Архив сайта
Май 2019 (7)
Апрель 2019 (17)
Март 2019 (15)
Февраль 2019 (24)
Январь 2019 (25)
Декабрь 2018 (20)
Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация: Исследование посвящено этимологии этнонима «хатт» / «хьат». В статье вне зависимости от их состоятельности подвергнуты критическому анализу ранее выдвинутые двумя авторами гипотезы о его происхождении. Автором дается новая трактовка, которая так же, как и предыдущие, основана на анализе, проведенном на базе адыгских (черкесских) языков.

Ключевые слова: хеттский, хаттский, западнокавказская ветвь северокавказской семьи, сино-кавказская макросемья, придыхание (аспирация), земледельческое, скотоводческое, атхэ, адыгэ, теоним, Бог, божества, аккадские клинописные тексты.


Aslan Shazzo


A new approach to the etymology of the ancient name “Khutt”

Abstract: The study is devoted to the etymology of the ethnonym «Khutt», «Khat». Two authors’ hypotheses about their origin which were put forward previously are subjected to critical analysis regardless of their solvency or insolvency. The author gives a new interpretation, which, like the previous ones, is based on the analysis conducted on the basis of the Adyghe (Circassian) languages.

Keywords: Hett, Hatt, West Caucasian branch of the North Caucasian family, Sino-Caucasian macro-family, inhalation (aspiration), agricultural, cattle breeding, Atkhe, Adyghe, teonym, God, deities, Akkadian cuneiform texts.


Аслан Шаззо: Новый подход к этимологии древнего имени «хатт»





























По данным польского лингвиста Яна Брауна, известные науке тексты хеттских царей, найденные на территории современной Турции, писались на восьми разных древневосточных языках. «Четыре из них (хеттский, лувийский, палайский и арийский), – поясняет он, – принадлежат к индоевропейской языковой семье, два (хаттский и хурритский) к кавказской, один (аккадский) к семитской и один (шумерский) не является пока еще до конца определенным с генетической точки зрения» [1: 352].

И прежде чем приступить к этимологии этнонима «хатт» (хьат) следует разобраться, какой народ носил это имя, и какие народы являются его потомками сегодня. У исследователей на этот счет существуют довольно значительные разночтения, из которых вычленяются две основные едва ли не противоположные точки зрения.

Первая принадлежит процитированному выше Брауну, который считал, что хаттский язык «…на всех плоскостях своей структуры – фонологической, морфологической, синтаксической и лексической… обнаруживает явное сходство с материалом северо-западной группы исконных кавказских языков» [1: 352]. Российский же ученый Алексей Касьян стоит на том, что «что хаттский не принадлежит к западнокавказской ветви северокавказской семьи, а, видимо, является отдельным кластером сино-кавказской макросемьи» [2: 8]. И если это так, то убедительно сделанная этимология этнонима «хатт» (хьат) могла бы послужить одним из прояснений того, какая позиция наиболее предпочтительна.

Основанием для того, чтобы делать этимологию этнонима «хатт» (хьат) даже не на базе абхазо-адыгских языков, а лишь адыгских (черкесских) может служить одно только существование субэтнического названия «хатукайцы». При этом сюда же можно присовокупить и тот факт, что у адыгов немало фамилий с компонентом «хьат» / «хьад»: Хатукай, (Хьатикъуай), Хатит (Хьатит), Хатко (Хьаткъо), Хатуов (Хьатыу), Гадагатль (ХьадэгъалI) и т.д. Есть фамилии, перешедшие в названия аулов: Хатукай (от Хьаткъо, Хьатикъуай), Хатажукай (от Хатужук – Хьат-тыгъужъ-ыкъу) Гатлукай (от Гатлук – Хьат-лIакъо-ай), Пчегатлукай (от Пчегатлук – Пщы-хьат-лIакъо-ай) и т.д.

Археолог Нурбий Ловпаче, этимологизируя этноним «хатт» (хьат) на базе адыгских языков, предложил видеть в компоненте хьа- / хьэ- значение «ячмень» (хьэ). Во втором компоненте, т.е. в удвоенном -тт, он распознает адыгский абруптив [тI]. Вместе же, по его мнению, этноним «хатт» означает «копатель ячменя», в более широком смысле «злакокопатель», а еще более – «земледелец». И эта этимология, кстати сказать, стала одним из факторов, убедившим его в том, что хатты – земледельческое племя [3: 20, 21].

