Архив сайта
Январь 2018 (6)
Декабрь 2017 (30)
Ноябрь 2017 (13)
Октябрь 2017 (21)
Сентябрь 2017 (28)
Август 2017 (45)
Календарь
«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Убыхский язык относится к абхазо-адыгской группе иберийско-кавказских языков. Самоназвание убыхов – туахъы, а язык – туахъыбза. Адыги и соседние народы называют их убыхами, а историческую территорию – Убыхией. До поголовного выселения в 1864 г. в Турцию убыхи занимали земли от р. Шахе до р. Хоста.

История изучения убыхского языка, - Берсиров Б.М., Берсирова С.А.






























Возможно, что исторически территория проживания убыхов была шире: об этом свидетельствует название с. Хамышки (от убыхского Хамыш – один из убыхских родов), на месте которого обнаружена скала, на которой выбиты десятки тамгов, принадлежащих известным убыхским родам1. Кроме этого, до выселения абадзехов с гор на их землях на берегу р. Куржипс находились селения Хачемзий и Берсейхабль с убыхским населением. (С.Х. Хотко)

Убыхский язык функционировал на исторической родине только в устной форме в сферах общественной жизни и бытового или семейного общения. Как язык устного народного творчества он обладал глубокими традициями и развитыми поэтическими формами. Известен древний эпос «Нарты»2. В результате расселения убыхов в разных местах Турецкой империи, дисперсного проживания среди иноязычных народов (турок, адыгов, абхазов и др.), а также турецкой ассимиляторской политики они утратили родной язык и стали говорить на турецком, в меньшей степени – на черкесском и абхазском языках. Последний носитель убыхского языка Тевфик Эсенч умер в 1992 году.

Во время пребывания в Турции в 2012 году в с. Хьаджосмэн (убыхское название – ЛэкIуащэ) со слов КIыу Озджан Кемач и его супруги Шъхьаплъ Сэвинч удалось записать несколько десятков убыхских слов и выражений. Они приводятся ниже в адыгейской фонематической транскрипции:

убых. адыг. русск.
цубэ хьалыгъу Хлеб
бэта пIастэ Каша
бзы псы Вода
щэмакъ псыхьалыжъу Вареники
пхъэдыкIу пшъашъэ Девушка
апхъадыкIу анашъу мы пшъашъэр лъэшэу дахэ эта девушка очень красивая
тхъо мэщы Просо
сыкIьэн сэкIо иду
лаукIьэ! къакIо! приди!
упIэс! тIыс! сиди!
удэп! къэтэдж! вставай!
IалхьакIьэ? Сыдэу ущыт? Как поживаешь?
асымкIьэн сшIэрэп не знаю
апхъэдыкIуащ азвэт мы пшъашъэр тхьын эту девушку мы умыкнем
дымач кIэнкIэ Яйцо
дымэ чэты Курица
дымэшъу чэтжъый Цыпленок
мызы сабый, цIыкIу ребенок, маленький
окIъир пчэны Коза
окIъишъу чыцIы Козленок
гумэ чэмы Корова
щэмпэ шъхьангъупчъ Окно
щэпэ пчъэ Дверь
едэнэ бэ Много
лъэпэ лъакъо Нога
лъэбжэ цуакъэ Обувь
чэскIъэ сэнашъхь Виноград
кобжэ лIы Мужчина
кобжэ аскъэщагъ лIы сыфай хочу мужчину
бзумэ шъхьалы Мельница
тэнышъу шъэжъый Нож
лакIумэ тхьакIум Ухо
агъулэ мэгъутхьэ Мочится
агъулэт гъутхьащт будет мочиться
сыкIьот сыкIощт Пойду
онэ чищоу ащингьэ биеу хъущтри мыхъущтри сэ сэшIэ я знаю, что будет и чего не будет
лекIьа дэшхо грецкий орех
ла тхьакIумкIыхь Заяц

На произношение перечисленных выше слов сильно влияет адыгейская речь, которой владеют информаторы, и, действительно, отсутствуют в них многие специфические убыхские звуки, такие, как фарингальные, зубные, велярные и т.д. Информаторы сообщили также, что в их селе проживает старик, который свободно говорил по-убыхски, но в силу его умственного расстройства общение с ним невозможно.

