Архив сайта
Март 2019 (9)
Февраль 2019 (24)
Январь 2019 (25)
Декабрь 2018 (20)
Ноябрь 2018 (10)
Октябрь 2018 (10)
Календарь
«    Март 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


2019 год объявлен ООН Международным годом языков коренных народов

В статье актуализируется важная проблема, без решения которой сохранение черкесских диалектов кажется неразрешимой задачей.

Мадина Хакуашева: К проблеме черкесских этнонимов





























Этнонимическая номенклатура в отношении черкесского народа была санкционирована в РФ на заре советской власти: наряду с кабардинцами появились черкесы КЧР, адыгейцы, которые стали называться тремя отдельными «новыми народами». С тех пор советская система этнонимов так и существует, при этом нет официального обозначения черкесов как единого народа.

Примеры современных черкесских этнонимов

Вот как в настоящее время определяют черкесов, адыгейцев, кабардинцев, например, в наиболее доступном источнике – Википедии (которая опирается, как правило, на авторитетные научные первоисточники):

«Черкесы – народ в Российской Федерации, проживающий в Карачаево-Черкесии, а также в Краснодарском и Ставропольском краях, Адыгее, Кабардино-Балкарии и других регионах».

«Адыгейцы (адыг. адыгэ, кIахэ) – народ адыгской ветви абхазо-адыгской группы северокавказской семьи, часть адыгов. Проживает в Адыгее, юге Краснодарского края, а также в Турции и других странах Ближнего Востока, США».

«Кабарди́нцы (кабард.-черкес. адыгэ) – народ в Российской Федерации и на Ближнем Востоке, в РФ в основном проживает в Кабардино-Балкарии, а также в Краснодарском и Ставропольском краях, в Карачаево-Черкесии, Адыгее и Северной Осетии».

Характерно, что адыгейцы, которые наряду с черкесами и кабардинцами рассматриваются как народ, одновременно определяется как часть адыгов.

Подобное разделение единого черкесского народа можно наглядно продемонстрировать и на примере переписи населения КБР, КЧР, РА за 2002 и 2010 годы, где кабардинцы, «черкесы» (адыгэ из КЧР), адыгейцы, абазины тоже фигурируют как отдельные народы:

По КБР:

национальность; численность за 2002; численность за 2010

кабардинцы; 498 702 (55, 32%); 490 453 (57,03%)

черкесы; 725 (0,08%); 2 475 (0,29%)

адыгейцы; 584 (0,06%); 524 (0,06%)

абазины; 514 (0,06%); 418 (0,05%)

По КЧР

национальность; численность за 2002; численность за 2010

черкесы; 49 591 (11,3%); 56 466 (11,9%)

абазины; 32 475 (7,4%); 36 919 (7,8%)

По РА

национальность; численность за 2002 численность за 2010

адыгейцы; 108 115 (24,18%); 107 048 (24,33%)

черкесы; 642 (0,14); 2 651 (0,60%)

кабардинцы; 309 (0,07%); 519 (0, 12%)

В представленных таблицах отражены только черкесские этногруппы, но в сводных таблицах переписи можно заметить, что части единого черкесского этноса фигурируют как народы наряду с удмуртами, курдами, ингушами, цыганами, корейцами, немцами, армянами, русскими и другими.

Вот еще некоторые современные определения: шапсу́ги (самоназвание: адыгэ, шапсыгъ) – определяется как субэтнос адыгов; абази́ны (абаз. Аба́за) – один из автохтонных народов Кавказа, принадлежащий к группе абхазо-адыгских народов; абадзехи (самоназвание: адыгэ, абдзах) – этнографическая группа адыгейцев, в основном проживающая в ауле Хакуринохабль (Шовгеновского района Адыгеи); натуха́йцы (самоназвание – адыгэ, нэткъуадж, нэтыхъуай) – адыгское (черкесское) племя, вошедшее в состав современных адыгейцев; бесленеевцы (самоназвание: адыгэ, беслъэней) – адыгское (черкесское) племя, вошедшее в состав современных адыгейцев; махошевцы – субъэтнос адыгейцев. По одной версии, егерукаевцы (самоназвание – Еджэрыкъуай) – субэтнос адыгейцев, по другой - егерукаевцы (самоназвание – адыгэ) – один из адыгских (черкесских) субэтносов.

