Архив сайта
Январь 2019 (12)
Декабрь 2018 (20)
Ноябрь 2018 (10)
Октябрь 2018 (10)
Сентябрь 2018 (11)
Август 2018 (10)
Календарь
«    Январь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация: В данной работе рассматривается возможность проведения этимологии исторически абадзехской фамилии Едыдж (Едыге) на основе языка адыгов. Кроме того в задачи предлагаемой статьи входит определение того, насколько вероятна родственность между этнонимом «адыг» и фамильным именем «Едыге», а также степень сопоставимости адыгского «Едыге» с именем Едигей, которое носил знаменитый темник Золотой Орды.

Ключевые слова: этноним адыг, черкесы, диалект, абадзехская фамилия, собственное имя, родовое предание, этимология, Дьячков-Тарасов, Джорджио Интериано, Тубэ, Тубе, тюркоязычный, Едыге, Едигей, уоркский.

To the similarity between the Adyghe name Edij and a historical name Yedigey

Abstract:
In this work, the possibility to find out the etymology of the historical Abadzekh surname Edij (Yedyghe) based on the Adyghe language. In addition, the tasks of the article include to determine the relations between the ethnonym «Adyghe» and the family name «Edyge», as well as the degree of comparability of Adyghe «Yedyghe» with the name of Yedigey, who was the famous Temnik of the Golden Horde.

Keywords: ethnonym, Adyghe, the Circassians, dialect, Abadzekh surname, own name, urban myths, etymology, Diachkov-Tarasov, Giorgio Interiano, Tube, Tube, Turkic language, Yedyghe, Yedigey, York.


Аслан Шаззо: К схожести адыгской фамилии Едыдж и исторического имени Едигей





























Фамилия Едыдж, хоть и выглядит на материале современного языка черкесов (адыгов) прозрачной, все же не дает удовлетворительных результатов: «е» переводится на русский в значениях «зло» или «беда» [1: 276], «дыджы» (каб. «дыдж» [2: 130]) – «горький» или «неприятный» [1: 209]. И значения эти, несмотря на современность, очевидно, достаточно древние. При этом и к компоненту «е», и к компоненту «дыджы» можно, разумеется, подобрать иные древние значения. Однако существование на протяжении веков удвоенного негатива первых значений в фамильном имени, под которым объединяются многие родственники, думается, выглядит не естественно.

Согласно одному из родовых преданий Едиджи / Едыговых / Едыджей (современные русские написания), их фамилия имеет тысячелетнюю историю. По этому преданию, связано ее происхождение с представителем рода, покинувшим родину в молодости, а затем, вернувшись, приумножившим свой род. Какая у него была первоначально фамилия, неизвестно, но возвратился он состоявшимся, авторитетным человеком и именовался примерно как Едыге. Добивался успеха он в тюркоязычной среде, а в ней, как излагается преданием, «едыге» можно истолковать сложением «ей» и «адыгэ / адигэ», что в целом явится формой обращения к человеку, чье личное имя «Адыг». Об этом рассказал репатриант Мэмэт Едыдж, уроженец черкесского аула Кэсейкохабль в Турции. После Русско-Кавказской войны Кэсейкохабль располагался неподалеку от нынешнего села Унароково, находящегося в соседнем с Адыгеей Мостовском районе Краснодарского края, а еще раньше – в одной из живописных горных долин, называемой адыгами «Тубэ хьас», также соседнего с республикой Апшеронского района Краснодарского края.

Население турецкого Кэсейкохабля состоит в основном из представителей таких фамилий как: Къэсэйкъо, Унэрэкъо, Енэмыкъо, Бэщыкъо, Жанчат, Анцокъо и других, которые в прошлом входили в род Едыге [3: 75].

То есть, получается, либо окружающие, зная, кем является по происхождению появившийся среди них иноземец, стали его так называть, либо он сам представлялся людям таким образом. И рассказ Мэмэта Едыджа соответствует историческому образу черкесов, среди которых широко проявлялось военное отходничество [4: 86-117], в результате чего некоторые из их представителей становились знаменитыми на чужбине, о чем ярко свидетельствует черкесская династия в Египте [4: 229-246]. А в целом данный рассказ дает нам возможность попробовать сделать этимологию абадзехской фамилии Едыдж на адыгской основе и включить в задачи своей работы определение того, насколько может быть близко к реальности народное толкование, изложенное ее членом.

