Архив сайта
Январь 2019 (12)
Декабрь 2018 (20)
Ноябрь 2018 (10)
Октябрь 2018 (10)
Сентябрь 2018 (11)
Август 2018 (10)
Календарь
«    Январь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Черкесы – автохтонный народ Северо-Западного Кавказа. В настоящее время используют в литературном языке 2 диалекта – Адыгейский (западночеркесский) и Кабардино-Черкесский (восточночеркесский). В обиходе используется около 7 говоров, несколько отличающихся друг от друга.

Черкесский язык как проводник в историю и культуру черкесов, – Аслан Бешто





























Главной особенностью черкесского является то, что он не имеет нигде в мире других близкородственных языков, кроме абхазского. Есть множественные доказательства родства языка черкесов с некогда бытовавшим на территории Анатолии языком среднеазиатских хаттов, а именно с племенами касков. В частности, швейцарский востоковед Эмиль Форрер и академик Вячеслав Иванов высказывали уверенность в близком родстве между хаттским языком и некоторыми кавказскими языками – в том числе и черкесским. Вместе с тем можно утверждать сегодня, что черкесский язык не является производным от какого-либо, даже исчезнувшего языка – в том числе и хаттского. Его архаичность часто ставила в замешательство учёных, знакомившихся с ним, высказывались различные предположения по его генезису. К единому мнению до сих пор они так и не пришли.

Несомненно то, что представители народа, говорящие на черкесском языке, в своё время смогли создать такой выдающийся памятник мировой культуры, как эпос «Нарты», события в котором частично перекликаются с хаттскими мифами. «Нарты» дошли до нашего времени исключительно благодаря устной передаче от поколения к поколению особым сословием в черкесской среде, так называемых «джегуако» – некий аналог скандинавских скальдов . Это особое сословие в традиционном черкесском обществе, сословие модераторов, сочинителей песен и гимнов – благопожеланий, наблюдателей и передатчиков исторических событий, хранителей и декламаторов древнего духовно-этического комплекса черкесов под названием ХАБЗА, регулировавшем абсолютно все аспекты жизни черкесского общества. Но в силу глобализационных процессов в черкесском обществе – в первую очередь религиозных, сословие это начало исчезать к 17 веку и окончательно исчезло к середине 19 века. На смену им пришли простые исполнители, которых по традиции тоже называли этим словом – но уже не являвшихся ни особым сословием, ни умевшими становиться в полной мере гласом народа. Тем не менее, историческая память народа смогла удержать и донести основные части эпоса до того времени, как тексты были записаны. Первым эти записи додумался сделать Кази Атажукин – природный черкес и потомственный аристократ, получивший хорошее образование в Ставрополе. Он записал тексты эпоса, циклы сказаний о некоторых главных героях. Благодаря ему мы имеем достаточно оригинальные тексты эпического сказания, практически не подвергшиеся лингвистическим изменениям последнего времени. Опираясь на эти тексты, можно говорить о структуре самого черкесского языка.