Как видим, все представленные локальные этнографические группы черкесов названы соответственно: субэтносом адыгов, автохтонным народом Кавказа, этнографической группой адыгейцев, адыгским (черкесским) племенем, субъэтносом адыгейцев, егарукаевцы названы по одной версии субэтносом адыгейцев, по другой – одним из черкесских субэтносов. Интересно, какое представление можно сложить о черкесском народе в этой путанице определений и кому хватит терпения распутывать клубок стихийной или намеренной дезинформации, если попытаться понять эту картину в целом? Как в этой ситуации действовать историкам?

Черкесы – единый народ

Эта ситуация привела к тотальной мистификации огромного числа окружающих. Адыгейцы (жители Республики Адыгея, основанной в 1922 году) – советское обозначение западных черкесов, проживающих в Причерноморье Краснодарского края: бжедугов, шапсугов, абадзехов, натухаевцев, темиргоевцев, хатукайцев, махошевцев, жане, ныне исчезнувших убыхов и др. Этноним черкесы официально закрепили в отношении адыгэ, проживающих в КЧР (образована в 1922, в 1992 году преобразована в республику). Однако «черкесы» Карачаево-Черкесии – это преимущественно те же кабардинцы и бесленеевцы. Но черкесы – экзоэтноним всего народа, поэтому он должен быть отнесен в той же степени к кабардинцам, бесленеевцам (то есть восточным черкесам), как и к западным черкесам (в советские времена названных адыгейцами).

Между тем западные и восточные черкесы даже не подходят под определение субэтносы. Приведем причины возникновения субэтнических групп:

– как следствие территориального отделения части народа;

– из предшествовавшего племенного деления или незавершенности ассимиляции;

– вследствие особого социального положения;

– из-за религиозных отличий;

– как следствие различий в этническом поведении.

Ни одна из этих причин не характерна для западных и восточных черкесов, зато ключевой критерий – национальная самоидентификация – для всех едина: самоназвание всех без исключения – адыгэ. (У них несколько разнятся лишь диалекты, поэтому их с большой долей условности можно обозначить как локальные этнографические группы черкесского народа).

Рост национального самосознания отчетливо обозначился после перестройки. В 1997 году глава РА Аслан Джаримов на межпарламентской ассамблее внес предложение принять и закрепить исконный единый экзоэтноним черкесы. Для реализации этого предложения Валерий Хатажуков, возглавлявший на тот период "Адыгэ Хасэ" КБР, явился инициатором разработки законопроекта о переходе к единому экзоэтнониму. В результате за ее принятие подписалось 10 тыс. человек, однако на уровне парламента закон так и не был принят. Позитивная трансформация общественного сознания последних двух-трех десятилетий привела к переосмыслению прежней советской системы этнонимов, поэтому часть кабардинцев по переписи 2010 года записалась черкесами, что резко увеличило их количество в КБР по сравнению с 2002 годом: 725 (0,08%) и 2 475 (0,29%) соответственно, в Адыгее – 642 (0,14%) и 2 651 (0,60%) соответственно. Это можно заметить по представленной таблице (выделено жирным шрифтом).

Некоторые результаты деструктивного воздействия современных черкесских этнонимов

Со временем мы все больше осознаем всю меру деструктивного воздействия ныне функционирующих черкесских этнонимов, вызывающих сплошные недоразумения и путаницу на всех уровнях – от бытового до научного. В результате затянувшейся вовлеченности в эту неразбериху мы сталкиваемся с абсурдной ситуацией в научных наименованиях и исследованиях: например, название научных секторов, которые называются «сектор кабардино-черкесской литературы», «...кабардино-черкесского языка», или большой словарь, который назван «…кабардино-черкесским». Для сравнения: можно, например, представить существование сектора «менгрело-грузинской литературы» или языка? Или выпуск «свано-грузинского» или «дигорско-осетинского» словаря? Это ровно одно и то же.

Ныне перед нами остро стоит проблема сохранения родных языков. О каком серьезном решении этой сложной задачи может идти речь, если существуют такие дефиниции, как адыгейский язык или черкесский язык (имеется в виду употребляемый кабардинцами и бесленеевцами в КЧР). При этом абсолютно искусственная конструкция, такая как адыгейский язык по определению «относится к кавказским (иберийско-кавказским) языкам (абхазско-адыгейская группа)» (данные из Википедии). Определение абхазо-адыгская, точнее, абхазо-черкесская замещено на ошибочное абхазо-адыгейская. Подобных некорректных «оговорок» такое внушительное количество, что для несведущего человека окончательно запутывает представление о черкесах и навсегда уводит от реальности. Как должны действовать мы, филологи, какую языковую классификацию предлагать? Совершенно очевидно, что решение этой проблемы немыслимо без утверждения верной, простой и ясной системы этнонимов, ее закрепления в народном сознании, официального признания старой этнонимической версии.

