Архив сайта
Декабрь 2017 (30)
Ноябрь 2017 (13)
Октябрь 2017 (21)
Сентябрь 2017 (28)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Январь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Ушел из жизни один из самых ярких и известных адыгов, который всю свою жизнь посвятил возрождению, утверждению в семье российских народов как равноправного – адыгского народа.

Памяти Альмира Абрегова, – доктор исторических наук Казбек Ачмиз





























Он ворвался в общественно-политическую жизнь Адыгеи в самый переломный и сложный период развития страны. Благодаря его усилиям и соратникам бывшая национальная автономия Адыгея была преобразована в Республику Адыгея – самостоятельный, полноправный субъект Российской Федерации. Он и его соратники были своего рода локомотивом, который не позволял существовавшей тогда исполнительной власти ждать указаний сверху, а понуждал идти в фарватере преобразований, направленных на расширение демократии, при сохранении согласия и сотрудничества между всеми общественными движениями, политическими партиями и конфессиями в многонациональном регионе.

Альмир Нухович Абрегов родился 28 ноября 1945 г. в ауле Хатажукай Шовгеновского района. Учился хорошо, окончил школу с золотой медалью. Затем поступил на филфак АГПИ (ныне АГУ) с дополнительной подготовкой по немецкому языку. В определенный момент, уже на третьем курсе осознал, что ему нужно профессиональное знание истории и английского языка, т.к. основной массив литературы по истории адыгов был издан на английском языке. Специально поехал в Нальчик, встретился с ректором КБГУ Х.М. Бербековым, который согласился принять его в КБГУ на общих основаниях, но только на первый курс. У Альмира не было выбора. Все студенческие годы он всегда выделялся среди сокурсников своими выдающимися способностями, хорошо знал французскую, английскую, немецкую литературу, жадно впитывал все, что касалось истории адыгов, их нелегкого исторического пути. По окончании КБГУ в 1970 г. поступил в аспирантуру Тбилисского госуниверситета.

Трудовой путь его начался в Сухуме в должности ученого секретаря Абхазского государственного научного музея, в котором он проработал в течение 12 лет – с 1976 по 1988 гг.. Там же он активно включился в общественно-политическое движение народа Абхазии против имперской политики руководства Грузии, направленной на ущемление политических и культурных прав абхазского народа. Он стоял у истоков создания Ассамблеи горских народ Кавказа (АГНК) в 1988 г. в Абхазии, которая впоследствии была преобразована в Конфедерацию Народов Кавказа (КНК), Международной черкесской ассоциации (МЧА). Эти организации внесли решающий вклад в сохранение межнационального согласия и стабильности на Северном Кавказе, заявив в полный голос о том, что политика имперского диктата закончилась, и народы на постсоветском пространстве вправе самостоятельно решать свою судьбу. Развитие событий в Абхазии, Южной Осетии, Чеченской республиках подтвердили эти основополагающие выводы.

В 1988 г. он вернулся в родную Адыгею и руководство автономной области, учитывая его богатый опыт музейного работника и рекомендации специалистов этой отрасли культуры, назначило А.Н. Абрегова директором историко-краеведческого музея. Возглавив музей, преобразованный впоследствии с получением нового современного здания в Национальный музей Республики Адыгея, он вместе с коллективом разработал концепцию музейных экспозиций, представленные тремя постоянно действующими залами. Это не считая многочисленных выставок, которые организовывались к различным памятным датам в истории России и Адыгеи. Музей при его руководстве стал научным и методическим центром для районных музеев и вошел в реестр ведущих музеев Российской Федерации. Сам Альмир был профессионалом музейного дела в России, с мнением которого считались ведущие специалисты этой специфической отрасли культуры. Руководил он музеем до 2007 г. включительно.

Работа А.Н. Абрегова в Адыгее совпала с неповторимыми бурными годами перестройки, объявленной лидером страны М.С. Горбачевым. Это было время, когда стало возможным, а точнее, было разрешено в полный голос говорить о насущных проблемах национально-территориальных образований в СССР, поднимать вопросы о повышении их государственно-правового статуса. И Альмир со свойственной ему энергией влился в ряды активистов только что созданного движения «Адыгэ Хасэ», а затем был избран председателем Совета этой организации.

