Архив сайта
Январь 2020 (21)
Декабрь 2019 (31)
Ноябрь 2019 (30)
Октябрь 2019 (31)
Сентябрь 2019 (30)
Август 2019 (34)
Календарь
«    Январь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация. В настоящее время значительно возросла актуальность конституциологии – одного из значимых направлений медицинской антропологии в комплексном исследовании человека. Уже вначале XX в. к антропологическим исследованиям в России был проявлен особый интерес. Широкая сеть антропологических обществ, созданных при университетах, имела целью изучение различных этнических групп по всей территории страны. Автор обращается к одному из таких исследований, проведенных в Адыгее в 1928 г. медицинской экспедицией Северо-Кавказского отделения Российского Общества Красного Креста. Анализируя данные, полученные в ходе экспедиции, а также дополнив его визуальным и описательным материалом, автор выявляет корреляционные механизмы культурной адаптации.

Ключевые слова: медицинская антропология, конституциология, телосложение, адыги (черкесы), астенический соматотип, атлетический соматотип, культурная адаптация.



Медицинская антропология, представляющая собой междисциплинарную область знаний о социокультурных аспектах здоровья и болезни – достаточно активно развивающееся новое научное направление.

По мнению Д.В. Михеля: «Корни медицинской антропологии уходят в исследования медицинских культур (культур врачевания и охраны здоровья), предпринимавшихся еще первыми социальными антропологами конца XIX в. Однако, вплоть до 1960-х гг., для большей части антропологических исследований проблемы медицины, охраны здоровья, лечения и предупреждения болезней оставались второстепенными. Лишь во второй половине 1960-х гг. они выдвинулись на первый план, что привело к консолидации научных групп, вовлеченных в антропологические исследования здоровья и болезни. В настоящее время в медицинской антропологии выделяют два направления: гуманитарное и естественнонаучное. Предметом гуманитарного направления является проблема «тела, нормы, патологии, здоровья, болезнь и лечение в различных этнических, исторических, социальных и культурных обществах» [1].

Теоретическим стержнем естественнонаучного направления является конституциология – учение о конституции человека как совокупности свойств организма, определяющих его реактивность и особенности индивидуального развития. В общем виде конституцию (от лат. «сonstituto» – установление, организация, сложение) можно определить как фундаментальную биологическую характеристику целостного организма, т.е. это целостность морфологических и функциональных признаков организма, унаследованных и приобретенных под влиянием окружающей среды, которые определяют темп онтогенеза и реактивность организма на внешние воздействия. Понятие «конституция человека» объединяет все свойства организма, с ней связаны здоровье, жизнестойкость, сопротивляемость, темпы роста и созревания, работоспособность, продолжительность жизни. Конституция складывается на наследственной основе в процессе индивидуального развития и выражается в определенных формах телосложения, в согласованности строения и функций отдельных частей тела и всего организма в целом, является мерой приспособления организма к определенным условиям жизни.

Конституциональные классификации можно разделить на две группы: морфологические, или соматологические, схемы, в которых конституциональные типы определяются на основе внешних признаков сомы; функциональные схемы, в которых особое внимание отводится функциональному состоянию организма [2: 37]. Сегодня конституциология является актуальным научно-обоснованным и востребованным направлением в комплексном исследовании человека.

Учение о конституции зародилось в глубокой древности, впоследствии каждая эпоха вкладывала свои достижения в определение и классификацию конституциональных типов. Представитель древнегреческой медицины Гиппократ различал несколько видов конституции человека: сильную и слабую, сухую и влажную, вялую и упругую, рекомендуя принимать их во внимание при лечении болезней. По характеру темперамента он разделял людей на холериков, сангвиников, флегматиков и меланхоликов. Согласно его учению, тот или иной конституциональный тип присущ человеку от рождения и остаётся неизменным в течение всей жизни. Позднее Гален ввел понятие «габитус», под которым понимается сумма наружных признаков, характеризующих строение тела и внешний облик индивидуума [2].