На международных конференциях известные ученые говорят: «абазинский, кабардинский, адыгейский и черкесский народы» (!) Исходя из утвердившего себя принципа, ученые-филологи пишут «адыгейская, кабардинская, черкесская литературы» или «адыгейский, кабардинский, черкесский языки» вместо «черкесская литература» и «черкесский язык». Прибегая к аналогичному сочетанию этнонимов в среде северокавказских народов (уже не касаясь других), можно с тем же успехом сказать: «картвельская, имеретинская, менгрельская, аджарская, грузинская литературы», или «дигорский, иронский, кударский, осетинский языки» и т.д.

Ныне эта ситуация ни у кого не вызывает удивления, воспринимается как данность, как современная «норма» – сказывается сила долгой привычки. Однако она дорого обходится самим черкесам: на уровне общего и индивидуального сознания как для них самих, так и для всех россиян нет такого единого понятия как черкесы. Несколько иная картина – в отношении мирового сообщества, где представители черкесской диаспоры отражены в массовом сознании в общем адекватно.

Несмотря на солидный временной промежуток, отделяющий нас от советской эпохи, на сегодняшний день совершенно очевидно, что мы все еще остаемся ее заложниками. Отсутствие представления о черкесах как целом едином народе деструктивно влияет на все сферы их жизни. Тесная нерасторжимая связь черкесского народа с собственной единой национальной культурой, языком, этикетом, историей, литературой, фольклором исключает возможность рассматривать художественные произведения, историографию, какую бы то ни было научную концепцию, научную работу вне общенационального контекста.

Подобные принципы подчеркивает кандидат исторических наук Х. Кушхов в статье «Адыги – едины...»: «Общеадыгская этническая специфика проявляется в народном искусстве и фольклоре, традициях и обычаях, обрядах и этикете, поселениях, жилище, пище и т. д. .Адыги обладают и определенной языковой общностью. Любой адыг, будь то в Шапсугии, Бжедугии или Кабарде, язык свой называет – адыгабзэ».

Проблема черкесских этнонимов актуализируется с новой силой и в преддверии общей переписи.

Политическая подоплека черкесских этнонимов

Почему же именно в отношении черкесов произошла такая нелепая путаница, которая продолжается по сей день? Было ли это невежественным произволом советских авторов-функционеров, которые придумали в качестве новых названий созвучные топонимы: Адыгея, Черкесск, но они же одновременно послужили для обозначения «новых малых народов»: адыгейцев, черкесов? Старый этноним «кабардинцы» был оставлен, но и кабардинцы из восточной этногруппы тоже превратились в «отдельный народ».

Вероятно, подобное разделение единого народа было еще одним актом общей имперской политики: царский российский режим погубил и развеял 95 % черкесов по всему миру, оставив на родине лишь 5%, СССР перекроил карту, навязав разъединяющие этнонимы, которыми стали пользоваться все, включая самих адыгэ. Этот контекст не лишен логики: ведь черкесы до Русско-Кавказской войны были самым большим, влиятельным и структурообразующим народом на Кавказе, ответственным за формирование и становление широко известной кавказской культуры, рафинированного этикета, уникального образа и духа самого Кавказа. Кроме физической ликвидации почти целого народа был нанесен непоправимый ущерб древней культуре, которая по множественным независимым письменным свидетельствам иностранных путешественников не имела аналогов. Возможно, чтобы не объяснять факт беспрецедентно трагического исторического факта, официальные идеологи и политтехнологи молодой страны Советов (несущие ответственность за политику предшествующего царского режима) на долгие годы намеренно закамуфлировали его нелепыми этнонимами. В частности, стали исходить не из этнического, а из топографического принципа (Адыгея – адыгейцы, Черкесск – черкесы).

Таким образом, советский политический заказ был реализован советской историографией, а советская историческая наука в свою очередь сформировала на редкость искаженное представление о черкесах в массовом сознании без какого бы то ни было ясного представления об их этногенезе и месте обитания.

