Архив сайта
Июнь 2018 (8)
Май 2018 (10)
Апрель 2018 (10)
Март 2018 (10)
Февраль 2018 (11)
Январь 2018 (12)
Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация. В статье исследовано функциональное поле чапщевых песен. Выявлены и охарактеризованы функции древнеадыгского обряда. Уточняется дефиниция данного ритуала в ряду синонимических терминов, отмечается полифункциональность врачевальных песен.

Ключевые слова: обряд «чапщ», полифункциональность, традиции, семиотический текст, культура, вербальная/невербальная репрезентация.

Annotation: In the center of attention - the ancient myth-ritual complex "chapsch". We studied the functional field chapschevyh songs. Identified and characterized the first function - the magical, healing, carnival - and second row - aesthetic, communicative, emotional, pragmatic, lyudicheskaya euphemistically - Rite "chapsch". Clarifies the definition of the ritual among synonymous terms, there is multifunctionality vrachevalnyh songs; extended classification spell-songs.

Keywords: rite "chapsch" multifunctionality, traditions, semiotic text semiotic field, culture, verbal / non-verbal representation.


Саида Нехай: Древнеадыгский обряд «чапщ»: функциональное поле и традиция





























Национальная картина мира каждого народа предопределяется собственным складом мышления, своей особенной, уникальной системой представлений. К числу этнокультурных элементов картины мира с полным правом можно отнести обрядовую сферу, в которую входят: национальное мировоззрение, система духовно-нравственных ценностей, хабитуализации сакральных практик. В процессе многовековой апробации, традиционное общество сумело сохранить не все, а лишь наиболее устойчивые паттернизированные пласты этнического сознания, проявившиеся в древнем, мифо-ритуальном комплексе адыгов. Особое место среди них занимает обряд «чапщ», имевший непреходящее значение в общественной жизни народа

Слово щIапщэ (дуть на кого-либо, магически исцеляя)[1: 5-24] черк, щIопщакIуэ кабард., кIапщ адыг. Наличие лингвистических вариантов одного и того же обряда свидетельствует в целом о едином ментальном поле Северного Кавказа. С учетом регионального проживания автора используем наиболее привычное адыгское слово кIапщ.

Предметом исследования явились полифункциональные особенности и свойства семиотического поля обряда «чапщ». Проблема функциональной значимости семиотического текста «чапщ» в повседневной жизни традиционного адыгского общества представляется особенно актуальной в рамках «возросшего национального самосознания» и обращения к истокам национальной культуры.

Нами преследовались следующие задачи: 1) выявить функции первого и второго плана врачевальных песен аутентичного обряда; 2) охарактеризовать полифункциональность семиотического текста; 3) расширить классификацию врачевальных песен. Научная новизна заключается в том, что в ней впервые предпринимается попытка установить системное единство разноуровневых элементов различной функциональной значимости. Исследование чапшевых песен в рамках композиционной структуры фольклорного художественного целого, а также расширения пространства врачевальных песен требуют дальнейшей разработки. В частности, функции заклинательных песен в обряде «чапщ», определение места врачевальных песен терапевтического характера находятся в центре внимания авторов.

Проблематика обрядовых исследований опирается на солидную философскую и лингволитературоведческую традиции (В.Я. Пропп, М.М. Бахтин, Н. Жардецкая, Адиль-Гирей Кешев, Пропп, Ш.Б. Ногмов, Хан-Гирей, З.М. Налоев, Ш.Х. Хут, А.Т. Шортанов.), тем не менее, пути решения некоторых задач врачевальных песен требуют дальнейшей разработки. В частности, функции заклинательных песен в обряде «чапщ», определение места врачевальных песен терапевтического характера находятся в центре внимания авторов.

