Архив сайта
Май 2019 (7)
Апрель 2019 (17)
Март 2019 (15)
Февраль 2019 (24)
Январь 2019 (25)
Декабрь 2018 (20)
Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Рецензия на книгу «Политические репрессии черкесов на Северном Кавказе (1918-1940-е гг.). Историко-архивные материалы и воспоминания» / Автор-составитель А.К. Шапарова. – Нальчик: ИГИ КБНЦ РАН, 2017. – 824 с.

М.Н. Губжоков: Черкесская трагедия: век двадцатый





























В истории каждой страны есть памятные страницы, осмысление которых неизменно вызывает столкновение полярных точек зрения, рождает противоречивые интерпретации прошлого. Таким дискуссионным периодом отечественной истории XX века еще долго будет оставаться эпоха радикальных социальных преобразований, кардинально и бесповоротно изменивших облик бывшей Российской империи.

На просторах последней возникла новая, советская держава, с совершенно иными принципами общественного устройства. Но цена, которую пришлось заплатить за это всем без исключения народам страны, в том числе и черкесам, оказалась непомерно высока. Цвет адыгской нации, представители ее интеллектуальной и духовной элиты, не соответствовавшие социальным стандартам рабоче-крестьянского государства, стали жертвами необоснованных политических репрессий этого периода.

Парадоксально, что адыги, разделившие судьбу других народов СССР, практически не представлены в отечественной историографии, достаточно широко освещающей тему политических репрессий и этнических чисток. Тем ценнее является фундаментальная работа, подготовленная к изданию А.К. Шапаровой, зав. научным архивом Института гуманитарных исследований Кабардино-Балкарского научного центра Российской Академии наук.

Айшат Кучуковна не понаслышке знакома с трагической темой, ставшей предметом ее исследования. Ее родители – Кучук Джамбек-Гиреевич Тазартуков и Аслихан Титовна Конова – встретились далеко за пределами родины, в Чечне, где проживало немало адыгов, бежавших от неумолимого маховика репрессий; многие (как отец Айшат), даже пережив сибирскую ссылку и пройдя огненными дорогами Великой Отечественной войны, не имели возможности вернуться в родные селения. Чечня стала вторым домом для семьи Кучука Тазартукова. Здесь, в станице Ассиновской, и родилась Айшат. Её семья смогла возвратиться в Черкесию только в 1970-е годы…

Обостренный интерес Айшат к истории своей семьи со временем перерос у нее в желание разобраться в истоках трагедии, затронувшей многие и многие черкесские фамилии, восстановить печальный мартиролог жертв чудовищного произвола.

Именно благодаря ее усилиям в архиве Кабардино-Балкарского Института гуманитарных исследований были сформированы фонды известных деятелей науки и культуры, подвергшихся репрессиям в мрачные годы «большого террора».

По зову сердца став летописцем черкесской трагедии, А.К. Шапарова взяла на себя и непростую миссию общественного адвоката. Войдя в правление Кабардино-Балкарской Ассоциации жертв политических репрессий, она сумела для многих и многих из них добиться юридической реабилитации, вернув доброе имя огульно оклеветанным и безвинно осужденным соплеменникам.

И книга «Политические репрессии черкесов на Северном Кавказе (1918-1940-е гг.)», изданная А.К. Шапаровой в Нальчике в 2017 году, является продолжением этой благородной миссии, представляя собой обширный (более чем 800-страничный!) сборник историко-архивных материалов и воспоминаний непосредственных свидетелей трагических событий прошлого.

Основными информантами для А.К. Шапаровой стали представители аристократических фамилий, многие из которых пострадали только за свою принадлежность к княжеско-дворянскому сословию. Люди, в подавляющем большинстве бывшие весьма далекими от политики, они могли бы стать центрами кристаллизации новой Черкесии, основой возрождения своего народа, мучительно долго приходившего в себя после трагедии Кавказской войны. Носители лучших качеств адыгского народа, совестливые и трудолюбивые, не чуждые благотворительности, ценившие знание и стремившиеся к просвещению своего народа – именно этот цвет нации и был выкошен в годы «красного террора», а затем – за десятилетия системных репрессий.

Сборник «Политические репрессии черкесов» – очень тяжелая для восприятия книга даже для профессионального историка, казалось бы, умеющего абстрагироваться, «отстраняться» от текста… Здесь каждая страница наполнена болью, ведь за каждой строкой повествования – гибель родных и ужас изгнания, вычеркнутые из жизни годы, изломанные судьбы, разрушенные семьи, утраченные надежды... По мере погружения читателя в материал книги эта боль превращается в нечто осязаемое, выплескиваясь из-под толстой обложки этого фолианта и проникая через толщу времен, отделяющую нас от той эпохи.