Сравнение древней структуры языка с современным позволяет нам увидеть, что, в первую очередь, по причине сохранения истории и культуры в устном виде через институт джегуако – позволял сохранять язык в виде некоего сакрального инструмента. Непосредственно культурная составляющая языка передавалась от поколения к поколению через песни – УЭРЭД и музыкальные поэмы – ПШЫНАЛЪЭ. Под эти произведения проводились и ими завершались традиционные богослужения в священных рощах. Сохранились этнографические данные о том, как джегуако собирались в определённое время – обычно осенью – на лесных полянах, где занимались сочинением новых песен, гимнов и итоговым турниром поэтов и музыкантов. Отобранные в качестве победителей сочинения затем разучивались всеми участниками этих собраний, которые затем разносили эти произведения во все уголки страны. Местами исполнений произведений были гостевые комнаты – хачеши, которые имелись в каждой усадьбе уважающего себя черкеса. При появлении в этой гостевой комнате джегуако, оповещались все свободные люди общества, которые собирались в данной усадьбе и устраивали торжество, на котором исполнялись как новые, так и старые песни. За столом произносились благопожелания – гимны, которые также принимались обществом. Джегуако затем щедро одаривался и ехал дальше, к следующему хачешу – гостевой комнате. Подобные собрания и торжества служили своеобразными университетами для молодых черкесов, где они перенимали исторические и культурные знания, обычаи и этикет. Также учились владеть речью, овладевали оборотами языка. Первые публичные выступления им также предоставлялись в этих помещениях, в присутствии старших критиков. Причём совершенствование языка, придания ему ёмкости, краткости и одновременно внутреннего содержания, всячески приветствовалось обществом. В систему воспитания высшей аристократии черкесов – князей и уорков – входило также обучение риторике. Хорошее владение языком, избегание бранных слов приравнивалось к одному из главных признаков аристократизма. Свидетельством этому служат многочисленные этнографические данные о придании языку повышенной статусности. В частности, идиома «адыгэбзэ къызжиIащ» при буквальном переводе звучит как «сказал мне черкесский язык; на черкесском языке». Но по своему смыслу это означает, что человеку в данном случае был дан ответ по всем нормам и пунктам хабза, которые не оставляют ему ни малейшего варианта апелляции.

Несмотря на отсутствие письменности – а возможно и благодаря ей, черкесский язык в ареале своего функционирования обладал довольно сильным ассимилирующим фактором. На черкесский язык переходили постепенно все народы, проживавшие в Черкесии – армяне, евреи, татары, представители многих других народностей. Но к концу 18 – началу 19 века началась одновременно военная и культурная экспансия со стороны Российской империи. Военная закончилась ликвидацией страны черкесов, культурная экспансия продолжается до сих пор. В частности, после нескольких попыток был создан алфавит черкесского языка. Хотя надо сказать, что и самими природными черкесами до этого предпринимались некоторые шаги в этом же направлении. В частности, есть этнографические записи о попытке молодого образованного дворянина Шеретлука Натаука в первой половине 19 века создать алфавит западно-черкесского языка, абадзехский диалект. Как описывал позднее русский историк Попко, после долгих трудов Натаука, когда работа уже была практически завершена, и он уснул тревожным сном, ночью к нему явилось какое-то существо с двумя огненными горящими глазами, в категоричной форме запретившее ему «сковывать цепями букв вольный язык адыгов». Натаук якобы под влиянием своего сна отказался от дальнейших попыток и сжёг свои записи. Но скорее всего, дело не в ночном духе – а в запрете мусульманского духовенства, усмотревшего в его попытках нарушение монополии на письменность арабской грамматики. Но легенда, пусть и в сказочной форме – но всё же частично передала проблему, возникшую при создании черкесской письменности.

До начала 20 века было несколько попыток создания черкесской письменности. Попытки Грацилевского в 1829 году и Шоры Ногмова в 1832, Анчок Хаджибеча в 1846 – причём используя разные графические системы – постепенно сложились уже в советское время в нынешнюю форму письменности на основе кириллицы. К сожалению, кириллический способ звукопередачи не способен в полной мере отразить все существующие звуки и их комбинации и передать их. Для записи некоторых звуков употребляются одновременно до 4 букв. И всё равно за бортом алфавита остались несколько звуков, до сих пор функционирующих в языке. Из-за этого черкесский язык оказался словно бы зажатым в подобие ограничителей, когда произносишь формально один звук, а знаком записываешь близкий к нему же звук, имеющийся в алфавите. И естественно, по этой причине богатство звукопередачи становится искусственно ограниченным. Например, наши этнографы, работающие в районах Турции, где проживают черкесы, покинувшие родину в результате истребительной войны 19 века, используют для передачи подобных звуков некоторые знаки и символы латинского алфавита, в частности, звук ГХЪЫ передается латинской литерой h.

