Архив сайта
Июнь 2018 (8)
Май 2018 (10)
Апрель 2018 (10)
Март 2018 (10)
Февраль 2018 (11)
Январь 2018 (12)
Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация: В ведении войны, в набегах адыгские воины следовали веками выработанной стратегии и тактике, руководствуясь при этом строгими нормами и правилами «уоркъ хабзэ», рыцарскими установками и принципами «благородной вражды». Так в народных песнях представлены некоторые отдельные штрихи, отражающие стратегические и тактические приемы, которые использовались адыгскими воинами-наездниками. Данная работа направлена на выявление данных приемов. Для исследования и анализа привлекается материал адыгских историко-героических песен.

Ключевые слова: Историко-героические песни, адыгэ хабзэ (адыгский этикет), воин-рыцарь, военная этика, тактические и стратегические приемы.

Annotation: In the conduct of the war, in the raids the Adyg warriors followed centuries of elaborated strategy and tactics, guided by the strict rules and rules of the "work hubbe", knightly attitudes and the principles of "noble enmity." So in national penalties are presented some individual strokes, reflecting the strategic and tactical techniques that were used by the Adygeyan warriors-riders. This work is aimed at identifying these techniques. Adygeic historical and heroic songs are used for research and analysis.

Keywords: Historical and heroic songs, adyghe habze (adighesky etiquette), knight-soldier, military ethics, tactical and strategic receptions.


Лиана Хагожеева: Принципы черкесского воинского искусства





























Историко-героические песни представляют собой целый пласт народного словесного искусства, в котором запечатлены события, определившие социально-историческое, культурное направление развития адыгских народов. Обращение к историко-героическим песням и плачам для характеристики такого специфического компонента адыгской этнической культуры как образ и формы существования военно-феодального сословия, состоящего из князей (пщы) и дворян различных степеней (уэркъ), их мировоззрения, законов, принципов и норм их поведения связано с тем, что они являются одним из немногих источников, позволяющих составить представление о мировоззрении, социальном опыте создавшего их народа, его ценностных установках и ориентирах.

Жанровая специфика адыгских историко-героических песен и плачей, как известно, состоит в том, что в них нет развернутого сюжета, в котором детально описывались бы исторические события. Функция раскрытия исторической, фактологической основы сосредоточена в предании, сопровождающем песню. Однако и в предании, сопровождающем песню, события, по поводу которых сложена песня, излагается крайне скупо, в самых общих чертах. Поэтому в них не содержится описания тактических и стратегических действий, однако, существующие исторические свидетельства, исследования историков позволяют реконструировать отдельные элементы военной тактики, применявшейся адыгами.

В народных пенях находят отражение некоторые отдельные штрихи, отражающие стратегические и тактические приемы, которые использовались адыгскими воинами-наездниками.

Один из них – это внезапная и стремительная атака, сопровождавшаяся боевым кличем и наводящая страх и ужас даже на бывалого и искушенного в войне противника. И.Н. Захарьин в книге «Кавказ и его герои» писал: «С налитыми кровью глазами, с шашкой и пистолетом в руках, с пронзительным и диким гиканьем, от которого мороз пробегал по коже даже у привычных людей, кидался черкес в битву, не мысля ни о чем, кроме победы. Случалось, что сотня русских казаков, при всем их испытанном мужестве, не решалась атаковать десяток горских «абреков», зная, что в рукопашном бою их жизнь можно купить лишь дорогою ценою» [1].

Боевой клич, был мощным психологическим оружием, который еще до непосредственного столкновения лишал противника присутствия духа и боевого настроя. «Именно исключительно военный клич черкесов, – отмечал Эдмонд Спенсер, – … когда исполняется в один момент тысячами, является самым ужасным, неестественным и пугающим воплем, когда-либо издаваемым народом в присутствии врага. Русские офицеры уверяли меня, что его влияние на войска столь парализующе, что они оказываются не в состоянии защищаться» [2: 153].

Грозный клич, демонстрирующий решимость, отвагу и пугающий противника свойствен и героям историко-героической песни, например:

Тот кто шолоха* сильного голосом гонит
(«Гыбза о Жамботе Бештокове») [3: 154].
(*Шолох – одна из разновидностей кабардинской породы лошадей).

Один из известных тактических приемов, применявшихся адыгскими воинами «шукIапсэ» – «цепочка наездников», заключавшийся в имитации отступления, при котором, с помощью умелого маневрирования преследователи уводили и вынуждали вытягиваться в цепочку следующих друг за другом всадников. Затем, якобы отступающий всадник, внезапно разворачивался и, перейдя к контратаке, одного за другим уничтожал поодиночке своих преследователей. С этой целью, адыги специально обучали своих боевых коней умению останавливаться на полном скаку и разворачиваться навстречу противнику. В «Плаче о Хирцижеве Али», по всей видимости, применяется именно этот прием, когда всадник, Шеретлук сын Шеудженовых, ведет преследователя вдоль Лабы, подыскивая удобную для внезапной контратаки местность:

«Из Лабинской крепости всадники его догнать не могут
(А) догнавшего его молодца вдоль Лабы он ведет
Шеудженовы (гуща, ар) ваш Шеретлук» [3: 290].

Этот же прием, ложного отступления использовался при условии, когда противник значительно превосходил их по численности. Отряд внезапно разделялся на небольшие группы и начинал уходить врассыпную, тем самым рассредоточивая силы противника и заманивания его в засаду. Затем следовала внезапная и сокрушительная контратака. Такие контратаки отличались такой стремительностью и натиском, что, по свидетельству Э. Спенсера, противника «буквально разносят на клочья в течение нескольких минут» [2: 153].