Активная разработка конституциональных схем относится к началу прошлого века. Значительное число антропологов, медиков, психологов этого периода посвятили свои работы данной теме. Среди них антропологи В.В. Бунак и Я.Я. Рогинский, анатомы В.Г. Штефко и В.Н. Шевкуненко, патофизиолог А.А. Богомольц, терапевты М.В. Черноруцкий, Ф.А. Андреев и ряд других учёных, внесших большой вклад в развитие конституциологии [3]. Особо хотелось бы остановиться на имени крупнейшего отечественного антрополога В.В. Бунака, научные интересы которого были настолько широки, что позволили ему сказать своё веское слово по всем направлениям антропологии. Он уделял много внимания морфологии человека (теории процессов роста, физическому развитию, факторам формообразования скелета), вопросам расоведения, проблемам антропогенеза, генетике человека. Так, классификация соматотипов, разработанная В.В. Бунаком, является наиболее известной и часто используемой в работах отечественных антропологов.

В расоведении В.В. Бунаку принадлежит ряд работ по описанию понтийского (подвид европеоидной расы) и выделенного им среднекубанского варианта или адыгского антропологического типа: «Выделенный нами в прежних работах понтийский тип как особая разновидность средиземноморского круга типов составляет основной антропологический слой населения Западного Кавказа и более южных областей» [3]. Значительный вклад в изучение этнической антропологии современного населения Кавказа внесли также академики В.П. Алексеев и М.Г. Абдушелишвили. Несмотря на расхождение мнений по некоторым позициям именно этим авторам принадлежат становление и изучение антропологического облика населения Кавказа. Так, Абдушелишвили писал: «Однако мы не согласны с той частью гипотезы В.П. Алексеева, в которой утверждается, что понтийский тип является результатом грацилизации древнего, массивного варианта, представленного в кавкасионском типе. По нашему мнению, становление понтийского (в данном случае адыгского) типа является результатом развития местных узколицых и длинноголовых палеоантропологических типов, корни которых довольно ясно прослеживаются в древних краниологических сериях с территории Кавказа» [4].

Значительное расширение диапазона антропологических исследований в начале XX в. в России связано с созданием широкой сети антропологических обществ при университетах и отделах здравоохранения по всей стране. Основное направление работы обществ – изучение различных этнических групп на территории России, физическое развитие профессиональных и возрастных категорий населения, определение закономерностей роста и развития человека в соответствии с формированием его конституционального типа, характера, темперамента; выяснение механизмов наследования многих физических, умственных особенностей в зависимости от пола, возраста, социального положения, зонально-климатических условий и т.п., популяризация антропологии.

Особо привлекал антропологов Кавказ, который, занимая центральное положение на евразийском континенте, являясь охраняемым горами и морями, запечатлел все этапы сложной истории человечества и донес её следы в разнообразной системе национальных, этнических, лингвистических, религиозных, культурных, политических и антропологических структур. Немецкий антрополог И.Ф. Блюменбах, первым установивший деление на 5 человеческих рас, и выделивший «кавказскую или белую расу», считал Кавказ наиболее вероятным регионом автохтонного становления человечества.

Одной из народностей, заинтересовавших исследователей, были черкесы (адыги), которые, как полагал В.Н. Лодыженский, «среди всего населения горцев, являются наиболее загадочными» [5: 1].

В 1928 г. под эгидой Северо-Кавказского Отделения Российского Общества Красного Креста была организована экспедиция по изучению вопросов бытового характера и состояния здоровья адыгов, главным образом в виду того, что «некоторыми предварительными исследованиями Адыгейского Здравотдела были установлены тревожные обстоятельства, указывающие на то, что размножаемость Адыгеи – слабее, чем русского населения и что имеются признаки их вымирания».

На совещании в Краснодаре было постановлено обследовать два аула в противоположных концах Адыгеи: один аул – Афипсип, населенный шапсугами на западе и другой – в крайней восточной части – аул Кошехабль, населённый преимущественно кабардинцами. Состав экспедиции был весьма солидным. Возглавил экспедицию заведующий кафедрой общей патологии и патологической физиологии Северо-Кавказского государственного университета профессор К.Р. Мирам. Заместителем заведующего был назначен врач А.Х. Бжассо, участниками экспедиции стали высококвалифицированные врачи из Краснодара и Ростова. В связи с поставленными задачами на экспедицию были возложены обязанности по обследованию санитарно-гигиенических условий и состояние здоровья по данным венеролога, гинеколога, терапевта и в соответствии с некоторыми общепринятыми методами антропометрии. По материалам экспедиции был издан сборник статей [5].