Во время неоднократных поездок в Турцию и посещения множества селений не удалось обнаружить убыхов, сколько нибудь владеющих родным языком, кроме названой выше супружеской семьи. Видимо, приведенные выше слова являются последним всплеском живого убыхского языка.

Исчез убыхский язык из обихода, но сохранился благодаря усилиям выдающихся ученых: А. Дирра, Ю. Месароша, Ж. Дюмезиля, Г. Фогта, М. Кумахова и др., в записанных ими текстах и грамматических исследованиях. Живая убыхская речь звучит в магнитофонных записях Тевфика Эсенча. Все они предоставляют обширный материал для исследования лексики и грамматического строя убыхского языка.

Самые первые сведения о языке убыхов восходят к 1641 году, когда во время своей поездки на Кавказ турецкий путешественник Эвлия Челеби зафиксировал как термины абаза-садзов (садша): числительные от 1 до 12 и 36 слов и фраз (в турецком издании)3. Можно заключить, что к описываемому путешественником времени садзы были одним из убыхских племен, которые впоследствии подверглись ассимиляции.

В этом плане представляет интерес замечание В.И. Ворошилова «В тот период убыхи заселяли, по-видимому, более обширные территории по южному склону Западного Кавказа, возможно вплоть до Гагринского массива, о чем свидетельствуют данные топонимики этого района. Некоторые исследователи считали садзов – джигетов убыхами, перешедшими на абазинский язык в период XVIII – первой половины XIX в.в., но сохранившими родственные, политические и культурные связи с убыхами вплоть до середины XIX века. Об этом же свидетельствует существование в XIX веке племени саша (садша), смешанного убыхско-садзского происхождения. Само название садзов тесно связано с названиями саша – садша. Название джигетов дано этому племени грузинами, которые всех абазин, убыхов и адыгов, проживавших к северо-западу от Бзыби (Гагр), называли «джихами», отсюда и название «джигеты».

Интересно, что еще в начале XIX века, по свидетельству Л. Люлье, абхазы называли убыхов, как и джигетов, «садзен»4.

Следующая информация об убыхском языке содержится в книге Дж. Белля «Дневник о пребывании в Черкессии в течение 1837-38 и 39 г.г.», где приводится список из 44 убыхских слов в сопоставлении с однозначными словами черкесского и абхазского языков.

Первым русским исследователем убыхского языка был П.К. Услар. Его работа «О языке убыхов» (Этнография Кавказа. Абхазский язык, 1887, приложение) явилась основой для всех последующих исследований об убыхах. Эта статья содержит краткий грамматический очерк с объяснениями 90 убыхских слов, из них 30 уже были ранее приведены в словаре Белля. Услару удалось установить некоторые особенности убыхского языка.

В 1898 г. датский этнограф Аге Бенедикс три недели провел в деревне вблизи Киркпинара (район Исмида) в Турции и занимался изучением убыхского языка. Результаты исследований остались в рукописи, содержавшей небольшие тексты, словарь и грамматические замечания о местоимениях. В 1913 году Российская Академия Наук поручила немецкому лингвисту-кавказоведу Адольфу Дирру отправиться в малоазийскую Турцию в один из районов расселения убыхов с целью «спасения» остатков убыхского языка5. А. Дирр получил рукопись Бенедикса, которая была использована им в последующей работе. Свои исследования А. Дирр проводил в той же деревне вблизи Киркпинара, входившей в состав черкесско-убыхского селения Сапанджа-Голь в Западной Анатолии. Его информаторами были убыхи Исхак Чоушес и Камиль Бег.

В 1913-1914 гг. Дирр подготовил результаты проведенных им исследований на русском языке и отослал их для публикации в «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа». Мировая война прервала печатание работы Дирра, остатки были потеряны. На основе сохранившихся текстовых набросков и объяснения убыхских слов работа была выполнена заново и выпущена на немецком языке в 1928 г. (А.М. Дирр «О языке убыхов». Лейпциг, 1928). Эта фундаментальная работа, содержащая грамматические правила, тексты и словарь, до настоящего времени является одной из наиболее практически ценных научных работ по убыхскому языку. Работа А. Дирра «Язык убыхов» была переведена Р.С. Сакиевой (с предисловием З. Габуниа) и опубликована в Нальчике в 1996 году.

