Архив сайта
Январь 2018 (6)
Декабрь 2017 (30)
Ноябрь 2017 (13)
Октябрь 2017 (21)
Сентябрь 2017 (28)
Август 2017 (45)
Календарь
«    Май 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Этнокультурные процессы в истории Северо-Западного Кавказа в XV в. неразрывно связаны с трагическими событиями тимуровского нашествия. Передвижения народов и отдельных племен Северного Кавказа на новые места обитания, наметившиеся в период золотоордынского владычества, усиливаются после ухода завоевателей.

Адыгские феодальные владения Северо-Западного Кавказа в XV веке






























Тем временем, экономика Северного Кавказа была основательно подорвана. Разгром крупнейших городов – экономических центров регионов Северного Кавказа, а также Астрахани и Сарая лишили таманский и крымский рынок поставок «пряностей, шелков, рабов и других товаров восточных стран»1. Однако итальянские колонии очень быстро получили поддержку из центров – Генуи и Венеции2.

Нашествие Тимура окончательно освободило Восточное Приазовье и правобережье Кубани от кочевников, и эти земли были заняты черкесами. Не случайно арабский историк первой половины XV в. Ибн Арабшах называет Кавказские горы «Черкесскими»3. Дж. Интериано очерчивает ареал проживания адыгов «от реки Тана до Азии (Абхазии)»4. И. де Галонифонтибус в начале XV в. отмечал, что низовья Дона назывались «Верхней Черкесией»5.

Еще до нашествия Тимура адыги и итальянцы вели активную торговлю. После ухода войск грозного завоевателя татарское влияние в регионе практически прекратилось. Колонисты и их соседи получают возможность вести более независимую торговлю. В это время Каффа стремится усилить свое влияние на соседние адыгские племена и общества, укрепляет уже имеющиеся колонии и фактории на Кавказском побережье Черного и Азовского морей. Занимающая стратегическое положение Тана (Азак) почти полностью подчиняется Генуе.

Другим важным городом была Матрига, находящаяся на самом краю Таманского полуострова, на берегу Керченского пролива, управляемая адыгским князем. Этот город являлся культурным центром, епархиальной столицей. В 1419 г. Матрига «досталась [генуэзцу] Симону Гизольфи благодаря браку его сына с дочерью и наследницей ...черкесского князя»6.

Черкесская знать и правящая элита Каффы находились в тесных сношениях, но контакты между ними нельзя характеризовать как однозначно дружеские: генуэзцам хорошо были известны сепаратистские настроения в местной среде, и они всячески умиротворяли соседей, чтобы те выступали «гарантом безопасности их торговых интересов»7. Консулы платили ежегодную дань в виде обязательных даров8.

Потребность в добрососедских отношениях возросла после захвата турками Константинополя. Опасность вторжения османов становится очевидной. В это время также усиливаются некоторые черкесские владения, что неизбежно приводит к столкновениям. Нападения на поселки колонистов, грабежи торговых караванов, пиратство были обыкновенным явлением. Местные князья – предводители племен сами принимали участие в грабежах и разбоях. Барбаро пишет в своих известиях о стране Кремук: «знатнейшие жители страны живут хищничеством и преимущественно грабежом караванов, от времени до времени здесь проходящих»9. Интериано отмечает: «Знатные не входят в храм до шестидесятилетнего возраста, ибо, живя, как и все они, грабежом, считают это недопустимым, дабы не осквернять церкви...»10. Генуэзцам время от времени приходилась посылать военные корабли из Каффы, «чтобы проучить черкесов»11.

После падения Константинополя в 1453 г. под ударами турок генуэзское влияние ослабевает. Это поняла местная адыгская знать и стала усиливать свое давление. В Копе, которая находилась под двойной зависимостью от консула и местного черкесского князя, начинается конфликт в связи со строительством последним крепости. Это вызывает раздражение в Кафе, где в сговоре с другим черкесским князем было принято решение разрушить форт12. Это разрушение совершил князь Кремуха Биберди13.

Во второй половине XV в. после захвата Матриги князем Зихии Кадибельди правителям города пришлось обратить особое внимание на безопасность: в после ухода черкесов за счет метрополии была построена крепость. «Статут ввел даже обязательное отчисление средств на укрепление стен Таны со стороны Черкесии»14. Венецианец Барбаро, живший в Тане 1436-1452 гг., сообщал о неудачной попытке набега на город черкесов15.

Хотя взаимовыгодная торговля сдерживала стороны от полного разрыва контактов и перехода к конфронтации, но отношения периодически обострялись, пик обострения пришелся на 1471 г., когда каффский консул сообщал банку Сан-Джоржио в Генуе о невозможности вести какие-либо дела с зихами из-за угрозы грабежа с их стороны. В Капарио, который был главным торговым центром в нижнем течении Кубани, был запрещен въезд всем гражданам колонии «...до тех пор, пока удастся вступить с теми зихами в какое-либо соглашение, без чего рыбу свою долго сохранять не смогут»16. Такая мера воздействия достигла желаемого, поскольку соль была важнейшим орудием экономического давления колонистов на местные племена, одну из существенных статей доходов которых составляла рыбная торговля. Оборот соли в колонии был строго регламентирован.

Заслуга удачных переговоров с местными жителями принадлежала дипломату Каволино Кавалио: «ему удалось устроить все по нашему желанию и заключить условия с князьями Биберди и Петрезоком, князем Зихии, а также Бельзебеком, князем Капарио, и его супругой»17. По всей видимости, перечисленные князья были наиболее влиятельными не только в нижнем течении Кубани, но и во всем Кубано-Азовском регионе. Исходя из этого сообщения, можно сделать вывод, что итальянцы разделяли адыгские земли на области, крупнейшей из которых была Зихия. Самостоятельной территорией была область Капарио, а под именем князя Биберди понимается правитель области Кремук. Также в источниках фигурирует Белая (приазовская и равнинная) и Черная (горная) Черкесия18, но, скорей всего, это обобщающие названия.

Правители Кремука, как следует из сообщений, приведенных выше, имели наибольшее военное и политическое влияние в регионе. Под общим топонимом «Зихия» европейцы чаще всего подразумевали земли всех адыгов. Локализация области Кремук остается открытой.

Е.Д. Фелицын отождествлял ее с абазинами, так как имя Биберди лежит в основе абазинской княжеской фамилии Бибердовых, и локализует эту местность между Сочи и Вардане19. Но если рассмотреть сообщение Барбаро, то становится ясным, что эта область находится в нижнем течении Кубани. Е.П. Алексеева, опираясь на сообщения Барбаро в переводе В. Семенова, вышедшего в свет 1863 г.20, локализует эту область на Тамани, а точнее, на месте Старого Темрюка (ныне ст. Голубицкая)21.

В пользу этого мнения говорит сообщения князя Потемкина о том, что город, т.е. Темрюк, еще во времена вхождения в Зихию назывался «старый и пустой город Беберзомин»22, что созвучно с именем кремукского князя. Однако И.В. Волков резонно замечает, что под землями Бербер в XVII в. подразумевались «...остров Тамань, и Голубицкий останец, и область Северного Кавказа, смежная Кабарде»23. Следовательно, скорее всего, «этот топоним имел и широкое, и узкие значения»24. Известный исследователь поздних татарских государств И.В. Зайцев осторожно отмечает, что топонимы Кремук – Кермук – Кемрюк возникли как метатеза топонима Темрюк25.