В данной работе мы хотели бы обратиться к одному из материалов сборника, а именно к статье аспиранта С.А. Роджанова «К антропологии черкесов Адыгеи», посвященном исследованию конституциональных особенностей адыгского антропологического типа с целью анализа и выявления механизмов культурной адаптации.

В своем исследовании С.А. Роджанов пишет: «Антропологии черкесов посвящено не так много работ, поэтому нижеприведенные антропоскопические и антропометрические данные представляют известный интерес в особенности в отношении женщины, которая и до сего времени малодоступна для исследований. Определение конституции по одному аспекту исследуемых нами считается малоценным, т.к. зависит в известной доле от субъективизма исследователя: бывает немало случаев, когда смешанные типы с трудом укладываются в принятые определенные рамки. Поэтому вполне понятно, что такие затруднительные случаи в исследовании, во избежание ошибок оставлены экспедицией без обозначения; там же, где тот или иной тип, хотя бы и смешанный, вырисовывался с достаточной ясностью, такие пометки сделаны» [5: 27].

Измерения производились обычными, имеющимися в распоряжении ОЗД АЧАО вполне исправными приборами: ростомером, весами, спирометром, новыми динамометрами для измерения ручной и становой силы и, наконец, сантиметровыми лентами. Получены следующие измерения: рост стоя, рост сидя, вес, окружность груди в трех положениях, спирометрия, динамометрия рук и становая сила.

По мнению С.А. Роджанова, «антропометрические особенности изучаются и обрабатываются в настоящее время методами отличными, чем в прошлом столетии и поэтому для сравнения иногда невозможно воспользоваться данными старых авторов» [5: 27], однако сам он не указывает схемы, на которые опирается в исследовании. Тем не менее, можно предположить, что в период когда осуществлялась эта работа (1928), автор мог использовать новые для того времени схемы Э. Кречмера (1924), предполагавшие возможность выделения трех вариантов телосложения, отчетливо выделяющихся и часто встречающихся: астенического, атлетического и пикнического. А также схему В. Черноруцкого (1927), по которой выделялись три типа соматической конституции: астенический, нормостенический, гиперстенический, – имеющие особенности не только во внешних морфологических признаках, но и в функциональных свойствах. Значительное количество схем известных авторов В.Г. Штефко и А.Д. Островского (1929), В.В. Бунака (1941), П.Б. Галанта (1927), Шелдона (1940) были введены в научный оборот гораздо позже [2].

Результаты исследования по Афипсипу: из всех исследованных С.А. Роджановым 231 мужчины и 147 женщин свыше 20-летнего возраста: большая половина мужчин (52, 5%) принадлежит к атлетическому телосложению, около одной трети (31, 7%), – к астеникам, дигистивные типы встречаются редко (4, 9%); из смешанных типов чаще встречаются комбинация между атлетическим и астеническим типами (8, 7%), и совсем редко участие в них дигистивного (2, 2%).

Женщины обнаруживают несколько больше астенических (40, 8%) и значительно меньше атлетических типов (36%), чем мужчины, в их конституции астенический тип стоит на первом месте; дигестивные типы среди женщин встречаются значительно реже приведенных (9, 6%), но они гораздо чаще, чем у мужчин, а из смешенных также более определенно выражена комбинация между атлетическим и астеническим (9, 6%).

При антропоскопии кабардинцев Кошехабля у 190 мужчин и 206 женщин свыше 20-летнего возраста определены следующие особенности конституции. Эти данные, имея большое сходство с данными, полученными при исследовании шапсугов Афипсипа, дают как среди мужчин (37, 9%), так и среди женщин (44, 7%), некоторый перевес в пользу астенического типа в ущерб атлетическому. Дигестивный – по-видимому, встречается у мужчин чаще среди кабардинцев (7, 9%), а у женщин (9, 7%) остается тот же, что у шапсугов [5: 28].

