Архив сайта
Сентябрь 2020 (21)
Август 2020 (33)
Июль 2020 (32)
Июнь 2020 (34)
Май 2020 (35)
Апрель 2020 (31)
Календарь
«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


В нартском эпосе адыгов упоминается более сотни географических названий, связанных с рождением, подвигами и гибелью героев. Многие из них широко известны, но существует также большое число нартских топонимов, локализацию которых трудно определить.

Нартская топонимика: опыт реконструкции и локализации, – Н.Х. Емыкова





























Источниковой базой по восстановлению и исследованию нартских топонимов является как адыгский язык, фольклор, так и исторические документы: военные карты времён кавказской войны, рапорты и доклады о ходе военных действий, материалы по «описанию местностей» русских военных топографов и геологов. В них зафиксированы многие забытые адыгские топонимы, даются характеристики описываемых объектов, что позволяет (при всех неточностях в передаче названий) идентифицировать то или иное название с конкретным местом.

Сравнительный анализ всех перечисленных источников помог восстановить многие архаичные адыгские географические названия, в том числе эпическую топонимику и понять их смысл.

Рассмотрим, к примеру, опыт локализации и реконструкции смысла одного из топонимов, связанного с богоподобным Нартом Тхагалиджем. В адыгской мифологии Тхьагъэлыдж (адыг.), Тхьагъэлэдж (каб.-черк.), Тхьагъэлыгь (шапс.) – «Тхагалидж / Тхаголедж» – покровитель всего растительного мира, плодородия и изобилия. Адыги связывали появление хлеба с именем Тхагалиджа и называли хлеб его именем. До сих пор существует клятва, которую произносят, прикасаясь к хлебу: Мыр зи Тхьагъэлыдж! (Этим Тхагалиджем клянусь!) Ему посвящены многие аграрные празднества и ритуалы, к нему обращены древние хохи-благопожелания.

В мифах Тхагалидж предстаёт как могучий пахарь и жнец. Он возделывал землю и разводил сады между реками Лаба и Пшиз (Псыжъ) [Кубань]. О следах его жизнедеятельности свидетельствует и местная топонимика. А.Т. Шортанов в «Адыгской мифологии», в статье, посвящённой богу Тхагалиджу, вскользь упоминает об одном из них: «С именем Тхаголеджа связываются топонимические названия, в частности, Тхаголеджев ток, расположенный на левом берегу р. Курджипс, близ г. Майкопа» (Шортанов 1982: 88). Автор не приводит ни адыгскую форму этого названия – Тхьагъэлыдж ихьам, ни предания, связанного с ним.

Впервые в литературе зафиксировал это название в 1912 г. М. Харламов, автор первого исторического очерка о Майкопе. Он, описывая события, связанные с возведением Майкопского укрепления, писал, что 22 ноября 1857 года войска при крепости были заняты рубкой «леса Тхагалеч-Хам на левом берегу реки Белой [Шъхьэгуащэ]». Далее пояснял, что «под именем «Тхагалеч-Хам» известно у черкесов ровное место, начинающееся от настоящего моста через Белую до склона гор по направлению к югу. Тхагалеч-Хам – это значит «ток Тхагалеча».

М. Харламов впервые на русском языке привёл легенду, связанную с этим названием: «По черкесским преданиям, Тхагалеч был замечательно сильный человек, который славился во всех окрестностях искусством засевать и обрабатывать хлеб. Хлеба у него всегда было много. Несмотря на это, однажды мать упрекнула его, что его не хватит до будущего урожая. Тхагалеч, рассердившись на мать, начал разбрасывать лопатой хлеб по разным направлениям, и хлеб превращался в камень. И теперь берега Белой усеяны множеством щебня, – это окаменелый хлеб Тхагалеча» (Харламов 1912: 413).

Название Тхьагъэлыдж ихьам зафиксировано в топонимических словарях гораздо позже, лишь в 1980-х гг. ХХ в. Так, К.Х. Меретуков в Адыгейском топонимическом словаре пишет: «Тхьагъэлыдж ихьамэщ (Тхагалидж ихамеш – Гумно Тхагаледжа). Местность расположена в окрестностях Майкопа на левом берегу реки Белой. Сейчас там пос. Первомайский. Тхьагъэлыдж считался у абадзехов божеством изобилия и плодородия» (Меретуков 2003: 243). Далее он приводит легенду, изложенную М. Харламовым. В этой словарной статье автор не даёт никаких ссылок на фольклор адыгов, в частности, на нартский эпос, где имеются сюжеты о Тхагалидже и о том, как образовалась местность Тхьагъэлыдж ихьам (ток Тхагалиджа). Между тем, необходимо отметить, что этот топоним в несколько другом виде до сих пор находится в обиходе.

