Архив сайта
Декабрь 2018 (1)
Ноябрь 2018 (2)
Октябрь 2018 (10)
Сентябрь 2018 (2)
Август 2018 (10)
Июль 2018 (10)
Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация: Рассматривается феномен в политике Российского государства конца 90-х годов, где впервые война горцев с Российской империей в ХIХ веке признается борьбой за свою свободу, за сохранение самобытной культуры. Показано, что основополагающим документом стало Обращение Президента РФ Б.Н. Ельцина к народам Кавказа 18 мая 1994 года. Установлено, что возвращение косовских адыгов базировалось на Постановлении Правительства РФ от 03. 07. 1998 года, которое получило развитие, связанное с Обращением Президента РФ 1994 года к народам Кавказа.

Ключевые слова: кавказские народы, черкесы, косовские адыги, возвращение, обращение Президента РФ, адыгская диаспора, соотечественники.


Асфар Куек: Феномен возвращения косовских адыгов и проблемы репатриации соотечественников





























Трагедия адыгов – народа с богатым культурным наследием – долгие годы оставалась вне поля зрения государственной политики России. Переломным моментом стало Обращение Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина к народам Кавказа 18 мая 1994 г. в связи с 130-летием окончания Кавказской войны.

«Уважаемые соотечественники! – обратился к гражданам страны Президент Российской Федерации. – События более чем вековой давности возвращают нас к далеким годам, когда в борьбе за Кавказ столкнулись интересы Российской империи, Великобритании, Франции, Ирана и Турции. Все эти государства несут свою долю моральной ответственности за многострадальную судьбу горских народов.

Эхо Кавказской войны, которой были принесены большие человеческие жертвы и материальные потери, до сих пор болью отзывается в сердцах многих россиян.

Пусть земля будет пухом тем, кто пал на поле боя, потерял жизнь от жестокости войны, и тем, кто, будучи вынужденным покинуть Отчизну, умер на чужбине, испытав горечь утраты родины. Пусть память о тех давних трагических событиях хранится в сердцах потомков и служит всем нам предостережением от новых трагедий.

В разные периоды истории, в зависимости от политической обстановки, Кавказская война 20-60-х годов XIX века оценивалась и освещалась по-разному. В настоящее время, когда Россия строит правовое государство и признает приоритет общечеловеческих ценностей, появляется возможность объективной трактовки событий Кавказской войны как мужественной борьбы народов Кавказа не только за выживание на своей родной земле, но и за сохранение самобытной культуры, лучших черт национального характера.

Проблемы, доставшиеся нам в наследство от Кавказской войны и, в частности, возвращение потомков кавказских переселенцев на историческую родину, должны решаться на международном уровне путем переговоров с участием всех заинтересованных сторон (курсив наш – А.К.).

Дорогие соотечественники! В нашем сознании Россия и Кавказ стали неразрывно связанными понятиями, одно невозможно представить без другого. В Нальчике, столице Кабардино-Балкарии, поставлен памятник Марии Темрюковне, на котором высечены слова: «Навеки с Россией». Эти слова святы и дороги каждому россиянину.

Уверен, что сплоченность в построении демократического государства, общественное и межнациональное согласие, гражданский мир явились бы верной порукой тому, что мечты лучших представителей России и Кавказа о благополучии и процветании народов, населяющих нашу страну, станут реальностью».

Возвращение косовских адыгов на родину, ставшее одним из самых трогательных и незабываемых событий конца 90-х прошлого столетия, связано было, в первую очередь, с вышеотмеченным Обращением. Здесь слова Президента РФ о том, что «… возвращение потомков кавказских переселенцев на историческую родину, должны решаться на международном уровне путем переговоров с участием всех заинтересованных сторон», были реализованы в следующем основополагающем документе, обусловившим феномен возвращения косовских соотечественников в Республику Адыгея.

Постановление Правительства Российской Федерации «О неотложных мерах государственной поддержки переселения адыгов (черкесов) из автономного края Косово (Союзная Республика Югославия)» [1] базируется на первом и было реализовано в течение нескольких лет с участием Министерств Российской Федерации и Союзной Республики Югославия, Правительства Республики Адыгея. Это было доброй волей Российского государства, впервые осудившего злодеяния царизма и признавшего на официальном уровне существование российских соотечественников, вместе с русскими – адыгов (черкесов).

