Архив сайта
Июнь 2018 (8)
Май 2018 (10)
Апрель 2018 (10)
Март 2018 (10)
Февраль 2018 (11)
Январь 2018 (12)
Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация: В статье пишется о числах, которые повторяются из века в век в орнаменте на керамике и цветном металле у населения Северо-Западного Кавказа.

Хронологический охват автора очень широк от энеолита до позднего средневековья. Но более подробно разбираются материалы протомайкопской культуры «накольчато-жемчужной керамики», новосвободненской культуры, синхронной майкопской, древнемеотской и позднемеотской культуры раннего железа, раннесредневековой культуры зихо-касогов и позднесредневековой белореченской культуры адыгов.

Через меотские «таблетки» эта система счёта сравнивается с числовой системой хеттской цивилизации и высказывается мысль об их родственности.

Также в статье выражена мысль о связи числового орнамента с космосом и о традиционной преемственности числовой системе адыгов.

Ключевые слова: Протомайкопцы, «накольчато-жемчужный», новосвободненцы, «меотские таблетки», керамика, ковш, «внутреннее лощение», созвездия.

Annotation: The article is written on the numbers that are repeated from age to age in the ornament on ceramics and base metals in the population of North-West Caucasus.

Author Chronological coverage is very wide from the Chalcolithic period to the late Middle Ages. But understand in more detail the materials protomaykopskoy culture "nakolchato-Pearl Ceramics" novosvobodnenskoy culture synchronous Maikop, drevnemeotskoy pozdnemeotskoy and culture Early Iron Age, the early medieval culture ziho-Kasogs and late medieval culture Belorechenskaya Circassians.

Through Meotian "pills", the system account is compared with the numerical system of the Hittite civilization, and expressed the idea of their kinship.

The article expressed the idea of numerical connection with the cosmos and the ornament of the traditional numerical succession Circassians system.

Keywords: Protomaykoptsy "nakolchato-pearl" novosvobodnentsy "Meotian pills", pottery, bucket, "internal polishing" of the constellation.


Нурбий Ловпаче: Древняя числовая система и символика адыгов





























Занимаясь реконструкциями древних керамических сосудов и прорисовкой различных археологических артефактов, я заметил многократное повторение некоторых одних и тех же чисел в различном декоративном выражении. Как представляется, в большинстве своем они отражают культовую символику.

Самым древним материалом с территории исторической Адыгеи, в котором замечается числовая система, является керамическая посуда эпохи энеолита (пятое-четвертое тысячелетие до н.э.), выделенная в культуру керамики «накольчато-жемчужного орнамента».

Такой декор выполнялся технически очень сложным образом. Выпуклины на внешней поверхности плечика сосуда получались от продавливания «палочкой» стенки сосуда (возможно, стерженьки в форме) не насквозь по-сырому.

В керамике майкопской культуры ранней бронзы (конец 4-го – 1-я половина 3-го тысячелетия до н.э.) меняется техника исполнения выпуклин, но символико-числовая система остается. Следует обратить внимание на цедилки с круговой решеткой в дне сосуда, появившиеся в керамике «накольчато-жемчужного орнамента». Подобные сосуды для получения сыра продолжают обнаруживаться в последующие эпохи истории на территории Северо-Западного Кавказа.

В майкопской культуре числово-символическая система выражается еще на бронзовых изделиях (топорах, трехзубых вилках, наконечниках копий, кинжалах и др.).

Замечаются числа в различном выражении на керамике и бронзе дольменной археологической культуры средне-бронзового периода 2-й половины 3-го, 1-й половины 2-го тысячелетия до н.э.

Поздне-бронзовый период (2-я половина 2-го, начало 1-го тысячелетия до н.э.) здесь изучен слабее, но все же Красногвардейское поселение, могильник Кочипэ в Майкопе, Гурийское поселение, Ленинхабльский могильник, Майкопский пытапэж, Нечерезийское поселение, Чишхо возле Тауйхабля дают достаточно орнаментированного керамического материала, насыщенного числами. Бурно развивается числовая символика на керамике и металле древнемеотского периода (VIII-VI вв. до н.э.). Наиболее показательны в этом плане материалы низкогорных (предгорных) могильников. Кочипэ в Майкопе и Фарсовские в ст. Новосвободной, а также памятники равнинной Адыгеи – Псекупский и могильник Пшиш на южном берегу Кубанского водохранилища.