Как сказано выше, часть представителей рода, носившая фамилию Едыдж, сменила ее на более понятные варианты [3: 75]. И сделала она это, видимо, именно в силу вышеприведенных отрицательных значений составных частей данной фамилии. Однако, несмотря на это, и изначальная форма фамилии сохранилась. А это, на наш взгляд, говорит о том, что некто Едыге, в память о котором род принял его имя в качестве своей фамилии, был не просто широко известным в свое время человеком среди какого-то иного народа, но и почитаемым среди соотечественников. Что же касается народной этимологии, то, с одной стороны, она выглядит не беспочвенной, с другой, служит дополнительным аргументом к тому, чтобы членам рода дорожить своим фамильным именем.

Фамилия Едыдж в языке оригинале звучит сейчас практически так же, как пишется. А из этого следует, что в недалеком прошлом, когда абадзехи говорили на более раннем варианте своего диалекта, фамилия Едыдж звучала как Едыгь / Едыге. Переход звука [г’] в аффрикату [дж’] или подобный ей звук, то есть палатализация заднеязычных согласных характерна как для языка черкесов, так и для многих языков мира. В шапсугском диалекте, например, подобный переход еще не вполне завершился [5: 30].

Практически такое написание звука [г] – взрывного и мягкого – в фамилии Едыдж приводит автор историко-этнографического очерка «Абадзехи», кавказовед А.Н. Дьячков-Тарасов, творивший в конце XIX – в первые три десятилетия XX века: «Едыге» [6: 10].

И действительно, имя «Адыг / Адыгэ», услышанное иноязычными представителями, вполне могло перейти в Едыгэ, причем даже без привлечения упомянутой выше частицы «ей».

Чтобы с этим согласиться, следует, во-первых, вспомнить о том, что звук [а] в слове «адыг» несколько необычен в сравнении с тем, как он оформлен в других языках: он не предваряется гортанным смычным звуком [I]. Для наглядности данного явления можно сопоставить два черкесских слова: «анэ» – мать и «Iанэ» – стол, где в слове «анэ» перед звуком [а] идет «ноль звука». И этот «ноль звука» не только необычен для других языков, он создает при его акцентировании большие трудности. Подобные проблемы, хоть и крайне редко, возникают и в самом языке адыгов, в результате чего перед этим [а] появляются другие звуки, например, [й]. С таким начальным [а], который переходит в [йа], можно привести примеры из диалектной речи адыгов, когда вместо литературного «аштэ» со значением «они берут», говорят «яштэ»; вместо «ашIэ» – «они делают»: «яшIэ» и т.д.

Кроме того, звук [а] в языке черкесов, возможно, имеет относительно недавнее происхождение. Вместо него, по-видимому, использовался звук похожий на [э], перед которым также находился «ноль звука». При этом переход [э] в [а], точнее, [а] закрытого в открытый, видимо, продолжается и в настоящее время. Так, в диалектной речи адыгов можно слышать, к примеру, «Iаты» вместо «Iэты» – подними, «Iантэгъу» вместо «Iэнтэгъу» – локоть, «ханэ» вместо «хэнэ» – застревает и т.д. Неслучайно, видимо, и итальянский путешественник, Джорджио Интериано, автор труда о Черкесии, самоназвание черкесов записал в виде «адига» [7: 46], тем самым отождествив гласный открытый звук [а] с закрытым в этнониме «адыгэ». То есть, черкесский [а] закрытый того времени в иноязычной среде вполне мог образовать сложение звуков [й] и [э], что мы наблюдаем в фамилии Едыге.