Толкование значения убыхского слова А. Дирр иллюстрирует довольно подробно. Чтобы раскрыть значение слова в словарной статье, он приводит целые словосочетания, а иногда и предложения. Попытки А. Дирра установить в убыхском языке родственные слова, включая их в одно гнездо, очень ценны и полезны. Однако автор не всегда последователен в решении этого вопроса. Многие убыхские корни и основы, обладающие большой словообразовательной возможностью, остались не рассмотренными в этом плане. При глагольном корне нередко приводятся основные формы времен, а также личные формы глагола, что является достоинством словаря6
.
Мнение А. Дирра о том, что в убыхском языке имена существительные «не встречаются изолированно», т.е. без морфологических элементов, основано на недоразумении. Основано это на не различении форм определенности и неопределенности, характерных для убыхского языка. Что же касается глагола и других частей речи, то они в убыхском языке, как и в других языках абхазо-адыгский группы, встречаются в предложении не только в сочетании с аффиксальными элементами, но и в виде чистой основы7.

При всех недостатках грамматический очерк и убыхско-немецкий словарь А. Дирра представляет большой интерес для изучения лексики как убыхского, так и других абхазо-адыгских языков.

Значительный вклад в изучение убыхского языка внес американский ученый (венгр по происхождению) Юлиус фон Месарош, который опубликовал в Чикаго в 1934 году свой труд «Убыхский язык» (на английском языке). Он утверждал о теснейшей связи убыхского языка с древнеанатолийским (хаттским) языком, подчеркивая особую близость грамматического строя этих языков. Месарош отмечал, что национальный бог убыхов Уашхва поразительным образом сохранил в себе с дохристианских тысячелетий до настоящего времени имя хаттского бога Уашха. По данным Месароша, Уашхва (уашхуа) в переводе с убыхского означает гром, молния, бог.

Сравнительно с работой Дирра труд Месароша представляет шаг вперед в деле изучения убыхского языка. Лексические богатства последних в книге Месароша выявлены значительно полнее. Однако текстов, кроме 98 пословиц, в книге Месароша нет, и в этом ее существенный недостаток8.

Всесторонним изучением убыхского языка и фольклора с выездом в некоторые селения убыхов в Турции длительное время (30-60-е годы XX в.) занимался известный французский филолог Ж. Дюмезиль, который опубликовал серию работ, некоторые с А. Намиток 9.

В разные годы Ж. Дюмезиль совместно с А. Намиток собрали новые материалы в деревне Тепеджик-кой, а также убыхских по происхождению селениях Хаджи Осман-кой и Хаджи Якуб-кой в окрестностях Маниаса. Информаторами по убыхскому языку явились последние двадцать убыхов, которые еще бегло владели своим языком. Наиболее плодотворным было сотрудничество Дюмезиля и ряда других исследователей (Г. Фогта, М. Кумахова) с последним носителем убыхского языка Тевфиком Эсенчем (ум. в 1992 г.).

Результаты исследований Ж. Дюмезиля и А. Намиток были опубликованы последовательно в восьми работах. Помимо специальных грамматических очерков по убыхскому языку, в этих работах большую ценность представляют тексты бытового, исторического и сказочного характера.

Важным вкладом в кавказоведение и включением убыхского материала в научный оборот явилась работа известного норвежского кавказоведа Ганса Фогта «Словарь убыхского языка с фонологическим введением, французско-убыхским индексом и убыхскими текстами», изданная в 1963 году в Осло. Словарь основан на материалах, опубликованных А. Дирром, Ю.–фон Месарошем и Ж. Дюмезилем, а также на материалах, собранных дополнительно самим автором.

Описание системы фонем основано на собственных наблюдениях, сделанных автором во время его пребывания в селе Хаджи Осман-кой в 1958 году, а также во время бесед с известным знатоком убыхского языка Тевфиком Эсенчом и неоднократного прослушивания текстов, записанных на магнитофоне10.