В другом декоративном выражении, но продолжая ту же систему, числовая символика фигурирует на керамике всех периодов меотской культуры. В античную эпоху вновь появляются цедилки с центричной композицией отверстий в дне сосуда.

В эпоху средневековья числовая система адыгов отчетливо просматривается на керамике и металле (в основном на цветном). Ярче это проявляется на Тахтамукайском городище №1 V-VI вв. Керамические миски с внутренним радиальным лощением числом радиальных лучей охватывают все наиболее популярные варианты числовой символики. Как и в меотской керамике, чаще числовая система адыгов средневековья демонстрируется на горловинах узкогорлых сосудов типа кувшинов, кринок, гочэсов, кубышек (калиркэбов) в виде желобков и валиков.

Керамика, как самый массовый археологический материал показывает три активных всплеска использования числовой символики древних и средневековых северокавказцев западного фланга: энеолит горцев нынешнего Майкопского района Адыгеи и продолжающий их традиции период ранней бронзы новосвободненской культуры; древнемеотский период (нартский) начала эпохи раннего железа; период самого раннего средневековья.

Вот об этих трех периодах есть смысл сказать подробнее.

По числовой символике протомайкопцев эпохи энеолита наиболее информативным памятником является Майкопский пытапэж. Здесь добыто наибольшее количество накольчато-жемчужной керамики, на основе которой можно судить об использовании числовой системы.

По материалу 2009-2011 гг. сосуды значительных размеров украшались по плечикам чаще всего т.н. жемчужным орнаментом из пяти рядов. Но имеются фрагменты с одним рядом, с четырьмя, шестью. По результатам раскопок 2014-2015 гг. больше обнаружено фрагментированных сосудов с четырьмя и тремя рядами «жемчужин», но найдены также фрагменты с одним, двумя, пятью и даже с 9-ю рядами. Последний фрагмент, по которому реконструирован профиль сосуда, не ограничивается 9-ю рядами. Возможно, их было 12. Интересный пример являет фрагмент горшка, венчик которого украшал изнутри круг из строенных «жемчужин». Реконструкция этого сосуда дала 14 тройных «жемчужин». Это можно расценить как удвоенную семерку. На поселении Мешоко тоже была популярна орнаментация из пяти рядов «жемчужин».

В связи с этим вспоминается замечание грузинского просветителя и историка Леонтия Мровели, возмущавшегося тем, что Александр Македонский в IV в. до н.э. навязал грузинам пресловутый культ пятерицы звезд. Вполне вероятно, что пять рядов «жемчужин» отражают факт поклонения созвездию из пяти звезд в пантеоне древних жителей Адыгеи.

Анализируя археологические материалы, часто приходится обращаться к этнографии аборигенов Северо-Западного Кавказа. Так, в адыгском фольклоре сохранилось поверье о том, что созвездие «Жъогъозэшибл» (Большая медведица) символизировало культ плодородия и изобилия.

И называли его адыги «созвездием семи братьев» по числу видимых звезд. Семерка – наиболее устойчивое и почитаемое число у адыгов во все времена. У протомайкопцев эпохи энеолита это число пока не выделено, но приведенный пример с удвоенной семеркой тройных «жемчужин» говорит о его значимости.

Роль числа семь как символа плодородия-изобилия убедительно утверждается петроглифами Уруштена и Малой Лабы, появившимися еще в эпоху мезолита [13: 75]. Там же зафиксировано довольно частое изображение созвездий [13: 100]. (Телец, Овен, Треугольник, Лебедь, Касиопея, Дельфин, Пегас) [13: 67]. Очевидно, эти изображения выполняли не только путеводную функцию, но были еще культовыми символами наподобие «Жъогъозэшибл». По этнографическим данным у западных адыгов символом плодородия-изобилия служила ветка боярышника с семью сучьями [2: 38-39]. Это совпадает с иероглифом хаттского бога растительного мира Телепинуса (Дерево с семью ветками) и хеттского божества – зерно Хаяма [3].

Больше всего фрагментов протомайкопских сосудов, орнаментированных «жемчужинами», изображаются в три и четыре ряда. Видимо, в то время эти числа выражали веру в их счастливое содержание, или они были культовыми символами. Тройка у адыгов всегда была священным числом. Гостю полагалось задерживаться на три дня. Круглый обеденный столик «анэхъурай» имел три ножки. Бронзовые вилки новосвободненской культуры были трехзубые.