Для раскрытия полного потенциала черкесского языка, жизненно необходимо полностью переработать существующую знаковую систему, а затем уже с каждым знаком – символом работать по законам семиотики. Только в таком случае получится возродить и далее приступить к ренессансу черкесского языка, который сейчас медленно, но верно угасает и умирает.

Анализируя черкесские тексты Нартиады, часто обнаруживаешь слова и понятия, смысл которых был утерян уже ко времени их первой записи в конце 19 века. Такие слова как марыхъу, марыбз, хъырцыдж и т.д уже в советское время переводились по контексту и так получалось, что кардинально изменяли своё значение. Но со временем стали появляться исследователи, которые в силу хорошего природного знания черкесского языка смогли разгадать культурный код черкесского языка, систему словообразования в нём. Одним из них является турецкий филолог, природный черкес Бер Хикмет, написавший книгу «Структура и работа звуковых систем в черкесском языке».

В своей работе Бер Хикмет первым обратил внимание на то, что каждый звук черкесского языка сам по себе имеет определённое значение. При составлении слов эти определённые значения, сплетаясь в своих смыслах, образуют звуковой смысловой ряд. При прибавлении гласных звуков, значения, переплетаясь, образуют слова единого коренного ряда. Каждый звук при этом работает не только сам по себе, а в различных вариациях передаёт весь комплекс признаков этого значения. Раскрывая эту интереснейшую с точки зрения фонетики задачу, соприкасаешься вообще с системой образования языка как такового. Для полноты образа, наверное, это можно сравнить с палитрой красок, где каждый цвет уникален сам по себе и самодостаточен, но для написания картины, образа, необходимо сочетание множества цветов, которые, как отдельно – так и сливаясь и образуя новые цвета, в итоге создают полную картину образа, передаваемого словами. Каждый звук подобен цвету, каждый цвет обозначает понятие, в комплексе же у нас получается законченная картина – смысловое понятие, переданное звуками.

Отсюда и очень высокий уровень сакрализации черкесского языка даже в обиходе. Очень сложная и интересная тема, требующая отдельного и совершенно нового подхода к осмыслению структуры языка. Наиболее близкое понимание структуры черкесского языка дают нам разработки Алексея Фёдоровича Лосева, написавшего замечательную работу по проблематике знаков и символов. Знакомясь с его работой и перенося его аксиомы на поле черкесского языка, намного проще и легче понимать всю безграничную систему связей знаков, символов и смыслов черкесского звукового ряда.

Можно ли говорить о том, что черкесы, не имея письменности, осознавали важность сакрализации, возвышения выражений в своей повседневной речи? Ведь намного удобнее упрощать язык, выражения, символику. Однозначно можно говорить о том, что здесь некоторая аналогия с латинским языком, где одновременно существовали классическая и вульгарная латынь. При этом вульгарная или народная латынь считалась более древней, в то время как классическая – продуктом образования и развития науки.

При поступательном, естественном развитии черкесского общества постепенно появился и социальный заказ на более возвышенные, утончённые обороты, ставшие некоторыми отличительными признаками для разных групп в обществе. Более того, внутри черкесского языка начинают появляться так называемые подъязыки – с разными названиями и разными функциями, используемые в разных ситуациях. Такие понятия как фэрыщIыбзэ – язык притворства; хъуэрыбзэ – иносказательный язык; хъуанэбзэ – ругательный язык; щакIуэбзэ – охотничий язык; щIагъыбзэ – тайный язык и другие появлялись вместе с развитием общества и расширением сферы используемых разновидностей речи. Как говорилось выше, риторика стала обязательным предметом обучения и молодых аристократов при появлении социального расслоения в обществе. Задачу привития им всего этого умения использовать нужный подъязык в нужном месте выполняли воспитатели – занимавшие в обществе высокую планку, уважаемые люди, выбранные отцом ребёнка. И естественно, что молодые люди, получившие соответствующее воспитание, умело применяли в жизни свои навыки.