Подобный акт гуманизма был воспринят не только на родине, но и многомиллионной черкесской диаспорой с большим воодушевлением и радостью, что сделало не только исторический документ, но и само возвращение косовских адыгов (черкесов) явлением в новой истории Кавказа. То время забыть невозможно, оно часто возвращается, и волнующие минуты оживают в сердце каждого адыга, в том числе и автора данной статьи, одного из непосредственных участников процесса возвращение адыгских косовцев домой…

Особая любовь, тяга зарубежных адыгов к своей Родине, которую абсолютное их число никогда не видело, представляет собой феномен. Такое отношение было заметно и в косовской группе адыгов-беженцев из Турции, которая перевозилась нами из Трабзона в Сочи. Они стояли на палубе небольшого корабля и смотрели вперед, туда, где находилась их родина, пытаясь вдали в темноте увидеть очертания родных берегов… До рассвета было близко, но небосклон оставался еще темным.

По глазам многих из них ощущалось неудержимое волнение: какова же эта Родина, земля предков, о которой так много им говорили старшие? Это они привили им любовь к такой близкой и одновременно далекой земле, хотя сами тоже успели состариться на чужбине, так и не познав радости и счастья пребывания на земле предков, по которой когда-то ходили их деды.

Группа небольшая, тридцать человек, много детей. Это они неустанно спрашивают об Адыгее, о ее землях, горах и реках, о своих сверстниках. Когда мы им рассказываем о красоте нашей родины, о великолепных пейзажах Черноморского побережья, они невольно начинали пристально смотреть вперед, туда, куда направлялся наш корабль – к нашим берегам.

Мы с Ахмедом Тугузом – мудрым и рассудительным старшим среди косовских адыгов, его сыном Мендересом и Адамом Цеем, одним из первых переселенцев из Косово, с которым мы отправились в Турцию, чтобы помочь перевезти своих земляков на родину, пытались уложить спать детей пораньше. Старания родителей также были тщетными, их уговоры не помогали. Никто не хотел проявлять излишнюю требовательность, все понимали: детям хотелось увидеть родную землю первыми, поэтому они сидели с нами на верхней палубе до глубокой ночи. Лишь когда им обещали, что их непременно разбудят на рассвете, когда можно будет разглядеть родной берег, они вернулись в свои каюты.

Вскоре по нашей настоятельной просьбе ушли к ним и родители, хотя можно предположить, что многие из них так и не смогли спокойно уснуть. Было о чем думать и размышлять, ведь все случилось так неожиданно: встречи, беседы, убеждения, затем оперативные сборы, а теперь и волнения предстоящей встречи с родиной. Ночь обещала быть беспокойной, ожидание беженцев было тревожным и щемящим…

Косовских соплеменников в Стамбуле мы встретили случайно. Мы с Фахри Хуажем, репатриантом, известным в адыгском мире общественным деятелем, одним их первых представителей адыгов Турции, вошедшим в Исполком Всемирной Черкесской Ассоциации, тогда корреспондентом республиканской газеты «Адыгэ макъ», где автор данной статьи имел честь быть главным редактором, на месяц выезжали в Турцию. Была конкретная задача – определение корреспондентских пунктов национальной газеты в стране, где в основном сосредоточена адыгская (черкесская) диаспора. Такие пункты были призваны освещать жизнь соотечественников на чужбине, что, несомненно, укрепили бы связи диаспоры с родиной.

Один из активистов Адыгэ Хасэ Газиосманпашинского района Стамбула Яшар Ногай, встретил нас и привез к себе в туристическую фирму «Нарт тур» в красивом районе города в Аксарае. Когда мы расположились в его офисе, он познакомил нас с коллегами по работе. В основном – адыгами.

– А вот эти ребята, – сказал Яшар, – работают со мной недавно. Это наши соплеменники из Косово. Спасаясь от войны, они волею судьбы оказались в Турции. Кстати, сегодня к нам должна зайти группа косовцев, я вас познакомлю.

О югославских соплеменниках мы знали то, что они живут в автономном крае Косово, владеют несколькими языками, в том числе и родным, на котором прекрасно говорят. Те немногие адыги, которые встречались с ними во время поездок в Югославию, наперебой рассказывали о том, как они живут, какие они интересные люди, как живо интересуются Родиной, как преданно сохраняют Адыгэ Хабзэ.