Меотские и средневековые «гочэсы» (керамические сосуды) адыгов, также хеттские подобные емкости были трехручными. В современной мировой символике число «три» олицетворяет психологическое равновесие. В хеттской иероглифике изображение треугольника символизировало благо, добро. Возможно, это идет из глубокой энеолитической древности и связано с созвездием «Треугольник». Неслучайно поэтому и христианская троица.

Число четыре «многозвучно». Это и четыре времени года, и четыре стороны света, и четыре конечности у большинства живых существ, и четыре опоры у мебели, и четыре угла у дома, и т.д. Форму квадрата из четырех звезд имеет созвездие Большой квадрат Пегаса. Возможно, с этим созвездием или с прямоугольником созвездия «Стожары» связано число четыре [5: 55].

Число пять более определенно связывается с созвездием, но с какой пятерицей звезд – вопрос. Для Александра Македонского более логично предположить созвездие «Малого льва», потому что соединение пяти звезд дает форму наконечника стрелы. Для протомайкопцев, может быть, ближе было созвездие «Касиопея», расположение звезд которого ассоциируется с движением змеи, зигзагом или волной. То и другое достойно возвеличивания. Первое вызывает мысли о мудрости, второе (зигзаг) о молнии, огне.

Шесть рядов «жемчужин» это удвоенная тройка. Двенадцать воображаемых рядов «жемчужин» символизируют двенадцать месяцев года по солнечному календарю.

Среди Уруштеновских камней с петроглифами имеется зуброподобный мегалит, на горбу которого высверлен и выгравирован такого рода календарь с 24-мя лунками по кругу и 12-ю радиусами [5: 51].

В дальнейшем ближайшие к протомайкопцам новосвободненцы майкопского времени ранней бронзы вначале упростили технику исполнения «жемчужин», а затем стали исполнять ряды колоскового штампа на керамике и металле.

Надо заметить, что основная функция «жемчужно-накольчатого» орнамента на керамике протомайкопцев – символ плодородия, связанный со скотоводством и заимствованный у свиньи. Это животное, как видно из археологии Северо-Западного Кавказа, было доместицировано вторым после собаки и отличается плодовитостью. Поэтому вымя свиноматки по форме и по конструкции послужило объектом подражания для символа плодородия.

Но техника исполнения накольчато-жемчужного орнамента новосвободненцам показалась слишком сложной. Поэтому они перенесли продавливание выпуклин изнутри на наружную поверхность сосуда, заменив процесс штампованием. К тому же, используя опыт хозяйствования поздних урукцев Месопотамии, они стали больше заниматься земледелием на основе ячменя и, возможно, проса [4].

Результат таких изменений отразился в гончарстве. На плечиках керамических сосудов новосвободненские гончары штамповали колосковые ряды декора вместо «жемчужин». Но числовая система продолжается прежняя энеолитическая; чаще всего орнаментальные фризы из трех и четырех рядов. Но есть и одиночные ряды, двойные, пятирядные, шестирядные. Наблюдается восьмерка, семерка, двенадцать, десятка [14: 130-244]. Популярны были крестообразные композиции.

Колосковый орнамент новосвободненцев отражен и на бронзовых предметах, как и жемчужеообразные выпуклины [14: 166, 199, 202, 203, 204]. В других памятниках майкопской культуры керамических орнаментированных сосудов мало, а бронзовых предметов еще меньше. Но можно назвать немногие случаи. Так, в погребении «охотника» Псекупсского могильника было найдено семь кремневых наконечников стрел [7: 33].

В погребении №150 этого могильника было семь предметов. На Псекупсском поселении №1 найдены керамические кубки с 14-ю и 20-ю каннелюрами [8: 129]. На поселении Чишхо попались фрагментированные сосуды с 12-ю и 18-ю гравированными лучами, а также амфоры с семью центробежными лучами.

На Серегинском поселении откопана миска с внутренней крестообразной композицией из веток с семью и четырнадцатью линейными листьями [1: 17, рис. 13].

Следующим периодом, когда на керамике и металле активно употреблялась система счета, оказался древнемеотский VIII-VI вв. до н.э.

Обычно декор представлял собой фриз на венчике ковша из ритмично расположенных мотивов: решетчатых трапеций и треугольников, концентрических углов, косых крестов, щеток, косых и прямых лесенок из горизонтальных штрихов, волновых рядов, зигзагов, пучков радиальных лучей и т.д. На тулове ковша, как правило, помещались три, чаще зооморфных стилизованных мотива или же какие-то иероглифы.

На корчагах, чашах и мисках (редких), на ручках, на плечиках по кресту налепливались пластинчатые мотивы – глазчатые, пуговичные, рожковидные, солнцевидные выпуклины.

