Архив сайта
Май 2019 (7)
Апрель 2019 (17)
Март 2019 (15)
Февраль 2019 (24)
Январь 2019 (25)
Декабрь 2018 (20)
Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация: В лексической системе адыгских языков значительное место занимают дендронимы – названия деревьев. Одни номинации деревьев и кустарников имеют ясную внутреннюю форму, их структура не представляет никаких затруднений: их словообразование прозрачно. Другие же названия потеряли свою внутреннюю форму из-за звуковых преобразований и смысловых трансформаций, в связи с чем требуется их этимологический анализ. Именно к числу последних и относится адыгское наименование самшита. В статье сделана попытка дать этимологию слова хэшъай / чэшъей "самшит" на основе сравнительно-исторического метода исследования.

Ключевые слова: этимология, сравнительно-исторический метод, номинация, дендроним, звуковые преобразования, семантическая трансформация, внутренняя форма слова, словообразование.


Abregov A.N.


To the etymology of the dendronym hashay/chashey «Colchic box» in the Adyghe languages


Abstract: In the lexical system of the Adyghe languages, a significant place is occupied by the dendronyms – the names of the trees. Some nominations of trees and shrubs have a clear internal form, and their structure presents no difficulty: their word formation is transparent. Other names have lost their internal form due to sound transformations and semantic transformations, and therefore their etymological analysis is required. The Adyghe name of boxwood belongs to the latter. An attempt has been made to give the etymology of the word hashay / cheshay "colchic box" based on a comparative historical research method.

Keywords: etymology, comparative historical method, denlronym, sound transformations, semantic transformation, internal form of word formation.


Ач.Н. Абрегов: К этимологии дендронима хэшъай / чэшъей «Самшит колхидский» в адыгских языках





























Этимологические исследования, как правило, представляют собой комплексный подход к анализу слов и морфем, при котором лексикологический, семасиологический, структурно-семантический и словообразовательный аспекты соприкасаются и взаимодействуют в диахронном плане. Этимология устанавливает происхождение слова, восстанавливает его первоначальное звучание и исходное значение с учетом произошедших семантических сдвигов, а также выявляет словообразовательную структуру и выясняет звуковые преобразования, которым подверглась лексема, и определяет их причины.

В процессе исторического развития языка как исконное, так и заимствованное слово может приобрести новое смысловое содержание, а его произношение настолько изменяется, что процесс этимологизации лексемы становится очень затруднительным, что порой высказываются различные гипотезы. В ряде случаев это связано с тем, что слово фонетически "изнашивается". Так, в частности, адыгейское название реки Кубани Пшыз потеряло свою внутреннюю форму из-за звуковых преобразований. Его первоначальное звучание и исходное смысловое содержание проясняется только с помощью кабардино-черкесского языка, где название указанной реки сохранилось в первозданном звучании – Псыжъ. Оно представляет собой сложное слово, состоящее из двух корней: псы "вода", "река" и жъы "старый", "древний". В таком случае кабардино-черкесское название Кубани Псыжъ буквально означает ‘старая (древняя) река, которая испокон веков течёт по нашей земле’.

В предлагаемой статье нами сделана попытка дать этимологию дендронима адыгейск. хэшъай / каб.-черк. чэшъей "самшит". Примечательно, что на территории проживания адыгов, в частности, шапсугов, на Черноморском побережье Кавказа произрастает самшит. Адыги как автохтонное население Северо-Западного Кавказа издавна по достоинству оценили качества древесины самшита, поскольку "древесина красивая, цвета слоновой кости, однородная по строению, плотная и тяжелая, очень прочная на истирание, хорошо обрабатывается и полируется" [1: 173]. Обо всём этом хорошо знали адыги и из древесины самшита традиционно изготовляли различные предметы домашнего обихода: ложки, скалки, веретёна, пряслицы, адыгские столики на трех резных ножках, бёрда (детали домашнего ткацкого станка для тканья сукна и изготовления циновок).