Таким образом, если брать обследование в целом, то атлетический (52, 5% + 36, 3%) незначительно превышает астенический (31, 7% + 37, 9%), из смешанных наиболее часто встречается атлето+астенический тип (8, 7% + 10%), и крайне редко дигестивный тип (4, 9% + 7, 9%). Также автор отмечает, что абсолютные данные средней величины роста стоя позволяют черкесов Адыгеи причислить к группе народностей, имеющих выше-средний рост.

В соответствии с классификацией конституциональных типов по Э. Кречмеру и В. Черноруцкому атлетический соматотип обладает хорошо развитыми скелетом и мускулатурой при умеренном жировом компоненте, относительно большими поперечными размерами (широкие плечи и грудная клетка), узким тазом, большими кистями и стопами с выраженным рельефом мышц. В целом тип характеризуется пропорциональными размерами тела и гармоничным развитием костно-мышечной системы; туловище от талии расширяется кверху. Рост средний или выше среднего. В функциональном плане отмечается нормальное всасывание питательных веществ в кишечнике и протекание метаболических процессов.

Астенический тип отличается стройным телом, слабым развитием мышечной системы, преобладанием (по сравнению с атлетическим) продольным размером тела и размером грудной клетки над размерами живота; длинными тонкими конечностями; узкими кистями и стопами, длинной тонкой шеей с выступающим щитовидным хрящом и остистым отростком 7-го шейного позвонка, узким тонким лицом со скошенным подбородком. Сердце у этого типа людей малых размеров, кишечник короткий, не более 10-15 футов, печень и почки опущены. Отмечается снижение всасывания питательных веществ в кишках, тонус желудка понижен склонность к гипогликимии. Большинство астеников – сгустки энергии. Длинные и жилистые, они обычно лишены жировой прослойки. Имея весьма производительные легкие, они становятся хорошими бегунами на длинные дистанции. Женщины астенического типа имеют худое тело с узкой, длинной и плоской грудной клеткой, узкими плечами и бедрами, сутулыми плечами, впалым животом. Руки и ноги тощие, при смыкании ног – между бедрами остается свободное пространство. Мускулатура и жировая ткань развиты очень слабо. Типичные черты лица – узость, бледность, сухость, угловатость, малые размеры подбородка.

Дигестивный тип отличается сильным развитием подкожной жировой клетчатки при слабом развитии костно-мышечного компонента, конической короткой грудной клеткой с тупым подгрудинным углом, большим животом, который является как бы центром телосложения. У его представителей относительно короткие конечности с преимущественным жироотложением в области плеч и бедер, узкие запястья, кисти, лодыжки и стопы, короткая толстая шея, широкое лицо, мягкие волосы, они отличаются также склонностью к облысению. Для них характерны большие размеры сердца, объёмистый желудок и длинный кишечник с повышенным всасыванием питательных веществ. Их отличает склонность к ожирению, к гипергликемии и гиперхолистериномии [6: 6].

Необходимо также отметить, что в традиционной культуре адыгов красоте телосложения, её гармоничности и изящности придавалось большое значение. Идеалом красоты мужчины был высокий стройный худощавый тип – «кIэлэ псыгъо ищыгъ». Для женщины важны были тонкая талия изящная шея, плечи, руки без ярко выраженных форм (бюст, ягодицы). В этнолексике адыгов имеется значительное количество терминов, определяющих особенности телосложения: «шъонтIэу» – (о мужчине) упитанный, дородный (больше пикнический); «гъур» – (о мужчине) жилистый (астенический); «ищыгъ» – (о мужчине и женщине) статный, стройный; «къодан» – (о мужчине и женщине) хорошо сложен, симпатичный красивый (атлетический); «бжьышIо» – (о мужчине и женщине) ладно сложенный; «шъуашIо» – (о мужчине и женщине) кровь с молоком (атлето-пикнический); «пIашъэ» – дородный, солидный; «лъэпэлъаг» – рослый; «лъэгъупхъэ» – видный, симпатичный; «зэкIужь» – гармоничный; «пкъышIо» – статный, стройный; «псыгъоищыгъ» – худощавый, «пцIапцIэ» – тучный, рыхлый (пикнический), «Iэпсы-лъэпс» – лёгкий, изящный, стройный, «шъэджашъэ» – громадный, очень крупный, «Iэмы-лъэм» – плотно сложенный, широкий (атлетический) [7].