Так, фриз ковша из Псекупсского могильника составлен из 13 щеток с лапками, что может символизировать лунный календарь [12: табл. LXIX]. На другом ковше из того же памятника венчик украшает фриз из восьми косых лесенок. На третьем ковше видим семь двойных косых крестов, чередующихся с семью лесенками. Четвертый ковш украшен по венчику рядом из девяти лесенок (утроенная тройка), а по корпусу – шестью полусолнцами из двенадцати радиальных лучиков [12: табл. LXIX].

На ковшах из могильника Тыгэкочипэ в Майкопе чаще на венчиках фигурирует семерка из двойных зигзаговых углов, двойных волн, щеток с пятью и шестью «ворсинками», треугольников с пятью штрихами, концентрических углов, четырех зигзаговых рядов с тремя двойными углами [12: табл. LXIX].

На ковшах из Тыгэкочипэ были популярны фризы на венчиках из девяти угловых щеток и заштрихованных в сетку треугольников, тринадцать наклонных щеток с четырьмя штрихами, шесть пучков из семи радиальных лучей, восемь треугольников, заштрихованных пятью штрихами [12: табл. LXVIII].

Подобная числовая система поддержана на предметах вооружения и деталях конской сбруи из бронзы. Из вооружения VIII-VI вв. до н.э. заслуживают внимания кинжалы, мечи и боевые топорики.

Бронзовый обух топорика из могильника Тыгэкочипэ украшен тройной концентрической чечевицей. Бронзовые рукояти кинжалов и мечей украшались одним или двумя рядами колец. Кольца представляли у некоторых (биметаллических) тройные концентрические окружности. В случае одного ряда колец насчитывается пять. Когда рукоять кинжала или биметаллического меча украшена двумя рядами колец, их насчитывается двенадцать, либо восемнадцать.

Более разнообразные детали конской узды. Все бронзовые псалии трехпетельчатые. Стержни кольчатых удил из соображений сопромата укреплялись рельефными или витыми поперечными валиками в числе семи, восьми, четырех, пяти, двенадцати. Лунницы украшались пятью круглыми плашками, реже четырьмя. Круглые с вписанными мальтийскими крестами, крестовидные и квадратные бляшки составляли неотъемлемый атрибут в декоративном убранстве боевого коня. Единственный бронзовый бубенчик с семью сквозными прорезями из погребения №33 могильника Тыгэкочипэ служит своеобразной иллюстрацией к циклу Саусоруко нартского эпоса адыгов [12: табл. LXX].

Как видно, в начале раннего железного века древние меоты использовали ту же систему чисел, которой пользовались протомайкопцы в эпоху энеолита и майкопцы-новосвободненцы в период ранней бронзы. Если это была этнокультурная преемственность, то она вполне логично объясняет суть явления. А что это было так, подтверждают петроглифы Уруштена и М. Лабы, которые показывают устойчивость знаковой и числовой системы в горах Северо-Западного Кавказа в течение тысячелетий. Но здесь в начале раннего железного века меняются акценты, связанные с культами и поверьями. Например, культ пятерицы звезд, связанный у протомайкопцев, допустим, с созвездием «Касиопеи», переместился на созвездие Малого льва. Потому что древние меоты были организованы военно-демократическим образом, и им нужен был более агрессивный символ.

У древних меотов, с другой стороны, активнее проявляется культ плодородия и изобилия «Жъогъозэшибл» (семибратнее созвездие). Но также господствует тройка, четверка, крестовая композиция, как и у протомайкопцев, майкопцев и новосвободненцев. Как в энеолите и ранней бронзе, редко, но проявляется календарное число «12».

Теперь заглянем в эпоху раннего железа с другого конца. В позднемеотский период (I век до н.э. – III век н.э.) на городищах правобережья и левобережья р. Кубани в среднем ее течений найдены тысячи т.н. таблеток. Примерно треть их украшают какие-то изображения. Но очень редко попадаются керамические плитки с гравюрами в целом состоянии. Большинство их поломаны пополам, а есть немало случаев поломанных на три части и даже на четыре. Но поломаны они так, чтобы можно было мысленно восстановить весь рисунок.

Никто не знает, какова была функция меотских керамических плиток. Но когда воды Краснодарского водохранилища вымыли в Нечерезие около 300 подобных фрагментов с гравюрами, сравнение знаков на плитках с хеттскими иероглифами породило мысль о существовании у фатеев (фаты-меотское племя) письма иероглифического типа.