Песня, являясь одним из древнейших музыкальных жанров, сохранившимся на протяжении многих веков, может послужить ключом к открытию специфики ритуала традиционного общества. Известный исследователь обрядовой поэзии Ш.Х. Хут выделяет среди чапщевых песен три жанровых разновидности: песни лечения оспы; песни лечения раны; песни лечения травмы. Однако мы склонны придерживаться точки зрения Налоева, расширяющего сферу целебного действия «чапщ», а именно: лечение длительно и тяжело больных независимо от характера заболевания[2: 350-360]. Таким образом, заклинательные песни можно представить в виде следующей схемы:

Функционально-эстетическая ценность обрядовых песен в пространстве фольклорного текста отмечалась в трудах Налоева, Хута, Паштовой. Налоев выделяет следующие функции первого плана: древняя (магическая=лечебная) и карнавальная (смеховая)[3: 7-26]. В условиях фольклорной действительности они выступают как эстетически значимые и информативно объективные знаки образа мира, творчески репрезентирующиеся согласно замыслу певца.

Примером магического функционирования песни в обряде «чапщ» древних адыгов могут служить песни врачевания оспы. Они относятся к древнейшему периоду, ко времени анимистических верований. Возникновение данного жанра у древних адыгов традиционно связывают с верой в магическую силу слова. Их главное (основное) предназначение – исцелить больного. Страх и незащищенность человека перед неконтролируемыми силами природы способствовали, наряду с системой магических символов, направленных против нечистой силы, исполнению апотропических табуированных песен. Как отмечает исследователь Л. М. Ермакова, в ритуале «текст становится … модусом подключения человека к природному миру, в целом наделённому магическими и мистериальными возможностями»[4: 385-408]. В данном случае магическая и лечебная функции взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Использование врачевальных песен терапевтического характера, о которых говорит Налоев[3: 7-26], способствовало развитию смеховой культуры и театрализованных игр-представлений. Некоторые песни представлены в виде своего рода языковой игры: автор задает загадку, а слушатели ищут на нее ответ. Языковая игра способствует привлечению внимания к форме текста, снижению напряженности общения и делает его менее формальным, что, безусловно, свидетельствует о людической (игровой) функции. Вспомним фамильярный язык, гротескные образы материально-телесного низа (М. Бахтин) песен, высмеивавших нередко гротескно участников ритуала, их содержание было юмористическим или сатирическим. Игровые песни исполнялись во время различных молодежных игр. Благодаря им создавалась определенная эмоциональная палитра, утверждалась традиционная национальная адыгская этика. Следовательно, резкая граница между следованием адыгэ хабзэ и карнавальной культурой, которая проходила между неофициальным личным общением и общением официальным публичным, размывается.

Показательно, что в древнеадыгской народной культуре вырабатываются символические культурные коды, наиболее последовательно находящие реализацию в ритуалах. Наибольший интерес в этом плане представляет вербальный и звуковой (под которым мы и будем понимать исполнение врачевальных песен «чапщ»). В соответствии с высказанным замечанием считаем, что одной из важнейших функций чапщевых песен в традиционной адыгской культуре является коммуникативная функция, поскольку, как известно, звуковой код - средство общения не только внутри человеческого социума, но и между миром людей и миром сверхъестественных сил. Это связано с тем, что зона действия звука значительно обширнее, чем у вербального кода. Даже в тех случаях, когда в обряде применяется словесный язык, тексты организуются особым образом: ритмизуются, рифмуются, изменяется скорость речи и пр., что связано, в свою очередь, со стремлением достичь максимального взаимопонимания с партнером по диалогу – сверхъестественными силами[5: 308-312].

Вербальный и звуковой коды, сливаясь в песне, обогащают друг и друга и в определенной мере начинают управлять внутренним состоянием, помогая победить болезнь и активизировать внутренние резервы человеческого организма. Слова делают музыку более конкретной, музыка же усиливает эмоциональную сторону текста, в конечном итоге выступая в качестве регулятора этого состояния, что позволяет нам заявлять о вторичной регулятивной функции. Это эмоциональное влияние существенно повышает внутреннюю мотивацию деятельности, создает среди присутствующих благоприятный психологический климат. Возникающее при этом состояние снимает излишнее нервное напряжение, уменьшает волнение, отвлекает от посторонних мыслей и создает хорошие предпосылки для скорейшего излечения.

