Архив сайта
Январь 2020 (21)
Декабрь 2019 (31)
Ноябрь 2019 (30)
Октябрь 2019 (31)
Сентябрь 2019 (30)
Август 2019 (34)
Календарь
«    Январь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Наездница Анжелика Тохтамышева и коннезаводчик Ибрагим Яганов уже давно планировали совершить конное шествие по Нальчику с группой других наездников в День памяти адыгов. Но когда все уже было сделано и оставалось только утвердить состав участников в высших инстанциях, что-то пошло не так. «Что?! И женщина с вами? Исключено!»

Черкешенка-всадница и пятьдесят разгневанных мужчин





























– Я ведь с детства в седле, лошади. Это моя слабость, сколько себя помню. У деда был собственный конь, я постоянно вокруг него крутилась, кормила, а потом начала кататься: сначала по двору, а потом по всему селу.

– Дедушка не возмущался? «Ты же девочка» и все такое…

– Ну ведь не все же женщины обязаны быть в юбочке-косыночке и печь пирожки. Я не из этой породы, я скорее воин, меня с детства называли волчонком за крутой нрав. Да и деду такие вещи даже в голову не приходили, к счастью. Могла нацепить штаны и вперед. Не то, чтобы я отрицала женское, я горжусь тем, что я женщина, черкешенка, просто не каждая женщина – это «сиди скромно дома, потупив взор». Я не такая и притворяться не люблю. И друзья у меня такие же: не ждущие от меня каких-то стереотипных вещей, типа «женщина должна». При этом они чтут наши традиции, уважаемые люди. В их числе мой лучший друг – Ибрагим Яганов, коннозаводчик. Я уже много лет живу с супругом в Турции, мы там занимались лошадьми, но часто ездим и на родину в Кабардино-Балкарию. Так сошлись и с Ибрагимом, дружим семьями.

– Он ведь не только лошадьми занимается?

– Да, он и общественный деятель, ратует за сохранение адыгской культуры, а во все памятные для адыгов даты предоставляет своих скакунов лучшим наездникам для торжественных шествий, сам в них участвует. Ибрагим занимается разведением лошадей кабардинской породы. Это одна из самых выносливых пород, соответственно и переходы планируются сложные. Поэтому для такой лошади нужен достойный наездник. В числе лучших наездников оказалась и я.

– Не смущало его «вот, женщина, одна среди мужчин, как это будет…»?

– Ибрагиму и в голову не приходило как-то отфильтровывать участников по признаку пола. Владеешь мастерством? Вперед! Шествие было приурочено ко Дню памяти адыгов, погибших в Кавказской войне. Мы связались с дизайнером в Турции, чтобы подготовить специальный костюм для меня. Я не хотела ехать «в образе вдовы», я знаю, что в те непростые времена женщины тоже брались за оружие и сражались бок о бок со своими отцами и братьями. И мне этот образ был ближе.

– Там у вас что-то с костюмом не заладилось, помню…

– Да, дизайнер несколько «перестарался» в поисках оригинального решения. Он там наворотил какую-то модную амазонку. Однако времени было мало, и дизайнер тоже поторопился, выставил мое фото в этом костюме, сделал какой-то анонс, раструбил о предстоящих планах. Мол, наша гражданка едет на родину предков представлять женщин своего народа и т.д. Он рекламировал свою работу, а…

– …А резонанс оказался серьезный и совсем не тот, какого ожидали.

– Да! И вот этот пост увидели некоторые товарищи, которым не понравилась затея сама по себе и я в частности. Среди них были и те, кто считается «корифеем» в адыгских вопросах. Начался шум, якобы, я возмутительные проекты замышляю, рекламирую себя под предлогом «адыгской темы» и чуть ли не в одиночку планирую проехаться по центру столицы республики в бесстыжих белых штанах. На самом деле все было на стадии обсуждений: и мой внешний вид, и в каком составе мы будем ехать. Но уже как общественности все преподнесли, так и преподнесли. Доложили обо мне и куратору шествия.