В связи с разночтениями необходимо привести следующее сообщение в двух переводах: В. Семенова и последний перевод Е.Ч. Скржинской. В первом варианте сообщение звучит так: «...отправились из Таны по берегу Забакского моря, прибыл я после трех дней пути в страну, называемую Кремух. Ею управлял государь по имени Биберди, т.е. «Богом данный», сын Кертибея, т.е. «Истинного правителя». Владения его состоят из нескольких селений, могущих в случае нужды выставить до 2000 всадников, изобилует лесами и плодородными равнинами, орошаемыми множеством рек. ... Земля их изобилует хлебом, скотом и медом; но зато в ней нет вовсе вина. За Кремухом обитают разные народы, в недальнем расстоянии один от другого, как-то киппики, татакозцы, собайцы, кавертейцы и ас или аланы…»26.

В переводе Е.Ч. Скржинской этот фрагмент выглядит следующим образом: «… я пройду по западному побережью, следуя вдоль Забакского (Азовского) моря, а после выхода из него поверну налево; затем пройду немного по Великому морю вплоть до провинции, называемой Мингрелия. Если ехать из Таны вдоль берега упомянутого моря, то через три дня пути вглубь от побережья встретится область, называемая Кремук. Правитель ее носит имя Биберди, что значит «Богом данный». Он был сыном Киртибея, что значит «Истинный государь». Под его властью много селений, которые по мере надобности могут поставить две тысячи конников. Там прекрасные степи, много хороших лесов, много рек... Хлеба в той стране много, а также мяса, меда, но нет вина. Дальше за этим народом (Кремуком) лежат области, населенные племенами с различными языками, однако они не слишком удалены друг от друга. Это племена кипке, татаркосия, собаи, кевертеи, ас, т.е. аланы, …»27.

Е.П. Алексеева, опираясь на первый вариант перевода сообщения Барбаро, локализует данную область в пределах Тамани что, на наш взгляд не совсем так, но близко к истине, так как дневной караванный переход в зависимости от ландшафта и времени года в лучшем случае мог ровняться пятидесяти километрам. Выражение «множество лесов и рек» может указывать на пойменные леса на протоках дельты реки Кубани. Средневековый автор не упоминает ни одного таманского города, а также не говорит о жителях морского побережья полуострова. Напротив, он перечисляет названия племен, живших за пределами интересующей нас области. «За Кремухом обитают разные народы, в недальнем расстоянии один от другого, как-то кипики, татокозци, сабайци, кавертейци, и ас или аланы...»28. Перечисленные народы не могут находиться сразу за Таманью, если ехать из Таны . Следовательно, следует опереться на последний перевод Е.Ч. Скржинской, где маршрут Барбаро указан иным.

Сама Е.Ч. Скржинская в комментарии к книге Барбаро трактует его маршрут следующим образом: после выезда из Таны вдоль берега моря путешественник повернул влево, на восток, и через три дня пути достиг области Кремук. Автор второго перевода локализует область на территории современной Адыгеи29. С этим мнением солидарен В.А. Кузнецов30.

Сомнительным выглядит предположение, выдвинутое в совместной работе В.Б. Виноградова, Е.И. Нарожного, Ф.Б. Нарожной. Отмерив по карте три дня пути из Таны до района современного Ейска – что согласно дневным переходам как раз укладывается в три дня, где вполне могли обитать упомянутые Барбаро зихи, устраивающие набеги на город, авторы указывают это место как возможный район поиска области Кремук31. Однако, пока здесь не известно ни одного средневекового адыгского памятника, а на итальянских картах XV-XVI вв. в этом районе помещена Кабарда. С другой стороны, стоит задать вопрос – сколько времени путешественник потратил до поворота на восток?

Достаточно аргументированым выглядит мнение И.В. Волкова о том, что маршрут Барбаро проходил по морю. По его версии, судно, выйдя из Таны, повернуло налево и вдоль кубанского берега, где море более глубоко, по фарватеру, проделанному древним течением Дона, дошло до Керченского пролива, а затем мореплаватели высадились недалеко от Таманского архипелага в области Кремук32. Однако Барборо ничего не пишет о таком «маневре» на своем пути в Мингрелию.

Я же предполагал, что маршрут венецианца с самого начала лежал на юго-восток, по известной с древности дороге между Азаком и Таманью33, что можно понимать как путь вдоль берега и вглубь материка одновременно. В таком случае эту область нельзя было обойти, но для этого необходимо больше времени чем три дня пути от Таны до предполагаемого Кремука. Тезис, что три дня пути достаточно, чтобы на лошадях преодолеть расстояние от Таны до пределов современных окрестностей как Майкопа или правого рукава реки Кубань – Протоки и Ангелинского ерика или даже Тамани нужно признать ошибкой34.

Чрезвычайно интересный материал для размышлений о локализации племен и феодальных владениях дает перевод второй части сочинения Барборо «Путешествия в Персию», связанный с военным походом неких персидских сектантов на Северный Кавказ: «…Они [персы] вступили в Каспийские горы, где было много христиан-католиков. В каждом месте, где они находили христиан, безо всякого уважения убивали всех, женщин и мужчин, малышей и взрослых. И после этого они вошли в страну Гога и Магога, которые также христиане по греческому обряду. И с ними сделали то же самое. Затем они потянулись в сторону Черкесии, проходя около [племени] Киппики и Кабертай, которые оба находятся около Великого моря, и поступили подобным образом в тех местах.

Наконец с ними сразились те из [племен] Тетаркосия и Кремук, и нанесли им такое сокрушительное поражение, что не спаслись и двадцать человек на сотню. В беспорядке они спаслись бегством в свою страну. Так вот можем представить, в каком жалком положении остаются христиане, которые живут вокруг. Это случилось в 1486 году»35.

О племенной принадлежности области Кремук косвенно говорит следующее: имя правителя Биберди связанное с адыго-абазинскими народностями. На каталонской карте 1375 г. (рис. 1), где на левом берегу Кубани, между впадающими в нее реками Лабой и Белой, находится «Абазехия и Маузехия» на месте знаменитых «Белореченских курганов» XIV-XV вв.36.

В.А. Кузнецов отождествляет данный могильник с местом захоронения феодальной верхушки области Кремук37. Упомянутый могильник «необходимо рассматривать в комплексе с белореченской церковью»38. Надпись на греческом языке, нанесенная на каменную плиту, найденную в развалинах упомянутой церкви, гласит: «В память раба Божия Георгия Пиуперти владетеля (отца) Манили. Святому славному великомученику Георгию в церкви»39. Грузинский исследователь А. Амиранашвили сделал несколько другой перевод данной надписи: «раба Божия Георгия Пиперти властителя в мес. авг… 1586 святого и славного великомученика Георгия в церкви»40. Этот же исследователь прочитал и вторую греческую надпись, сделанную на плите из известняка, вероятно, находившуюся у входа в храм и сильно пострадавшую, на которой был изображен святой Георгий, поражающий копьем дракона, и две надписи: «Святой Георгий» и дата «года 6976», т.е. 1468 г.41. Третья надпись была произведена на армянском языке: «церковь построена каменщиком (имя неразборчиво) …620 году армянской эры»42.