Так, южная сторона г. Майкопа, левый берег р. Белой, напротив городского парка, где сейчас расположен пос. Первомайский, адыги называют Тхьагъэлыдж ихьамэлъап (Подножие тока Тхагаледжа). Кстати, до Великой Отечественной войны, когда посёлка ещё не было, и эта местность не была заселена, равнина у подножия горы называлась «Тхагаледжевой поляной». Как свидетельствуют газеты довоенных лет, она была излюбленным местом отдыха горожан, на ней проводились праздничные мероприятия и массовые гуляния [«Колхозное знамя». 1937, 30 августа.]. Из приведённых примеров сложно определить, что именно подразумевается под топонимами Тхьагъэлыдж ихьам (ток Тхагалиджа) и Тхьагъэлыдж ихьамэлъап (Подножие тока Тхагалиджа) – гора, лес, равнина или вся местность на левой стороне р. Белой напротив городского парка, включая гряду невысоких гор, начинающихся на южной стороне г. Майкопа.

Некоторую ясность вносит карта военных действий 1857 г. «Маршрут движения отрядов под начальством генерал-лейтенанта Козловского от укр. Майкопского вверх по рр. Курджипсу и Бжину до верховьев р. Дижи с показанием просек». На ней гора, расположенная на левом берегу р. Белой, в устье р. Курджипс (левый приток р. Белой), напротив укрепления Майкоп, отмечена как «Тхагалеч-игаме», а её продолжение на восток (где сейчас находится телевышка и ресторан «Мэздах»), обозначен как «Тхабеж». Это самая ранняя фиксация данного названия и, на наш взгляд, самая точная. Кроме того, второе название «Тхабеж», которое не сохранилось и его адыгская форма пока не восстановлена, судя по всему, также связано с током Тхагалиджа.

Для того, чтобы разобраться в этом вопросе, и устранить все неточности, накопившиеся за многие годы вокруг этого названия, обратимся ещё раз к нартскому эпосу, к сюжету о Тхагалидже. В семитомнике (Гадагатль 1968-1971) есть три текста, посвящённых образованию этого топонима. Их содержание, в принципе, совпадает с преданием, изложенным М. Харламовым, кроме некоторых деталей. На них и остановимся более подробно. Итак, когда мать Тхагалиджа упрекнула его, что собранного зерна может не хватить до будущего урожая, и им придётся перебиваться «с жидкой похлёбки на шелуху», он, рассердившись, сказал: «Если всё, на что потрачено столько сил, не прокормит нас до следующего урожая, пусть всё зерно превратиться в камни Курджипса!», – и начал разбрасывать лопатой зерно в сторону юга, в долину Курджипса, где весь собранный урожай проса превратился в Къурджыпс мыжъуакI – камни р. Курджипс (Гадагатль 1970 (Т. IV): 214-216). До этой детали все три сказителя сообщают примерно одну и ту же информацию, варьируются только концовки.

По версии Мустафы Калашаова: «Тхьагъэлыджы ихьамэлъап зыфаIорэр джары» – «Вот, что называют Тхьагъэлыдж ихьамэлъап – подножие тока Тхагалиджа» (Там же: 214). В сюжете, рассказанном Сафербием Бесиджевым: «ИбгъумыжъуакI зыфаIорэр джары» – «ИбгъумыжъуакI» (Его галечной стороной называют это) (Там же: 215). У Шаова Емсыко эти два названия объединяются: «ИбгъумыжъуакIи, Тхьагъэлыдж ихьамэлъапи аIо» – ИбгъумыжъуакI (Его галечная сторона) говорят (Гадагатль 1971 (T. VI): 265). Из рассказа стариков непонятно, почему эти два названия относятся к одному и тому же месту и что означает ИбгъумыжъуакI (Его галечная боковая сторона), и стороной чего оно является.