Однако такая трактовка может иметь возражения. Во-первых, злак, в частности, ячмень не копают. Его сеют, выращивают, жнут и т.д. Во-вторых, в компоненте, зафиксированном с помощью удвоенного -т, не обязательно видеть абруптив [тI]. Не менее убедительной может быть допущение о том, что оно, означает -т с придыханием [тh], звук, обнаруживаемый, например, в древнейших греческих теонимах: Theos [theos], Athina [athina] (Афина) и т.д., египетских: Pth [pth] (Птах), Sth [sth] (Сет) и т.д. Этот звук имеет параллель и в адыгских языках в виде звукосочетания [тхь], например, приведенное выше греческое Theos [theos] сопоставимо с адыгским Тхьэ (Бог) [4: 112-117]. То есть вполне возможно, что адыгское [тхь] восходит к звуку [тh], общему для многих древнейших анатолийских языков или языков, плотно контактировавших с ними.

Но удвоенный знак т [t] встречается не только в этнонимах «хатт» или «хетт». Например, такое наблюдается в хеттском слове «отец», которое латиницей передается в виде: аttаš. Это слово родственно готскому варианту слова отец – atta [5: 170], латинскому – pater, итальянскому и испанскому – padre, немецкому – vater, английскому father [6]и т.д. Из приведенных примеров мы видим, что сдвоенное [t] может в разных современных языках дать, как чередование t / d, так и похожий на искомый нами звук, изображаемый графически в виде «th». Сейчас это сочетание букв в слове «father» произносится как [ð], но несколько раньше, видимо, – как [th]. Одним из доказательств тому может послужить, например, факт, что в английском языке в древнем имени Thomas (Томас) данная пара букв означает звук [th].

Этимологию этнонима «хатт» (хьат) на базе адыгских языков предложил в свое время и автор этих строк. [7] Она была построена на предположении, что компонент хьа- / хьэ- может означать человек. Такое его значение обнаруживается, например, в словах «хьакIэ» – гость, «хьадэ» – покойник, «хьащпэкъ» – навес, пристроенный к дому. И действительно слово «хьакIэ» / «хьащIэ» на адыгской базе легко делится на два компонента хьа-, -кIэ / -щIэ. Если второй компонент -кIэ / -щIэ можно толковать лишь в значении новый, то слово «хьакIэ» / «хьащIэ» (гость) в целом требует понимать себя как «человек новый». Согласуется это значение и с другими схожими компонентами слов типа «хьакIэ», например, «хьадэ» – покойник, где хьа- – человек, -дэ – (ды-ин – затвердеть) человек закоченевший; «хьащпэкъ» – навес, пристроенный к дому, где компонент хьа- – человек, а компонент -щ- в хьащ- – помещение, место для него.

Компонент «т» в слове «хьат» автор статьи сопоставил с конечным т / д в адыгских названиях народов – реальных и легендарных: хьат, нарт, чынт, синд, джурт и т.д., а также в фамилиях: Хьатит, Хъут, Хъот, КIырмыт, Бат, Сэт и т.д. То есть, сделан вывод, что слово «хатт» / «хьат» означало «человек, принадлежащий к конкретному людскому сообществу» [7].

При этом в данные рассуждения не вошло то обстоятельство, что значение «человек» прослеживается и в компоненте ха- в словах типа «хатэ» – огород, «хасэ» – собрание, «хабзэ» – закон, «хапIэ» – усадьба т.д. Наиболее четко значение «человек» просматривается в слове этого ряда – «хапIэ», в котором компонент -пIэ прозрачен, он означает место, и для того, чтобы получить значение «усадьба» (а усадьбы, согласимся, бывают лишь у людей), компонент ха- нужно понимать лишь как «человек». Впрочем, о вариантах компонента ха- (при том, что существует и компонент хэ-, например, слова «хэку», «хэгъэгу») со значением «человек» говорится в другой статье автора этих строк [8: 28-31].

Тем не менее, вносит сомнение в данные рассуждения то, что варианты компонента хьа- / ха- / хэ- в языке современных адыгов не слишком многочисленны, тогда как их значение (человек) для языка очень велико. Исходя из этого, возникает вопрос, почему они выглядят несколько законсервированными. Кроме всего прочего, настораживает и тот факт, что рассматриваемые варианты компонента, кажется, не обнаруживаются в ограниченном списке хаттских слов, правда, записанных хеттскими писчиками, списке, который дешифрован лишь частично, к тому же не слишком надежно. Словом, по-хаттски человек будет zari / zare [2: 30, 27]. Не находят параллелей в хаттском языке и слова со значением Бог из древнегреческого: Theos [theos], Athina [athina] (Афина) и т.д., из древнеегипетского: Pth [pth] (Птах), Sth [sth] (Сет) [4: 112-117] и т.д., которые, напомним, имеют общеадыгский аналог Тхьэ. В хаттском языке Бог – š(a)haf, божества – fašhaf [2: 45]. То есть, если исключить хаттский язык, то нужно искать другой, который бы обнаруживал «явное сходство с материалом северо-западной группы исконных кавказских языков» [1: 352].