Значимым в антропологических исследованиях является визуальный материал, позволяющий сравнивать и уточнять полученные в ходе обследования данные. В частности, нам представляется необходимым для дополнения и подтверждения, выделенных С.А. Роджановым антропологических типов адыгов привлечь некоторые рисунки, фотографический, а также описательный материалы. Путешественников и исследователей на Кавказе всегда привлекали изящество и красота адыгов (черкесов) и многие авторы оставили весьма интересные описания, рисунки, фотографии своих наблюдений. Так, известный русский художник князь Г.Г. Гагарин в период службы на Кавказе (1848-1855 гг.), создал большую коллекцию рисунков «Живописный Кавказ», в которой немало работ посвящено черкесам. Художник запечатлел особую изящность телосложения черкеса.

На представленном рисунке черкеса (адыга) мы видим стройное тело с длинными конечностями, чуть опущенными плечами, слабым развитием мышечной системы, преобладанием размеров грудной клетки над животом. Такие признаки более характерны для астенического или смешенного астено-атлетического типа телосложения. Конституциональные особенности атлетического типа четко прослеживаются в описанном С. Хан-Гиреем портрете князя Аходягоко: «Я не видел человека с более выразительной физиономией: лицо бледное; глаза серые, с выражением чрезвычайно смелым; лоб открытый, высокий и широкий, с глубокими морщинами. Он был роста среднего, но сложен хорошо, стройно; широкие плечи, жилистые руки, показывали его силу; живая походка и чрезвычайная ловкость – упругость его членов… Природа не была скупа к нему: в дополнение к вышесказанным физическим качествам, она одарила его душою пламенною и неустрашимою, духом предприимчивым, сильным даром слова и необычайною увлекательностью, которая была разлита в его взоре и улыбке и смягчала суровость его взгляда» [8: 518].

Посетивший Кавказ в конце XIX в. английский путешественник Ф. Грове писал: «Жители Северного Кавказа отличаются своим громадным ростом, силою и грациозностью, эластичной поступью, которая является следствием здорового и хорошо развитого организма. Они обыкновенно очень стройны; во время нашего пребывания в северной части Кавказа, мне пришлось встретить только одного толстого мужчину, но и тот был священник, и, следовательно, принадлежал к классу людей, которые почти повсюду считается наиболее жирными» [9: 167].

Известный конца XIX – начала XX века этнограф, историк-кавказовед А.Н. Дьячков-Тарасов дает следующие описание телосложения абадзехов: «Внешность абадзехов очень привлекательна: они в большинстве случаев выше среднего роста, очень стройны – даже между стариками нам не пришлось заметить ни одного толстяка; плечи отличаются шириной, а талия перехваченная ремнем – тонкостью. Черты лица, в общем, правильные и приятные; крючковатых носов нам пришлось видеть мало. Часто встречаются и серые, и голубые глаза. Не редкость встретить блондина. Женщины миловидны, особенно из сословия уорков: белизна их кожи красиво оттеняется тонкими темными бровями, глаза красивой овальной формы не отличаются величиной. Походка мужчин и женщин легка и быстра. Вообще абадзехи отличаются ловкостью в работе и езде верхом [10: 13-14].

Обращаясь к вопросу культурной адаптации необходимо отметить, что в целом проблемы адаптации организма человека с учетом конституциональных, возрастных, половых особенностей, а также этнотерриториальной принадлежности являются весьма актуальными, так как благодаря им формируются признаки и свойства, способствующие к существованию в конкретных условиях среды. Адыги – один из древнейших этносов на Кавказе. В процессе длительного взаимодействия генотипа и среды обитания в условиях устойчивых биогеоценозов выработались определенные формы соматотипов. Культурные же формы, необходимые для жизнедеятельности, соответственно к ним адаптируются, что в частности обращает на себя внимание при анализе ряда культурных традиций адыгов.