Касалось это и прекрасного пола. Например, из некоторых сохранившихся писем переписки русского царя Ивана Грозного со своей свояченицей, одновременно являющейся в то время женой хана Большой ногайской орды, становятся известны эти самые возвышенные обороты, взятые из черкесского языка же и старательно переданные через русскую грамматику. В частности, не умея сама писать, в своих надиктованных письмах царю, Малхуруб много раз говорит о выполненных обещаниях непосредственно царя Ивана Грозного, данных ранее. В связи с тем, что обещания, хоть и с опозданием, всё же были выполнены, «её лицо и лица всех, кто был к этим обещаниям причастен, "снова стали белыми"». Обычный черкесский оборот, говорящий о чистой совести из-за выполнения взятых на себя обязательств или обещаний, тем не менее, создавал определённые трудности в понимании текста. Зная и предвидя, что люди, которые будут читать царю это письмо, могут и не понять некоторых оборотов её речи, Малхуруб делает приписку с просьбой обязательно прочитать это письмо через содействие её сестры Гуашаней – в крещении Марии. Приписку надо понимать однозначно – Малхуруб понимала, что только сестра, владеющая такими же тонкостями риторики, сможет понять полностью её мысль и также добросовестно её передать

Вообще, необходимо указать и на то, что такое построение речи в первую очередь взывает к внутреннему «Я» человека, собеседника. Отсюда проистекает и психология общения. Речь становится не просто передатчиком информации, а обычная беседа с гостем становится обрядом. При этом в речи до сих пор сохранилась игра слов, проистекающая из очень глубокой древности. Например, человек в черкесском языке обозначается словом ЦIЫХУ. Но есть и другое слово, обозначающее все живые существа и всё, дающее жизнь – ХЬЭ. Поселение называется ХЬЭБЛЭ – буквально – живущие рядом, совместно сущности, обладающие душой, живые. Подразумевает ли это, что в поселении могут быть и существа живые – но не люди? В нартском эпосе иногда герой спрашивает спасаемую девушку выдающейся красоты – к людскому ли роду она относится или к какому-либо другому, например, к ТХАУХУДАМ – аналогам скандинавских валькирий. В человеческом обществе могли находиться и люди, и нелюди в человеческом обличье. Но их всех нужно принимать как гостей в ХЬЭЩIЭЩ (кунацкой) – буквально – вместилище новых сущностей. После непосредственно беседы и атрибутирования гостя как человека, он становится ЦIЫХУГЪЭ – знакомый, или обладающий человеческими качествами и достоинствами... Но всё это происходит после словесного общения и выяснения истинной природы гостя. И для того, чтобы новая сущность проявила себя тем, кем она является, существует целый поведенческий комплекс обращения хозяина с гостем.

Последовательному и постепенному возвышению речевого слога не смогло помешать даже прохождение черкесами через ряд мощных внешних идеологий последних двух тысячелетий как-то: зороастризма, христианства, ислама. Взяв некоторые заимствования из языков этих идеологий и переварив их в себе, черкесский язык продолжил жить своей собственной жизнью, пока не столкнулся уже с непреодолимым препятствием в виде уничтожительной многолетней войны, развязанной Российской империей. После поражения черкесов в этой войне и придания им статуса одного из народов империи, начались процессы по вовлечению их в имперскую бюрократию, а для удобства оного – попытки создания письменности черкесского языка. Без всякого сомнения эта благая цель обернулась по факту очень серьёзной проблемой.