В связи с этим обратимся к истории завоевания Уар-Хату трона в Аккадском царстве. По данным Нурбия Ловпаче, который ссылается на множество источников, в том числе на древнейшие аккадские клинописные тексты, поход состоялся около 5750 лет назад. Начинался он на Северо-Западном Кавказе, проходил по северу Черноморского побережья, «через Фракию», затем – Дарданеллы, «мимо Иордании, Сирии» [3: 20, 21]. В походе участвовали три народа «хатти» или «хатууны», «атхэ» (атхи), а также «уары» (по имени Уар-Хату), в которых автор видит праиндоевропейцев. С предками адыгов Ловпаче отождествляет «атхов» (как и их название с самоназванием адыгов), что, видимо, верно. Имеет расхождение с действительностью, на наш взгляд, произведенная им этимология этнонимов «атхэ» и «адыгэ», которые он, привлекая к своим рассуждениям и теоним Тхьэ (Бог), возводит их к слову «тыгъэ» – солнце, на основе чего приходит к заключению, что атхи – солнцепоклонники. Впрочем, соотношениям слов «атхэ», «адыгэ», «Тхьэ», «тыгъэ» и некоторых других необходимо посвятить отдельное исследование.

Сейчас же, возвращаясь к этнониму «хатт» / «хьат», скажем, что Касьян предположительно рассматривает термин hatti в качестве самоназвания хаттов, «…так как хетты называли этот язык hattili ‘по-хаттски’» [2: 16]. То есть можно допустить и обратное, что «хатт» / «хьат» не самоназвание, что оно образовано от названия другого народа, например, народа, на который следует ориентироваться, как это было у хеттов, чье название восходит к этнониму «хатт». Такое могло произойти с пришлым народом, менее приспособленным к новым условиям, менее успешным, язык которого под влиянием местного стал гибридным, то есть по определению Касьяна принадлежащим к сино-кавказской макросемье [2: 8].

И действительно этнонимы «атхэ» и «hatti» имеют определенное сходство. Первыми из звуков, пригодными для сопоставления, на наш взгляд, должны стать те из них, что обозначены буквосочетанием [тх] и удвоенным [t]. Как об этом сказано выше, знаками «tt» хеттологи изображают звук [th] – то есть «т» с придыханием. Но и буквосочетание [тх], если его изобразить с помощью латинского шрифта [th], что было бы правильней, приобретает сходные черты со звуком [th]. Ведь и в препозиции этнонима «хатт» фигурирует не русский звук [х], а, скорее, английский [h], на что указывает и адыгский звук [хь] в варианте «хьат». То есть можно сделать вывод, что «атхэ» звучало приблизительно как [атhэ].

Первый же звук в слове «hatti», определенный нами как [h], близкий к придыханию в звуке [th], вероятно, возник в результате озвучивания так называемого ноля звука [9: 36-39] в этнониме «атхэ». Такое становится возможным, если признать Ловпаче правым в целом: в родственности между этнонимами «атхэ» и «адыгэ», а вслед за этим и того, что «ноль звука» присутствовал и в языке далеких предков адыгов – атхов. «Ноль звука» в настоящее время наблюдается, например, в самоназвании «адыгэ», которое под влиянием знания русского языка, где данное явление отсутствует, стало произноситься некоторыми из современных адыгов как «Iадыгэ». Замена «ноля звука» на звук [I] в языке адыгов в настоящее время произошла потому, что этот звук характерен (например, для слов, начинающихся на «а») для русского языка, доминирующего над адыгскими. В прахаттском, на который оказывал давление атхский, оказался гармоничным в такой же ситуации, видимо, звук, похожий на [h].

