Архив сайта
Апрель 2019 (17)
Март 2019 (15)
Февраль 2019 (24)
Январь 2019 (25)
Декабрь 2018 (20)
Ноябрь 2018 (10)
Календарь
«    Апрель 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация:В статье рассмотрены основные тенденции развития государственности в Западной Черкесии с конца XVIII до 40-х гг. XIX в. Показано, что процесс политической и этнической консолидации западных адыгов был сложным и противоречивым. Ситуацию на Северо-Западном Кавказе определяло военно-политическое взаимодействие России и Османской империи. В работе проанализированы основные этапы и особенности общественно-политического развития западных адыгов.

Ключевые слова: адыги, Россия, государственность, консолидация, политика, развитие.


А.Д. Панеш: Развитие адыгской государственности (конец XVIII-40-е гг. XIX в.)





























В истории адыгов государственно-политическая традиция отчетливо проявлялась еще с древних времен. В последние десятилетия усилиями археологов, лингвистов и антропологов установлено, что начало процессов формирования ранней государственности у предков адыгов относится к III тыс. до н. э. В этот период были созданы города-государства, ставшие основой становления Хеттской империи.

Следует отметить, что процессы политогенеза наиболее успешно проходили среди меотских племен, унаследовавших предшествующие культурные и политические традиции [1: 8]. В V в. до н. э. ими была создана Синдика – одно из древнейших рабовладельческих государств на территории нашей страны.

Сведения об общественно-политическом развитии Западной Черкесии в 30-х – 40-х гг. XVIII в. весьма противоречивы. Путешественники, ученые и представители российской военной администрации на Кавказе свидетельствуют об отсутствии у адыгов единого централизованного государства. Вместе с тем Дж. Белл, находившийся в Западной Черкесии в течение трех лет, поражался «… тем порядком, который может проистекать из такого положения дел. Немногие страны с их установленными законами и всем сложным механизмом правосудия, могут похвалиться той нравственностью, согласием, спокойствием, воспитанностью …» [2: 479].

Во второй половине XVIII в. на Северо-Западном Кавказе сохранялась напряженная ситуация, связанная с активизацией российской политики в регионе. Она оказывала прямое воздействие на внутренние социально-экономические и политические процессы в адыгском обществе.

Вместе с тем в адыгском обществе шел поступательный процесс развития черкесской государственности. Общественно-политические преобразования у адыгов были вызваны как внутренними социально-экономическими причинами, так и внешними факторами.

Значительное влияние на процессы политической консолидации в Западной Черкесии оказали события конца XVIII в. Именно в это время у шапсугов, натухайцев и абадзехов происходит ряд существенных изменений, которые вошли в историю как общественно-политический переворот. В сущности, демократические преобразования у значительной группы западных адыгов явились важным этапом в развитии государственности.

Определенное влияние на события в Западной Черкесии оказывал и внешнеполитический фактор. В ходе русско-турецких войн второй половины XVIII в. Россия значительно укрепила свои позиции на Кавказе. Были присоединены Кабарда, Крым и Правобережная Кубань.

В этих условиях лидеры адыгов понимали, что важнейшим условием сохранения независимости является создание единой политической организации государственного типа. Один из влиятельных бжедугских князей Батчерий Хаджимуков предпринял попытку объединить адыгов. Он значительно расширил свои владения за счет шапсугов и абадзехов [3: 50]. К сожалению, попытки Б. Хаджимукова распространить свою власть на соседние земли не увенчались успехом.

Более перспективными были демократические преобразования, начатые абадзехскими, шапсугскими и натухайскими тфокотлями. Результаты общественно-политического переворота у этой группы адыгов были письменно зафиксированы на съезде «Пэчэтныкъо зэфэс» в 1803 г. На этом съезде были «ясною чертой разграничены права дворян и народа». Штрафные санкции за преступления, прежде значительно различавшиеся у разных сословий, теперь были почти уравнены. Дворяне могли принимать участие в работе народных собраний, но только на общих основаниях, без учета их сословного статуса, приобретая авторитет в массах храбростью, политической мудростью, щедростью, ораторским даром.