Вбивание звукового ряда черкесского языка в прокрустово ложе чуждого ему алфавита прервало и исковеркало естественное развитие звукового языка. При закреплении языка в письменном виде уже в советское время и одновременном появлении социального заказа на произведения, где аристократизм и возвышенность речи и поведения объявлялись однозначным злом, конечно же, в развитии языка произошёл регресс. Уже не было джегуако, заботившихся о его чистоте и богатстве, уже не было аристократов, соревнующихся в умении красиво высказаться по общественным и политическим вопросам - да и самих таких вопросов уже не было. Вследствие этого началась постепенная деградация черкесского языка. Выполняя задание коммунистической партии, искусственно созданная интеллигенция воспевала всё простое, приземлённое, обыденное, стараясь делать это максимально упрощённым языком, не замечая, как способствует тому. что самим черкесам уже становится неинтересен их собственный язык. Конечно же, не зная сами родного языка, писатели и поэты советского периода не смогли бы создавать хоть иногда, в целом неплохие и востребованные произведения. Но каждое новое поколение писателей и поэтов всё более отталкивалось от своего языка, заменяя его увеличивающимся в массе суррогатом, и народу всё более становились неинтересными их работы. Закономерным итогом всего этого стало то, что и самих писателей и поэтов, успешно пишущих на родном языке, без государственной поддержки, становится всё меньше и меньше.

Что же необходимо предпринять? Необходима полная, развёрнутая работа по всем известным старым данным и вновь открывшимся знаниям по черкесскому языку. При длительном бесписьменном функционировании черкесский язык сконцентрировал в себе невероятно широкий пласт информации по истории и культуре черкесов, а резкий, неестественный переход к письменности, включивший в себя и проход демографической составляющей народа через бутылочное горло геноцида 19 века, дал возможность практически законсервировать в языке все эти данные. Кроме этого, периодически появляются ранее неизвестные документы по истории культуры самих черкесов, позволяющие связывать потерявшие смысловую нагрузку слова с этими данными, восстанавливая тем самым преемственность понятий. В частности, 2 года назад в архиве Русской православной церкви всплыл документ от 1561 года, называемый «Чин отречения от черкасской веры», в котором подробно расписаны ритуалы и обряды духовной жизни черкесов. Документ очень скандальный, поскольку целые поколения историков советской эпохи писали о языческой религии черкесов с целым пантеоном богов, а в итоге оказалось, что это всё очень далеко от реальности, поскольку официальная церковь России признавала за религией черкесов право на отдельную конфессию.

В среде самих черкесов, конечно, есть осознание проблем, перечисленных выше. Не прекращаются попытки создания алфавита, наиболее удобного для передачи знаковых символов черкесского языка. Некоторые используют для этого латинский алфавит. Некоторые идут дальше и стараются создать алфавит, используя мифо-эпическую графику из черкесской культуры – тамги или общинно-родовые знаки черкесских родов. В частности, Руслан Даур создал подобный алфавит, который был успешно применён для создания памятной надписи на мемориале в память геноцида черкесов, поставленный в Грузии в городе Анаклия. Есть и другие, более или менее успешные проекты.

Таким образом, шаг за шагом исследуя старые и новые данные черкесского языка, разгадывая заложенные в него загадки и символы, можно без сомнения очень близко подобраться к истокам вообще возникновения языка как такового, исследовать причины его возникновения, подобраться к так называемому первоначальному праязыку человека разумного. Для этого необходимы усилия учёного сообщества, направляющие вектор этих исследований. Иначе черкесский язык может постигнуть участь эпических героев – нартов, чьи подвиги и приключения он когда-то так возвышенно воспел. Считаем, что данная конференция – одна из таких возможностей, за что и приносим организаторам свою благодарность.

С уважением ко всем присутствующим...

facebook.com

От редактора: Данная работа в виде доклада зачитана Асланом Бешто (Кабардино-Балкария) на Международной конференции: «Содействие международному диалогу и охрана культурного наследия на Кавказе», которая состоялась в Швеции, в университете гор. Мальме 5-6 декабря.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 17-12-2018, 21:01. Просмотров: 134
Другие новости по теме:
«Изучать черкесский язык в Турции мешает наличие в нем двух вариантов письм ...
Черкесский язык должен занять свое достойное место в числе других языков ми ...
По вопросу о том, какой алфавит нужен черкесскому языку, существуют разногл ...
Черкесам не дадут создать один алфавит, - страхи Москвы перед единым языком ...
14 марта в Адыгее (и КЧР) – День адыгского (черкесского) языка и письменнос ...