Архив сайта
Октябрь 2019 (17)
Сентябрь 2019 (30)
Август 2019 (33)
Июль 2019 (30)
Июнь 2019 (17)
Май 2019 (16)
Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация: Рассматривается мотив противостояния эпических героев эпоса с представителем мирового хаоса Пако, покровителем атмосферных явлений. Показано, что это божество является воплощением грозных, враждебных по отношению к человеку сил. Отмечается, что мотив «возвращения огня», «света», «воды / дождя» отражает не только борьбу за упорядочение космоса, но и процесс смены приоритетов в пантеоне адыгских божеств. Установлено, что восстановление нартским героем мирового порядка, разрушенного хаосом, является традиционным в адыгском миропонимании.

Ключевые слова: мифология, нартский эпос, Пако, бгэж, Насрэн-Жач, Ошхамаф, Пэтэрэз, Орзэмэс.


Эпический герой и восстановление космического порядка в адыгском нартском эпосе, - А. Куек





























В адыгской мифологии традиционно прослеживается борьба героя с силами хаоса за восстановление космического порядка. Грозный покровитель атмосферных явлений Пако, воплощение сил зла, и Тлегуц-Жач (Лъэгуц-ЖакI), претендующий на обладание космическим Центром мира, – своеобразный дуплет – дракона (благо благъо) и великана Емынэжа (иныж иныжъ). Все они – драконы, великаны, железноклювые орлы и др. в адыгском мифоэпическом сознании являются представителями хаоса. Для примера рассмотрим борьбу нартских героев с Пако за восстановление космического порядка: возвращение огня, тепла или влаги в виде дождя. Учитывая, что сакральный символ нартского изобилия – котел (лэгуп лэгъуп) становится своеобразной ареной противостояния героя с силами хаоса, более подробно остановимся на сказаниях, где упоминается этот котел нартов.

Имя эпического покровителя атмосферных явлений Пако (ПакIо – преграждающий путь, где пэ – перед, кIон – идти) говорит само за себя: во всех сказаниях, где фигурирует его образ, он всегда выступает злым, коварным и жестоким божеством. В этом его принципиальное отличие от всех божеств и покровителей адыгского пантеона. Отношение нартов к нему выражается тем, что его часто называют «богоподобным с козлиной бородой», «трусливым», «грозным», «могучим», «злым», «кровожадным».

В адыгской фольклористике отдельные исследователи, например, А. Шортанов, отмечают, что «…четко организованного противопоставления добра и зла в лице богов в адыгской мифологии мы не находим… адыгский пантеон – это, в основном, пантеон хтонических божеств – демиургов» [1: 180]. Однако мифологическое сознание амбивалентно. «И в зле есть добро» (Еми шIу хэлъ), «Ничего не бывает на свете просто так – ни доброе, ни худое» (Зи хьаолыеу щыхъурэп дунаим – шIуи, бзаджи), – утверждается в адыгских поговорках. Адыги не могли не учитывать то, что без добра нет зла, без зла нет добра. И главная мысль мудрости народа заключается в том, что в мире, где противоположности всегда рядом: добро и зло, тьма и свет, белые и черные джины (джынэф, джынапцIэ), зло, как и добро, имеет своего покровителя. В данном случае это забытое божество погоды Пако, который раньше в адыгском пантеоне, возможно, был одним из самых влиятельных и грозных божеств. Ведь в его подчинении семь тхэ (бог), железноклювые орлы с огромным предводителем – Бгэж-Ябг (Бгъэжъ-Ябг – грозный орел), а также громовержец Шыблэ, тучи и природные стихии в виде ветра и дождя, что свидетельствует о его высоком статусе в иерархии богов и покровителей.

Несомненно, Пако боялись, почитали, делали ему подношения, но со временем он начал утрачивать свое влияние, нарты меньше его почитали. И именно «…утрата былого могущества, власти над миром, причиной которой послужила смена приоритетов мифологического сознания, появление на адыгском языческом Олимпе новых богов…» являлись причиной его гнева [2: 20-21]. Пако прилетел на своем огромном орле и унес огонь нартов, напустил на них холод. Изменения погоды после похищения огня у нартов сопровождается гротескным описанием: «Как молодую ветку сгибал ураган вековые дубы, до неба поднимал морские волны, до основания разрушал дома…» [3: Т. 4, 154]. Вернуть огонь нарты попросили своего предводителя Насрэн-Бороду (Насрэн-ЖакI). Он должен был отправиться на гору Ошхамаф (Iошъхьэмаф – Эльбрус), где с другими космогоническими богами жил и Пако. Насрэн выполнил просьбу нартов, явился к Пако и сказал ему: «Или верни наш огонь или уходи с Ошхамафа!». Пако гневно ответил:

«…Маленькие людишки, вы вышли из веры,
Моей божественной персоне оказывается большое неуважение.
Из того, что выращиваете, не выделяете моей доли,
Накрывая стол, не откладываете для меня кушанья,
В конце года не произносите хох (хъохъу – заздравный тост) в мою честь,
Открывая бочку с хмельным, не отливаете мою часть...
С охоты возвращаясь – не делитесь,
Вместе с вами я не пью и не кушаю в ваших застольях,
Мое жилище, Ошхамаф, хотите сделать тропою,
Я слышал от вас, нартов, не раз,
За все это расплачиваетесь вы, нарты сейчас…» [3: Т. 4, 94, 154].

Пако приковывает нартского предводителя к горе, и Бгэж-Ябг начинает терзать его грудь и печень. Пако часто налетал на нартов, грабил их и уносил многих из них, чтобы отдать на съедение своему огромному, как туча, орлу, который был предводителем войска из множества железноклювых орлов.

В греческом мифе о Прометее Медея приготовила для своего возлюбленного чудодейственное лекарство из сока растения, которое произрастало на месте, орошаемом кровью истязаемого Прометея. Оно известно под названием «бальзам Прометея» [4: 77-81]. Всякий, кто натирался этим бальзамом, становился бессмертным, а тело его – неуязвимым. Если на горе, к которой был прикован Прометей, произрастало растение бессмертия, то во владениях Пако на горе Ошхамаф, где находился Насрэн-Жач, имелось озеро, в котором вода обладала такими же целебными свойствами. И то, что Пако не допускал в свои владения никого, показывает то, как высоко он ценил свое чудесное озеро. А помогали ему, кроме орлов, вечно голодная, страшная, черная людоедка, старуха Псэхэх (букв. вынимающая душу), благо (благъо – дракон) и всепобеждающий борец.

Как свидетельствует нартское сказание «Как Пэтэрэз освободил прикованного к высокой горе Насрэн-Жача», нарты, почитавшие своего предводителя, не раз пытались спасти его. Но многие из них погибли, остальные вернулись ни с чем. Лишь отважный Пэтэрэз сумел подняться на Ошхамаф, победить всех помощников Пако, убить Бгэж-Ябга, отрезать его крылья и принести нартам, что стало символическим актом победы. Так был возвращен огонь нартов и освобожден Насрэн-Жач.

А Пако покинул священную гору Ошхамаф и спасся тем, что скрылся в своем доме на небесах, куда кроме него никто не мог добраться. Он все еще оставался грозным и коварным божеством, также имел в подчинении Громовержца, «семь богов» и продолжал мстить нартам. Орзэмэс, герой другого эпического повествования, называющегося «Как Орзэмэс спас нартов от голода», возмущен тем, что нарты выплачивают дань Пако. Больше всего нарта поразило одна бедная женщина, которая, оставив голодными своих маленьких детей, понесла дань Пако. Плачущие дети следовали за ней и кричали: «Мы голодны, дай нам чуть-чуть!». Но женщина молча шла туда, куда направлялись все нарты. Орзэмэс решается убить злого Пако и освободить нартов от непосильных подношений.

«Орзэмэс отправился к злому богу и крикнул:

– Ей, козлобородый Пако, кого люди считают богоподобным, если в тебе есть мужество, выходи!

Услышав это, Пако притворился больным и велел сообщить об этом нарту. Но Орзэмэс проник в его дом и приветствовал хозяина:

– Пако, пусть будет счастливым твой день!

– Да будет дорога твоя несчастливой! – ответил Пако.

Услышав это, Орзэмэс потянулся к своему разящему мечу, чтобы отрубить голову Пако, но тот вскочил и убежал. Нарт погнался за ним. Убедившись в том, что на земле ему не будет покоя, Пако построил на небе дом из паутины и переселился в него. После этого он навлек на людей еще большие беды. Орзэмэс вновь отправился на его поиски, а найдя злого бога на небе, бесшумно проник к нему в дом.

– Пусть твой день будет счастливым, Пако, – приветствовал он хозяина.

– Да будет дорога твоя неблагополучной! Ты не давал мне покоя на земле, и на небе теперь не даешь жизни! – испугавшись, сказал Пако.

– Не проклинай меня, Пако, я пришел рассказать тебе о людских бедах, – сказал Орзэмэс.

– Что же такого случилось на земле нартов? – будто ни о чем не зная, спросил злой бог.

– Говорят, оттого, что нарты перестали тебе нести дань, ты рассердился и забрал силу их земли. Просо больше не растет, скот больше не прибавляется, женщины перестали рожать. Голод погубит нартов. В случившемся они обвиняют меня.