– Он с вами лично беседовал?

– И с Ибрагимом, и со мной. Такое выдал мне! Цитирую: «Какое ты имеешь право находиться среди нас, мужчин?! Баба, что ты здесь делаешь вообще? Знай свое место. Не было никогда такого в нашей истории и не будет». А потом и вовсе «послал». Кстати, хотелось бы напомнить «знатокам нашей истории», что лошадь-то нашу приручила именно женщина! И было с незапамятных времен много женщин, вошедших в историю не только как «скромная жена и мать». Те же Сатаней, Лашин, а есть ведь и версия, что легендарные кавказские амазонки в действительности существовали и жили именно на наших землях. А теперь будто все забыли, что когда шли войны, и в семье не оставалось мужчин, женщина не сидела дома, грустно глядя в окошко, а бралась за оружие. Бывало облачалась в мужскую одежду, чтобы не было поблажек ей, и сражалась на равных. Если бы Ципинов был жив, он бы не дал всему этому безобразию происходить, быстро разъяснил бы, что к чему. (Аслан Ципинов – этнограф, доктор исторических наук, пропагандист кабардинских национальных обычаев и традиций. Погиб в результате покушения. Ответственность за убийство взяли на себя боевики террористической организации «Имарат Кавказ» – прим.ред.)

– Насколько я знаю, одними интернет-боями дело не закончилось.

– Эти господа собрались толпой в 50 человек и открыли уже настоящую травлю, добрались даже до министров. К ним присоединились и религиозные фанатики, с одной лишь целью: напомнить мне о «моем месте». А место мое – быть родильным аппаратом и кухонным комбайном, как они решили.

Ибрагиму начали звонить из министерств, мол, делай что хочешь, но чтобы эта девка не появилась нигде, нам не нужны проблемы из-за нее. «Я-то лично не против, но ты же понимаешь, что эти радикалы могут устроить что угодно здесь, не стоит оно того», – говорили ему. Все это я слушала по громкой связи, Ибрагим мне дал послушать. Я была в шоке: неужели они попрут против женщины, вот эта толпа мужиков? И это мужчины? Которые даже не удосужились встретиться со мной лично и как-то обосновать свою позицию, донести свои мысли культурно.

– Прислушались бы?

– Если бы спокойно и трезво изложили свои мысли, то почему нет? Уважение вызывает уважение. А если брать наши традиции – у нас женщина всегда была в почете. Это сейчас какие-то непонятные вещи творятся, вечно это «молчи, женщина!», везде мерещится грех и позор. Ибрагим этим людям сказал: «Я не буду с вами спорить. Но давайте заглянем в нашу историю, вспомним великих женщин нашего прошлого и согласимся – если бы не они, вас бы в мире никто не признал. Не через черкешенок ли весь мир узнал о нашем народе? Не женщина ли могла остановить любое кровопролитие – настолько был высок ее статус?»

Нам начали предлагать компромиссное решение, мол, пусть наденет женское платье «как положено», не садится на коня, а идет рядом пешком – так мы согласны допустить ее к шествию. «Женщина на лошадь не сядет и точка!» Разумеется, мы отказались от такого варианта.

– А ваши коллеги-наездники сразу приняли вас в свои ряды?

– Если честно, не сразу. За несколько лет до этого планировался конный переход до Адыгеи, и Ибрагим меня тоже хотел брать в этот переход. Тогда многие мужчины в команде запаниковали: «Нам что, нянчиться с бабой?» На что Ибрагим сказал: «Скорее это вы будете плакать, а она еще будет полна сил. Мужчина – еще не означает, что он сильный априори. Все проверяются в деле: и мужчины, и женщины». Тогда, правда, не сложилось, я просто поздно приехала в КБР, но идею эту я не оставляю.