В.А. Кузнецов видит фонетическую близость имен «Биберди» и «Пиуперти» из эпитафии, обнаруженной в склепе церкви святого Георгия. Исследователь предполагает, что это одно и тоже лицо – предок адыгской княжеской фамилии Хатуковых43, отводя на время существования племенного союза не более столетия, а время его упадка относит к моменту падения Константинополя и началу турецко-крымской экспансии 1475 г.44. По мнению Н.Г. Ловпаче, в X-XII вв. в этом месте междуречья рек Лабы и Белой находился центр касожского союза. В подтверждение этого он отмечает сооружение церкви Святого Георгия XII в., а также известия о прохождении через эти места торгового пути и появление впоследствии Белореченского могильника45. Мнение о том, что этот район был военно-экономическим центром Черкесии, высказывали О.В. Милорадович46 и А.В. Пьянков47.

Здесь необходимо отметить, что в научной литературе продолжается спор о временной и этнической принадлежности церкви Святого Георгия и прилегающего могильника48. Нет оснований считать, что церковь Святого Георгия относится к XIII-XVI вв., а не к XII в. как перевел надпись И.Х. Кучук-Иоаннесов, то есть 1171 г.49. Церковь могла неоднократно перестраивается, в результате чего могли появится новые надписи, кроме того, при перестройке – реставрации здания могли использоваться обработанные камни, взятые из иного места. Что же касается мужского погребения, найденного в полу церкви, то оно могло быть совершено и после постройки здания в любое другое время. Актуальным является вопрос, был ли Пиуперти и Биберди одним и тем же лицом. На эпитафии буквами греческого алфавита написано: «В память раба божия Георгия Пиуперти владетеля (отца) Манили. Святому славному великомученику Георгию в Церкви»50. Упомянутая каталонская карта 1375г. на этом месте локализует Маузехию, что созвучно с греческим вариантом названия Манили.

Название «Кремук» А.М. Некрасов связывает с Крымом (Кромук), впрочем, не заостряя на этом особого внимания51. В.А. Кузнецов останавливается на этом вопросе, считая, что основателем Кремука мог быть «выходец из Крыма, имя которого стало названием области»52. Важное замечание делает С.Х. Хотко, сравнивая название «Кремук» с наименованием одного из черкесских племен Кемиргой53. Пожалуй, это наиболее близкие этниконы: Кемергоевцы (Кемиргой) – Кемгуй – Темиргоевцы, они населяли в одно время «пространство между Кубанью и Лабою, при слиянии этих рек, а потом часть их перешла за р. Белую в средних ее частях»54.

Интериано, хотя и дает общее описание Зихии, Кремук называет всего лишь областью Зихии, не привязанной ни к одному нам известному географическому названию. «... Живут они деревнями и во всей стране нет (ни одного) города или укрепленного места, а их самое большое и лучшее поселение – это небольшая долина в глубине страны, называемая Кремук, имеющая лучшее местоположение и более других населенная»55. Интересно, что автор называет Кремук небольшой долиной в глубине страны. Здесь можно отметить, что основные свои наблюдения средневековый путешественник сделал именно в этой области. В другом источнике, приведенном работе Е.С. Зевакина и Н.А. Пенчко, указано, что «страна, лежащая между Кубанью и Азовом, подчинялась тогда князю Биберди, упоминаемому еще путешественником Барбаро, который называет его князем Кремука»56.

Топоним «Кремук» связывается не только с топонимом «Крым»57, но и с восточным словом (понятием) «керман – крепость, город»58. В регионе известны еще две крепости под названием «Керменчик». Первая находится в районе станицы Курчанской в нижнем течении р. Кубани; известный кубанский историк В.А. Соловьев считал, что в средневековье здесь располагался городок, разрушенный Тамерланом. Вторая крепость расположена на р. Лабе у станицы Некрасовской, русские картографы называли ее «город пустой, построенный франками». Оба укрепления были основаны в средневековье и использовались по назначению еще в конце XVIII – начале XIX вв.59. На итальянской карте Ф. Мауро 1459 г.60 на левом берегу Кубани отмечены две крепости. Что же касается «Афипс-керман», то эта крепость была основана, по сообщению Челеби, генуэзцами в году, когда Черкесия была завоевана Осман-пашой61.

Смысловое значение названия «Кремук» остается не вполне понятным62. Как отмечалось, Интериано писал, что «во всей стране [Адыгее] нет [ни одного] города или укрепленного места»63. Для прояснения ситуации обратимся к погребальному обряду адыгов. На сегодняшний день на Северо-Западном Кавказе не обнаружено некрополей, аналогичных по богатству Белореченскому могильнику. Этот памятник является, с одной стороны, типичным для обряда захоронения адыгской культуры данного времени, с другой – остается уникальным в контексте культа материальных ценностей, который в то время повсеместно сходит на нет.

Другие курганы белореченского круга, несколько уступающие в богатстве упомянутому памятнику, занимают обширную территорию Закубанья «от нижнего и среднего течения Кубани на севере до Кавказских гор на юге, от реки Адагум на западе до верховьев Кубани на востоке»64. Крупнейшие могильники этого типа локализуются вблизи следующих станиц: Тульской, Губской, Курджипской, Ахметовской, села Белого65 Тем не менее, каким бы ни было заманчивым предположение о принадлежности этих памятников белореченского круга к данной области, делать такой вывод преждевременно.

Известное картографическое изображение области Кремук находится на итальянской карте Гастальди 1548 г. (рис. 2)66. Н.Г. Волкова делает вывод, исходя из данных этой карты, что Кремук находится «сравнительно недалеко от устья Кубани»67.

На самом деле карта середины XVI в. весьма условна. На ней видно, что данная область находится на правом берегу Кубани в нижнем ее течении. Кремук обозначен как город, не уступающий размером Дербенту. При этом в известиях Барбаро и Интериано не говорится о каком-либо городе в Кремуке. Вполне возможно, что единственной каменной постройкой могла быть церковь Святого Георгия, а обозначение местности на карте значком города указывало на густо заселенный район. В XIII-XIV вв. здесь находился упоминавшийся выше крупный золотоордынский город, известный как городище «Ангелинский Ерик». Не исключено, что этот город был одной из ставок хана Узбека68, находившейся на «красном берегу Кубани» и описанный венецианскими дипломатами, явившимися за ярлыком «…в год обезьяны восьмого месяца в четвертый день убывающей Луны [9 сентября 1332 г.]69.

Город был открыт Н.В. Анфимовым в 1937 г. и имел кирпичную архитектуру. Исследования на городище начались только в 2008 г., но уже сейчас можно сказать, что он просуществовал чуть более столетия и по непонятым пока причинам прекратил свое существования в период «замятни»70. По мнению переводчиков венецианского источника А.П. Григорьева и В.П. Григорьева, под красным берегом подразумевается берег Кызылташского лимана, образованный течением р. Кубань при впадении ее в Черное море, что означает в переводе с тюркского («кызыл таш») «красный камень»71.

Для прояснения интересующих нас вопросов мы можем обратиться к еще одной карте – это карта России, составленная царевичем Федором Годуновым и изданная в 1613 г.72. На ней в Прикубанье обозначена область Кумыхия (Cumuhia regio), занимавшая практически всю Тамань и граничившая с Кабардой на севере и Пятигорьем на северо-востоке. Как и в первом случае, данная карта также условна. Кубань изображена пересекающей весь Северный Кавказ с северо-востока на юго-запад и впадающей в Черное море. Кабарда (Cabarda), как и на карте Гастальди, находится на берегах Меотиды и Танаиса, только в этом случае она лежит в Северо-Западном Предкавказье (рис. 3), включая земли современного Краснодарского края.