Характеризуя административное устройство у натухайцев и шапсугов после съезда 1803 г., JI. Люлье отмечал, что у них «общественное управление, как не имеющее главы, республиканское. Законодательная и распорядительная власти имеют начало свое в народе; следовательно, и управление должно считаться демократическим» [4: 22].

Важным звеном в системе управления адыгов являлись народные собрания. Они выполняли ряд важных политико-управленческих функций. Историки нередко обозначают собрания термином хасэ.

Яркий след в истории адыгов оставили крупные политические деятели и лидеры хасэ Хаудуко Мансур и Шамуз Шупако. Дж. Лонгворт, лично знавший Шамуза, с восхищением писал: « …я увидел человека скромного, но полного достоинства …» [5: 551].

В ряду адыгских военно-политических лидеров достойное место занимает Шеретлук Тугужуко Кизбеч. В Абадзехии благодаря усилиям Зеккерия Хатко из пяти народных судов было создано одно общее мягкеме – центральное управление административного округа.

На адыгских народных собраниях решались не только внутричеркесские проблемы, но и обсуждались вопросы внешней политики. В условиях Кавказской войны важнейшей функцией народных собраний была организация борьбы с царскими войсками. На хасэ также приглашались представители различных субэтнических групп адыгов для заключения договоров о совместных военных действиях.

На собраниях обсуждались вопросы взаимодействия с Турцией и западноевропейскими странами. Так, на народном собрании, проходившем в октябре 1843 г., было решено направить в Константинополь представителей от абадзехов, шапсугов и натухайцев для ведения переговоров с султаном об оказании адыгам военной помощи [6: 17].

Для адыгов большое значение имело место проведения собрания. Обычно они проходили под открытым небом, в священных рощах, в местах, памятных какими-нибудь важными событиями. Очевидец описываемых событий Дж. Лонгворт вспоминал: «Черкесская палата заседаний совета проходила в дубовой роще, совершенно лишенной подлеска, в укромных, тенистых, прохладных уголках которой, вокруг поросших мхом стволов, служивших как бы опорами массивной крыше из листвы, сидели на траве группы старейшин, «эффенди» в тюрбанах, по-видимому, занятые серьезным разговором. Оружие их было отложено в сторону, а лошади, оседланные и взнузданные, привязаны к ветвям деревьев» [7: 548].

Участники народных собраний располагались на заседаниях в виде круга, олицетворяя совершенство, целостность, избранность и равенство. Наиболее отличительными свойствами этих собраний являлся величайший порядок, терпение, умеренность и спокойствие. Любой шум, крики, неистовство немедленно пресекались [8: 159].

Несмотря на то, что адыгские народные собрания отличались высокой дисциплинированностью, для принятия решений требовалось полное единогласие. Такой порядок препятствовал превращению хасэ в полновесный представительный орган государственной власти. Вместе с тем все принятые решения публично оглашались, становясь обязательными для исполнения.

Адыгские народные собрания выполняли не только политические, но и судебные функции. Вопросами ополчения и организации обороны занимались военные советы. Командир польского отряда, воевавшего на стороне адыгов, Т. Лапинский пишет, что в расширенный военный совет входили по двое старшин от каждых ста дворов, а также старшины каждых десяти дворов близлежащих территорий, которым угрожала военная опасность [9: 165].

В условиях нарастания военной угрозы лидеры адыгов осознавали необходимость создания единой управленческой структуры. Это подтверждается и наблюдениями Дж. Лонгворта, писавшего в 1839 г.: «…давление извне, вызванное амбициями России, привело к более широким комбинациям и к выражению уже общенациональных интересов, к превращению советов в большей мере в руководящие органы…» [10: 547].