После провозглашения 5 октября 1990 г. Республики Адыгея в составе РСФСР, принятия Декларации о государственном суверенитете, где Альмир стал одним из соавторов текста Декларации, Закона РСФСР от 3 июля 1991 г. «О преобразовании Адыгейской автономной области в Советскую Социалистическую Республику Адыгея в составе РСФСР», за подписью первого Президента России Б.Н. Ельцина, встал вопрос о формировании законодательных и исполнительных органов власти. Верховный Совет РСФСР своим постановлением, рекомендовал новому субъекту сформировать первый в ее истории парламент в составе 100 депутатов. При этом было разрешено в местах компактного проживания коренного населения – адыгов создавать округа с меньшей численностью избирателей.

Непростая общественно-политическая ситуация, сложившаяся к середине сентября 1991 г., заметно ухудшилась действиями различных деструктивных сил, в частности, организационного съезда Союза славян Адыгеи, которые под видом защиты интересов славянского населения попытались расколоть общество по национальному признаку и установить в Адыгее этнократическое правление.

Представители научно-технической и творческой интеллигенции адыгов объединились 2 октября 1991 г. в общественное движение, получившее по числу присутствовавших на организационном собрании название «Комитет – 40», и поставили своей задачей добиваться паритетного представительства коренного населения при формировании парламента. Эта идея была подсказана активистам «Адыгэ Хасэ» выдающимся юристом и правоведом России Ю.Х. Калмыковым.

Впоследствии, мне неоднократно приходилось сталкиваться с ним на различных форумах национальных движений и казачества Юга России, работать в совместных комиссиях по выработке резолюций и рекомендаций с этим великим наследником адыгов в российском правительстве, которые, подобно представителям плеяды знаменитого рода князей Черкасских, начиная с русского царя Ивана IV Грозного, верой и правдой служили России. Он всегда любил повторять, что его, Калмыкова, никто не сможет заставить переступить действующие на настоящий момент Конституцию и законы России. Компромисс надо искать в рамках существующего законодательства в стране, учил он нас. Все помнят, что в годы президентства Б.Н. Ельцина и войны в Чечне, когда, сначала принимали законы, а потом думали, он в знак протеста против ввода регулярных войск на территорию Чеченской республики, покинул пост министра юстиции России.

9 октября 1991 г. были избраны сопредседатели «Комитета – 40» А.Н. Абрегов, А.Т. Керашев, Д.Х. Мекулов, Р.А. Хуажев. Выражая их мнение, Альмир Абрегов заявил в печати, что основная причина создания «Комитета – 40», озабоченность за судьбу адыгского народа и за состав будущего парламента. Большую роль в консолидации прогрессивно настроенной интеллигенции Адыгеи, достижении паритета на предстоящих парламентских выборах сыграла газета «Джэрпэджэжь» («Эхо»), выходившая под редакцией А.Т. Керашева.

«Комитет – 40» выступил инициатором и организатором проведения съезда адыгейского народа. На этот съезд было избрано более 600 делегатов и примерно столько же прибыло желающих участвовать в работе съезда без права голоса.

С основным докладом «Паритетное формирование парламента Адыгеи – фундамент национального согласия» выступил А.Н. Абрегов. Он охарактеризовал общественно-политическую ситуацию накануне выборов Верховного Совета ССР Адыгея и внес ряд существенных основополагающих предложений, которые были приняты съездом адыгейского народа. В прениях тогда выступили 22 человека, в том числе и представители русского населения. Поскольку зал филармонии не мог вместить всех желающих, трансляция выступлений участников съезда шла через динамики, установленные у здания филармонии.

Все сопредседатели и члены «Комитета – 40» отмечали безусловное лидерство А.Н. Абрегова. В частности, Р.А. Хуажев, выступавший на съезде с «Обращением к адыгскому народу», неоднократно говорил мне, что авторство этого документа принадлежит Альмиру Абрегову, а он лишь озвучил его основные мысли, которые были высказаны при подготовке этого документа.

Главная задача съезда – «стать консолидирующим началом между русскоязычной и адыгской частями населения нового субъекта России и идея паритета» была единогласно поддержана делегатами. Съезд «решительно осудил действия деструктивных сил, которые прикрываясь именем славянских народов, стремятся удовлетворить свои политические амбиции».

