужна помощ ...
Арестованный за лезгинку в Геленджике Салим Ахобеков вышел из изолятора
Исполнитель лезгинки в Геленджике из больницы Нальчика переведен в Пятигорс ...
Обращение жителя г. Баксан Азамата Абазова к правозащитникам Кабардино-Балк ...