Архив сайта
Май 2019 (7)
Апрель 2019 (17)
Март 2019 (15)
Февраль 2019 (24)
Январь 2019 (25)
Декабрь 2018 (20)
Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация: В статье рассмотрены основные тенденции развития государственности в Западной Черкесии в период деятельности третьего наиба Шамиля Мухаммеда Амина. Показаны особенности реформ наиба, их содержание и направленность. Сложная геополитическая ситуация и внутренняя социально-экономическая обстановка придавали определенный колорит политической и этнической консолидации западных адыгов. Деятельность Мухаммеда Амина придала новый импульс общественно-политическим преобразованиям в Западной Черкесии.

Ключевые слова: адыги, Россия, государственность, консолидация, политика, развитие, Мухаммед Амин.


А.Д. Панеш: Развитие государственности в Западной Черкесии в период деятельности Мухаммеда Амина





























Процессы политической консолидации в Западной Черкесии получили дальнейшее развитие в период деятельности третьего наиба Шамиля Мухаммеда Амина. Он был направлен к западным адыгам по настоятельной просьбе делегации от абадзехов.

Эмиссар Шамиля прибыл на Северо-Западный Кавказ в конце 1848 г. и первым посетил абадзехский аул Хаджимукохабль. Здесь он встретился с эфенди Устоко, который убедился в высокой образованности и больших знаниях наиба [1: 1].

Важнейшим фактором, благоприятствовавшим выполнению миссии Мухаммеда Амина, стали решения Адагумского собрания (1848-1849 гг.), направленные на создание светской государственности. Потерпев неудачу в этом направлении, реформаторы обратились к исламу, как мощному идеологическому средству для сплочения адыгов [2: 44].

Мухаммед Амин начал свою деятельность на территории Абадзехии. В январе 1849 г. на большом народном собрании он огласил основную цель своей миссии: распространение шариата и политическое объединение адыгов. Большинство участников собрания поддержало наиба. Военное командование на Кавказе, внимательно следившее за действиями эмиссара Шамиля, отмечало весьма широкую поддержку адыгами всех начинаний наиба [3: 29]. Современник описываемых событий генерал Н. И. Карлгоф писал, что на политическом поприще в течение 10-летнего пребывания среди адыгов Мухаммед Амин действовал настойчиво, преодолевая все препятствия [4:77]. Другой автор, участник Кавказской войны И. Дроздов сообщает: «Таинственность, которою окружил себя Магомет Амин, увлекательная речь, гордый и повелительный тон с окружавшими его старшинами, муллами и эфенди, приветливое и ласковое обращение с народом, обещания лучшей будущности, – все это произвело на абадзехов впечатление обаятельное. И вольница, которая над собою признавала только власть аллаха, избрала владыкою своим Магомет Амина» [5: 519].

В течение пяти месяцев Мухаммед Амин объездил всю Абадзехию и хорошо изучил обстановку. Он сумел за короткое время ознакомиться с жизнью адыгов, с их стремлениями, смог найти «общую с массой точку соприкосновения в делах религии и мусульманского подвижничества» [6: 543]. Пользуясь широкой поддержкой народа, наиб Шамиля утвердил свою власть среди абадзехов и сформировал здесь управление государственного типа.

Создав прочную базу в Абадзехии, Мухаммед Амин стремился распространить свое влияние среди темиргоевцев, егерухаевцев, хатукайцев, махошевцев, бжедугов и других. В документах военного командования указанные группы адыгов обозначались термином «мирные». Расположенные вблизи русских кордонных линий, они оказывались в сложном положении. «Мирные» адыги подчинялись военным властям «будучи вынуждены к этому карательными акциями, голодом в результате блокады, страхом за аманатов, находящихся у русских…» [7: 167]. Данное обстоятельство создавало для наиба определенные трудности. Тем не менее, в течение весны 1849 г. Мухаммеду Амину удалось утвердить свое влияние среди егерухаевцев, махошевцев и большую часть темиргоевцев. В скором времени в сфере влияния наиба оказались и урупские кабардинцы. Попытки наиба проникнуть к бесленеевцам не увенчались успехом. Этому помешали войска под командованием генерала Н.И. Евдокимова.

Известно, что подавляющее большинство адыгского населения Северо-Западного Кавказа составляли шапсуги, натухайцы и абадзехи. Поэтому, утвердив свое влияние среди абадзехов, Мухаммед Амин стремился заручиться поддержкой натухайцев и шапсугов. Об этом свидетельствуют воззвания, отправленные к ним весной 1849 г.

Военное командование осознавало, какую опасность представляют для планов царизма действия наиба Шамиля и поэтому всячески пыталось противодействовать его усилиям. Преодолев сопротивление отрядов под командованием генерала Ковалевского, Мухаммед Амин подчинил своей власти бесленеевцев. Осенью 1849 г. прибрежные шапсуги и убыхи отправили в распоряжение наиба значительное число всадников.