Упоминания области Кремук начинают встречаться в источниках с семидесятых годов XV в., что ненамного позже упоминаний имени ее правителя Биберди. Во время упомянутых выше переговоров Кавалио Каволино в 1471 г. с князьями Зихии и Капарио имя Биберди приводится без упоминания его владений. Напрашивается вывод, что «в это время «Кремуком» владения Биберди не именовались, но находились они в Зихии и в непосредственной близости от Капорио. Само же название «Кремук», вероятно, появилось позднее»73. Однако в известиях Барбаро Биберди называется наследным правителем, сыном Киртибея.

В упомянутом перечне адыгских князей правителей его имя идет первым, что наводит на мысль о возможном возвышении малоизвестного княжества Кремук над другими при правлении Биберди в семидесятые годы XV в. Но с гораздо большей вероятностью мы можем говорить, что территория, именуемая «Кремуком» или «в дальнейшем Кремуком», имела независимый статус по отношению к Зихии еще до правления Биберди. Не исключено, что наименование княжества Кремук еще некоторое время жило как географическое название местности.

Н.Г. Волкова, опираясь на выше упомянутую карту и известия Жан де Лука, осторожно увязывает Кремук с ногайским племенем Карнуков, живших впоследствии в этих местах74.

Таким образом, можно с полной уверенностью говорить, что адыгские земли в XV в. были разделены на феодальные территориально-политические образования, доминирующей среди которых в середине века занимала область Кремук75.

Не меньший интерес вызывает локализация и других названных Барбаро народов, в частности, «племени» собай (собайцы). Л.И. Лавров и Н.Г. Волкова не без основания считали, что это образование является одним из древнейших на Северо-Западном Кавказе, которое в XVIII в. слилось с хатукайской общностью76. Исследователь истории абхазского и абазинского народов М. Тхайцухов считает, что под словом «собаи» следует понимать «собол» или «сиба», одно из древних названий абазинской общности77.

Впервые, при описании народов, населяющих Северо-Западный Кавказ, это племя было упомянуто Барбаро78. Существуют два перевода соответствующего отрывка Иосафата Барбаро. В переводе В. Семенова 1863 г. этот текст изложен так: «за Кремухом обитают разные народы, в недальнем расстоянии один от другого, как-то киппики, татакозцы, собайцы, кавертейцы и ас или аланы…»79. В переводе Е.Ч.Скржинской этот отрывок звучит иначе: «Дальше за этим народом (Кремуком) лежат области, населенные племенами с различными языками, однако они не слишком удалены друг от друга. Это племена кипке, татаркосия, собаи, кевертеи, ас, т.е. аланы, …»80. Из контекста Барбаро можно сделать вывод, что, скорее всего, Барбаро не посещал область Собай, и у него перечислены не отдельные селения, а территории расселения тех или иных народов.

Через двести лет после Барбаро турецкий путешественник Эвлия Челеби описывает крупный хатукайский кабак Субай, находящийся в двух часах пути от реки Афипс: «Этот кабак, напоминающий касаба, состоит из пятисот дворов и расположен среди леса на лугу, покрытом тюльпанами. Все население его ремесленники, но лавок нет. Все работают дома. Здесь же находятся все мастера. Бей хатукайцев Джан-Гирей также живет здесь…. Оттуда в часе ходьбы снова на восток среди лесных дорог [течет] река Шебш. Она тоже стекает с гор Оюз и сливается с рекою Кубанью»81.

С. Броневский отмечал на реке Ашипс (Афипс) «узденскую деревню Савбай», принадлежавшую хатукаевцам82. В конце XVIII – первой пол. XIX в. в ауле Собай правил хатукайский дворянский род Собеепше-р83. Осенью 1937 г. Л.И. Лавров в ауле Хатукай со слов старожилов сделал следующею запись: «Хатукаевцами управляли князья Хатуковы (Хьэтикъохэр). Их тлякотлешами … были Теутечевы (Тэутэкхэр), проживающие в ауле князья, и Сабаепшевы (Сабэипщхэр), некогда имевшие свой аул, о существовании которого до сих пор напоминает название одной из окраин Хатукая. Она известна под именем Сабэипщым-и-къодж, т.е. «Селение Сабаепша», причем фамилия Сабая-и-пщ буквально означает «князь (аула или племени) Сабая»84.

М. Тхайцухов, не называя источник, отмечал: «Сиба, – говорится в источнике, – есть теперешнее название селения Субай – при реке Асипсе, в верстах в 30 от того места левого берега Кубани, которое стоит от Екатеринодара вниз верст на 30 …»85.

В работе, посвященной области Кремук и белореченским курганам86, была выдвинута версия, согласно которой хатукайский кабак Собай локализуется в районе упомянутого могильника, однако исследователи не учли, что современный аул Хатукай появился после завершения Кавказской войны, куда была переселена часть оставшихся хатукаевцев и влившиеся в их состав собаевцев.

Существуют две картографические привязки области обитания племени Сабай (Собай)87. На карте № XI из Атласа российского 1745 г. она помещена между областями, занятыми племенами атукайчы и темиргоевцами в Закубанье, в междуречье рек Быстрая и Зеленая. Эти реки впадают в р. Кубань ниже р. Лабы и являются самыми крупными после нее. На современных картах таких гидронимов нет, но, вероятно, р. Быстрая – это современная р. Белая, а р. Зеленая, скорее всего, это Псекупс или Афипс (рис. 4). Согласно карте, граница расселения Собаев и Атукайцев (Хатукайцев) находится в междуречье рек Зеленой и Апайсу (сухой Хабль или Абин?)88. Недавно была опубликована чуть более подробная карта Роберте де Вогонди, датируемая 1769 г., где границы расселения племен и географические названия совпадают с картой 1745 г.89.

В основательном труде А.Н. Дьячкова-Тарасова, посвященном абадзехам, адыгскому субэтносу, близкому по своему генезису к абазинам (этноним «абадзех» в переводе с адыгского означает «нижние абазины»90), отмечается, что первоначальным местом обитания абадзехов было черноморское побережье в районе Туапсе, где они жили вместе с убыхами, впоследствии абадзехи переселились в верховья р. Пшехи. В местности Тубе они основали аул Тубе-хабль, после его разрастания часть жителей переселилось в местность Себетэ на р. Кокодз, приток р. Куджипс, и основали аул Себетэ рядом с урочищем Хамышки. В дальнейшем часть жителей аула под предводительством Едыге продвинулась и обосновалась в долине р. Цице. Согласно преданиям, записанным в конце XIX в., со времени поселения абадзехов в местность Тубе прошло 18 поколений, т.е. около 600 лет91.

Согласно другому абадзехскому преданию, записанному в середине XIX в. Н. Каменевым, абазинский князь Оздемир, противник легендарного Инала, переселился из Абазии в урочище Хамыши, впоследствии его потомство, смешавшись с черкесами, образовало абадзехское племя92. При всем критическом отношении к преданию об Оздемире оно нас переносит в первую половину X в. во время Инала93.