А если рассуждения, изложенные выше, признать верными, то получится, что два рассмотренных нами этнонима когда-то звучали практически одинаково: «hath» и «ath». То есть, возможно, многие современники хаттами называли и атхов. Неслучайно, видимо, и Зачерий Брантов, пересказывая историю похода «в земли арабов» почти так, как это изложено аккадскими клинописными текстами, называет народы, совершившие его, общим именем адыгэ [10: 25]. Если по версии, изложенной Брантовым, потомки участников завоевания Аккада, в конечном счете, вернулись на Северо-Западный Кавказ, то в клинописных текстах, естественно, говорится лишь о том, что пришлые народы покинули чужое им царство. То есть, возможно, что часть из них действительно вернулась на прежнее место проживания, другая переселилась на центральную территорию современной Турции. Отсюда и то, что позже, спустя около тысячелетия, находящиеся в Малой Азии родственные (а возможно, лишь близкие друг другу) народы именовались общим именем «хатты». При этом только значительным присутствием в регионе Хаттского царства предков адыгов можно объяснить тот факт, что их язык тесно взаимодействовал с соседними языками, чему подтверждением являются перечисленные выше параллели адыгскому теониму Тхьэ.

Что касается вариантов компонента хьа- / ха- / хэ с недвусмысленным значением «человек», то они, видимо, являются еще одним свидетельством национальной неоднородности народа, называемого сейчас хаттским. Приходится думать, например, таким образом: некий из хаттских народов на каком-то этапе расчленил свое национальное название на компоненты хьа- и -т. Поскольку «т» / «th» он воспринимал в значении «род» (народ), то хьа-, подключив логику, вычислил как человек, что в целом давало – человек, принадлежащий к человеческому же роду. Затем отчлененное хьа- / ха- / хэ со значением «человек» было использовано уже атхами для словообразования: хаттский компонент + атхский. Так, как в настоящее время возникло, скажем, слово «свежабз» – наисвежайший (продукт), в которое входит три компонента: один из русского языка – свеж-, два других -а- и -бз из адыгейского.

Таким образом, этимология древнего этнонима «хатт» / «хьат» приводит нас к выводу о том, что древние хатты не являются прямыми предками адыгов, у них был гибридный язык, который, вслед за Касьяном, можно назвать сино-кавказским.

Также необходимо признать наиболее вероятным предположение о том, что этноним «хатт» / «хьат» образовался от более древнего наименования «атхэ». Следовательно, ставится под сомнение и суждение о том, что народ «атхэ» был скотоводческим, а значит, более отсталым по сравнению с земледельческим – хаттским. Исследование показало, что, скорее, следует говорить об обратном: если хатты действительно переняли имя, то, очевидно, народ «атхэ» доминировал, и хатты подобное проделали также с образом жизни этого народа.

Не выявленным в рамках данной статьи остается значение этнонима «атхэ».

Литература:

1. Браун Я. Хаттский и абхазо-адыгский языки // Нартский эпос и кавказское языкознание. – Майкоп, 1994. – С. 352.
2. Касьян А.С. Клинописные языки Анатолии (хаттский, хуррито-урартские, анатолийские): проблемы этимологии и грамматики. – М., 2015.
3. Ловпаче Н.Г. Этническая история Западной Черкесии. – Майкоп, 1997.
4. Ахохова Е.А. Природа теонима «Тха» («Бог»): базовые гипотезы // Мир культуры адыгов. – Майкоп, 2002.
5. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. – Т. 3. – М. 1987. – С. 170
6. Русский Викисловарь. Father. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://ru.wiktionary.org/wiki/father , дата обращения 18. 01. 2019 г.
7. Аслан Шаззо: Этимология черкесского слова «Бог» восходит к эпохе матриархата [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.natpressru.info/index.php?newsid=7592 , дата обращения 01. 02. 2019 г.
8. Шаззо А.М. К схожести адыгской фамилии Едыдж и исторического имени Едигей // Вестник науки АРИГИ №16 (40). – Майкоп, 2018.
9. Шаззо А.М. Термин хасэ: от древних хаттов к современным адыгам // Вестник науки АРИГИ №15 (39). – Майкоп, 2018.
10. Брантов З-Х. Абадзехский сказ. – Майкоп, 2014.

Вестник науки АРИГИ №18 (42) с. 32-36.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 23-04-2019, 20:18. Просмотров: 324
Другие новости по теме:
Аслан Шаззо: Этимология черкесского слова «Бог» восходит к эпохе матриархат ...
Аслан Шаззо: Термин хасэ: от древних хаттов к современным адыгам
К этимологии адыгской фамилии «Хашир», «Хаширов»
Аслан Шаззо: Этимология слова «Тхьэ», – семантические и фонетические паралл ...
Аслан Шаззо: Этимология нартского имени «Шэбатыныкъо» в свете некоторых аба ...