В работе уделяется большое внимание акцентуации и фонологическому строению корня. Отмечены наиболее типичные консонантные группы в убыхском языке и дается их дистрибуция. В связи с этим автор сделал статистический подсчет согласных и гласных, встречающихся в текстах. Делается заключение о неравномерном распределении фонем, например, фонема Н встречается 1485 раз, а латериальная лI отмечена только 1 раз.

Ценнейший материал для изучения фонетики, грамматики и лексики убыхского языка составляют тексты с грамматическими комментариями и французским переводом.

Основная часть словаря Г. Фохта посвящена лексике убыхского языка. Словарь включает 2551 лексическую единицу. Кроме простых, производных и сложных слов и основ, в словарь вошли также словоизменительные и деривационные морфемы. В словарной статье существительные даются в неопределенной форме, а глаголы приводятся по основе с указанием переходности и непереходности глагольной основы.

Несомненно, словарь Г. Фохта имеет большое значение для сравнительно-исторического изучения абхазско-адыгских языков, а также для определения места убыхского языка среди абхазо-адыгских языков.

Комплексное изучение убыхского языка с 60-х годов прошлого столетия проводил выдающийся адыгский лингвист М.А. Кумахов. Опубликованный им очерк «Убыхский язык» (Языки народов СССР. Т. IV) явился первым серьезным отечественным исследованием, продвинувшим существенно вперед науку о языке убыхов.

М.А. Кумахову посчастливилось использовать убыхский материал, полученный от живого общения с последним носителем родного языка Тевфиком Эсенчем в 1988 и 1990 годах. Одна из последних работ М. Кумахова «Убыхи», опубликованная в «Адыгской (черкесской) энциклопедии» (М. 2006), отражает не только язык убыхов, но и всестороннее освещение многих аспектов истории и этнографии этого народа, который был изгнан из исторической родины – Сочинского сектора Причерноморья – в Османскую империю с окончанием Кавказской войны11.

М.А. Кумахов в своих исследованиях об убыхском языке дал наиболее полную фонематическую характеристику, выявив основной набор дифференциальных признаков, с помощью которых описывается фонологические системы убыхского и других абхазо-адыгских языков. Определены различные тембровые качества гласных в зависимости от окружения, фонологическое строение корневых и аффиксальных фонем, акцентуация и нейтрализация фонологических оппозиций. В морфологии дается анализ частей речи, модели и правила словообразования. Определены основные конструкции простого предложения, лексический состав убыхского языка. Прилагается убыхский текст с русским переводом.

Убыхский материал в разной степени привлекался в работах многих зарубежных и отечественных ученых: В. Рогава, К.В. Ломтотидзе, Р.С. Джанашиа, Дж. Калоруссо, Р. Блейхштейнера, Г.А. Климова, А.К. Шагирова, К.С. Шакрыла, Ш.Д. Старостина, В.В. Иванова, Я. Брауна, И.М. Дунаевской, А.И. Абдокова, З.Ю. Кумаховой, Х.С. Бгажба и др.

Среди специалистов и тех, кто интересуется убыхской проблематикой, нет единого мнения о месте убыхского языка среди абхазско-адыгской группы. Наиболее радикальную точку зрения в свое время выразил М.А. Кумахов, заявив, что убыхский язык «вместе с адыгской ветвью в хронологическом плане после распада изначальной общности всей группы образуют убыхско-адыгское единство»12. Эту точку зрения поддерживают Г.А. Климов, К.Х. Шмидт, С.А. Старостин.

С иных позиций проблему рассматривает М.Х-Б Кишмахов. Ссылаясь на утверждение Г.А. Климова о том, что убыхский язык по грамматической структуре ближе к абхазскому, а по материалу – к адыгским языкам, М. Кишмахов выдвигает гипотезу: «Если по грамматическому строю убыхский язык ближе к абхазскому… то, по всей видимости, на начальной стадии своего развития убыхский язык представлял собой диалектный язык, близко стоящий к праабхазско-абазинским диалектным языкам»13.