– Ты, – сказал Пако, – именно ты возвращал людей, которые несли мне дань! Преследуешь меня, не дал жизни на земле, и вот теперь добрался сюда.

– Меня привело несчастье. Нарты меня прислали, чтобы я поговорил с тобой. У них нет даже воды, чтоб утолить жажду!

– И дальше на лучшее не надейтесь. Будешь знать, как соперничать с Пако!

– Если я ошибся, прости, из-за меня не губи всех нартов. Вот, посмотри на землю, видишь, как они смотрят с надеждой вверх. И стар, и млад, и женщины, и дети просят тебя пустить на землю дождь, дать вновь расти просу.

Что бы ни говорил Орзэмэс, Пако даже не пошевелился…» [3: Т. 1, 109-113].

Орзэмэс в сказании «Котел нартов» также намеревается убить Пако. «Нарты были народом большой силы, они никогда не боялись врагов. Но после встречи с жадным и коварным Пако, они стали страшиться его, как овцы волка, – повествует сказание. – Нарты унижались перед «князем богов» (пщытхьэ: пщы – князь, тхьэ – бог, А.К.) Пако, преклонялись перед ним, преподносили ему самое лучшее, что у них было, со словами:

– Живи для нас, пщытхэ Пако…

Однажды, когда, согнувшись под тяжелой ношей, нарты несли дань Пако, раздался голос, подобный весеннему грому:

– Отважные нарты! Слишком много дани вы отнесли трусливому козлинобородому Пако! Сильные нарты должны быть свободными!

Те, кто несли дань, после окрика, не понимая, что случилось, застыли в страхе. Нарты оглянулись и увидели: кричал храбрейший из храбрых молодой нарт Орзэмэс. Они подумали, что за такие слова Пако на том же месте поразит нарта громом. Но ничего подобного не случилось, жадный и коварный Пако был очень труслив. Однако ни один нарт не послушался Орзэмэса, настолько страх был велик. И Пако продолжал принимать от нартов лучшие.

Нарты поставили в круг огромный котел, из которого кормился весь нартский род. Котел был настолько огромен, что его поместили между двух гор и вкопали в землю. Они сорвали с горы большие куски льда и кинули в котел. Среди нартов возник спор: сможет ли кто-нибудь из них расплавить лед без огня. Но никто не сумел, и пристыженные нарты опустили головы.

– Это сможет лишь всемогущий Пако, – сказали они.

Тут Орзэмэс, войдя походкой льва в круг нартов, подошел к котлу. Посмотрев вверх, на небо, куда никто не смел обращать свой взор, он взметнул вверх свой тяжелый меч.

– Послушайте, отважные нарты! – крикнул Орзэмэс. – Я сегодня был на охоте и убил семь помощников козлинобородого Пако, семь богов Шыблэ и гремучего Уашхо…

Как только Орзэмэс проговорил слова, которые до сих пор ни кем не произносились, небо потемнело, и лед в котле растаял. Еще выше поднял меч Орзэмэс, еще сильнее крикнул:

– Ей, кровопийца, злой Пако! Я сегодня убил в долине гор семь богов, охранявших леса и воды...

Тучи закрыли небо, пар, кружась, начал подниматься над котлом. Испуганные нарты услышали, как Орзэмэс вновь грозно крикнул Пако:

– Я и тебя убью, Пако! Слышишь, пщытхэ, злой трус!

Тут из котла начал во все стороны выплескиваться кипяток. Шыблэ, ярко блеснув, разогнал черные тучи, покрывавшие небо...

Но затем в страну нартов пришла беда. Перестали идти дожди, горячие лучи солнца иссушали землю, с деревьев посыпалась листва, в мире исчез зеленый цвет. Скот и звери умирали, женщины перестали рожать. Глубокие колодцы с холодной водой иссушились. Нарты с большими подношениями отправились к разгневанному Пако, повсюду слышались только мольбы:

– Пожалей нас, наш великий пщы, наш тхэ Пако…

Но люди не находили даже того, кому хотели отдать дань. Нарты потеряли след пщытхэ на земле. Испугавшись гнева Орзэмэса, пщытхэ Пако переселился на небо. Он не намеревался больше возвращаться на землю, но мучить людей за непослушание продолжал. Нарты, не находя выхода из создавшегося положения, обступили Орзэмэса.

– Наши несчастья начались с тебя, Орзэмэс! – сказали они ему. – На весь мир ты навлек беду, ты виноват и заслуживаешь смерти!