В начале 80-х годов прошлого века заведующая лекторской группой Адыгейского обкома комсомола Людмила Цалова по путевке туристического отдела обкома комсомола (БММТ «Спутник») выезжала в Югославию, где встретилась с черкесами, проживающими в этой стране. Кроме массы впечатлений, она привезла оттуда книгу на сербском языке о черкесах, проживающих в Югославии, подаренную косовцем Мендересом Черкесом (Тугузом), который попросил передать ее «адыгу, которому небезразлична судьба черкесского народа». Так книга досталась автору данной статьи. О Мендересе Черкесе многое рассказывал и Руслан Хаджебиеков, в свое время возглавлявший БММТ «Спутник». Ему тоже одним из первых посчастливилось встретить представителей адыгской диаспоры в Югославии. Так запомнилось это необычное имя Мендерес.

С ним мы и познакомились в офисе Яшара. Из краткой беседы стало известно, что, спасаясь от американских бомб и межэтнической войны в Югославии, часть семей косовских адыгов оказалась в Турции. В Стамбуле и его окрестностях они распределились среди родственников и знакомых, а то и совсем чужих людей, воспринявших их трагедию душой и сердцем.

Над этажами «Нарт тура» располагались офисы адыгских бизнесменов, которые узнав, что мы здесь, тотчас же навестили нас. Это всегда было в традиции адыгов – приходить к бысыму (хозяину), который принимал у себя гостей. Подошли и косовцы, с которыми нас познакомил Мендерес. Мы подробно рассказали, какие прекрасные возможности дает Постановление Правительства Российской Федерации по возвращению косовских адыгов домой. Сказанное заинтересовало их, но требовалось общее решение всей группы беженцев. И для них было важно, что скажет по этому поводу Ахмед Тугуз, старший группы, как оказалось, отец Мендереса.

В назначенное время мы встретились в Адыгэ Хасэ Газиосманпаши. Мы считаем излишним пересказать эмоциональность и трогательность встречи с братьями, не по своей воле снова оказавшимися в изгнании на чужбине. Их печальные, чаще растерянные глаза, опустошенность чувств угнетали всех в зале. «Старшие помнили, откуда и когда они покинули родину, – сказали косовцы. – Они уходили, когда созрела земляника, так и не успев ею насладиться…» Встреча была первой, за ней последовала и вторая, на которых мы обсуждали пути выхода из сложившейся ситуации.

Наконец, встретились и с Ахмедом Тугузом. И хотя в Стамбуле были адыги-косовцы более преклонного возраста, чем Ахмед, но именно он был, как говорят адыги, упчIэжьэгъу – человек, с которым советуются и чье мнение имеет определяющее значение в решении судьбоносных вопросов диаспоры. Как позже выяснилось, это он, черкес Ахмед, авторитетом известного в Югославии инженера-электронщика, не раз представлявший интересы Югославии за рубежом, в том числе и в СССР, затем и в Российской Федерации, убедил югославские власти помочь адыгам с транспортом, решить вопросы пересечения турецкой границы и спас земляков от верной гибели. В это время Косово бомбили уже беспрестанно.

Ахмед оказался мужчиной лет шестидесяти, доброжелательным, аккуратным и в одежде, и в общении. Тепло улыбнувшись, он по-братски обнял нас, расспросил о доме, семье, об Адыгее, о земляках, уже обустраивавшихся в республике. Особо поинтересовался он, как русские относятся к переселению косовских адыгов на историческую родину. Когда услышал, что абсолютное большинство приветствует такой шаг, облегченно вздохнул:

– Тогда можно домой!..

В начале разговора в его взгляде чувствовались усталость, печаль и тоска, а в конце – передо мной был уже другой человек – энергичный, уверенный. И его можно было понять. Мы расспросили его о жизни соплеменников в Югославии. Ахмед рассказал:

– Мы жили в Приштине, жили хорошо, в достатке. Я был генеральным директором крупного предприятия, мои сыновья получили хорошее образование. Всю жизнь мы стремились быть достойными имени «черкес». Адыги в Югославии славятся ответственным отношением к делу, порядочностью, умением держать слово. Поэтому многие из нас до начала национальных конфликтов имели хорошую работу, были большими руководителями, но потом мир перевернулся...