Константин Багрянородный (908-959 гг.) в книге «Об управлении империей» писал: «Да будет известно, что в Зихии, в месте под названием Папаги, близ которого находится деревня, именуемая Сапакси, что значит «пыль»…»94. Слово «пыль» в современном адыгейском языке звучит как «сапэ», а по-кабардински и по-абазински – «сабэ»95. В английском источнике XII в. есть упоминание о племени сабай – «Sabaeus» – Сабеи, где они представлены как аварское племя, торгующее в Лондоне ладаном96.

Исходя из вышеизложенного, область Собай могла образоваться гораздо раньше, чем она была упомянута Иосафатом Барбаро.

Племя собай, задолго до знакомства русских с территорией Западного Предкавказья, являлось частью хатукаевцев97, территория которых в разное время до Кавказской войны локализовалась между реками Афипс на западе, где их соседями были шапсуги, и Пшишем на востоке, где они соприкасались с владениями темиргоевцев. В одной из своих работ Л.И. Лавров без пояснений прямо отождествлял собайцев с темиргоевцами98. На севере область Собай ограничивала р. Кубань, а на юге – Главный Кавказский хребет.

Во времена Барбаро эти границы не были, вероятно, стабильными, и кабак Собай мог в разное время располагаться в разных местах региона, что обуславливалось подвижным образом жизни и характером хозяйства адыгов99.

Касаясь размещения средневековых адыгских племен, И.В. Волков отмечал, что «попытки точной локализации… можно делать, только сознавая полную невозможность доказать предположение. Причины этого вполне объективны, их легко понять, рассмотрев то, как проходила трансформация адыгских племен в более поздние время…. Из этого следует, что всего лишь выделение нового вождя могло повлечь за собой формирование нового этнического образования. Размеры его могли быть ничтожно малы, но этого было бы достаточно для упоминания при описании»100. По мнению И.В. Волкова, данные современной или ближайшего прошлого топонимики не могут считаться достоверными для определения границ племен в XV в.

Соглашаясь в целом с мнением И.В. Волкова, отметим, что аул Собай в разное время неоднократно был локализован в долине реки Афипс. На наш взгляд, примерные владения собайцев времени Барбаро вполне могли совпадать с картографическими материалами XVIII в.101. Из сообщений Эвлия Челеби, побывавшего в северокавказском регионе в середине XVII в., аул Собай уже был хатукаевским и входил в состав обширной области Хатукай, являясь резиденцией хатукайского бея. Исходя из имеющихся данных, можно сделать вывод, что племя собай по каким-то причинам распалось еще до прибытия турецкого путешественника, упомянутая территория уже именовалась как область Хатукай, сами же собайцы были интегрированы в состав нового племенного образования. Однако нельзя исключать, что из среды собайцев могла выделится отдельная группа или лидер, давший новое название племени. Одной из причин исчезновения феодального владения Собай и появления нового объединения могло стать нашествие Сефевидов на Северный Кавказ в 1487-1488 гг.102.

Достоверно неизвестно, почему область Хатукай на картографических изображениях именуется как область собайцев. Согласно народному преданию, у одного темергоевского князя родилось два сына-близнеца, старший получил имя Болотокко, а младший – Ххатикко. Согласно обычаям, старший сын остался в пределах отцовского владения, а младший с частью темергоевцев переселился на запад, где и образовал владение хатукаевцев – Ххатиккоай103 на землях Собая. Название Собай еще долго сохранялась в памяти обитателей Северо-Западного Кавказа.

Вызывает интерес еще одна этническая группа из перечисленных Барбаро – это «татакозци»104, «татаркосия»105 или, как указано во второй части сочинения Барбаро «Путешествие в Персию», «тетаркосия». Безусловно, этнические названия в известиях средневекового автора не избежали транскрипционных искажений. В 1486 г. об этом народе венецианским автором упоминается как о могущественном этнополитическом образовании, сумевшем вместе с племенем Кремук одержать победу над некими персидскими «сектантами», прошедшими к тому времени «огнем и мечом» весь Северный Кавказ: «…они потянулись в сторону Черкессии, проходя около [племени] Киппики и Кабертай, которые оба находятся около Великого моря, и поступили подобным образом в тех местах. Наконец с ними сразились те из [племен] Тетаркосия и Кремук, и нанесли им такое сокрушительное поражение, что не спаслись и двадцать человек на сотню»106.

Вероятно, в этом рассказе шла речь о походах периода 1487-1488 гг., совершенных сефевидами, то есть мусульманами-шиитами, считавшимися тогда сектантами. Государство Сефевидов находилось в Южном Азербайджане и называлось Кызылбашским, население его было тюркоязычным. Упомянутые выше события происходят на территории Северо-Восточного Кавказа, в Дагестане. В персидской исторической традиции было принято все население Северного Кавказа называть «черкесами»107. Однако, по мнению Е.И. Нарожного, «сектанты» были разбиты на подступах к Северо-Восточному побережью Черного моря на территории Северо-Западного Кавказа108.

Вероятно, под этнонимом «татакозцы» Барбаро подразумевал не татар, которым была посвящена значительная часть первого его сочинения «Путешествие в Тану». В свое время Н.Г. Волкова предприняла попытку идентифицировать данное этническое название, опираясь на карту Гастольди 1548 г. Она предполагала, что под названием «Tatarcosia» скрывалось одно из ногайских племен, обитавших к северу от Кубани109. Это мнение разделяет И.В. Зайцев, который локализует эту область в современных районах: юго-восток Краснодарского края, северо-запад Карачаево-Черкесии, Республика Адыгея110. Кроме того, И.В. Зайцев выводит этимологию топонима «Tatarcosia» как «Татарский угол»111. Если исходить от мысли, что «татаркосия» тюрко-язычная область резоннее под этим топонимом видеть предков современных карачаевцев.

На наш взгляд, под этим этнонимом могут скрываться предки современных татов – горских евреев. В «Истории государства Российского» Н.М. Карамзин перечисляет народы, находившиеся в войске Мамая, в числе которых были «Буртасы или Жиды Кавказские». В примечании Н.М. Карамзин пишет: «Доныне находится много Жидов в земле Черкесской; а Буртанами называются теперь особенный, неизвестного происхождения народ между Кубанью и Актаром, богатый медью и серебром»112. О.Б. Бубенок под буртасами понимает северокавказских алан, исповедующих иудаизм113.

Этноним «тат» имеет тюркское происхождение и применялся древними тюрками, как правило, к покоренным оседлым народам, говорящим на каком-либо иранском языке114. Иоанн де Галонифонтибус, католический архиепископ, написавший в 1404 г. «Книгу познания мира», в своих сообщениях о Северном Причерноморье писал: «Вдоль и вокруг Черного моря живут два малых народа – таты и некоторое число готов. В своей религии они следуют грекам и пользуются греческими буквами»115.

В титулатуре крымских ханов XVII в. на Северо-Восточном побережье Черного моря упоминаются «татцкие» и «тавкецкие» народы, которые, по мнению Н.Г. Волковой, Е.П. Алексеева ошибочно отнесла к адыгским племенам116. На упомянутой выше весьма условной карте Гастальди 1548 г. Тартакосия (Tartacosia) помещена в Прикубанье между Кремуком, Черкесией и Аланией.