Так, нам представляется, такая адаптация отражается в национальной одежде. Традиционная одежда, как и все остальные элементы культуры, формируется на протяжении всей многовековой истории народа и передается из поколения в поколение, обеспечивая преемственность этнокультурной информации. Одежда во все времена была одним из важнейших адаптивных элементов, помогавшим человеку успешно приспособиться к среде обитания. Она не только защищала от неблагоприятных факторов среды, но в ней реализовывались вкус и эстетические предпочтения народа. Адыгский мужской национальный костюм черкеска широко известен в мире благодаря своей гармоничности с телом и слаженности. Крой черкески позволяет выгодно подчеркнуть осанку, узкий стан и в тоже время расширить зрительно торс, скрыть, например, недостаток мышечной массы, характерный, в частности, для астеников.

Известный российский этнограф Е.Н. Студенецкая писала: «Характерными чертами черкески второй половины XIX в. и позднее, является особый покрой с цельной, но зауженной по талии спинкой, цельными передками. Поэтому верхняя часть туловища была плотно обтянута, а от талии книзу силуэт плавно расширялся за счет нижней части спинки, имевшей форму клина, и отрезанных от талии боковых клиньев. Черкеску шили без воротника. Она имела широкий вырез на груди, по обеим сторонам которого располагались газырницы [11: 258]. В свою очередь О.А. Сухарева отмечала значимость покроя как специфику культуры и вкусовых предпочтений народа: «Для верхней одежды народов Северного Кавказа – бешмета, черкески, женского кафтанчика, платья и каптала характерен не прямой силуэт, как в одежде народов Средней Азии, а довольно сложный покрой, обеспечивающий плотное прилегание одежды в верхней части от плеча до пояса. Плавное расширение одежды от талии к подолу обеспечивалось особым покроем спинки системой боковых клиньев, а также особым клином-надставкой у передних пол, имевших целью достичь большего запаха разреза. Покрой – это основа одежды, технологическое решение задачи приспособления материала, прежде всего наиболее распространенного – ткани, к формам человеческого тела. В том, как решается эта задача, проявляется специфика культурных традиций каждого народа или нескольких народов одного региона, отражаются культурные связи между ними» [12: 77-78].

Другим важным механизмом культурной адаптации, тесно связанным с морфофункциональными особенностями, характерными в частности для астенических соматотипов, является формирование культуры пищевого поведения. Ученые подтверждают, что у представителей разных соматотипов различаются показатели высшей нервной и эндокринной систем, метаболизма, выделяются свои особенности функционального состояния, физической и умственной работоспособности. Ещё В. Черноруцкий, а впоследствии Шелдон, выделяли характерную слабость пищеварительной системы у астеников: кишечник короткий, снижение всасывания питательных веществ в кишках, тонус желудка понижен, склонность к гипогликемии, печень и почки опущены [6]. Астеники холодны к еде. Едят мало и даже будучи сильно голодными, не проявляют жадность к пище. Так, Ф. Грове отмечал, что кавказцы способны совершать большие переходы без пищи: «При необходимости, они могут идти целый день без крошки хлеба, и после подобной прогулки не будут казаться изнуренными или даже слишком голодными. Так, например, два проводника лошадей, нанятые нами от Урусбиевой до Уч-Кулана, отправились не позавтракав и в течение двенадцати часов ходьбы не ели ничего, кроме средней величины ломтика сыру. Добравшись до места ночлега, они вовсе не обнаружили обжорства и, приготовив нам всё, что было нужно, они поболтали ещё, пока Пакель стряпал для нас, затем уже они нисколько не торопясь, стали приготавливать и себе пищу» [9: 168].