Эстетическая функция, по Налоеву, вторична, но обязательна: «Художественная слабость означала бы слабость магическую – плохая, серая песня не может лечить»[1: 5-24]. Позволим заметить, что эстетическая функция реализуется не только при помощи метафоричности текстов песен. Распространение метонимических символов, а также прецедентных имен (в частности, Тлепш – бог кузнечного ремесла, в нартском эпосе-эскулап; табуированные имена – Зиусхан, Созареш, Истэ-Истаупщ, воспринимаемые любым носителем культуры абсолютно адекватно) связано с тем, что подобные имена воспринимаются как способ эстетической оценки мира, они воспринимаются адресатом как эстетически значимые, привлекают к себе внимание необычной формой выражения. Поскольку имена-символы нередко рассматриваются как одна из разновидностей метафоры, то их восприятие во многом аналогично восприятию метафоры – одного из главных средств эстетического воздействия.

Эвфемистическая функция. Песни лечения оспы начинаются, как правило, с величания покровителя оспы, бога Созареша, имя которого табуированно (могучий и блестящий всадник, Зиусхан, Иста, Хана гуаша), его лошади (Баджана гривастый), самой оспы (красавица кареглазая, три бусины, бурка добротная). Применение табуированных, «смягченных» имен помогает высказывание сделать менее резким, менее конкретным и выразить необходимую информацию в неагрессивной форме, наоборот, задобрить покровителя болезни.

Моделирующая функция песен «чапщ» призвана сформировать представления предков об окружающем мире в виде некоей матрицы, модели. Врачевальные песни – важная часть национальной языковой картины мира. С их помощью во многом определялось бытие древних адыгов.

Прагматическая функция – мощное средство воздействия на сознание слушающего, они помогают переосмыслить, видоизменить картину мира, имеющуюся у участников действия, задавая определенную систему ценностей и антиценностей, которая в той или иной мере регулирует поведение представителей древнего национально-лингвокультурного сообщества, объединяя «своих» и противопоставляя их «чужим».

Таким образом, чапщевые песни, являясь неотъемлемыми компонентами пространства «чапщ», характеризуются как полифункциональные знаки. с помощью которых можно оценивать мысли, деятельность, творчество предков. Это ключ к национальной культуре, способствующий формированию интереса к другим культурам, взаимопонимания и уважения к культуре собственного народа.

Литература:

1. Налоев, З.М. Функция песни в обряде «чапщ» // Из истории культуры адыгов. – Нальчик, 1978. – С.5-24.
2. Хут, Ш.Х. Адыгское народное искусство слова. – Майкоп, 2003. – С.350-360.
3. Налоев, З.М. У истоков песенного искусства адыгов // Народные песни и инструментальные наигрыши адыгов. – Москва, 1980. – С.7-26.
4. Ермакова, Л.М. Магическое и эстетическое в японском обрядовом фольклоре и ранней литературе.// Синто – путь японских богов. – Т.1. Очерки по истории синто. – СПб.: Гиперион, 2002. – С. 385-408.
5. Зонова, Е.А. Ритуально-магические функции песни в русской и японской обрядовых традициях: общее и отличное Новосибирск, 2007 – С.308-312.
6. Паштова, М.М. Текст обряда чапщ: мифология, прагматика, этнокультурные диалекты // Кросс-культурное пространство литературной и массовой коммуникации: генезис и развитие. Материалы Международной научной конференции. – Майкоп, 2012. – С.219-223.

Вестник науки АРИГИ №10 (34) с. 60-63.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 7-02-2018, 17:40. Просмотров: 75
Другие новости по теме:
Сати Казанова представляет программу этнических и духовных песен Just Love ...
«Джэныкъо машIу» Шовгеновского района Адыгеи готовится к фестивалю в Москве
В Москве состоится концерт Мурата Кабардокова и Клевер квартета – «Песни бе ...
Ансамбль "Жъыу" (Адыгея) участвовал в Международном фестивале "Древние п ...
В Москве состоится вечер творчества Заура Налоева