А.А. Остахов, исследовавший базовые принципы черкесского воинского искусства, отмечает фактор внезапности, как основу стратегии и тактики ведения войны: «…внезапность в органичном сочетании с мобильностью и военной хитростью составляла стержень маневренной тактики черкесов. Основными формами проявления последней были широкий маневр войсками, стремительное проникновение в глубину вражеского расположения, нанесение решительных ударов во фланг и тыл противника для его разгрома в короткие сроки, скоротечные кровопролитные рукопашные схватки, глубокое ложное отступление, маневр огнем, искусное применение ландшафта и контратак» [4: 65-68.]

Исследования А.А. Остахова подтверждают также воспоминания русского генерала от кавалерии, участника русско-турецкой войны 1877 года А. Бильдерлинга, о черкесах, воевавших против русских войск на Балканах: «...вообще надо отдать справедливость черкесам: выросшие в бою на Кавказе, они составляют лучшую часть кавалерии турок. Посаженные на маленьких, быстрых, выносливых лошадях, оседланных легким казачьим седлом, без вьюка, с магазинным ружьем и острой шашкой, неутомимые, предприимчивые, смелые в одиночном бою, они постоянно тревожили наши аванпосты, и мы многому от них научились. Вырастая как из земли и неожиданно нападая на отдельные посты и разъезды, они вмиг рассыпались и исчезали при появлении силы, никогда не принимая атаку» [5: 38].

В ведении войны, в набегах адыгские воины следовали веками выработанной стратегии и тактике, руководствуясь при этом строгими нормами и правилами «уэркъ хабзэ», рыцарскими установками и принципами «благородной вражды», о предписания которой говорилось выше. В историко-героических песнях довольно часто встречается указание на ведение сражения и поединка «по обычаям предков», то есть, согласно установленным правилам. Например, в бжедугском варианте песни «Фэрзэпэ заом иорэд» – «Песня о битве в верховьях Фарза» поется:

По обычаю предков сражается
Хатугов Салимгерий наш [6: 254].

Русско-кавказская война стала крушением цивилизационных основ адыгской рыцарской культуры и, соответственно, гуманных правил ведения войны. Столкнувшись с проявлениями жестокости по отношению к беззащитным: убийствам детей, беременных женщин, насилием – правила «благородной вражды» подверглись изменениям. Во время русско-кавказской войны в ответ на карательные экспедиции русских войск, результатом которых была гибель беззащитных женщин и детей, как возмездие, следовали ответные набеги на линейные станицы, кордоны, в которых погибали и жители.

«В разговоре с Зассом я заметил ему, что мне не нравится его система войны, и он мне тогда же ответил: «Россия хочет покорить Кавказ во что бы это ни стало. С народами, нашими неприятелями, чем взять, как не страхом и грозой?.. Тут не годится филантропия, и Ермолов, вешая беспощадно, грабя и сжигая аулы, только этим успевал более нашего»... В поддержание проповедуемой Зассом идеи страха на нарочно насыпанном кургане у Прочного Окопа при Зассе постоянно на пиках торчали черкесские головы, и бороды их развевались по ветру. Грустно было смотреть на это отвратительное зрелище» [7].

Литература:

1. Захарьин И.Н. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://kavkaz.sfedu.ru/sites/default/files/%D0%97%D0%B0%D1%85%D0%B0%D1%80%D1%8C%D0%B8%D0%BD%20%D0%98.%D0%9D.%20%D0%9A%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D0%B7%20%D0%B8%20%D0%B5%D0%B3%D0%BE%20%D0%B3%D0%B5%D1%80%D0%BE%D0%B8.pdf
2. Спенсер Эдмонд. Путешествия в Черкесию / Предисл., перев. и коммент. Н. Нефляшевой – Майкоп, 1994. – С. 153.
3. Адыгские песни времен Кавказской войны. [Текст] / Общ. ред., сост. вступ. ст. В.Х. Кажарова / Сост. вступ. ст. А.М. Гутов. – Нальчик, 2005.
4. Остахов А.А. Внезапность как один из базовых принципов черкесского военного искусства (XVIII-XIX вв.) // Российский Кавказ: исторический альманах. – Пятигорск: ПГЛУ, 2012. Вып. 1. – С. 65-68.
5. Бильдерлинг А. Стародубские драгуны в рущукском отряде; из воспоминаний о турецкой войне 1877-78 годов. СПб., 1879. – С. 38.
6. Народные песни и инструментальные наигрыши адыгов. Т. 3. Ч. 1: Героические величальные и плачевые песни. Антология / Сост. В.Х. Барагунов, З.П. Кардангушев/ Под ред. Е.В. Гиппиуса. – М., 1986. – С. 264.
7. Лорер Н.И. Записки моего времени. Воспоминание о прошлом. Глава XXIII. // [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://historic.ru/books/item/f00/s00/z0000101/st063.shtml

Вестник науки АРИГИ №11 (35) с. 157-160.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 2-03-2018, 17:42. Просмотров: 74
Другие новости по теме:
«Цепочка всадников» при конном ведении боя черкесами с превосходящим против ...
Внезапность как один из базовых принципов черкесского военного искусства 18 ...
Iland Abreg: О культуре действий черкесов на войне
«Мой Дагестан»: Самый тяжелый удар Русско-Кавказской войны пришелся на адыг ...
О тактике отступления черкесов с добычей на примере взятия Пятигорской креп ...