Из вышеизложенного можно предположить, что невысокие горы на южной стороне г. Майкопа, которые, действительно, напоминают насыпи зерна на току, и есть Тхьагъэлыдж ихьам (ток Тхагалиджа), а их подножие, т.е. низина на левом берегу р. Белой, напротив городского парка, как видно из названия – Тхьагъэлыдж ихьамэлъап (Подножие тока Тхагалиджа), которое имеет и второе название – ИбгъумыжъуакI (Его галечная боковая сторона). Старики, рассказавшие это предание, уточняли, что название ИбгъумыжъуакI распространялось на всю Майкопскую равнину (Мыекъопэ кIэй), где сейчас расположен г. Майкоп, т.е. на правый берег р. Белой. Таким образом, он охватывал территорию, большую чем Тхьагъэлыдж ихьамэлъап (Подножие тока Тхагалиджа или Тхагалиджева поляна).

О чём это говорит и где искать ответы? Топоним ИбгъумыжъуакI, или укороченный вариант Ибгъу, в топонимические словари не вошёл и специально не изучался. В настоящее время он и вовсе забыт, хотя ещё в 50-60-х гг. прошлого столетия усечённую форму Ибгъу учёные фиксировали в аулах. Значение топонима ИбгъумыжъуакI, при всей прозрачности смысла его составляющих (и – притяжательный аффикс, бгъу – «бок, боковая сторона», т.е. «боковая сторона чего-л., его боковая сторона» и мыжъуакI – «речная галька, гравий»), оставалось до сих пор непонятным.

На наш взгляд, не последнюю роль в том, что этот топоним обходили вниманием исследователи, сыграла первая и неудачная попытка объяснить его значение, предпринятая штабс-лекарем Кубанского казачьего войска Ф. Ландой ещё в 1867 г. Он, описывая окрестности крепости Майкоп, пояснял, что «Майкопская равнина называется у темиргоевцев Ибхо или Йибхо (по-черкесски йи – восемь, а бхо – девять)» (Ланда 1867: 1). Ф. Ланда или тот, кто перевёл для него значение слова Ибгъу, не учли того, что это название является сокращённой формой топонима ИбгъумыжъуакI (Его галечная боковая сторона), а отдельно взятое слово Ибхо (ибгъу), действительно, можно перевести как «восемь-девять», но в данном случае не имеет никакого смысла.

Далее Ф. Ланда дал подробное описание местности, в которой есть любопытная информация, позволяющая понять значение этого названия. Он писал, что Майкопская равнина «представляет собой, если смотреть на неё со стороны Белой, обширную террасу (курсив наш. – Н.Е.), простирающуюся от укрепления Майкопа в северо-западном направлении к Кубани, между тем как с востока на запад она, ограниченная горами, не шире 6-10 вёрст. Всматриваясь внимательнее, не трудно заметить ещё несколько террас, стелющихся то выше, то ниже её. Стены Майкопского ущелья, при выходе на равнину Ибхо, расходятся в две стороны: на северо-восток и на запад» (Там же: 1–2).

Описание Ф. Ланды, хотя и не упоминает названий, связанных с Тхагалиджем, помогает нам расшифровать значение архаичного топонима Ибгъу и подтверждает наше предположение, что гора Тхьагъэлыдж ихьам (ток Тхагалиджа), равнина Тхьагъэлыдж ихьамэлъап (Подножие тока Тхагалиджа) и ИбгъумыжъуакI (Его галечная боковая сторона) составляют единый ландшафтный комплекс. Таким образом, получается, что Ибгъу или ИбгъумыжъуакI является продолжением в виде террас Подножия тока Тхагалиджа (Тхьагъэлыдж ихьамэлъап) и охватывает оба берега р. Белой. В этом случае можно восстановить полное название местности Тхьагъэлыдж ихьамэлъапэ ибгъумыжъуакI и тогда становится понятным его значение – «Его, т.е. тока Тхагалиджа боковая галечная сторона». Ещё одна важная деталь. Судя по характеристике местности, слово Ибгъу (Его боковая сторона) может иметь ещё и другое, уже забытое в адыгском языке, значение – терраса, т.е. «горизонтальная или слегка наклонная ровная площадка, образующая уступ на склоне местности» (Москвин 2003: 656). Вероятно по этой причине, Майкопская равнина, где расположен г. Майкоп, имела второе название – Ибгъу, т.е. терраса, что полностью соответствует действительности.

Наши предположения по поводу значения архаичного топонима ИбгъумыжъуакI или Ибгъу из мифа о Тхагаледже находят подтверждение в результатах исследований террасы р. Белой, проведённых в 1933 г. геологом А.И. Москвитиным. Он определил их единым природным комплексом и выделил три основные террасы: две низкие, цокольные назвал «майкопской» (по названию Майкопской долины) и «вюшатской» (по имени кургана Ошад – Ошъадэ). Время образования этих террас А.И. Москвитин отнёс к голоцену, т.е. эпохе оледенения.