А вот участвовать в шествии по Нальчику у меня уже нет никакого желания. Я поняла, как много здесь лицемерия и бардака, когда начинается вторжение каких-то посторонних людей, которые умудряются даже указывать и угрожать официальным лицам. Да еще и из соседних республик тоже что-то «советуют», учат, как нам лучше свои национальные мероприятия проводить. А в Турции наши собратья – они были возмущены происходящим: «Как так можно относиться к женщине, к человеку?!» Мне очень горько осознавать, что наши люди превращаются в серую массу, не умеют и не хотят думать. Но мы же так потеряем себя, а если разучимся думать своей головой, за нас начнут думать другие.

– Ну, а эта «конная история» закончилась чем?

– А она еще не закончилась. Похожая история была с девушкой из Баксана, она тоже хотела участвовать в аналогичном конном переходе, и точно так же ее «завернули». Она быстро сдулась и со словами «я боюсь» отказалась от своей затеи. Хотя она профессионально занимается конным спортом, участвует в соревнованиях, берет призы, представляет республику достойно. Но как только заходит речь о каких-то «ритуальных шествиях» – начинается эта песня «с мужчинами-воинами женщине не место» и прочая чушь. Она была морально не готова участвовать в этих интернет-баталиях.

– Официально было какое-то внятное объяснение такому отказу?

– Никакого! Просто – «ты женщина и знай свое место», других причин не было. Наверное, мне надо было скрыть, что я женщина, нацепить усы и поехать так. Только смысл? Я ведь не на войне.

– Похоже-таки на войне… А почему не защитили ребята коллеги?

– Из моей группы было всего четыре человека, ну, и Ибрагим. Силы оказались не равны. Но мы пытались отбиться. В общем, эта эпопея еще не закончилась. Я все равно готовлюсь к большому конному переходу. Не исключаю, что и этой осенью. Посмотрим. Мы уже помышляем пойти дальше: собрать женскую команду наездниц. Приглашу и из Абхазии подругу: она, кстати, участвовала в абхазской войне. (Удивительно: когда реальная война – уже никто не напоминает женщине о ее месте, она идет и воюет на равных с мужчинами, вам не кажется это странным?) И даже дочь моего супруга готова принять участие в этом «женском конном переходе».

– Если снова начнется атака оскорбленных мужчин – попробуете бросить платок?

– Боюсь, платок не поможет. Увы, про некоторые обычаи наши мужчины предпочитают не вспоминать. Вы знаете, я ведь не мужененавистница какая, не воюю ни с кем. Но я не выношу глупость и несправедливость, вот с этим я буду воевать всегда. И сильным назову лишь того мужчину, который не унижается до разборок с женщиной на тему «кто тут главный». Мужчина, который уверен в себе, который прекрасно помнит, что он мужчина, и никто его самооценке не угрожает – вот истинный лидер, вот к кому можно прислушаться и за кем последовать.

Но выстраивать свой авторитет на том лишь основании, кто тут носит штаны – это смешно, это не возвышает, а наоборот: делает мужчин обмельчавшими, лишает их стремления к развитию. Я хочу видеть свой народ сильным, наших людей – яркими личностями. И женщин, и мужчин.

– Что ж, пожалуй, на этом и закончим. Как вас правильно представить?

– (усмехается) Княжна Тохтамышева. Род занятий: княжит. И кланяться точно не собирается никому.

Дана Алова. Фото из архива героини.

daptar.ru
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 22-10-2019, 22:20. Просмотров: 416
Другие новости по теме:
К урокам черкесского этикета: Порядок передвижения по Хабзэ
Мажид Утиж: «Легко называться адыгом, труднее быть им»
В Кабардино-Балкарии возрождают старинный кодекс чести – Адыгэ Хабзэ
Между нами черкешенками: «Чего не хватает мужчине, которого любит девушка…»
Нужная газета: Ибрагим Яганов и Аслан Кобахия на встрече черкесской и абхаз ...