Одним из самых пронзительных по степени воздействия источников являются песни-плачи (гъыбзэ), с которых начинается сборник. Задавая печальную тональность, эти песни звучат в твоем сознании, пока ты не перевернешь последнюю страницу книги. Звучат, заглушая бравурные марши советской эпохи и победные реляции об успехах социалистического строительства – весь тот привычный звуковой фон, в массовом сознании ассоциирующийся с послереволюционными годами и предвоенными десятилетиями.

Основной объем книги заполнен воспоминаниями тех, кто испытал на себе всю мощь бездушного и ненасытного молоха карательной машины. Потеряв своих близких, бесследно исчезнувших в недрах репрессивного аппарата, они сами были брошены в тюрьмы, сосланы в лагеря, отправлены на спецпоселение в Сибирь, на Урал, в Среднюю Азию и Казахстан. Многие, предвидя неизбежный арест, были вынуждены покинуть родные дома и рассеяться по всему Кавказу в надежде (зачастую, тщетной) спасти свои семьи от уготованной им судьбы. Так образовались черкесские диаспоры Азербайджана, Дагестана, Чечено-Ингушетии, Осетии, Абхазии, Грузии. А ведь были и те, кто оказался далеко за пределами страны – в Турции, Франции и других государствах.

Бесхитростные рассказы этих людей свидетельствуют, что даже в самые тяжелые времена они не растеряли запас жизнестойкости, мужества, человеколюбия – то, чем всегда отличались черкесы.

Излагая свои наполненные болью истории, авторы воспоминаний менее всего руководствуются соображениями мести. Вспоминая горькие судьбы своих близких, они не упоминают имен тех, кто вверг их семьи в бездну страданий. Единственным исключением, пожалуй, является Бетал Калмыков – полновластный руководитель Кабардино-Балкарии в 1920-х – 1930-х годах. Воспринимаемый рассказчиками как персонифицированное зло, он присутствует во многих воспоминаниях, уподобляемый демоническому персонажу, отринувшему все нормы человеческой морали. Его мрачная тень и сегодня возвышается над Нальчиком...

Информанты с глубокой благодарностью вспоминают имена тех, кто помог их семьям выжить на чужбине, разделяя с ними последний кусок хлеба и, нередко рискуя жизнью, укрывая от всевидящего ока карательных органов. Тех, кто проявлял человеческое участие к сосланным черкесам, невзирая на устрашающее клеймо «врагов народа». Тех, кто и по сей день ухаживает за черкесскими могилами, оставшимися на чужбине.

Рассказы очевидцев наполнены образами, которые надолго остаются в памяти. Заброшенные кладбища спецпоселенцев посреди глухой тайги. Глоток родниковой воды с родины как высшая ценность. Фотографии старших родственников, которых так и не удалось увидеть младшему поколению развеянной по стране семьи...

А таких фотографий в книге немало, они образуют отдельный массив. Лица, которых уже не встретишь в нашем веке... Безмолвные портреты тех, кто вернулся, и тех, кто бесследно сгинул во мраке безвременья.

В завершающем информационном блоке сборника представлены разнообразные документы из личных архивов семей репрессированных черкесов, включая многочисленные запросы в соответствующие органы, судебные решения и официальные справки, раскрывающие многотрудный процесс юридической реабилитации жертв политических репрессий.

Конечно, эта самоотверженная и благородная работа еще далека от своего завершения, которым станет полное восстановление имен репрессированных. Обоснованным представляется и расширение географических рамок исследования. Но уже сейчас ясно, что рецензируемая книга являет собой собрание источников поразительной мощи, посредством которого А.К. Шапарова и ее сподвижники возвели настоящий, величественный памятник всем черкесам, ставшим жертвами политических репрессий. В том числе и тем, чьи имена еще предстоит восстановить.

Нет никакого сомнения, что сборник источников «Политические репрессии черкесов» явится основательной базой для последующих капитальных трудов по истории адыгского социума, претерпевшего в годы Советской власти катастрофические трансформации. Так, исследователям, взявшим на себя труд написания истории адыгской элиты, ничего не придется домысливать – ведь финальные главы этой драмы уже «проговорены» здесь устами сотен свидетелей...

Выход в свет сборника «Политические репрессии черкесов на Северном Кавказе (1918-1940-е гг.)» знаменует собой очередной, но очень важный этап на пути восстановления истины. Путь от беспамятства к истинному знанию нигде и никогда не был легким. Но этот путь должен быть пройден.

Вестник науки АРИГИ №18 (42) с. 166-168.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 12-04-2019, 12:30. Просмотров: 632
Другие новости по теме:
Парламент Карачаево-Черкесии предлагает карать за отрицание политических ре ...
В Нальчике прошла акция памяти жертв депортации балкарцев
В День памяти жертв политических репрессий «ЯБЛОКО» в Краснодаре проведет м ...
В КЧР отмечают День памяти - 66-ю годовщину депортации в Среднюю Азию
Правозащитники КБР считают кощунством установку бюста кровожадному тирану С ...