Третью, верхнюю террасу, окаймляющую г. Майкоп с восточной и северо-восточной стороны, он определил как самую древнюю, образовавшуюся в эпоху верхнего плейстоцена (второй отдел четвертичного периода), и назвал её «курджипской», т.к. она состоит из гравия, нанесённого из долины р. Курджипс (КъурджыпсмыжъуакI). Террасы особенно отчётливо выражены, по А.И. Москвитину, на левобережье р. Белой у хут. Первомайского против «середины города» (Тхьагъэлыдж ихьамэлъап – Подножие тока Тхагаледжа и начало ИбгъумыжъуакI – Его галечной боковой стороны. – Н. Е.). Теперь это уже район Майкопа, а часть террасовых уступов скрыта под водами городского водохранилища (Москвитин 1933: 272–275).

О геологической характеристике и строении террасового комплекса р. Белой вновь заговорили, когда в 1983 г. на восточной возвышенности Майкопа, относящейся к «курджипской» террасе, археологом П.У. Аутлевым были открыты новые петроглифические памятники. В гравийном карьере, который был заложен в склоне у бровки 80-метровой Курджипской террасы у хут. Пролетарского, в трёх километрах от Майкопа были обнаружены более ста галек с рисунками и письменами, две подвески и четыре каменных гарпуна. По мнению геолога, доктора геолого-минералогических наук С.А. Несмеянова, местонахождение уникальных памятников располагалось в делювиально-гравитационном шлейфе, который является раннеголоценовым, но, возможно, начал формироваться в самом конце позднего плейстоцена (Аутлев 1984: 23).

Кроме того, на разных уровнях террас ИбгъумыжъуакI, в разные годы были обнаружены уникальные археологические памятники: на цокольной террасе сокровища Майкопского кургана Ошад (Ошъадэ), на верхней части «курджипской» террасы – Майкопская плита с древними письменами и др. Как заметил археолог П.У. Аутлев, всех их объединяет один материал – камень, галька (мыжъуакI) с русла рр. Курджипс и Белой, т.е. «окаменелый хлеб Тхагаледжа» (Аутлев 1972:131). Так, на речной гальке и булыжниках выцарапаны петроглифы, а на песчанике – Майкопской плите – древние письмена. Такой же речной, но необработанной, галькой был вымощен пол камеры захоронения кургана Ошад. Кстати, выкладывание речной галькой дна погребальной ямы в курганах и гробницах в археологии считается одной из характерных черт майкопской культуры.

К сказанному можно добавить, что в адыгских диалектах слово мыжъуакI/мывакIэ (речная галька, гравий) до сих пор символизирует богатство и изобилие. В текстах хохов – благопожеланий, произносимых на свадьбах при выкупе невесты, джегуако употребляют устойчивую формулу: «Къызхэпхыгъэр – ЛэбэмыжъуакI, Тхьам нахьыбэ къыует!» (Твой выкуп взят из гальки реки Лабы, пусть Тха даст тебе ещё больше!), имея в виду неиссякаемый источник богатства.

Нам ещё только предстоит понять значение этих совпадений и разгадать смысл мифов о Тхагалидже и названий, связанных с ним. А пока удалось восстановить только один архаичный топоним из нартского эпоса ИбгъумыжъуакI (Его боковая галечная сторона), реконструировать его смысл, установить его связь с другим более известным названием Тхьагъэлыдж ихьамэлъап (Подножие тока Тхагалиджа).

В заключении ещё раз хочется подчеркнуть, что метод привлечения разных источников (фольклорных, лингвистических, исторических, геологических, археологических) и их сравнительный анализ представляется нам перспективным, позволяющим глубже понять и наиболее точно описать архаичный слой адыгских топонимов.

facebook.com
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 2-07-2020, 12:55. Просмотров: 361
Другие новости по теме:
Нурджан Емыкова: О происхождении названия города Майкоп
Нурджан Емыкова: Историческая топонимия Черкесии ХIX в. по русским военным ...
Великий и могучий русский язык: слово «творить»
В столице Адыгеи состоится презентация книги «Древний Майкоп»
Нурджан Емыкова: «ТхьэчIэгъ» в сакральном пространстве адыгов