Глаза собеседника снова стали печальными. Он вспомнил, что еще в 1990 году в паспортах косовских адыгов в графе «национальность» было записано: «черкес». Затем, во время последней переписи населения, адыгов переименовали в «албанцев». И следствием этого стало то, что во время последнего сербско-албанского противостояния, сербы начали видеть в черкесах уже не кавказских репатриантов ХIХ века, живущих бок о бок с ними мирно сто с лишним лет, а албанцев, с которыми у них всегда возникали территориальные и иные разногласия.

– В Приштине у меня остался двухэтажный дом и все, что мы накопили за годы жизни, – продолжал Ахмед. – В чем я был одет в том и приехал сюда. Но здесь нас встретили наши соплеменники. Вот, рядом со мной коренной косовец – Надждет Цей, местные черкесы Яшар Ногай, Мамэт Гуттэ, которые давно живут в Стамбуле. Они и другие наши земляки делают все, чтобы в чужом краю нам было уютно. Но мы всегда мечтали о своей исторической родине, мы всегда тянулись к ней. Какое это удивительно могучее, притягательное и сладкое слово – Родина!..

Итак, было решено – едем домой. Осталось вроде бы ничего – решить вопросы с визами, добраться до Трабзона и оттуда – в Сочи. Однако осуществить это оказалось намного сложнее, чем представлялось, и порой возникало тревожное ощущение, что где-то может и сорваться, и тогда наши усилия могут сойти на нет.

Условия для переселения косовских адыгов из Стамбула на родину вроде бы сложились благоприятные: существует Постановление Правительства РФ, которое гарантирует возвращение группы косовцев домой. Все пока складывается хорошо, помогают соотечественники, в Адыгее нас ждут. Мы держали постоянную связь с Правительством Адыгеи, чаще всего общались и консультировались с министром по межнациональным отношениям и внешним связям Русланом Панешем. Он принял самое непосредственное участие в согласовании с различными структурами власти вопросов переселения второй косовской группы, был как всегда лаконичен и конкретен: не оставлять в беде соплеменников, раз смогли их найти и организовать с ними встречу, нужно сделать все, чтобы вернуть их в Адыгею. Последняя фраза министра звучала как приказ: без них не возвращаться.

Пришлось срочно вылететь в Майкоп для согласования вопросов на высшем уровне, отрегулировать правовые и организационные вопросы с МИД, уточнить подготовку социальной базы для переселенцев и т.д. Начальник паспортно-визовой службы Республики Адыгея Р.М. Тлемешок вручил нам копию письма к Директору Департамента консульской службы МИД РФ Н.М. Елизарову с просьбой поручить выдачу въездных виз для адыгов-беженцев из Косово Генеральному консулу МИД РФ в г. Стамбуле в Турции и приложил соответствующий список [2]. Он также сообщил, что связался по телефону с Департаментом консульской службы и получил обещание все устроить оперативно.

Президент Республики Адыгея «…для обеспечения организованного переселения адыгов-беженцев из Автономного края Косово (Союзная Республика Югославия), находящихся в Турецкой Республике» уполномочил официальным представителем Президента Республики Адыгея и Кабинета Министров Республики Адыгея Куека Асфара Сагидовича» [3].

Мандат давал право напрямую общаться с турецкими властями, российскими консульствами в Стамбуле и Трабзоне, при необходимости выходить лично на МИД РФ. На родине все было готово, оставалось уладить дела в Стамбуле.

Обстоятельства складывались так, что сначала – 14. 04. 1999 г. – пришлось официально обратиться в Генеральное консульство РФ в Стамбуле с просьбой оперативно решить вопрос с визами адыгов-беженцев из Косово. Здесь же мы сообщили, что «в период пребывания делегации в составе начальника Департамента консульской службы МИД РФ Феоктистова Б.В., секретаря посольства РФ в Югославии Павловского В.А. и представителя МИД РФ в Республике Адыгея Беджанова М.Б. в феврале 1996 года было вручено Феоктистову Б.В. обращение о предоставлении гражданства РФ от всего взрослого населения (более 200 человек) представителей адыгской (черкесской) диаспоры в Косово».

Заявления адыгов (черкесов) о предоставлении гражданства РФ были рассмотрены Комиссией по гражданству РФ при Президенте РФ 22 сентября 1996 года, где была высказана готовность предоставления гражданства при непосредственном обращении в органы МИД РФ и въезде адыгов (черкесов) в Российскую Федерацию.

3 июля 1998 года (пр. № 600) принято Постановление Правительства Российской Федерации «О неотложных мерах государственной поддержки переселения адыгов (черкесов) из автономного края Косово (Союзная Республика Югославия)» в количестве 35 семей. Данным решением было переселено в Республику Адыгея 22 семьи.