Сейчас трудно с полной уверенностью говорить об идентичности «татакозцев» Барбаро с современными татами – горскими евреями, однако в качестве исторической реконструкции, на наш взгляд, можно предположить, что под этим этнонимом могло скрываться аланское население Северного Кавказа, принявшее иудаизм еще в период Хазарского каганата. В Кембриджском анонимном документе, датируемом 900-м г., сообщалось, что во время войны между хазарским царем Иосифом и царями Асии и Туркии «только царь алан был подмогою для хазар, так как часть их тоже соблюдала иудейский закон»117.

Локализация Татаркосии второй половины XV в., несмотря даже на имеющееся картографическое отображение, является сложной задачей. Известные иудейские надгробья с изображением семисвечника на Северо-Западном Кавказе относятся ко времени Хазарского каганата и сконцентрированы в своем большинстве на Таманском полуострове. Согласно материалам Горского управления (1866 г.), евреи «издавна» проживали среди абазинских племен между верхним течением Кубани и Лабы118.

Здесь же, в районе станицы Переправной в 1987 г. был найден надгробный камень с еврейской надписью, хранящийся в Краснодарском историко-археологическом музее, датировка которого пока остается открытой темой. Турецкий путешественник Эвлия Челеби (1660 г.), побывавший в этих местах, описывает находящиеся неподалеку друг от друга области Такаку и Мамшуха. Область Такаку управлялись князем, жители отличались от проживающих вокруг черкесов ношением бород и неупотреблением в пищу свиней и кур, также они не пили вино и бузу. Как пишет очевидец, «они молятся богу, однако не ведают ни воскресенья и возрождения, ни меры весов.… Из-за того, что по религии это племя такаку отличается от остальных черкесов, народ черкесский называет его народом чуфуд (искаженное от арабского яхуд, т.е. еврей)»119.

Область Мамшуха находилась в междуречье Урупа и Лабы. «…Они обитают у подножья Абхазских гор, среди неприступных скал и дремучих лесов. Это народ ремесленный, не воинственный. Их, по крайней мере, десять тысяч, и нет у них вождей и правителей. Только в каждом стойбище имеется по одному – два человека управителей, достойных и отличаемых, [называемых] «такаку», то есть священниками… Они не ведут торговли ни с одним народом, а также не смешиваются ни с каким иным племенем, не берут оттуда девушек и [сами] не дают... Они также не едят ни кур, ни свиней…»120. Однако тот же автор в другом отрывке, посвященном причерноморской торговле в области Садз, упоминает, что «черкесы такаку тоже прибывают [сюда] без опаски и торгуют на судах [в этой гавани]»121.

В примечании к повествованию о стране Мамшуха отмечается, что горские евреи употребляли курятину, но ее резать могли только священники, которых иноплеменники называли «такаку» (по-тюркски курица звучит как «такагу»), в дальнейшем, по мнению исследователей А.П. Григорьева и А.Д. Желтякова, это прозвище распространилась на весь народ. Также ими замечено, что в рассказе об областях Такаку и Мамшуха речь идет об одной и той же области, а расхождение в наименованиях является «техническим недосмотром» автора «Книги путешествия»122.

При этом известно, что в XIX в. и до заселения казаками берегов Лабы здесь проживало небольшое адыгское племя Махош. Хан-Гирей писал, что «наименования – Меххош – покрыто баснословием», автор также отмечал храбрость местных князей, снискавших уважение соседей, и ровный, спокойный уклад жизни, отличный от других адыгских племен123.

Схожие сведения о воинской доблести мамхегов в начале XX в. собрал А.Н. Дьячков-Тарасов124.

В современной топонимике известна станица Махошевская (Мостовской район Краснодарского края), стоящая на месте обитания племени Махошь. Учитывая вышеизложенное, можно предположить, что территория, упоминаемая Иосафатом Барборо как Татаркосия, могла находиться как раз в этом районе и принадлежала одной из крупных локальных групп горских евреев Северного Кавказа, впоследствии ассимилированных адыгами. Также нельзя исключать изначального адыгского происхождения данного племени, исповедавшего иудаизм до принятия ислама.

Барбаро упоминает и некое племя «кипики», которое также можно связывается с иудейским населением Северного Кавказа. Первый исследователь горских евреев И.Ш. Анисимов описывал, что во время утверждения ислама в регионе татское население принимало магометанство, а сохранившие верность иудаизму среди горцев получили прозвище «кипты», что означало «заблуждающиеся»125.

Литература:

1. Зевакин Е.С., Пенчко Н.А. Очерки по истории генуэзских колоний на Западном Кавказе в XIII-XV вв. // Исторические записки. – Вып. 3. – М., 1938. – С. 67.
2. Скржинская Е.Ч. История Таны (XIV-XV вв.) // Барбаро и Контарини о России. Перевод и примечания Е.Ч. Скржинской. Л.: Наука, 1971. – С. 38.
3. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды (извлечения из арабских источников) / Под. ред. В.Г. Тизенгаузена. – Т. I. СПб., 1884. – С. 459.
4. Адыги, балкарцы, карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. / Под ред. В.К. Гарданова. – Нальчик, 1974. – С. 46. Далее – АБКИЕА.
5. Галонифонтибус И. де. Сведения о народах Кавказа (1404 г.). Из сочинения «Книга познания мира». – Баку: «Элм», 1980. – С. 14.
6. Зевакин Е.С., Пенчко Н.А. Очерки… – С. 80.
7. Машкович Г.Г. Освоение генуэзцами черноморского побережья // Очерки истории Кубани с древнейших времён по 1920 год. – Краснодар, 1996. – С.114.
8. Зевакин Е.С., Пенчко Н.А. Очерки… – С. 100.
9. АБКИЕА. – С. 42.
10. АБКИЕА. – С. 47.
11. Зевакин Е.С., Пенчко Н.А. Очерки… – С. 113.
12. Там же. – С. 105.
13. Там же. – С. 113.
14. Там же. – С. 98.
15. Барбаро И. Записки Иосафата Барбаро // Барбаро и Кантарини о России. Перевод и примечания Е.Ч. Скржинской. – Л., 1971. – С. 147.
16. Зевакин Е.С., Пенчко Н.А. Очерки… – С. 111.
17. Там же. – С. 111, 112.
18. Галонифонтибус И. де. Сведения… – С. 16, 17.
19. Фелицын Е.Ф. Некоторые сведения о средневековых генуэзских поселениях в Крыму и Кубанской области // Кубанский сборник. – Т. 5. Екатеринодар, 1889. – С. 17, 18.
20. АБКИЕА. – С. 63.
21. Алексеева Е.П. Очерки по истории черкесов XIV-XV вв. // Труды Карачаево-Черкесского научно-исследовательского института. III серия, историческая. – Ставрополь, 1959. – С. 14.
22. Энциклопедический словарь по истории Кубани (с древнейших времен до октября 1917 года) / Под общей ред. Трехбратова Б.А. – Краснодар, 1997. – С. 466; Волков И.В. Таманские острова в «книге путешествия» Эвлия Челеби // Древности Кубани. – Вып.15. – Краснодар, 1999. – С. 45, 49.
23. Волков И.В. Таманские… – С. 45; Эвлия Челеби. Книга путешествия (извлеченная из сочинений турецкого путешественника XVII века). Земли Северного Кавказа, Поволжья и Подонья. – Вып. 2. – М., 1979. – С. 89.
24. Волков И.В. Таманские… – С. 45
25. Зайцев И.В. Кремук – Кермук и «Татарский угол» (к пониманию двух средневековых этно-топонимов) // Книга картины земли. М., 2014. С. 95.
26. АБКИЕА. – С. 42.
27. Барбаро И. Записки… –С. 153.
28. АБКИЕА. – С. 42.
29. Барбаро И. Записки… – С. 179, комм. 91.
30. Кузнецов В.А. Забытый Кремух // Историко-археологический альманах. – Вып. 6. Армавир., – М., 2000. – С. 31.
31. Виноградов В.Б. Нарожный Е.И. Нарожная Ф.Б. О локализации «области Кремух» и о белореченских курганах // Материалы и исследования по археологии Кубани. – Вып.1. – Краснодар, 2001. – С. 132, 133.
32. Волков И.В. Еще раз о локализации области Кремук и карте Джакомо Гастольдо 1548 г. // Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа. – Вып. 2. – Армавир, 2003. – С. 224-228.
33. Волков И.В., Лопан О.В. Работы на городище Ангелинский ерик и возможности локализации золотоордынского города Шакрак // Пятая Кубанская археологическая конференция. – Краснодар, 2009. – С. 44, рис.1.
34. Голубев Л.Э. О походе Тимура на Северо-Западный Кавказ // XXII «Крупновские чтения» по археологии Северного Кавказа. Ессентуки – Кисловодск, 2002. – С. 22-24; Голубев Л.Э. Об одном варианте локализации горы – крепости, упомянутой П. Карпини // Материалы и исследования по археологии Северного Кавказа. – Вып. 3. – Армавир, 2004. С. 262-269.
35. Волков И.В. Еще раз… – С. 226, 227; Северный Кавказ в европейской литературе XIII-XVIII веков / Под ред. В.М. Аталикова. – Нальчик, 2006. – С. 27. Далее – СКЕЛ.
36. Левашова В.П. Белореченские курганы // Труды государственного исторического музея. – Вып. 22. – М., 1953. – С. 208.
37. Кузнецов В.А. Забытый… – С. 32.
38. Кузнецов В.А. Адыгейское феодальное владение Кремух // Северный Кавказ и кочевой мир степной Евразии: V "Минаевские чтения" по археологии, этнографии и краеведению Северного Кавказа (12-15 апреля 2001). Тезисы Докладов. – Ставрополь, 2001. – С. 129.
39. Каменев Н. Развалины церкви Святого Георгия, открытой на реке Белой // Памятная книжка Кубанской области на 1877 год. – Екатеринодар, 1877. – С. 13, 14; Пьянков А.В. О церкви Святого Георгия, построенной армянским зодчим в XII в. на реке Белой // Армяне Северного Кавказа. Stud1a Pontocaucas1ca. – №2. Краснодар, 1995. –
С. 102, 103.
40. Амиранашвили А. Греческие надписи музея Грузии // Вестник музея Грузии. – Вып. IV – Тбилиси, 1928. – С. 202.
41. Там же. – С. 200.
42. Кучук-Иоаннесов И.Х. Армянская надпись XII столетия // Материалы по археологии Кавказа. – Вып. III. – М., 1893. С. 79, 80; Ложкин М.Н. Об армянской церкви XII в. в Белореченске // II Международный симпозиум по армянскому искусству (Ереван, 1978, 12-18 сентября). – Ереван, 1978. – С. 405-410; Пьянков А.В. О церкви… – С. 102, 103.
43. Кузнецов В.А. Адыгейское… – С. 129, 130.
44. Кузнецов В.А. Забытый… – С. 36.
45. Ловпаче Н.Г. Этническая история Западной Черкесии. – Майкоп, 1997. – С. 144.
46. Милорадович О.В. Кабардинские курганы XIV-XVI вв. // Советская Археология. – Вып. XX. 1954. – С. 335.
47. Пьянков А.В. О церкви… – С. 104.
48. Виноградов В.Б., Нарожный Е.И. Нарожная Ф.Б. О локализации… – С. 124-168.
49. Кучук-Иоаннесов И.Х. Армянская… – С. 106-109; Сборник греческих и латинских надписей Кавказа. Составил для V-го археологического съезда в Тифлисе И. Помяловский. СПб., 1881. – С. 4,6, рис.1, 2; Ложкин М.Н. Об армянской… – С. 408, рис.140, 148; Хачикян Л.С. Армяне в древней Москве и на путях ведущих в Москву., Ереван, 1999. – С. 49, 50.
50. Ложкин М.Н. Об армянской… – С. 408.
51. Некрасов А.М. Международные отношения и народы Западного Кавказа (последняя четверть XV – первая половина XVI в.). – М., 1990. – С. 29.
52. Кузнецов В.А. Забытый… – С. 35.
53. Хотко С.Х. Генуя и Черкесия: политические и культурные взаимодействия в XIII-XV вв. // Сборник русского исторического общества. – № 4 (152). – М., 2002. – С. 198.
54. Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа, составленная по преданиям кабардинцев. – Нальчик: «Эльбрус», 1994. –С. 97.
55. АБКИЕА. – С. 47.
56. Зевакин Е.С., Пенчко Н.А. Очерки… – С. 85.
57. Некрасов А.М. Международные… – С. 29; Кузнецов В.А. Забытый… – С. 35.
58. Словарь народных географических терминов / Под ред. Мурзаева Э.М. – М.: Мысль, 1984. – С. 271.
59. Энциклопедический словарь по истории Кубани (с древнейших времен до октября 1917 года) / Под общей ред. Трехбратова Б.А. – Краснодар, 1997. – С. 203, 204.
60. Волков И.В. Еще раз… – С. 258, рис.4
61. Эвлия Челеби. Книга… – С. 65.
62. Виноградов В.Б. Нарожный Е.И. Нарожная Ф.Б. О локализации… – С. 135.
63. АБКИЕА. – С. 47.