По нашему мнению, именно с бёрдами связано общеадыгское название самшита, которое представлено двумя фонетическими вариантами – адыгейск. хэшъай / каб.-черк. чэшъей. Б.Ю. Хакунов зафиксировал черкесский вариант в виде кIэшъей [2: 92]. Cлово хэшъай / чэшъей в настоящее время является результатом фонетической "изношенности" первоначального звучания общеадыгской лексемы, и оно потеряло свою внутреннюю форму из-за звуковых преобразований нерегулярного характера. Как указывают С.А. Бурлак и С.А. Старостин, "едва ли не большинство нерегулярных звуковых преобразований не имеет никакого удовлетворительного объяснения... и хотя для некоторых из них такие объяснения, возможно, ещё будут найдены, роль всякого рода случайных "сбоев" ни в коем случае нельзя недооценивать" [3: 86]. С учётом указанного положения дадим этимологию адыгского слова хэшъай / чэшъей "самшит".

Нет никакого сомнения в том, что указанное наименование самшита относится к общеадыгскому лексическому фонду. Лексема хэшъай / чэшъей входит в систему дендронимов адыгских языков, имеющих одинаковую словообразовательную структуру. Обращают на себя внимание сегменты -й и -ей, которые вычленяются нами в слове хэшъа-й и чэшъ-ей. Это не что иное, как варианты дендронимического суффикса -е (-йэ), восходящего к посессивному аффиксу -йэ. Этот суффикс представлен в названиях целого ряда деревьев и кустарников. Ср. мы-е / м-ей "яблоня лесная" (из мы "лесное яблоко" и суф. -е / -ей), да-е / д-ей "лещина обыкновенная" (из дэ "орех" и суф. -е / -ей), къужъа-й / кхъужъ-ей "груша лесная" (дерево) (из къужъы / кхъужъ "груша лесная" (плод) и суф. -й / -ей) и мн. др. Как можно было заметить, наименования деревьев образуются от соответствующих названий плодов. Как пишет М.А. Кумахов, "названия неплодоносных деревьев образуются с помощью данного суффикса обычно от названий предметов, которые из них изготовляются. Ср.: шапс. д. Iанай, каб. Iэней "клен" (адыг. Iанэ, каб. Iэнэ "круглый столик на трех ножках") [4: 122-123], поскольку адыгские столики делались из клена.

Следует отметить, что в адыгских языках дендронимический суффикс представлен в различных вариантах: -й, -йы, -е (-йэ),-ей. Ср. адыгейск. ана-й "клён", тфэ-йы "бук", пчэ-йы "чинара", да-е (-йэ) "лещина обыкновенная", каб.-черк. з-ей "кизил" и др. Как считает А.К. Шагиров, "исходным следует считать, судя по всему, -йэ: псэ-йы из псыйэ, ср. при пчэйы "чинара" шапс. пчыйэ (ппччыйэ ) "бук" [5: 119]. Кабардинская форма в этом случае тоже из псыйэ (> псэйы> псэй > псей)" [6: 78]. К данному кругу лексем мы относим и хэшъай / чэшъей "самшит". Нами уже установлено, что в состав этого слова входят те же суффиксальные варианты -й и -ей. Однако сложности возникают с интерпретацией корневой морфемы хэшъа- / чэшъ-. Для её этимологизации необходим комплексный подход: следует идентифицировать корень, а также объяснить звуковые преобразования, которые он претерпел.

Полагаем, что лексема хэшъай "самшит" своим происхождением обязана слову пхъашъ(э) "бёрдо". Так как бёрда изготовлялись из древесины самшита, то мотивирующей основой для номинации самшита в адыгских языках послужило название бёрда пхъашъ(э). В таком случае путем присоединения к слову пхъашъэ дендронимического суффикса -йэ было создано общеадыгское наименование самшита *пхъэшъа-йэ > *пхъэшъа-й (из пхъашъэ "бёрдо" и суф. -йэ, букв. ‘то, из чего делают бёрда’). Ср. аналогичное образование анай / Iанай "клён", букв. ‘то, из чего делают столы’ (см. об этом выше). Если с мотивирующим признаком, легшим в основу названия самшита в адыгских языках, более или менее ясно, то нужно приложить особые усилия в объяснении звуковых изменений, которые претерпело слово *пхъэшъай. Во-первых, необходимо подтвердить звуковое преобразование хъ > х, произошедшее в слове *пхъэшъай, которое стало звучать как *хъэшъай после отпадения анлаутного п. Как известно, в некоторых случаях в адыгских языках происходит упрощение комплекса согласных с начальными губными смычными б, п, пI, в которых эти смычные усекаются. Ср. каб. Блащэпсынэ (название аула) и адыгейск. Лэшэпсын; адыгейск. бгыбзэ и каб.-черк. гыбзэ "проклятие"; адыгейск. пхъэтэпэмыхь и бжед. хъэтэпэмыхь "пренебрежение"; бжед. пIцIапIэ и тем. цIапIэ "подлый", "гадкий", а также шапс. пчэдыгъуэ / чэдыгъуэ "черешня", пчыпыгьын / чыпыгьын "пика" и др.