Трудно найти аналог современной ситуации с черкесским народом: 90% проживает за пределами исторической родины во всех странах мира, составляя огромную черкесскую диаспору; 10 % российских черкесов, проживающих на исторической родине, разъединены на территории четырех-пяти субъектов. В условиях этой тотальной разъединенности черкесские субэтносы еще фигурируют как несвязанные друг с другом народы! Разумеется, все это усугубляет драматизм объективно сложной ситуации. Подобные аналоги трудно найти в мировой практике, в том числе по степени трудностей процесса реабилитации.

Это же мнение разделяет Х. Кушхов. По его представлению, «ни в нашей стране, ни где-либо в мире нет случаев, когда единое самоназвание этноса на другом языке одновременно обозначалось тремя различными этническими дефинициями и тем самым делался вывод о существовании трех самостоятельных народов... Анализ основных этнодифференцирующих признаков, принятых в науке, убедительно доказывает, что общность людей, именующих себя адыгэ, а в официальной литературе на русском языке определяемых кабардинцами, адыгейцами и черкесами, представляет собой единый этнический организм, то есть является одним народом. Следовательно, один народ должен именоваться и единым именем. На деле же этого нет. Парадоксальность и уникальность подобной ситуации очевидна».

Беспрецедентность черкесской трагедии не раз подчеркивалась академиком С.А. Арутюновым.

В русле обще-колонизаторской тенденции, возникшей во времена царской России, разъединяющие этнонимы черкесов – еще одно свидетельство того, что мы имеем дело с одним из методов ассимиляционно-имперской политики.

Эту установку косвенно подтверждают статьи российских национал-шовинистов, в которых они определяют локальные этногруппы черкесов как разные народы, подчеркивая в качестве доказательства, что они (черкесы) сами не считают себя единым народом.

Примеры верных этнонимов и их значение в сохранении народов

Сделаем для наглядности краткий обзор этнонимов некоторых кавказских народов, которые непосредственно взаимодействуют с адыгами. Осетинский народ образуют представители Северной Осетии (Алании) – иронцы, дигорцы и Южной Осетии – кударцы. Несмотря на то, что Северная Осетия входит в состав России, а Южная Осетия до недавнего времени входила в состав Грузии, никто не называет иронцев, дигорцев и кударцев отдельными народами, все они – осетины. Аккинцы, кистинцы, чеберлоевцы, нашха – чеченцы. Картов (картвелов), сванов, занов, менгрело-чанов, аджарцев не называют отдельными народами, все они объединены под общим названием грузины.

Существует большое количество этнических групп евреев, таких как ашкеназы (потомки евреев средневековой Германии, северной Италии и северной Франции, исторически носители идиша), литваки, курляндцы, оберландеры, (из истории: кенаанимы - жители Киевской Руси), романиоты (евреи Греции), сефарды (потомки испанских и португальских евреев), хутсы (потомки из Нидерландов и Англии), крымчаки и караимы (из Крыма) и т.д. Если бы эти и другие многочисленные этнические группы были названы отдельными народами и не были бы обозначены единым этнонимом, символизирующим народное единство, еврейский народ в результате тысячелетней истории существования без родины не сохранил бы себя.

Самая большая этническая группа северных русских — поморы. Среди них выделялись более мелкие группы — усть-цилемы и пустозеры. В северной историко-культурной зоне проживают сицкари, пушкари и тудовляне. Но северные группы – лишь часть русского народа, они называются и пишутся русскими. В Забайкалье карымами называли метисов русских с бурятами (все они пишутся русскими). В южной историко-культурной зоне можно выделить следующие этнографические группы: полехи - жители Калужско-Брянского полесья; горюны, саяны, севрюки - Курская область; цуканы - Тамбовская область; мещёры, которые сформировались при ассимиляции местных финно-угров - граница Владимирской и Рязанской, областей. (Характерно, что славянский генотип оказался почти полностью размыт в ленинградской области, у этнических «русских» он примерно на 85-95% он оказался финно-угорским). Централизация московского государства, осуществленная Иваном Грозным еще в 16 веке, была признана одной из важнейших гос. реформ в истории Руси, ведь объединение русского народа явилось ключевой мерой для его сохранения и развития.