Другая часть представителей диаспоры адыгов в Косово не смогла вовремя выехать из Югославии из-за военных действий. Но и они имели право вернуться домой согласно вышеотмеченному постановлению Правительства РФ от 3. 07. 1998 года» [4].

Вместе с письмом в Генеральное консульство был переправлен ответ МИД Югославии на письмо МИД РФ в феврале 1996 года с просьбой предоставления гражданства РФ от представителей адыгской (черкесской) диаспоры в Косово. [5]. МИД СРЮ выразило готовность незамедлительно оказать содействие адыгам (черкесам) в их переселении «на родину предков в Республику Адыгея в составе Российской Федерации…»

Данный ответ МИД Югославии нам оказал большую поддержку, когда неожиданно возникли проблемы с Генеральным консульством Югославии в Стамбуле Драганом Томишичем. У одного из косовских беженцев, Хюсни Кавкази, истек срок действия паспорта, но югославский консул отказывался продлить его в короткие сроки. Без этого косовца не могли выпустить из страны, а затем позволить въехать в Российскую Федерацию. На наши официальные обращения, на обращения представительства МИД в Адыгее генконсул никак не реагировал.

Сложившиеся обстоятельства вынудили нас сообщить в Югославию, что действия консула нарушает обязательства МИД СРЮ от 23. 07. 1998 года и предупредить, что данный вопрос переходит под юрисдикцию МИД Российской Федерации, где будет дана соответствующая оценка воспрепятствованию обеспечения организованного переселения на территорию РФ косовских адыгов, пребывающих в Турецкой Республике. Только тогда консул согласился помочь, но лишь с условием непременного содействия Генерального консульства России в Стамбуле.

Об этом мы известили Генеральное консульство РФ в лице М.К. Зиганшина и обратились с просьбой помочь оперативно разрешить проблему [6]. Вся семья Хюсни Кавкази – мать, брат, жена и дети уже получили визу на въезд в РФ и планировали вместе с другими адыгами-беженцами 01. 05. 1999 года выехать на Родину. Как сложится судьба Хюсни, если он не уедет с другими, никто не знал, ведь все выезжали группой, и это решало многое.

М.К. Зиганшин оперативно ответил и прислал копию письма Генеральному консулу СРЮ в Стамбуле Драгану Томишичу [7]. Затем он связался с консулом и договорился о личной встрече автора данной статьи с ним. Мы спешно поехали в Югославское консульство.

Консул продержал нас в приемной более двух часов, хотя был один в кабинете. Встреча прошла весьма напряженно. Он вел себя очень агрессивно, держался надменно. Лишь в конце беседы, в которой мы постарались донести до его сознания всю трагичность положения наших соотечественников, в генетической памяти которых до сих пор сохраняется ужас и боль изгнанных предков, он немного смягчился. Через день, опять продержав нас в пустой приемной два часа, и в конце упрекнув: «Вы, русские, предали нас, американцы, оказывается, ближе вам, чем свои братья-славяне...», он отдал Хюсни Кавкази продленный паспорт югославского гражданина, не забыв при этом взять за паспорт тысячу долларов, хотя он стоил всего двадцать пять...

Пришлось ответить консулу на его слова о том, что «мы, русские, продались американцам»… Когда официальный представитель Президента Республики Адыгея, гражданин РФ уходил, консул все еще топал ногами и возмущенно кричал…

Так было устранено последнее препятствие, и все было готово к отъезду в Трабзон. Автобус «Мерседес» стоял у дома Адыгэ Хасэ. Еще раз уточнили списки, проверили вещи и начали садиться в автобус. Тут Председатель Адыгэ Хасэ Газиосманпашинского района Стамбула Инвер Калакуток подвел к нам молодого человека лет двадцати пяти.

– Он хочет сказать несколько слов, – пояснил Инвер и вернулся к автобусу.