Были, правда, тогда «лидеры» в исполнительной власти, которые угрожали выходом «своих» районов из состава Адыгеи, если принцип паритета «50 на 50» восторжествует в Адыгее. Непонятно было одно: кто уполномочил «этих лидеров», политические амбиции которых зашкаливали за рамки здравого смысла, говорить от имени русскоязычного населения? Зато, когда Республика Адыгея все же состоялась, они первыми стали требовать от Президента Адыгеи А.А. Джаримова самых высоких должностей.

Состоявшаяся 25 октября 1991 г. внеочередная VII сессия областного Совета народных депутатов поддержала решения съезда о паритетном «50 на 50» формировании парламента РА.

Однако реализовать решения съезда о паритетном формировании парламента оказалось не так просто, как это предполагали делегаты. Во-первых, VII сессия областного Совета народных депутатов приняла решение о паритете «50 на 50» в парламенте между русскими и адыгскими депутатами. Съезд же требовал паритета между адыгами и остальной частью населения. Во-вторых, Центризбирком отказался пересматривать границы и численность, уже определенных до съезда, округов. В этих условиях «Комитету – 40» ничего не оставалось, как возобновить работу съезда адыгейского народа.

16 ноября 1991 г. состоялся второй этап съезда, на котором был избран исполком съезда адыгейского народа (ИКСАН) в составе 15 чел., которому съезд поручил добиваться неукоснительного выполнения ранее принятых решений.

В конечном счете, было достигнуто соглашение о формировании так называемых национальных (адыгейских) округов. Конечно, эта норма противоречила всем демократическим принципам, но ИКСАН согласился с этим джентльменским соглашением, которое дали тогда руководители исполнительной власти городов и районов Адыгеи. С избранием ИКСАНА «Комитет – 40» прекратил свою деятельность. Позднее, в марте 1993 г. на съезде «Адыгэ Хасэ» ИКСАН отчитался по своей деятельности и сложил с себя все полномочия.

Примечательно, что борьба за паритет в парламенте Адыгеи в тот период была одной из главных задач «Комитета – 40». В своем докладе Альмир Абрегов предсказывал, что паритет сегодня, это «временный компромисс до утверждения подлинно демократических принципов в нашем обществе с последующим их превращением в постоянно действующие факторы социальной жизни». Так оно и случилось. На состоявшихся 18 сентября 2016 г., в единый день голосования по России выборах в Государственную Думу и Государственный Совет-Хасэ Республики Адыгея, избиратели отдали 32 места из 50 в республиканском парламенте представителям коренной национальности – адыгам.

К сожалению, 100% паритета тогда не удалось достигнуть. Было избрано в ходе нескольких туров выборов 44 депутата коренной национальности. Но и этого уже было достаточно, чтобы обеспечить полноправное представительство коренного народа, давшего название республике, в законодательном органе власти. Можно было добиться паритета? Безусловно! Но нашлись несколько «демократов», которые опять же под видом защиты интересов русскоязычного населения нарушили соглашение, достигнутое между руководителями различных общественных движений и буквально в последний момент, за час, а то и меньше, зарегистрировались в качестве кандидатов в депутаты в так называемых «адыгейских» округах. По «своим» округам они вряд бы прошли. Как показали последующие события и практика, эти депутаты Верховного Совета РА так ничем себя не проявили для блага своих избирателей, кроме противостояния вместо продуктивной работы, хотя их амбиции, как всегда это бывает, перехлестывали через край.

Затем были события, связанные с принятием государственных символов Адыгеи – государственного флага, гимна и герба, Конституции Республики Адыгея. Самые большие страсти разгорелись вокруг государственного флага. Альмиру было поручено научно обосновать эскиз и макет адыгского флага, предложенного «Адыгэ Хасэ» в качестве государственного символа Адыгеи. Следует отметить, что возвращению исторического флага народу много способствовал один из активных членов Совета «Адыгэ Хасэ» и «Комитета – 40», известный журналист и писатель Асфар Куек. Впервые под этим флагом при активном участии А. Куека прошел учредительный съезд «Адыгэ Хасэ» в г. Теучежске (ныне г. Адыгейск). Делегаты съезда в едином порыве восторга и волнения стоя приветствовали эту святыню, обращенную к нашей исторической памяти и совести. Что видели и чувствовали при появлении этого знамени делегаты съезда, молодежь? В первую очередь, призыв к миру, согласию и солидарности в борьбе за свободу во имя справедливости. И это знамя стало символом единства народов многонациональной Адыгеи. И произошло это 24 марта 1992 г. По сути, А.Н. Абрегов стал автором стандартизации Государственного Флага РА.