Под руководством наиба черкесское сопротивление экспансии царизма приобрело более организованный характер. Активизировались военные действия адыгов на кордонной линии по р. Кубани. Мухаммед Амин хорошо осознавал, что многие неудачи военных мероприятий адыгов были связаны с деятельностью российской военной разведки. Военное руководство стремилось организовать на территории адыгов разветвленную агентурную сеть, через которую вербовали лазутчиков для сбора необходимых сведений [8: 7]. Наиб Шамиля принимал меры борьбы против разведчиков. Об этом свидетельствует сообщение начальника правого фланга Кавказской линии генерала Н.И. Евдокимова, из которого явствует, что посланные им четыре лазутчика возвратились, встреченные сторожевыми кордонной линии, специально выставленной наибом [9: 45]. На народных собраниях принимались решения о поимке лазутчиков.

Заслуживает особого внимания социальная политика Мухаммеда Амина, которая наиболее ярко проявила себя в Бжедугии. Когда наиб обратился к бжедугам присоединиться к общеадыгскому союзу, только зависимые сословия поддержали его. В такой обстановке наиб решил вступить в переговоры с бжедугской знатью. В апреле 1850 г. в ауле Габукай произошла встреча князей с уполномоченным Мухаммеда Амина [10: 10]. Наиб понимал, что, только оставив сословные привилегии, можно было привлечь на свою сторону бжедугскую знать. Опираясь на нее, Мухаммед Амин рассчитывал укрепить свои позиции. Хамышейские князья Джанклыш Хаджемуков, Индар Крымчериеко и Науруз Шуманоко перешли на сторону наиба. Из черченеевской знати первыми дали присягу Мухаммеду Амину Аладжуко Ахеджаков, Эльдар Эльбуздок, Пшимаф Кунчукоко и Магомчери Ахеджаков. Однако многие князья отказались признать власть наиба и переселились на правый берег р. Кубани [11: 602]. Такие переходы не всегда означали принятие российского подданства. Вот что писал по этому поводу князь Хаджимуков: «Даже по отношению к России, когда сила оружия заставляла некоторые племена принимать присягу на подданство, они смотрели на него как на временное перемирие. Вот почему вся эпоха Кавказской войны изобилует крайне оригинальными фактами: какой-нибудь князь со своими подвластными присягал на подданство, прекращал набеги, даже охранял русские границы, а через несколько времени его встречали снова действовавшим против русских уже с оружием в руках» [12: 20].

Летом 1850 г. усилия Мухаммеда Амина были направлены на распространение своей военно-политической организации на шапсугов и натухайцев. Обращение наиба вызвало бурное обсуждение на народном собрании, на котором было принято решение не признавать власти посланника Шамиля. Анализируя данные источников, можно констатировать, что на решение собрания в значительной степени повлияла позиция дворянства, пытавшаяся восстановить свои привилегии [13: 28].

Примечательно то, что шапсуги готовы были принять Мухаммеда Амина только в качестве духовного деятеля для укрепления мусульманской религии. В то же время шапсуги отказывались признавать наиба как главу светской власти.

В сложившейся ситуации наиб принимает решение подчинить шапсугов силой оружия. В течение лета 1850 г. при поддержке абадзехов и бжедугов Мухаммеду Амину удалось установить свое влияние на большей части территории Шапсугии. В скором времени власть наиба признали также натухайцы. Из служебной переписки кавказского военного командования видно, что Мухаммед Амин «… окончательно утвердил свое влияние в сопредельных Черноморской кордонной линии племенах горцев: абадзехов, шапсугов и натухайцев. Воля его сделалась законом как для князей и дворян, так и для простого народа. Он повсеместно учредил управление из преданных ему князей и большею частию духовных лиц» [14: 156].

В рассматриваемый период времени в среде прибрежных шапсугов и убыхов сохранились остатки христианства и языческих верований. Данное обстоятельство создавало для наиба определенные трудности при включении этих групп адыгов в создаваемую им административную систему, основанную на принципах ислама. Тем не менее, наибу удалось преодолеть сопротивление жителей этой местности и добиться принятия присяги.

Реформаторская деятельность Мухаммеда Амина включала в себя ряд направлений политического, административного, военного и судебного характера. Успех того или иного мероприятия наиба во многом зависел от проводимой им социальной политики, опиравшейся на особенности общественно-политического строя адыгов.

На контролируемой наибом территории была создана разветвленная система административного управления. Вся территория была разделена на участки по сто дворов в каждом, которые в свою очередь подразделялись на пять отделений. Аульский сход являлся низшей ступенью административной лестницы. Главы участков – мухтары избирались народом. В распоряжении мухтаров находилась вооруженная охрана (мутазиги).

Важным звеном административной системы наиба являлись округа, в каждом из которых были учреждены управления под названием мегкеме. Руководство округом состояло из муфтия и трех кадиев. При каждом мегкеме находились мечеть, мусульманское духовное училище, тюрьма для заключения преступников, помещение для судей, муфтия и кадиев, конной стражи, провиантский магазин.

