Архив сайта
Июль 2020 (12)
Июнь 2020 (34)
Май 2020 (35)
Апрель 2020 (31)
Март 2020 (33)
Февраль 2020 (32)
Календарь
«    Июль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Темиргоевский народ в мае 1826 г. сделал свой выбор в пользу независимости и принял судьбоносное решение о воссоединении. С этого момента весь народ темиргоевский стал «немирным». Тысячи арб, женщины, дети, старики, со всем имуществом, скотом, табунами лошадей двинулись в горы.

«Черкесы, окружившие свои семейства, стояли крепко и отбивали атаку за атакой»





























Колонна Эмануэля, переправившись через Кубань девятнадцатого мая, попала сразу на след бежавших аулов и преследование "изменников" для их наказания началось. Непокорных следовало истребить, а выживших вернуть на линию под надзор пристава и казачmей полиции.

«...Десять линейных казаков вызвались идти на разведку. Пробираясь ползком по густому лесу, они увидели большой аул, принадлежавший также одному из темиргоевских князей – Хеаолей Айтекову. Чем ближе подползали к нему казаки, тем явственнее видели свежие следы, проложенные арбами; трава везде была примята прогнанными стадами, а перед аулом, на небольшой поляне, толпилось так много народу, что не оставалось сомнения в присутствии здесь бежавших аулов.

Казаки все высмотрели, но когда они вернулись к отряду, в лесу сгущались уже сумерки. Несмотря на поздний час вечера, Эмануэль приказал немедленно атаковать изменников. Десятый конный Черноморский полк и сотня линейцев, во весь опор промчавшись через лес, выскочили на поляну; но на поляне никого уже не было. Отдыхавшие на ней аулы успели подняться, и казаки увидели только хвост обоза, втягивавшийся в лесную опушку.

Передовые сотни, оставив аул в стороне, пустились в погоню; они доскакали до леса, но, встреченные в упор убийственным залпом, были опрокинуты. Сменившие их новые сотни потерпели ту же неудачу. Черноморцы отступили. В это время на поляну стала выходить пехота. Рота Навагинского полка направлена была на аул, а пеший Черноморский полк двинулся к лесу, чтобы сменить свою расстроенную конницу. Те и другие имели, однако, не более удачи, чем наша кавалерия.

Едва навагинцы подошли к аулу, как, осыпанные градом пуль, подались назад. Сам Эмануэль кинулся к роте. «Навагинцы! Вперед, в штыки!» – крикнул он громко. Рота бросилась, – но после упорного боя успела овладеть только крайними саклями. Потери, понесенные ею при этой вторичной атаке, заставили Эмануэля прибегнуть к другой, более суровой мере: он приказал зажечь аул. Охваченные со всех сторон быстро распространявшимся пламенем, черкесы стали выбегать из аула и направляться к лесу, где в это время кипел отчаянный бой между черноморцами и беглыми темиргоевцами.

Появление их в лесу неминуемо поставило бы наших казаков между двух огней, а потому Эмануэль спешил всю конницу и приказал ей занять опушку леса, чтобы преградить доступ к нему новому противнику. А в лесу между тем положение черноморцев с минуты на минуту становилось серьезнее. Несколько раз порывались они пробиться через толпу к обозу, но черкесы, окружившие свои семейства, стада и имущество, стояли крепко и отбивали атаку за атакой.

Спустилась ночь, черная, непроглядная, освещаемая только заревом пылавшего аула и молниями ружейного огня, беспрестанно вылетавшими из мрака неподвижно стоящего леса. Картина была новая для Эмануэля, местность незнакомая – а при таких условиях исход боя мог быть роковым для отряда, и еще более для самого генерала, на котором лежала страшная ответственность. Он приказал ударить отбой. Перестрелка, постепенно затихая, скоро совершенно смолкла, и последние пары черноморцев выступили из леса.

Отряд остановился ночевать у развалин сожженного им аула. За ночь темиргоевские аулы ушли так далеко, что преследовать их на другой день было немыслимо. Отряд вернулся на прежнюю дорогу, которая должна была привести его к Лабе на соединение с прочноокопским отрядом. Но дорога эта перехвачена была неприятелем. Едва войска выступили с ночлега, как передовая цепь, встреченная стремительной атакой, была опрокинута. Горцы неслись по ее следам и рубили бегущих...»

В. Потто. Кавказская война. Том 5. Время Паскевича, или Бунт Чечни. XXII. Затишье на Кубани. Эмануэль.

facebook.com
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 28-06-2020, 20:22. Просмотров: 190
Другие новости по теме:
Наказание знатного абадзеха Аджи-Тлямова за помощь беглым кабардинцам
Русско-Кавказская Война: бой у станицы Тифлисская (1830)
Из книги Андрея Венкова – «Гроза Кавказа. Жизнь и подвиги генерала Бакланов ...
В Черкесске возле парка «Зеленый остров» у реки Кубань уничтожают уникальны ...
Война против черкесов: Правый фланг Кавказской линии в начале 1859 г.