Не отказывая в правомерности существования разных точек зрения, следует отметить, что для определения места убыхского языка нужны исследования по созданию сравнительно-исторической грамматики абхазо-адыгской группы языков, выявить их исходную фонетическую систему, определить общее и различное в лексике и грамматическом строе не только в синхронном, но и в историческом плане.

С учетом своеобразия фонетического состава убыхского языка, в котором имеются звуки, отсутствующие или а абхазо-абазинских, или в адыгских языках, наличия целого ряда грамматических особенностей, характерных только для убыхского языка, не совсем точным представляется мнение о его «промежуточном положении» между абазинско-абхазской и адыгской подгруппами»14. Прав М. Кишмахов, который утверждает: «Речь об убыхах должна идти не в русле какой-то их «промежуточности». Убыхов и их язык надо рассматривать с точки зрения народа, имевшего родство, причем родство близкое с абазинами, абхазами и адыгами, главное – свой самостоятельный язык и самобытную культуру»15. В этом русле более точным был бы термин «абхазо-адыго-убыхская группа языков» вместо традиционного «абхазо-адыгская группа».

Литература:

1. Meszaros J. Die Pakiy-Sprache. Studies in Ancient Oriental Civilization. №9. The Oriental institute of the University of Chicago. 1934.
2. Кумахов М.А. Убыхи. Адыгская (черкесская) энциклопедия. – М., 2006. – С. 497-504.
3. Ворошилов В.И. История убыхов. – Майкоп, 2008. – С. 103.
4. Там же. – С. 77.
5. Там же. – С. 73.
6. Кумахова З.Ю. К изучению лексики убыхского языка. Ученые записки. – Т. V. – Краснодар-Майкоп, 1966. – С. 219-227.
7. Там же. – С. 222.
8. Дирр А. Язык убыхов.– Нальчик, 1996. – С. 15.
9. Кишмахов М.Х.-Б. Проблемы этнической истории и культуры убыхов. – Сухум-Карачаевск, 2012. – С. 104.
10. Кумахова З.Ю. К изучению лексики убыхского языка. Ученые записки. – Т. V. – Краснодар-Майкоп, 1966. – С. 235.
11. Ворошилов В.И. История убыхов. – Майкоп, 2008. – С. 104.
12. Кумахов М.А. Убыхи. Адыгская (черкесская) энциклопедия. – М., 2006. – С. 479.
13. Кишмахов М.Х.-Б. Проблемы этнической истории и культуры убыхов. – Сухум-Карачаевск, 2012. – С. 114.
14. Кумахов М.А. Убыхи. Адыгская (черкесская) энциклопедия. – М., 2006. – С. 498.
15. Кишмахов М.Х.-Б. Проблемы этнической истории и культуры убыхов. – Сухум-Карачаевск, 2012. – С. 116.
16. Эвлия Челеби. Книга путешествия (извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века). – Вып. 3. – М., Наука, 1983.
17. Услар П.К. О языке убыхов. Этнография Кавказа. языкознание I. Абхазский язык (приложение). – Тифлис, 1887. – С. 75-102.
18. Кумахов М.А. Убыхский язык. Языки народов СССР. – Т. IV. – М., 1967. – С 689-704.
19. Ловпаче Н.Г. Мегалитические и средневековые памятники урочища Хамышей в горной Адыгее. Северный Кавказ: историко-археологические очерки и заметки. – М., 2001. – С. 190-195.
20. Хотко С.Х. Открытие Черкесии. – Майкоп, 2015.
21. Vogt H. Pa jakt etter et ukjent spark. Samtiden. – Oslo, 1959.
22. Vogt H. Dictionnaire de la langue oubykh avec introduction phonoloque. – Oslo, 1963.

Берсиров Б.М., Берсирова С.А.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 1-01-2018, 15:36. Просмотров: 513
Другие новости по теме:
Язык убыхов начали преподавать в Абхазии
Утверждение, что джигетский язык имеет абхазо-абазинскую идентичность – спе ...
Черкесский центр в Грузии 21 мая презентовал учебник ныне мертвого убыхског ...
Вячеслав Чирикба: «Убыхский народ практически сгорел в борьбе за свободу»
Шесть тысяч лет район Сочи являлся местом этногенеза абхазо-адыгских народо ...