Адыгский этнограф М.Ю. Унарокова в своем исследовании принципов питания выделила два характерных принципа для адыгской традиционной системы питания – принцип умеренности, который она определила как «принцип минимального насыщения» и «принцип раздельного питания». Как отмечает автор: «Умеренность и сдержанность в приеме пищи, стоическое терпение и выдержка в преодолении чувства голода адыгами, особенно мужчинами в экстремальных условиях, неоднократно отмечались в литературе» [13]. По мнению автора, данный принцип выработался по мере осознания этносом вреда излишнего гурманства и как результат многовекового наблюдения и эмпирического обобщения народа. И в тоже время нам представляется, что формирование рассмотренной выше культуры пищевого поведения обусловлена функциональными особенностями доминантного для адыгского антропологического типа астеническими формами соматотипов.

Таким образом, приведенные примеры показывают, что в условиях устойчивых биогеоценозов, в процессе длительного взаимодействия генотипа и среды обитания формируются адаптивные культурные формы.

Сегодня уже прошло 90 лет со дня представленного нами в статье комплексного исследования состояния здоровья адыгов. За это время произошли значительные изменения среды обитания, образа жизни адыгов, возросла коммуникативная активность, способствовавшая увеличению количества смешанных браков, всё это могло отразиться на особенностях адыгского антропологического типа и конституциональных формах субъектов. Необходимо также отметить востребованность соматотипирования в решении вопросов сохранения здоровья и профилактики болезней. Всё это требует уделения большего внимания антропометрическому обследованию населения, мониторингу, которое позволит наблюдать и сравнивать происходящие изменения.

Литература:

1. Михель Д.В. Медицинская антропология: история развития дисциплины: учеб. пособ. для студ. – Саратов: Изд-во «Техно-Декор», 2010. –84 с.
2. Московченко О.Н., Катцина Т.А., Гончаревич Н.А., Шайдурова О.В. Антропология. Конспект лекций. – Красноярск, 2012. С.37-
3. Бунак В.В. Антропологический состав населения Кавказа. //Вестник государственного музея Грузии. – Т.XIII-А. – Тбилиси, 1946.
4. Абдушелишвили М.Г. Антропология древних и современных народов Кавказа. – Тбилиси, 2003
5. Адыге, их быт, физическое развитие и болезни. По данным экспедиции Сев.-Кавказск. Отделения Российского Общества Красного Креста 1928 года. Сборник статей под редакцией проф. К.Р. Мирам. – Ростов-на-Дону, 1930. – 103 с.
6. Языков К.Г., Шелехов И.Л., Булатова Т.А. Психолого-педагогическая антропология. Учебно-методический комплекс. – Томск, 2013. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://metodichka.x-pdf.ru/15psihologiya/272472-1-psihologo-pedagogicheskaya-antropologiya-uchebno-metodicheskiy-kompleks-tomsk-2013-udk-572-1599-370127-0758-pechataetsya.php (дата обращения 07. 08. 2019)
7. Полевой материал. Собран от Тов Н.А. в 2019 г.
8. Хан-Гирей С. Избранные труды и документы. – Майкоп, 2009.
9. Грове Ф. Холодный Кавказ. – СПб, 1879.
10. Дьячков-Тарасов А.Н. Абадзехи (Историко-этнографический очерк) // Записки Кавказского отдела императорского Русского географического общества. – Тифлис, 1902. Кн. XXII. Вып. 4.
11. Студенецкая Е.Н. Одежда народов Северного Кавказа. XVIII-XX вв. – М., Наука. 1989.
12. Сухарева О.А. Опыт анализа покроев традиционной туникообразной среднеазиатской одежды в плане их истории и эволюции // Костюм народов Средней Азии. – М., 1979.
13. Унарокова М.Ю. Флористический элемент в системе питания адыгов // Этюды по истории и культуре адыгов. – Майкоп, 1998.

Вестник науки АРИГИ №20 (44) с. 126-135.


О конституциональных особенностях адыгского антропологического типа, – Г.Г. Тхагапсова
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 7-01-2020, 21:04. Просмотров: 355
Другие новости по теме:
Галина Тхагапсова: Питание адыгов и его роль в сохранении здоровья
Черкесский мужской национальный костюм: символика и функциональность
Галина Тхагапсова: Этнические системы «адыгагъэ» и «апсуара» для адыгов и а ...
Анжела Чеучева: Историческая репрезентация места: Абадзехия Зачерия-хаджи Б ...
Элеонора Маремукова: «Белая» – кавказская раса