Развитие государственности в Западной Черкесии в 20-40-х гг. XIX в. имело ряд особенностей. Во-первых, политические процессы, происходившие у западных адыгов с конца XVIII в. до 30-х гг. XIX в. были вызваны внутренней социально-экономической обстановкой. Во-вторых, в 1829 г. между Россией и Турцией был подписан Адрианопольский мирный договор, по условиям которого Черноморское побережье Кавказа перешло к Российской империи. С этого времени внешнеполитический фактор стал оказывать решающее воздействие на обстановку в Западной Черкесии.

Вторжение царских войск на адыгские земли в 1830 г. выдвинуло на первый план проблему объединения сил и защиты независимости. В адыгском обществе шел интенсивный поиск различных форм организации сопротивления войскам царизма. В начале 30-х гг. XIX в. абадзехи, шапсуги, натухайцы и убыхи заключили военный и политический союз для совместной борьбы с царскими войсками. Создание союза стало важным этапом в развитии адыгской государственности в условиях войны. Очередным шагом к политической консолидации явился Дефтер 1841 г. – союзный договор адыгских демократических субэтнических групп. Договор вводил в обществе единые религиозные и гражданские правила, принципы проведения общей внешней политики.

Определенную роль в развитии государственности в Западной Черкесии сыграли первые эмиссары Шамиля – Хаджи Мухаммед и Сулейман Эфенди. Имам Шамиль через своих наибов пытался установить тесные связи с черкесским сопротивлением.

Хаджи Мухаммед прибыл к западным адыгам в мае 1842 г. и начал свою деятельность среди абадзехов. Представители кавказской военной администрации в своих донесениях военному министру А. И. Чернышеву выражали сомнение в том, что наибу удастся выполнить свою миссию. Однако министр считал, что нарастающее военное давление России может побудить адыгов к единению [11: 162].

Хаджи Мухаммед обстоятельно изучил военно-политическую обстановку на месте и принял решение избегать открытых военных столкновений с царскими войсками. Своей главной задачей он считал сплочение сил адыгов. Серьезной проблемой для наиба стало установление контактов с адыгами, находившимися под влиянием российских кордонных линий. В русских документах они зафиксированы как «мирные» черкесы. «Мирные» горцы, – категория трагическая, – пишет Я. Гордин. Добровольно никто из них – за очень небольшим исключением – не подчинялся русским властям…» [12: 167]. Попытки Хаджи Мухаммеда переселить бжедугов к абадзехам не увенчались успехом. Вместе с тем шапсуги и натухайцы поддержали наиба.

В феврале 1843 г. по просьбе убыхов Хаджи Мухаммед направляется к убыхам. На фоне острой социальной борьбы, развернувшейся среди убыхов, наибу Шамиля не удалось организовать военные действия против царских войск.

Весной 1843 г. Хаджи Мухаммед весьма успешно руководил партизанскими действиями черкесских хаджиретов на территории Абадзехии. О решительных действиях хаджиретов против царских войск писали историки Ф. А. Щербина, И. Д. Попко, Ф. Ф. Торнау – участник Кавказской войны. «Черкесские хаджиреты, – писал Торнау, – в течение одной лишь ночи могли успеть тайком переправиться на конях через р. Кубань, проскакать за Ставрополь, напасть там на деревню и перед рассветом вернуться за эту реку со своей добычей» [13: 182].

В дальнейшем деятельность наиба развернулась среди бесленеевцев, которые во главе со старшим князем Айтеком Коноковым переселились за р. Лабу подальше от российской кордонной линии.

Деятельность Хаджи Мухаммеда в Западной Черкесии была многогранной и включала в себя ряд мероприятий военного, политического и социального характера. Среди мер, предпринимаемых наибом, на первом плане находилось активное распространение ислама и укрепление его позиций. В местах, где наиб пользовался наибольшим влиянием, происходила замена адата шариатом. В действиях Хаджи Мухаммеда прослеживалась определенная логика – он хотел использовать мусульманскую религию как средство сплочения адыгов.

В сложной военно-политической ситуации, вызванной растущим военным давлением царских войск, Хаджи Мухаммеду трудно было решить задачу политической централизации Западной Черкесии. Политической консолидации адыгов препятствовали также социальные противоречия в черкесском обществе.