И раздался в ответ грозный голос Орзэмэса:

– Смерть не страшна нарту! Но сначала я убью козлинобородого и освобожу нартский род…

Тогда нарты зарядили свою огромную пушку. Орзэмэс залез в нее. От выстрела содрогнулись огромные горы, и нартский витязь, размахивая руками, прилетел к большому стеклянному дому Пако, находившемуся на небе.

– Когда тебя не стало на земле, она стала для меня скучной, – обращаясь к козлинобородому тхэ, сказал Орзэмэс. – Посмотри вниз, видишь иссушенную, обезвоженную землю? Видишь голые деревья без листьев, выжженные солнцем травы? Не рожают более и исхудавшие женщины. Посмотри, наш бог...

Пако испуганно выглянул из окна большого стеклянного дома. Тут Орзэмэс отсек его голову своим мечом. И начал на иссушенную землю литься дождь, смешанный с кровью. Восстановившиеся леса и кустарники омыла роса. Мир вновь стал цветущим, земля обрела свою прежнюю плодородность. Несчастье покинуло людей. Закипела вновь жизнь.

Вкопанный в землю между двумя горами остывший котел нартов в тот же день вновь закипел без огня. Прошли дни, года, столетия, но, напоминая людям, живущим на земле, о победе нартского юноши Орзэмэса над Пако, котел продолжал кипеть и бурлить. Позже от своей тяжести он вошел в землю, и его скрыла зелень цветущей земли. Но котел нартов и теперь выбрасывает из расщелин брызги горячей воды. Люди такие места бережно обложили камнями и назвали «целебными источниками» [3: Т. 7, 121-124].

В предании ясно прослеживается наличие у Пако атрибутов божества погоды, способного влиять на атмосферные явления. Вот почему от слов Орзэмэса небо потемнело, тучи его закрыли, лед в котле растаял и закипел, а Шыблэ ярко засверкал (шыблэ – гром, а в целом картина отражает характерный мотив смешения грома и молнии – А.К.). Эпические герои Пэтэрэз или Орзэмэс побеждают Пако, что ведет к восстановлению мирового порядка. Возвращение огня, влаги (после победы над Бгэж-Ябг и Пако на иссушенную землю семь дней шел оживляющий дождь) и предводителя нартов Насрэн-Жача иллюстрирует один из мотивов мировой мифологии – борьбу героя за восстановление космического порядка, нарушенного силами хаоса. «Орел выступает в данном эпическом сюжете символом и атрибутом божества Пако и одновременно воплощением грозного, враждебного по отношению к человеку «верха», гор, «неба», где сосредоточены хтонические разрушительные по отношению к человеку и его космосу тенденции… Мотив «возвращения огня», «света», «воды / дождя» отражает не только борьбу за упорядочение космоса, но и процесс смены мифологических приоритетов, выражающихся в смене божественных пантеонов (Пако-Тха)» [2: 23].

Литература:

1. Шортанов А.Т. Адыгская мифология. – Нальчик: Эльбрус, 1982. – 194 с.
2. Кудаева З.Ж. Мифопоэтическая модель адыгской словесной культуры. – Нальчик: Эльбрус, 2008. – 296 с.
3. Нартхэр. Адыгэ эпос: томибл хъурэ текст угъоигъэхэр зэфэзыхьысыжьыхи зэхэзгъэуцуагьэхэр, ублэпIэ очеркымрэ комментариехэмрэ зытхыгъэр А. ХьэдэгъалI. = Нарты. Адыгский эпос: в 7 т. / сост., вступ. ст. А.М. Гадагатля. – Майкоп, 1968. – Т. 1. – 319 с.; 1969. – Т. 2 – 343 с.; 1970. – Т. 3 – 354 с.; 1970. – Т. 4. – 309 с.; 1970. – Т. 5. – 336 с.; 1971. – Т. 6. – 329 с.; 1971. – Т. 7. – 418 с.
4. Федунов В.П. О прометеевских мотивах в адыгском героическом эпосе «Нартхэр» // Нартский эпос и кавказское языкознание: материалы VI Международного коллоквиума Европейского общества кавказологов, Республика Адыгея, 23-25 июня 1992 г. – Майкоп: Адыгея, 1994.

Вестник (ШIэныгъэгъуаз) АРИГИ №19 (43), стр. 38-43.
 (голосов: 2)
Опубликовал admin, 8-10-2019, 21:04. Просмотров: 199
Другие новости по теме:
Что Пэтэрэз сделал для нартов, - из адыгского эпоса
Великий и могучий русский язык: слово «творить»
Сказание «Съезд нартов» или «Лучший из лучших», – перевод А. Шаззо
А.С. Куек: Олицетворение света и Луны в нартских сказаниях
Как Бадыноко ввел в стране нартов новый обычай