Количество мегкеме не было постоянным и зависело от военно-политической обстановки. Первые четыре мегкеме были устроены Мухаммедом Амином на реках Белой, Пчаге, Пшише и Псекупсе. В дальнейшем мегкеме были построены на реках Адагуме, Кудако, Антхыре и других. Сам наиб находился в мегкеме на р. Белой. Оно же являлось главной резиденцией и административным центром государственного образования Мухаммеда Амина. При нем действовал особый меджлис, осуществлявший центральную власть. Членами меджлиса являлись известные военачальники, приверженцы ислама и преданные наибу люди. Среди них были Хаджи Касей Джандаров, старшина Барасбий, Кумык Хан Оглу, Абдулла Исмаил-эфенди и Ибрагим Хан Оглу.

Таким образом, была выстроена административная система управления, на высшей ступени которой находился сам Мухаммед Амин. Документы российской военной администрации свидетельствуют о том, что на контролируемой территории наиб добился беспрекословного выполнения своих распоряжений [15:48]. Современники описываемых событий и историки более позднего времени единодушны в том, что Мухаммед Амин был энергичным и целеустремленным реформатором и добился значительных успехов в политической централизации Западной Черкесии [16].

Адыгское население, признававшее власть Мухаммеда Амина, принимало присягу, смысл которой состоял в том, чтобы чтить Шамиля и его наиба, исполнять предписания Корана, отдавать десятую часть их имущества и доходов на бедных и духовенство.

Одной из важнейших задач наиба Шамиля являлось проведение военной реформы, суть которой заключалась в создании постоянного войска. Была введена также воинская повинность, а в случае необходимости созывалось поголовное ополчение. Была также организована караульная служба для наблюдения за действиями русских войск.

Мухаммед Амин добился значительных успехов в дальнейшем укреплении позиций ислама среди адыгов. За годы его пребывания в Западной Черкесии была налажена система мусульманского начального образования.

Следует отметить, что при создании государственной системы в Западной Черкесии Мухаммед Амин использовал опыт создания имамата Шамиля. На наш взгляд, правы М.М. Блиев и В.В. Дегоев, которые показали, что наиб Шамиля сумел создать основу военно-теократического государства в Черкесии [17: 497].

Таким образом, анализ изученного материала позволяет констатировать, что в первой половине XIX в. в экстремальных условиях войны в адыгском обществе шел сложный и противоречивый процесс этнической и политической консолидации и становления государственности. Важным этапом этого процесса была деятельность посланника Шамиля Мухаммеда Амина.

Литература:

1. Архив АРИГИ. Ф. 1. П. 49. Д. 23. Л. 1
2. Чирг А. Ю., Денисова Н., Хлынина Т. П. Государственность Адыгеи: этапы становления и развития. – Майкоп, 2002.
3. Государственный архив Краснодарского края (далее – ГАКК). Ф. 261. Оп. 1. Д. 1041. Л. 29.
4. Карлгоф Н. Магомет Амин // Кавказский календарь на 1861 год. – Тифлис, 1860.
5. Дроздов И. Обзор военных действий на Западном Кавказе с 1848-го по 1856-й год // Кавказский сборник. – Тифлис, 1886. – Т. 10.
6. Щербина Ф.А. История Кубанского казачьего войска. – Екатеринодар, 1913.
7. Гордин Я.А. Кавказ: земля и кровь: Россия в Кавказской войне XIX века. – СПб., 2000.
8. Бижев А.Х. Социально-экономический строй народов Центрального и Северо-Западного Кавказа в годы Кавказской войны (по материалам российской разведки). – Майкоп, 2005.
9. Проблемы Кавказской войны и выселение черкесов в пределы Османской империи (20-70-е гг. XIX в.). Сборник архивных документов. – Нальчик, 2001.
10. ГАКК. Ф. 261. Оп. 1. Д. 1084.
11. Акты Кавказской археографической комиссии. – Тифлис, 1884. – Т. 10.
12. Хаджимуков Т. Народы Западного Кавказа (по неизданным запискам природного бжедуга князя Хаджимукова) // Кавказский сборник. – Тифлис, 1910. – Т. 30.
13. ГАКК. Ф. 260. Оп. 1. Д. 1010.
14. ГАКК. Ф. 261. Оп. 1. Д. 1112.
15. Там же. Д. 1041.
16. Мухаммад-Амин и народно-освободительное движение народов Северо-Западного Кавказа в 40-60-х гг. XIX в. (Сборник документов и материалов). – Махачкала, 1998.
17. Блиев М. М., Дегоев В. В. Кавказская война. – М., 1994.

Вестник науки АРИГИ №17 (41) с. 120-124.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 3-04-2019, 13:06. Просмотров: 127
Другие новости по теме:
А.Д. Панеш: Развитие адыгской государственности (конец XVIII-40-е гг. XIX в ...
Ислам в Черкесии периода 1840-1850 годов
Мухаммед-Амин и Сефер-бей Зан в черкесском сопротивлении конца Кавказской в ...
Доклад председателя Адыгэ Хасэ Асхада Чирга на Чрезвычайном съезде адыгског ...
Черкесская государственность: Система власти и общинного самоуправления убы ...