– Извините, что отвлекаю от такого важного дела, я на минуту, – сказал парень спокойным голосом. – Я из рода Гиш, живу в Стамбуле уже несколько лет, постоянно принимаю участие во всех мероприятиях и заседаниях Адыгэ Хасэ. Я слушал вас, и ваши слова взволновали нас. Находясь здесь, на чужбине, я будто увидел свою Родину... С тех пор как я начал что-то понимать, мечтаю вернуться на Кавказ... – он запнулся, в его глазах была печаль, и продолжил. – У меня два сына, они маленькие, второй еще грудной. Если мне не суждено будет вернуться на родину, я сделаю все возможное, чтобы они смогли жить на своей земле. Уехав из села, я работаю здесь в Стамбуле, кое-как перебиваюсь. Год я копил деньги, чтобы заказать ювелиру этого танцора, – показал он небольшую фигуру танцующего черкеса. – Сувенир сделан из золота. И вот о чем я хочу попросить представителя Президента нашей Республики Адыгея. Сейчас я прикреплю к лацкану вашего пиджака, носите его... Каждый раз, когда он будет перед глазами, вспоминайте, что на чужбине в Турции есть адыг из рода Гиш, который мечтает о своей Родине и надеется на то, что так же, как и они, вернется домой...

Не это ли свидетельство любви адыгских соотечественников к своей земле? Как мы ни пытались его отговорить, он был непреклонен. Так к левой стороне костюма был прикреплен золотой танцор, который всегда напоминает о славном парне из рода Гиш, для которого еще не наступило его время – «куцэ» (Куцэр теуцогъу теуцогъу – Спицы колеса становятся на землю по очереди). Тогда казалось, что после первого знатного события, когда Российское правительство из гуманных побуждений вернуло на землю предков косовских адыгов, за этим актом доброй воли последуют и другие, и так наши соотечественники получат возможность на репатриацию. Но, забегая вперед нужно сказать, что, к сожалению, подобного не произошло…

Молодой парень обнял нас на прощание, и мы сели в автобус. Прощание с теми, кто пришел нас провожать, было трогательным, многие не сдерживали слез. Но наши стамбульские соотечественники были горды и рады тому, что смогли принять самое непосредственное участие в возвращении соплеменников на родину. Ведь деньги в сумме пять тысяч долларов, выделенные нам в Адыгее на дорогу и иные затраты, были возвращены нами в кассу. Адыги Турции быстро отреагировали на нашу просьбу, и деньги на переезд домой были собраны в считанные дни.

Те косовские адыги-беженцы, которые по объективным и субъективным причинам не смогли уехать с нами в тот день, были грустны, они печально обнимали земляков и прятали друг от друга влажные глаза.

Когда мы приехали в Трабзон, там у нас возникли неожиданные проблемы с просроченными визами нескольких членов нашей группы. По турецким законам человек, просрочивший визу более чем на три месяца, должен оплатить штраф в тысячу долларов, и в дальнейшем сроком на пять лет он лишается права въезжать в страну. Всей суммы, которая у нас оставалась, хватало лишь на билеты из Трабзона в Сочи.

Мы оказались в сложном положении, и тут опять на помощь пришли наши соотечественники. Шапсугская девушка, служащая на турецкой границе, по нашей просьбе организовала нам встречу с начальником таможни, после которой с членов нашей делегации был снят штраф. Более того, когда задержали корабль, и мы были вынуждены провести сутки в порту, начальник турецкой таможни пришел к нам с шапсугской служащей и вручил каждому члену группы, начиная с детей по пакету с едой. Позже «снабдил» нас едой и Генеральный консул Российской Федерации в Трабзоне. Естественно, мы всем им были признательны и от души поблагодарили за внимание. Так отнеслись к трагедии адыгов многие люди, никто не делил их на своих и чужих – на русских и адыгов, на турок и югославов. Ведь боль ощущается человеком независимо от национальности...

Вот уже и светлая полоса рассвета провела грань между ночью и днем, скоро будут видны очертания родных берегов. Пора будить земляков, ждет их родная земля, она так долго их ждала...

– Это же наша родина? – тут раздался детский голос.

Оглядываемся – все дети, окруженные родителями, стоят и пристально всматриваются в берег.

– Да, это наша земля, мы уже дома! Да будет счастливым возвращение домой!

Да, уходили они, когда созрела земляника, и вернулись, когда она созрела…

Позже прибыла на родину и третья группа косовских беженцев, перевезенных министром культуры Республики Адыгея Газием Чемсо. Но и на этом не завершился процесс возвращения косовских адыгов. Полномочия официального представителя Президента Республики Адыгея и установившиеся личные связи с руководством Генерального консульства РФ в Стамбуле еще не раз дали возможность автору статьи возвращать косовских адыгов из Стамбула, которые волею судьбы снова оказывались в Стамбуле.