Ранее в книге «Древняя синдика» И.С. Крушкол объявила изображения на плитках письмом синдов. Но синдская территория не достигает тех мест, где находятся городища с «таблетками». По Б.П. Шилову [16: 121] эти места Средней Кубани населяли фатеи (фаты).

С правобережья плитки с гравюрами опубликованы Э.И. Соломоник [15: 167-179]. С левобережья меотские «таблетки» в двух статьях опубликованы автором этой статьи [9:11].

Если применить хеттскую систему исчисления, то с трех самых результативных памятников меотской культуры левобережья Кубани – Тахтамукайское, Казазовское, Псекупсское городища – зафиксировано: единиц – 4, двоек – 4, троек – 8, четверок – 5, шестерок – 1, семерок – 3, восьмерок – 1, девяток – 1, десяток ни одной, но десятичных чисел от 20 до 70 – 14, сотен – 8, тысяч – 2, пятерок – 5.

С одного Нечерезийского городища зафиксировано: единиц – 5, двоек – 4, троек – 3, четверок – 5, пятерок – 4, шестерок – 4, семерок – 1, восьмерок – 3, десяток – 2, десятичных чисел от 11 до 22-31, сотен – 14, тысяч – 1.

Таким образом, в 1995 году по результатам, отраженным в двух статьях автора, в левобережье Кубани насчитывалось на плитках: единиц – 9, двоек – 8, троек – 11, четверок – 10, пятерок – 9, шестерок – 5, семерок – 4, восьмерок – 4, десяток – 2, десятичных чисел – 45, сотен – 22, тысяч – 3.

Кроме того, в Нечерезие найдена «таблетка» с явной таблицей умножения, а также несколько плиток с ямочками, в которых можно подразумевать сложение и вычитание.

В продолжение этой числовой системы с V века начинается очень активная традиция помечать керамические гончарные миски внутренним радиальным лощением. Особенно богато разнообразие и выразительно эта традиция отразилась на археологическом материале Тахтамукайского городища №1. Но это явление заметно и на материале городищ Закубанья того времени (V-VI вв. н.э.): с. Красного, Псекупса, Майкопского пытапэж, Ассоколайского Арапхапэ, Нечерзийского, Казазовского и др.

На тахтамукайских мисках ярко и наглядно выражен языческий пантеон адыгов раннезихского периода. Так, на сероглиняной миске из этого памятника отражены культы солнца, троица (возможно, уже христианская, распространявшаяся в эпоху Византийского царя Юстиниана великого – среди адыгов, пятерицы звезд «Жъогъозэшибл» и, наконец, удвоенная семерка, подчеркивающая культ плодородия и изобилия [10: табл. V – 6].

Кроме этого, на мисках имеются радиально-лощеные композиции из пяти пятиветвистых пучков, крестообразная фигура из трехлинейных лучей; схематичное солнце из 16 лучей (волнистых), солнце из пятилинейных семи лучей, семилучевое солнце с семирядным гребенчатым заполнением; мальтийский крест из семирядных лучей [10: табл. V]. Также встречаются солярные схемы из 14 лучей, пятирядные кресты с тройными волнистыми радиальными заполнениями по секторам, трехлинейные кресты с волнистыми межлучевыми радиусами, четырехрядными волнистыми концентрическими окружностями [10: табл. VI – 2, 3, 5, 5].

Кроме мисок, числа читаются на кувшинах. На двух сосудах этого типа на горловинах исполнены 10 желобков [10: табл. VI – 7].

Эта удвоенная пятерица звезд особенно популярна на Тахтамукайской керамике. Почти все гочэсы на горловинах украшались десятью желобками. Кувшины и гогоны по горловинам, как правило, имели по 10 либо семь желобков, а также три или четыре, реже 5 валиков [10: табл. XI, XII].

Далее такая числовая система продолжается на керамике V-Х вв. всех археологических памятников левобережья Кубани. [10: табл. XIV, XV, XVI, XVIII, XX, XXI]. Она не прекращается в следующий позднекасожский период [10: табл. XXV, XXVI, XXVII] (X-XIII вв.). Только вместо желобков теперь фигурируют пластические выпуклые мотивы орнамента (валики, выпуклины, глубокие гравировки).

В позднем средневековье техника исполнения декора керамики обогащается гребенчатым штампом и гребенчатой волной [10: табл. XXXII, XXXIV, XXXVIII, XL]. Однако числа все те же: единица, двойка, тройка, четверка (особенно часто по кресту), пятерица, семерка, добавляется девятка, в т.ч. удвоенная, двенадцать.