Вместе с тем наибу Шамиля удалось внедрить некоторые элементы государственности. В частности, при Хаджи Мухаммеде были созданы постоянные мобильные военные отряды, называемых мутазигами. Был также создан совет из представителей духовенства.

Определенное влияние на настроения адыгов оказало письмо, полученное абадзехами от имама Шамиля. В письме он предлагал адыгам объединить свои силы в борьбе с царскими войсками.

Хаджи Мухаммед стремился всячески помешать деятельности разведчиков в сборе данных о положении дел в Черкесии. Для этой цели он запретил передавать русским разные сведения и доставлять им бумаги [14: 37].

Обеспокоенное действиями наиба Шамиля российское командование на Кавказе активизировало военные действия против отрядов Хаджи Мухаммеда. В марте 1844 г. мутазиги наиба потерпели поражение от царских войск. После этого наиб вынужден был отступить в горы, где и умер в мае 1844 г.

В феврале 1845 г. в Западную Черкесию прибыл второй эмиссар Шамиля Сулейман Эфенди. На большом народном собрании он огласил цель своей миссии, которая состояла в том, чтобы собрать вооруженное ополчение и направить его на помощь отрядам Шамиля в Дагестане. Наибу удалось собрать ополчение, но все его попытки прорваться в Дагестан не увенчались успехом.

Таким образом, первые наибы Шамиля предприняли попытку создать Черкесское государство на основе ислама и шариата. При этом они опирались на широкие слои крестьянства, проповедуя идеи социального равенства.

Несмотря на прекращение деятельности наибов Шамиля, процессы политической консолидации в Западной Черкесии не остановились. Продолжение политических реформ и создание единой системы управления стали настоятельной необходимостью.

Литература:

1. Боров А.Х., Думанов Х.М., Кажаров В.Х. Современная государственность Кабардино-Балкарии: истоки, пути становления, проблемы. – Нальчик , 1999.
2. Белл Дж. Дневник пребывания в Черкесии в течение 1837, 1838 и 1839 гг. // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII-XIX вв. – (далее – АБКИЕА). – Нальчик, 1974.
3. Хаджимуков Т. Народы Западного Кавказа. По неизданным запискам природного бжедуга князя Хаджимукова // Деятели адыгской культуры дооктябрьского периода: Избранные произведения. – Нальчик, 1991.
4. Люлье Л.Я. Черкесия: историко-этнографические статьи. – Краснодар, 1927.
5. Лонгворт Дж. Год среди черкесов // АБКИЕА.
6. Чирг А.Ю., Денисова Н., Хлынина Т.П. Государственность Адыгеи: этапы становления и развития. – Майкоп, 2002.
7. Лонгворт Дж. Указ. соч.
8. Шеуджен Э. Адыги (черкесы), XIX век: опыт применения историко-антропологического подхода. – Москва-Майкоп, 2015.
9. Лапинский Т. Горцы Кавказа и их освободительная борьба против русских. – Нальчик, 1995.
10. Лонгворт Дж. Указ. соч.
11. Государственный архив Краснодарского края – (далее – ГАКК). Ф. 260. Оп. 1. Д. 2584.
12. Гордин Я.А. Кавказ: земля и кровь. Россия в Кавказской войне XIX века. – СПБ ., 2000.
13. Торнау Ф.Ф. Воспоминания кавказского офицера. – Нальчик, 1992.
14. Чирг А.Ю., Денисова Н., Хлынина Т.П. Указ. соч.

Вестник науки АРИГИ №17 (41) с. 124-128.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 22-03-2019, 17:03. Просмотров: 138
Другие новости по теме:
А.Д. Панеш: Развитие государственности в Западной Черкесии в период деятель ...
Черкесская государственность: Система власти и общинного самоуправления убы ...
Доклад председателя Адыгэ Хасэ Асхада Чирга на Чрезвычайном съезде адыгског ...
Ислам в Черкесии периода 1840-1850 годов
Аскер Панеш: Война без линии фронта (к 154 годовщине окончания Кавказской в ...