И здесь Генеральное консульство РФ в г. Стамбуле оказывало нам оперативно помощь, в том числе и в получении новых югославских паспортов нашими соотечественниками в резиденции Генерального консульства Югославии в г. Стамбуле. Так было, например, и с Фатимой Асани, и с Мухамедом Хасани в июне 1999 года. Тогда с просьбой помочь соотечественникам автор статьи обратился к С.В. Осадчему [8]. В тот же день в Генеральное консульство РФ в Стамбуле ушло и другое письмо с дополнительным списком адыгов-беженцев Яшаром Абаем, Мейрам Абази, Магбул Абази, Айше Батири, Ветмире Батири и Шерифе Батири, которые также подпадали под известное постановление Правительства РФ от 3. 07. 1998 года. Им требовались въездные визы [9].

Последним аккордом официального возвращения косовских адыгов в том знаменательном году было возвращение двух братьев Рамазана и Мухамеда Хасани (Жьэу), чьи родители уже были в Адыгее. На это ушло более трех месяцев, и это далось очень сложно, ибо процесс возвращения косовских адыгов был окончательно свернут. Тем не менее, семью Хасани удалось воссоединить.

Возвращение косовских адыгов стало знаменательным событием. Многие были вовлечены в обустройство косовских адыгов на Родине, адыгская диаспора принимала непосредственное участие в строительстве села косовцев – Мафэхабля. Соотечественники адыгской диаспоры из Израиля, Турции, Иордании, Сирии, Европы приезжали в Адыгею и вносили посильную финансовую лепту в строительство села. А отдельные бизнесмены и предприниматели строили дома адыгским беженцам, мечеть на собственные средства.

Так рождалось новое время, которое сулило большие надежды на возвращение адыгских соотечественников домой, оторванных от родной земли более века. Расширялся и обустраивался Мафэхабль, здесь теперь вместе с косовцами живут представители адыгской диаспоры с разных концов света, ведь они разбросаны в более чем пятидесяти странах мира. Недавно Правительство Республики Адыгея дополнительно выделило еще около ста гектаров земли Мафэхаблю на дальнейшее развитие. Подвели воду, газ, и новое село адыгских соотечественников, его жители заняли свое достойное место среди других населенных пунктов Адыгеи. Косовские дети конца 90-х уже сами создают свои семьи, они считают себя полноправными хозяевами на земле своих предков.

Но пока многомиллионная адыгская диаспора все еще остается на чужбине. Наблюдая сложные и во многом противоречивые общественно-политические события, происходящие на Кавказе, в нашей стране, во всем мире, мы приходим к мысли, что история развивается согласно общим принципам и закономерностям, и судьба отдельно взятого народа в этой истории зависит от многих факторов, в том числе глобального характера. И, к сожалению, мы также знаем, что народ не всегда в состоянии повлиять на обстоятельства, окружающие его.

Прошло немного времени и со сменой власти, к сожалению, политика того же Российского государства по отношению к черкесской диаспоре стала менее комфортной. Автор данной статьи работал в Правительстве РА Председателем Комитета по делам печати, информации и общественно-политическому прогнозированию и был информирован о документах, которые направлялись из Государственной думы, Совета Федерации ФС РФ, Правительства РФ, касавшихся связей с соотечественниками, проживающими за рубежом. Каждый раз Правительство и Парламент Республики Адыгея направляли в вышестоящие инстанции просьбу учитывать о наличии многомиллионной адыгской диаспоры за рубежом, второй по численности после русских, и российские законы учитывали бы и их интересы, чтобы адыгские соотечественники имели равные права с соотечественниками всех иных народов РФ.

Однако, к сожалению, преференции законодательства о российских соотечественниках, проживающих за рубежом, подразумевает лишь титульную нацию, а все другие, включая адыгскую, лишены таких возможностей. Если раньше Российское государство посчитало возможным вернуть косовских адыгов-беженцев из воюющей Союзной Республики Югославии на родину в конце 90-х, то в этом было отказано сирийским адыгам-беженцам в наши дни. Многотысячная диаспора, изъявившая желание вернуться домой, как и косовские адыги, была лишена такой возможности, лишь мизерная ее часть усилиями Правительства Адыгеи смогла обустроиться на родине.