Эти числа отражены и на цветном металле, из которого изготавливались украшения. Носителями системы исчисления служат зеркальца из высокооловянистого сплава [6: рис. XIII-7]. «Солнечные подвески», гривны, пластинчатые накладки на ножнах, саблях, налобники «мыжъоупцIэхэр» [6: рис. XIX, XXIII]. Особенно перспективна последняя категория украшений, идущая из нартской эпохи, т.е. из VIII-VI вв. до н.э. Вертикальные подвески поясного набора в эпоху средневековья имитируют каменные оселки, сохраняя их название, но сменив функцию на декоративную. Большей частью они украшаются растительными мотивами, в большинстве своем виноградными, в частности, лозой. Числа традиционные: тройка, четверка, пятерка, шестерка, семерка, восьмерка [10: рис. XXII, XXXI, XLII, XLVI, XLII-1].

Итак, просмотр керамики и цветного металла от энеолита через майкопскую и новосвободенскую культуры ранней бронзы, древнемеотскую и позднемеотскую культуры раннего железа, через раннесредневековую культуру зихо-касогов до белореченской культуры адыгов позднего средневековья позволяет сделать следующий выводы:

1. Зародившись в глубокой древности у местного населения Северо-Западного Кавказа, система исчисления передавалась из поколения в поколение в течение тысячелетий и дошла до позднесредневековых адыгов. XIII-XVI вв.

2. Эта система была тесно связана с языческими культами адыгов и космосом, о чем говорят этнографические материалы.

3. О традиционной связи системы чисел разных эпох населения Северо-Западного Кавказа свидетельствует принцип их кратности (10 – удвоенная пятерица, 14 – удвоенная семерка, 9 – утроенная тройка, 8 – удвоенная четверка и т.д.

4. Рассмотренная числовая система обнаруживает связь с хатто-хеттской письменной традицией Анатолии средней и поздней бронзы через иероглифы «меотских таблеток».

Литература:

1. Днепровский К.Н. Серегинское поселение эпохи ранней бронзы // Древности Северного Кавказа и Причерноморья. – М. 1991.
2. Дубровин Черкесы (адыге). – Краснодар. 1927.
3. Дунаевская И.М. Язык хеттских иероглифов. – М. 1969.
4. Кантария М.В. Экологические аспекты традиционной хозяйственной культуры народов Северного Кавказа. – Тбилиси. 1989.
5. Костарнова Н.К. Петроглифы Кавказского заповедника. В мире тайн и загадок. – Майкоп. 2016.
6. Куек М.Г. Художественный металл адыгов. – Майкоп. 2007.
7. Ловпаче Н.Г. Могильники в устье реки Псекупса. Материалы по археологии Адыгеи. Майкоп. 1985.
8. Ловпаче Н.Г. Дитлер П.А. Псекупсское поселение №1 // Материалы по археологии Адыгеи. – Майкоп. 1988.
9. Ловпаче Н.Г. Зарождение и развитие тамговой системы адыгов // Культура и быт адыгов. – Майкоп. 1989.
10. Ловпаче Н.Г. Художественная керамика средневековой Адыгеи. – Майкоп. 1995.
11. Ловпаче Н.Г. Послание из древнего города Хатыпсы. – Краснодар. 2002.
12. Ловпаче Н.Г. Декоративное искусство адыгских нартов.. – Майкоп. 2015. на сайте АРИГИ.
13. Ловпаче Н.Г. Петроглифы Кавказского заповедника – Саатбрюкен (Германия). 2016.
14. Резепкин А.Д. Новсвободненская культура. Несто-История. – Санкт-Петербург. 2012.
15. Соломоник Э.И. Кубанские керамические плитки // Советская археология. 1979. №4.
16. Шилов Б.П. О расселении меотских племен // Советская археология XIV. 1950.

Вестник науки АРИГИ №10 (34) с. 122-128.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 6-02-2018, 20:51. Просмотров: 138
Другие новости по теме:
Нурбий Ловпаче: О населении Касахии Константина VII Багрянородного
Меоты, синды, керкеты, тореты, зихи, ахеи - предки адыгов (черкесов)
Археологи полагают, что адыги ещё в 14-15 веках хоронили своих воинов в чер ...
Нурбий Ловпаче: Мегалитическая архитектура майкопской и дольменной культур
В столице Адыгеи состоится презентация книги «Древний Майкоп»