Во-вторых, фрикативный звук [г], который условно в транскрипции можно изобразить как [гh], воспринимается иноязычными людьми в качестве мягкого [г]. Между тем в слове «адыг / адыгэ» он в зависимости от формы слова наряду с твердым вариантом может приобретать и мягкий. Смягченный звук [гh] в рассматриваемом слове, в частности, появляется при перечислении, например: «адыги, нэгъои, урыси» – «и адыг, и ногаец, и русский». Однако он не подвергается палатализации, несмотря на мягкость, не переходит, к примеру, в [дж’], как это произошло с похожим на него звуком в абадзехской фамилии Едыге – Едыгь – Едыдж.

Другими словами, этноним адыг / адыгэ, побывав в качестве собственного имени в иноязычной среде и превратившись в имя / фамилию Едыге, мог возобновить свое существование среди черкесов наряду с остающимся практически неизменным самоназванием народа.

Но существует одно обстоятельство, которое, как кажется, сильно противоречит версии адыгского происхождения фамилии Едиджи / Едыговых /Едыджей. Это предание об участии их древнего представителя в разделе Тубе-хасс (Тубэ хьас), о котором пишет Дьячков-Тарасов:

«И ныне члены уоркских фамилий, споря о древности своего рода, ссылаются на то, что их предки имели Тубе-хасс (Тубийский пай), т.е. принимали участие в первоначальном дележе долины Тубе. «Ты в Тубе пая не имел», – служит убийственным аргументом против доказываемой древности и знатности рода противника. Когда Тубе-хабль разросся, он избыток населения выселил к местности Себетэ на р. Кокодзе, первом от верховьев правом притоке р. Курджипса, в 12 верстах к западу от укр. Хамышки. В Себетэ аул состоял уже из ста дворов. Впоследствии из Крыма переселились Едыге и Цей; последний был в некотором подчинении у первого. Едыге со своими родичами основался на р. Цице, и долина этой реки с тех пор получила название Едыговского поля. К Едыге впоследствии переселилось много пришельцев, и все они получили имя Едыге, хотя и не считались уорками. Со времени поселения абадзехов в Тубе, по словам легенды, считается 18 поколений, т.е. около 600 лет» [6: 9-10].

То есть оно, это обстоятельство, в том, что с процитированного выше отрывка начинается и тюркская история фамилии Едиджи / Едыговых / Едыджей. Трудов у адыгских авторов на данную тему нет, но многие из них уверены в том, что рассматриваемая нами фамилия, а заодно и фамилия Цей тюркские. И такая точка зрения главным образом сложилась, очевидно, под воздействием именно очерка Дьячкова-Тарасова, в котором сказано, что прибыли Едыге и Цей из Крыма. В Крыму же 600-ми годами раньше того, как Дьячков-Тарасов сделал запись абадзехского предания, располагалась одна из резиденций Золотой Орды, и тюрки являлись значимой составной частью его населения. При этом Едыге, который участвовал в разделе «Тубэ хьас», автоматически отождествляется с историческим Едигеем, правителем Золотой Орды в 1399-1419 годах [8].

Но здесь обнаруживается явное несоответствие. Книга «Абадзехи» была издана в 1902 году, а материал к ней собирался еще раньше – лет на 10-20. То есть 600 лет назад при отсчете, начинающемся, скажем, в 1885 году, будет равняться 1285 году. А это больше, чем на 100 лет раньше времени правления Едигея.

Если 600 лет разделить на 18 поколений, то получится, что одно поколение равно 33,3 года. С учетом того, что мужчине рекомендовалось обзаводиться собственной семьей в 30 лет: «конь – девяти лет, пес – трех, мужчина – тридцати» [9: 34], –.средняя возрастная разница между отцом и его сыновьями в 33,3 года по адыгским меркам, кажется, верной.

Кроме того, в приведенном отрывке имя Едыге фигурирует наряду с фамилией – Цей. Значится оно и в перечне фамилий, носители которых участвовали в разделе долины Тубе. Их перечисляет в книге «Къэгъэзэгъу» («Поворот») уже процитированный нами выше НихьаIи Едыдж. Вот, они: Едыдж, Ашнэдж, Кубэ, Цэй, ЛIышэ, а также Гъонэжьыкъу и Бгъуашэ, которым эти фамилии были даны в процессе раздела долины [3: 15]. А это должно вести к заключению, что имя Едыге к указанному времени уже воспринималось как фамилия.