Что изменилось в политике страны за небольшие двадцать лет, по какой причине она, издавая указы о соотечественниках, не учитывает интересы всех представителей российской диаспоры? Здесь должно быть много составляющих, возможно, одним из самых важных препятствий возвращения адыгской диаспоры из-за рубежа на государственном уровне является всплеск терроризма в странах ее проживания, особенно в Турции и Сирии.

Однако время и обстоятельства свидетельствуют о том, что адыгская диаспора не подвержена экстремистскому влиянию, и она постоянно доказывает свое лояльное отношение к Российской Федерации, составной частью которого является ее Родина – Кавказ. Например, адыгские соотечественники в Турецкой Республике вопреки политике страны, где проживают, поддержали решение РФ о признании Абхазии и Южной Осетии независимыми суверенными государствами. Во время встречи Министра иностранных дел РФ С.В. Лаврова с кавказской диаспорой в Анкаре, он выразил ей особую признательность от имени Российского государства и отметил, что «Россия этого не забудет».

На наш взгляд, многомиллионную черкесскую диаспору нельзя игнорировать, тем более, что она тяготеет к России, считает своей Родиной. Боль нашей страны – это и их боль, они это чувствуют, и они могут быть наши добрыми послами среди народов в странах их проживания. Они за достойный имидж Российского государства, так зачем их лишать своей поддержки?

По справедливому замечанию общественного деятеля Умара Темирова, «…в интересах России необходимо восстановить в лице черкесов этнический баланс, надежную опору России на южных ее рубежах, существовавшую со времен Ивана Грозного, но разрушенную Кавказской войной 1763-1864 гг.» [10]. Тогда они станут такими же достойными гражданами Российской Федерации, как и косовские адыги, которые живут и творят на родной земле.

Литература:

1. Постановление Правительства РФ «О неотложных мерах государственной поддержки переселения адыгов (черкесов) из автономного края Косово (Союзная Республика Югославия)» от 03. 07. 1998 года, № 690.
2. Из личного архива автора. Письмо Начальника паспортно-визовой службы РА Тлемешок Р.М. Директору Департамента консульской службы МИД РФ Елизарову Н.М.
3. Распоряжение Президента Республики Адыгея «Об официальном представителе Президента Республики Адыгея и Кабинета Министров Республики Адыгея по обеспечению переселения адыгов-беженцев из Автономного края Косово (Союзная Республика Югославия), находящихся в Турецкой Республике от 28. 04. 1999 года, № 60 – рп.
4. Из личного архива автора. Письмо в Генеральное консульство РФ в г. Стамбуле с просьбой срочно выделить въездные визы для адыгов- беженцев (Управляющему делами Зиганшину М.К.) от 14. 04. 1999.
5. Из личного архива автора. Ответ Министерства иностранных дел СРЮ (На 4845 - /1 /98) от 23. 07. 1998 года.
6. Из личного архива автора. Письмо на имя Управляющего делами Генерального консульства РФ в г. Стамбуле Зиганшину М.К. от 30. 04. 1999 года.
7. Из личного архива автора. Письмо Управляющего делами Генерального консульства РФ в г. Стамбуле Зиганшина М.К. на имя Генеральному консулу СРЮ в Стамбуле Драгану Томишичу (30. 04. 1999 г., № 154) с просьбой оказать содействие в получении югославского паспорта Кавкази Хюсни.
8. Из личного архива автора. Письмо Генеральному консулу РФ в г. Стамбуле Осадчему С.В. с просьбой оказать содействие в получении югославские паспорта Асани Фатиме и Хасани Мухамеду от 21.06.1999 года.
9. Из личного архива автора. Письмо Генеральному консулу РФ в г. Стамбуле Осадчему С.В. с просьбой оказать содействие в получении въездных виз адыгам-беженцам, согласно дополнительного списка от 21. 06. 1999 года.
10. Умаров Т. Черкесский вопрос в России. Ж. «Звезда» 2011, №7.

Вестник науки АРИГИ №16 (40) с. 79-88.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 4-10-2018, 12:06. Просмотров: 136
Другие новости по теме:
Президент РФ Борис Ельцин к 130-летию окончания Кавказской войны
В Адыгее отметили День репатрианта
В Адыгее и Кабардино-Балкарии отметили День репатрианта
Возвращение адыгов из Косово стало важной вехой в становлении Республики Ад ...
Мафэхабль – «аул счастья» в Адыгее стал родным не только для черкесов из Ко ...