Восстановить старую систему этнонимов

Таким образом, мы стоим перед необходимостью изменить прежнюю антинаучную систему советских этнонимов, которая препятствует адекватной самоидентификации, культурной интеграции, научному и общему развитию черкесского народа. Между тем, уже давно существует правильная классификация: черкесы – экзоэтноним, адыгэ – самоназвание (эндоэтноним) черкесов. Черкесы делятся (по месту обитания) на восточных и западных. К восточным относятся кабардинцы и бесленеевцы (жители КБР, КЧР), к западным – этногруппы, проживающие в Краснодарском крае, так называемые причерноморские черкесы: бжедуги, шапсуги, абазины, абадзехи, натухаевцы, темиргоевцы, хатукайцы, жанеевцы и другие. Экзоэтноним черкесы очень давно известен в мире, широко известна черкесская диаспора, поэтому его остается лишь официально закрепить как единый общий этноним. Таким образом, каждый мужчина, независимо от субэтнической принадлежности, должен как встарь называться черкес, женщина – черкешенка.

Большое количество локальных этнических групп свидетельствует о хорошем уровне развития любого этноса, народа. Это, в том числе, касается черкесов, у которых всегда было большое число этногрупп, значительно сократившееся после Русско-Кавказской войны: единый народ был расколот и под влиянием объективных трагических обстоятельств регрессирован в этнос.

Однако в результате динамичных процессов эволюции массового сознания, внутренней трансформации в настоящее время черкесы приблизились к одному из самых захватывающих моментов — переходу от этнической общности к народной, то есть от этноса к народу. Об этом свидетельствует гораздо более глубокое понимание и осознание своей культурной миссии, экзистенциального предназначения и исторической роли, ощущение единого будущего. Несмотря на появление общего объединяющего этнонима черкесы, этнические группы и диалекты останутся прежними. Более того, при переходе от этнического к народному сознанию локальные этнические группы получают дополнительный импульс к развитию, исходя из более прогрессивного и полного представления о своей самобытной роли; ведь этногруппы каждого народа напоминают грани ценного камня: чем больше их, тем он дороже.

Соответственно, субэтническая идентичность каждого представителя будет находить отражение в официальном реестре. На вопрос о национальности отвечаем: черкес (черкешенка), при необходимости дополняем: из восточных черкесов или западных черкесов. Например, Карданов Мухамед Хазраилович: черкес (кабардинец), Шогенова Аида Мусаевна: черкешенка (кабардинка). Или: Озов Анзор Хазретович: черкес (бесленеевец), Болотоков Мусарби Хасанович: черкес (темиргоевец), Хутова Фатима Беляловна: черкешенка (абазинка) и т. д.

Закрепить как официальный экзоэтноним «черкесы» мы предлагаем, исходя из широко распространенной мировой практики, согласно которой экзоэтноним присваивается народу извне.

Примеры соотношений экзо-эндоэтнонимов

Вот лишь немногие из множества примеров соотношений экзо-эндоэтнонимов: самоназвание абхазов – апсуа; аварцев – аварал; карачаевцев, балкарцев – таулу; грузины называют себя картвели, свою страну – Сокартвело. Самоназвание армян – хай, чеченцев – нохчий.

Русь, русские – тоже экзоэтноним. Любопытно, что убедительной научной теорией происхождения восточных славян является норманская; согласно этой концепции, термин русы – варяжский (то есть древне-скандинавский) и опирается на «Повесть временных лет», написанной с 1110 по 1118 год. В ней сказано: «Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть.., и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: «Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву». И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти».

Баски – эускалдунак (в переводе «владеющие баскским»), шведы – свенскар, шотландцы – скоттс, датчане – данскере, тайцы – тхай, японцы – ниходзин, евреи – йегудим, йид, айид, алеуты – ананган, цыгане – ромы, ромалы; греки – эллины, венгры – мадьяры и т. д.

zapravakbr.com
 (голосов: 2)
Опубликовал admin, 27-02-2019, 21:29. Просмотров: 139
Другие новости по теме:
Сы Адыгэ! Я - Черкес! Заявление редакции газеты «Хэкурэ Хабзэрэ»
Хусейн Кушхов: Один народ одно имя, мы - адыги-черкесы
"Нас издавна черкесами зовут": изменит ли Всероссийская перепись этническ ...
Выдержки из резолюций, постановлений и иных документов, касающиеся восстано ...
Черкесская молодежь: «Один народ – одно название – одно будущее»