Указанный процесс, вероятно, произошёл и в слове *пхъэшъай, которое перешло в *хъэшъай. Во-вторых, по неизвестной причине имел место звукопереход хъ > х, который ставит перед исследователем сложную задачу. Дело в том, что в адыгских языках заднеязычный спирант хъ и среднеязычный спирант х являются самостоятельными фонемами, и как будто нет никаких причин для перехода хъ в х. Для доказательства возможности такого звукопреобразования сошлемся на аналогичный фонетический процесс в адыгейском языке, где имеются фонемы хъ и къ. Их фонемный характер не помешал появлению единичного, уникального случая нерегулярного звукового преобразования. Так, в процессе заимствования адыгейским языком арабского слова хъабар "весть", "новость" звук хъ перешел в къ, ср адыгейск. къэбар с теми же значениями (напротив, в родственном кабардино-черкесском языке имеем хъыбар с тем же хъ, что и в арабском языке).

Считаем, что к указанному типу звуковых изменений относится звуковое преобразование хъ > х, произошедшее в слове *хъэшъай, которое стало звучать как хэшъай. Вероятно, общеадыгское название самшита *пхъэшъай после утери начального губного смычного п потеряло свою внутреннюю форму, а заднеязычный спирант хъ несколько ослаб, артикуляционно продвинулся вперед, в связи с чем перешёл в среднеязычный х. Кабардино-черкесское чэшъей и черкесское кIэшъей, несомненно, представляют собой фонетические варианты общеадыгского хэшъай. Указанные варианты ждут своего дальнейшего теоретического осмысления в кабардино-черкесском языкознании: следует выяснить причины появления данных фонетических преобразований.

Литература:

1. Холявко В.С. Атлас древесных пород Кавказа / В.С. Холявко, Д.А. Глоба-Михайленко, Е.С. Холявко. – М.: Лесная промышленность, 1978. – 216 с.
2. Хакунов Б.Ю. Словарь адыгских названий растений. – Нальчик, 1992. – 256 с.
3. Бурлак С.А. Сравнительно-историческое языкознание/ С.А. Бурлак, С.А. Старостин. – М.: Издательский центр "Академия", 2005. – 432 с.
4. Кумахов М.А. Морфология адыгских языков. Синхронно-диахронная характеристика. I. – Москва-Нальчик, 1964. – 272 с.
5. ОШД – Керашева З.И. Особенности шапсугского диалекта адыгейского языка. – Майкоп: Адыгейское книжное издательство, 1957. – 248 с.
6. Шагиров А.К. Материальные и структурные общности лексики абхазо-адыгских языков. – М.: Наука, 1982. – 164 с.

Вестник науки АРИГИ №18 (42) с. 6-8.


Ач.Н. Абрегов: К этимологии дендронима хэшъай / чэшъей «Самшит колхидский» в адыгских языках
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 9-04-2019, 18:54. Просмотров: 138
Другие новости по теме:
А.П. Тихонова: Общее в корнеслове хаттских теонимов и абхазо-адыгских лексе ...
Нурбий Иваноков: Этимология национального имени «адыгэ»
Этноним «адыгэ» в этимологии ученого-филолога из Нальчика Нурбия Иванокова
Доцент Иваноков, этнический бжедуг, внес пояснения в этимологию слова «Фишт ...
Аслан Шаззо: Термин хасэ: от древних хаттов к современным адыгам