Были и другие драматические события в судьбе кавказских народов, в разрешении которых, как миротворец, принимал участие А.Н. Абрегов. Агрессия Грузии против Абхазии в августе 1992 г. всколыхнула Адыгею и весь Северный Кавказ. Альмир, хорошо знавший ситуацию в Абхазии, вошел в состав Комитета солидарности с народом Абхазии, созданного в Адыгее в первый же день грузинской агрессии. Семья А.Н. Абрегова в это время находились в Абхазии, и он приложил максимум усилий, чтобы противоборствующие стороны сели за стол переговоров. Сразу же выехал в Абхазию. Надо отметить и большую организаторскую роль первого Президента Адыгеи А.А. Джаримова, который добился от руководства России, срочно созвать совещание руководителей северокавказских республик для принятия действенных мер по урегулированию этого опасного конфликта. И такое совещание было созвано в Армавире.

Сыграли свою роль и сотни добровольцев, откликнувшихся на призыв КНК стать на сторону Абхазии с оружием в руках и защитить ее свободу. Весьма позитивную роль, сыграло Кубанское казачество во главе с казачьим атаманом генералом В.П. Громовым, которое с первых же часов создания Комитета солидарности с народом Абхазии в Адыгее, приняло краткую резолюцию: «Любо!» и поддержало все его действия, в первую очередь, оказание гуманитарной помощи пострадавшим. Не случайно В.П. Громов, узнав о смерти Альмира, прислал письмо следующего содержания: «Казбек! Передай мои соболезнования родным и близким Альмира. Да упокоит его Всевышний в райских кущах! Аминь! Атаман Громов».

Известному кубанскому историку, атаману В.П. Громову мы также обязаны тем, что, несмотря на значительное давление, прессинг, со стороны верховной власти, он не дал втянуть кубанское казачество в разрешение конфликтов в Абхазии, Чечне, Осетии.
Деятельность А.Н. Абрегова и его вклад в урегулирование грузино-абхазского конфликта была по достоинству оценена. Альмир в соответствии с указом Президента Абхазии В.Г. Ардзинбы был награжден военным орденом Абхазии.

Позднее А.Н. Абрегов, вместе с известными членами «Комитета – 40», решительно выступил против братоубийственной войны в Чечне и потребовал от руководства Республики Адыгея поставить перед высшим руководством России вопрос о принятии самых решительных мер по немедленному прекращению этой войны. У нас, у всех был тогда горький опыт, когда одно из самых боеспособных формирований Российских Вооруженных Сил, 131-я Майкопская бригада по вине бездарных военных руководителей, решивших сделать подарок своему министру обороны А. Грачеву, подставили это воинское формирование, и она полегла в новогоднюю ночь 1994 г. в Грозном. Когда на авторов Обращения чуть надавили из властных структур, Альмир и другой активист «Комитета – 40» и «Адыгэ Хасэ» Нальбий Хуако не отказались от своих подписей. Другие же «подписанты» этого Обращения заявили, что они совершили большую ошибку, подписали, якобы, чистый лист бумаги и отделались строгими выговорами по работе.

Но тогдашнее руководство Адыгеи посчитало, что А.Н. Абрегов превысил свои полномочия, и освободило его от занимаемой должности директора Национального музея. Правда, потом он (Альмир) под давлением общественности тишком был восстановлен. Но это уже другая история. Позднее, находясь на пенсии, Альмир Нухович никогда не замыкался в себе, принимал участие в различных научных сессиях, посвященных адыго-абхазам, активно реагировал на общественно-политическую ситуацию в Республике и на Северном Кавказе, интерпретируя их со свойственной ему категоричностью.

Не все получалось у Альмира так, как ему хотелось бы. По натуре он был доверчив до наивности. Он не умел лавировать, лукавить, кривить душой, говорил прямо невзирая на лица, что не всегда нравилось представителям властных структур. А ведь участие в большой политике – это поиск компромисса, умение лавировать. Ему порой не доставало выдержанности и спокойствия, размеренности в речах, как это было у другого лидера «Адыгэ Хасэ» Тхамады Абубачира Схаляхо, также внесшего существенный вклад в становление государственности и демократических принципов в Адыгее, формирование гражданского общества.