64. Нагоев А.Х. Итоги раскопок кабардинских курганов на новостройках Кабардино-Балкарии в 1972-1977 гг. // Археологические исследования на новостройках Кабардино-Балкарии в 1972-1979 гг. – Т. 3. – Нальчик, 1987. – С. 207.
65. Стрельченко М.Л. Материальная культура адыгских племён Северо-Западного Кавказа в X111-XV вв.: Автореф… канд. истор. наук. – Л., 1969. – С. 6.
66. Кузнецов В.А. Забытый… – С. 31.
67. Волкова Н.Г. Этнонимы и племенные названия Северного Кавказа. – М.: Наука, 1973. – С. 49.
68. Голубев Л.Э. Адыгские феодальные владения Северо-Западного Кавказа во второй половине XV века // Археологический журнал. – Вып. II. – Армавир, 2008. –
С. 117.
69. Григорьев А.П., Григорьев В.П. Ярлык Узбека венецианцам: реконструкция содержания // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. – Вып. X111. – Л., 1990. – С. 74-107; Григорьев А.П., Григорьев В.П. Коллекция золотоордынских документов X1V века из Венеции. СПб., 2002. – С. 26.
70. Волков И.В. Золотоордынское поселение Ангелинский Ерик в Краснодарском крае // Материалы и исследования по археологии Кубани. – Вып. 5. – Краснодар, 2005. – С. 368.
71. Григорьев А.П., Григорьев В.П. Коллекция… – С. 26.
72. Атлас Азиатской части России. СПб.: Переселенческое Управление Главного управления землеустройства и земледелия, 1914. Карта № 2.
73. Виноградов В.Б., Нарожный Е.И., Нарожная Ф.Б. О локализации… – С. 134.
74. Волкова Н.Г. Этнонимы… – С. 49.
75. Голубев Л.Э. Три аспекта из жизни адыгов в конце X1V-XV вв. // Голос минувшего. № 1-2. – Краснодар, 2002. – С. 22-24; Голубев Л.Э. Еще раз об области Кремух // Материалы и исследования по археологии Кубани. – Вып. 3. – Краснодар, 2003. –
С. 262-269.
76. Лавров Л.И. Исчезнувшее адыгское племя Собай // Труды Карачаево-Черкесского Научно-исследовательского института. Историческая серия. – Вып. VI. – Ставрополь, 1970. – С. 451; Волкова Н.Г. Этнонимы… – С. 30.
77. Тхайцухов М. Абаза // Черкесский мир. – № 1. 1998. – С. 39.
78. Барбаро И. Записки… – С. 153.
79. АБКИЕА. – С. 42.
80. Барбаро И. Записки… – С. 153.
81. Эвлия Челеби. Книга.. – С. 65.
82. Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, собранные и пополненные Семёном Броневским. – Часть 1, 2. – Нальчик, 1999. (Репринт. – М., 1823). – С. 62.
83. Хан-Гирей. Записки о Черкесии. – Нальчик, 1992. – С. 176.
84. Лавров Л.И. Исчезнувшее… – С. 450; Лавров Л.И. Этнография Кавказа. – Л., 1982. – С. 52.
85. Тхайцухов М. Абаза. – С. 39.
86. Виноградов В.Б., Нарожный Е.И., Нарожная Ф.Б. О локализации… – С. 129.
87. Лавров Л.И. Этнография… – С. 52; Лавров Л.И. Исчезнувшее… – С. 450.
88. Атлас российский, состоящий из двенадцати специальных карт, представляющих Всероссийскую империю с пограничными землями, сочиненной по правилам географическим и новейшим обсервациям, с приложенною при том генеральною картою великия сея империи, старанием и трудом Императорской Академии наук. СПб., 1745. Карта XI.
89. Цукерман К. Аланы и асы в раннем средневековье // Краткие сообщения института археологии. – Вып. 218. 2005. – С. 81.
90. Лавров Л.И. «Обезы» русских летописей // Леонид Иванович Лавров избранные труды по культуре абазин, адыгов, карачаевцев, балкарцев. – Нальчик, 2009. – С. 36.
91. Дьячков-Тарасов А.Н. Абадзехи историко-этнографический очерк // Ландшафт, этнические и исторические процессы на Северном Кавказе в XIX – начале XX века. – Нальчик, 2004. – С. 603-605.
92. Лавров Л.И. «Обезы»… – С. 128.
93. Гадло А.В. Князь Инал адыго-кабардинских родословных // Из истории феодальной России. Л., 1978. – С. 33.
94. Константин Багрянородный. Об управлении империей. – М., 1989. – С. 273.
95. Лавров Л.И. «Обезы»… – С. 79.
96. Матузова В.И. Английские средневековые источники IX-XIII вв. Текст, перевод, комментарий. – М., 1979. – С. 46, 47.
97. Лавров Л.И. Исчезнувшее… – С. 451; Волкова Н.Г. Этнонимы… – С. 30.
98 Лавров Л.И. Исчезнувшее… – С. 451.
99. Нагоев А.Х. О причине подвижного образа жизни средневековых адыгов // X111 «Крупновские чтения». – Майкоп, 1984. – С. 76.
100. Волков И.В. Еще раз… – С. 230.
101. Голубев Л.Э. Адыгские… – С. 117.
102. Нарожный Е.И. О локализации маршрута сефевидов шейха Хайдара на Северном Кавказе (80-е годы XV века) // Вопросы Северокавказской истории. Вып. 6. Часть II. – Армавир, 2001. – С. 28; Волков И.В. Еще раз… – С. 226, 227; СКЕЛ. – С. 27; Голубев Л.Э. Татакозцы – таты? // Творчество Леонида Ивановича Лаврова и история этнографических исследований на Кубани (к 100-летию со дня рождения выдающегося российского кавказоведа). – Краснодар, 2009. – С. 49.
103. Хан-Гирей. Записки… – С. 174.
104. АБКИЕА. – С. 42.
105. Барбаро И. Записки… – С. 153.
106. Волков И.В. Еще раз… – С. 226, 227; СКЕЛ. – С. 27.
107. История народов Северного Кавказа (с древнейших времён до конца XVIII в.). – Т. 1. – М., 1988. – С. 258-261.
108. Нарожный Е.И. О локализации… – С. 28.
109. Волкова Н.Г. Этнонимы… – С. 50.
110. Зайцев И.В. Кремук… – С. 94.
111. Там же. – С. 97.
112. Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 2. Т. V-VIII. – М., 1992. – С. 34, прим. 61.
113. Бубенок О.Б. Аланы в Золотой Орде. – Киев, 2004. – С. 114.
114. Членов М. Таты на Кавказе: извилистая судьба одного этнонима // Евроазиатский еврейский ежегодник. 5768 (2007/2008) год. – М., 2008. – С. 43.
115. Галонифонтибус И. де. Книга… – С. 13.
116. Волкова Н.Г. Этнонимы… – С. 46-48; Алексеева Е.П. Очерки по экономике и культуре народов Черкесии в XVI-XVII вв. – Черкесск, 1957. – С. 27.
117. Аланы в древних и средневековых письменных источниках / под ред. А. Алемань. – М., 2003. – С. 434.
118. Колесов В.И., Сень Д.В. Недолгая история горских евреев Северо-Западного Кавказа // Диаспоры. – Вып. 3. М., 2000. – С. 199.
119. Эвлия Челеби. Книга… – С.71-72, 227.
120. Там же. – С. 76-78.
121. Эвлия Челеби. Книга путешествия (извлеченная из сочинений турецкого путешественника XVII века). Земли Закавказья, и сопредельных областей Азии и Ирана. – Вып. 3. – М., 1983. – С. 50.
122. Эвлия Челеби. Книга… – Вып. 2. – С. 227-228.
123. Хан-Гирей. Записки… – С. 167.
124. Дьячков-Тарасов А.Н. Мамхеги // Известия Кавказского отдела Императорского Русского Географического Общества. – Т. XIV. Вып.6. – Тифлис, 1901. – С. 238.
125. Анисимов И.Ш. Кавказские евреи-горцы. – М., 1888. – С. 12,13,16.

Голубев Л.Э.


Адыгские феодальные владения Северо-Западного Кавказа в XV веке





























Адыгские феодальные владения Северо-Западного Кавказа в XV веке
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 5-01-2018, 13:47. Просмотров: 635
Другие новости по теме:
Адыги, убыхи и абхазы проживают на Северном Кавказе с глубокой древности
Самир Хотко: Анапа. Происхождение названия
Топонимия о миграциях адыгов на украинские земли в развитое и позднее Средн ...
Отрывок из книги Руслана Бетрозова «Адыги. Возникновение и развитие этноса»
На территории Адыгеи 27 июля 1922 года была образована Черкесская автономна ...