Но есть еще одно возражение против отождествления абадзехского Едыге и исторического Едигея в виде нового рассказа о разделе долины Тубе. Это еще одно семейное предание, которым поделился Мэмэт Едыдж:

«В давние времена долина Тубе – плодородная и живописная, защищенная высокими горами со всех сторон – принадлежала некоему князю. Однажды несколько человек, среди которых был и Едыдж, остановилось у него в качестве гостей. Когда прошли положенные три дня, князь поинтересовался о целях их визита в долину. Они пояснили, что хотели бы получить здесь для себя земельный надел. Князь спросил:

– О каком наделе идет речь?

– Размером с коровью шкуру, – заявили ему гости.

– Возьмите в любом понравившемся вам месте, – ответил князь, и гости отправились. Когда они ушли, княгиня, обратившись к супругу, сказала:

– До сих пор ты во всем проявлял благоразумие, но, как мне кажется, с выделением надела этим людям ошибся.

Гости порезали шкуру коровы такой тонкой полоской, что ею была охвачена вся княжеская земля за исключением усадьбы. Однако князь, даже увидев то, как с ним обошлись его гости, остался верен слову. Со временем пришельцам стала принадлежать вся долина, и они обязались следить за тем, чтобы среди них не появлялись князья. Любого из тех, кто заявлял о себе, как о князе, бросали в реку, протекавшую по долине. Она вскоре и стала называться «уносящая князей» (Пшеха / «Пщыхь»).

Таким образом, приведенный выше рассказ привносит существенную поправку в характеристику основателя рода Едыгэ / Едыдж: он был противником власти князей, возможным родоначальником не только необычно звучащей фамилии, но и одним из тех, кто обновил и укрепил демократические устои в Абадзехии, которая действительно до последнего времени именовалась не иначе как «демократическим племенем» [10: 186-195]. А на такое, кажется, не мог быть способен тюрок того времени, тем более если он являлся частью имперской системы Золотой Орды.

Подытоживая исследование, необходимо сказать следующее: образование фамилии Едыге в иноязычной среде от использованного этнонима «адыгэ» в качестве имени собственного имеет под собой большую долю вероятности. Участие же в разделе долины Тубе и основание фамилии Едыгэ историческим Едигеем маловероятно.

Литература:

1. Адыгабзэм изэхэф гущыIалъ. – Мыекъуапэ, 2010. – Т. 1. – 485 с. / Толковый словарь адыгейского языка. – Майкоп, 2010. Т. 1. – 485 с.
2. Адыгэбзэ псалъалъэ / Словарь кабардино-черкесского языка. – М., 1999.
3. Едыдж НихьаIи. Къэгъэзэгъу. – Мыекъуапэ, 2013.
4. Хотко С. Х. История Черкесии в средние века и новое время. Издательство Санкт-Петербургского университета, 2001.
5. Рогава Г.В., Керашева З.И. Грамматика адыгейского языка. – Краснодар-Майкоп 1966.
6. Дьячков-Тарасов А.Н. Абадзехи (Историко-этнографический очерк). – Тифлис, 1902. – 50 с.
7. Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. – Нальчик, 1974.
8. Едигей. [Электронный ресурс] – режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/Едигей , дата обращения 31. 08. 2018.
9. Нартхэр. Адыгэ эпос / Нарты. Адыгский эпос. – Мыекъуапэ / Майкоп. 1969 – т. I.
10. Цеева З.А. Фактор ландшафта в становлении локальной идентичности горцев Западного Кавказа / Вестник Науки / ШIэныгъэгъуаз. – № 12 (36). – Майкоп, 2018.

Вестник науки АРИГИ №16 (40) с. 36-39.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 2-11-2018, 12:25. Просмотров: 167
Другие новости по теме:
Фамилия Евтушенко говорит о двух этапах древнего черкесского присутствия по ...
Аслан Шаззо: Фамилия Евтых в истории черкесского присутствия под Киевом
К этимологии адыгской фамилии «Хашир», «Хаширов»
Аслан Шаззо: Элементы археолингвистики в этимологии термина «нарт»
Аслан Шаззо: Этимология нартского имени «Шэбатыныкъо»