И тем не менее, в конце ХХ века адыгам нужен был именно такой лидер, как Абрегов. То, что имеет Республика Адыгея сегодня – это, безусловно, заслуга Альмира и членов «Комитета – 40». Нельзя сбрасывать со счетов твердую позицию и доброжелательное отношение к происходящим тогда процессам в Адыгее руководства Краснодарского края во главе с истинным интернационалистом губернатором Н.И. Кондратенко, Кубанского казачества, основной массы русского населения Адыгеи, которая с глубоким пониманием отнеслась к волеизъявлению коренного народа. В конечном счете, население поверило в то, что Республика Адыгея создается не только как дом для адыгов, но для всех народов, живущих на ее территории многие десятки и сотни лет. И эта уважительная позиция основной части населения – русских, составлявших более 70 % населения, была по достоинству оценена адыгами.

Несколько слов о семье А.Н. Абрегова. Женат он был на представительнице известного абхазского рода Инал-Ипа – Азе Ипполитовне. Своим тактом, умением встречать друзей и гостей Альмира она не уступала лучшим представительницам адыго-абхазов. Такие женщины всегда вызывали восхищение иностранных путешественников, побывавших в адыго-абхазской среде, о чем мы знаем по многочисленным их свидетельствам. Аза была именно такой яркой представительницей женщин Кавказа. Работала она в отделе языка АРИГИ им. Т.М. Керашева. В соавторстве с К.Х. Меретуковым она, как носитель абхазского языка и специалист-языковед, внесла весомый вклад в составление «Адыгейско-абхазско-русского словаря», изданного в 2013 г. Словарь насчитывает около 10 тыс. слов. Вместе с Альмиром они воспитали сына Иланда и дочь Саиду, которые достойно продолжают лучшие традиции этой дружной семьи.

Аза ушла из жизни чуть раньше Альмира, в феврале 2017 г. С ее уходом Альмиру будто обрубили крылья. Он сник и долго не мог прийти в себя, а накопившиеся за эти бурные годы различные болезни ускорили его уход из жизни.

Проститься с А.Н. Абреговым приехали в Майкоп представители МЧА, «Адыгэ Хасэ» КБР, КЧР, причерноморских адыгов, казачества, делегация Абхазии. Президент Абхазии Рауль Хаджимба в своей телеграмме отметил, что Альмир «внес весомый вклад в национально-освободительное движение абхазского народа». Надо отдать должное Главе Республики Адыгея Мурату Кумпилову, который, несмотря на напряженный график работы, смог со своей командой найти время, чтобы специально приехать к родным и близким А.Н. Абрегова и выразить свои соболезнования.

Обычно у адыгов мужчин отправляют в последний путь, укрыв их тело черной буркой, на которую кладется зачехленный кинжал. В случае с Альмиром не стали отказываться от веками сложившейся традиции, только поверх бурки и кинжала тело Альмира Абрегова было накрыто Государственным Флагом Республики Адыгея. Это и есть подлинное признание его заслуг перед адыгами, всем адыгским миром – диаспорой, разбросанной более чем в 50 государствах планеты. Полагаю, что должно пройти некоторое время, чтобы в полной мере осознать суть потери, которую мы понесли. У нас, к сожалению, не научились уважать историю своего народа, своих предков. Здесь, полагаю, нам следует поучиться у наших соседей братьев-казаков, которые активно увековечивают имена своих предков. Полагаю, что именем этого человека назовут со временем одну из улиц в столице Адыгеи Майкопе, в его родном ауле Хатажукай, установят мемориальную доску.

Казбек Ачмиз, доктор исторических наук, АРИГИ.

Натпресс
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 11-12-2017, 15:35. Просмотров: 335
Другие новости по теме:
Нас покинул один из лидеров черкесского национального движения Альмир Абрег ...
«Адыгэ Хасэ» намерено возобновить работу съезда адыгского народа
В Адыгее на заседании Совета движения «Адыгэ Хасэ» решался вопрос суверенит ...
В Адыгее будет отмечаться 15-летие принятия декларации о государственном су ...
Альмир Абрегов: визит Путина в Иорданию может иметь огромное значение