Архив сайта
Сентябрь 2020 (21)
Август 2020 (33)
Июль 2020 (32)
Июнь 2020 (34)
Май 2020 (35)
Апрель 2020 (31)
Календарь
«    Сентябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация. Автор статьи, опираясь на наработки, в частности, С.Л. Николаева по заимствованиям из северокавказских языков в хеттский и древнегреческий, сопоставляет черкесские слова со значением «отец» и «папа» с их параллелями из некоторых индоевропейских языков. Существование параллелей, их древность и относительная устойчивость должного исследовательского внимания до сих пор не получила.

Ключевые слова: Сводеш, атэ, татэ, адэ, дадэ, адыгский, черкесский, Шагиров, Касьян, хаттский, абхазский, убыхский, славянские языки, Николаев, русский, латинский, итальянский, румынский, испанский, немецкий, английский, французский, баскский.

Shazzo A.M.


On the Indian and European parallels to the Circassian words «father» and «dad, papa»


Abstract. The Circassian words with the meaning “father” and “dad, papa” are compared with their parallels in the Indian and European languages. The work, in particular, is based on S.L. Nikolaev’s study of borrowings from the North-Caucasus languages into the Khetts’ and ancient Greek ones. Parallels’ existence, their antiquity and relative stability have not been studied yet.

Keywords: Svodesh, ate, tutae, adae, dudae, Adyghes, Circassian, Shagirov, Kasyan, Khatts, Abkhaz, Ubykh, the Slavonic languages, Nikolaev, Russian, Latin, Italian, Romanian, Spanish, German, English, French, Basks.


Аслан Шаззо: Об индоевропейских параллелях к черкесским словам «отец» и «папа»





























Слово со значением «отец» входит в список Сводеша, то есть относится к наиболее устойчивой базовой лексике любого языка [1]. Черкесские (адыгские) слова с этим значением: «ты» (атэ) для западных диалектов и «адэ» для восточных, – не являются исключением. Вместе с тем в них наблюдаются существенные изменения, которые относятся к последнему времени. Так, западно-черкесское слово «атэ» при активной форме «сятэ» (мой отец), распадающейся на «си-» (мой) и «-атэ» (отец), устарела и заменена на новую – «ты». Наблюдаются изменения и в производных от них словах «тат» / «татэ» / «дадэ» со значением «папа». Сегодня они уже практически не употребляются в значении «папа», а приобрели смысл «дедушка», притом, что их прежнее место заняли формы, заимствованные из русского языка: «пап» и «папэ» [2: 29-34]. Несмотря на такие перемены, формы «ты» (атэ), «тат» / «татэ» и «адэ», «дадэ» представляются достаточно древними и пригодными для планируемых нами сопоставлений, что несложно подтвердить примерами.

А.К. Шагиров в «Этимологическом словаре адыгских (черкесских) языков», относит слова «ты» (атэ) и «адэ» к детской речи, чем и объясняет наличие совпадений по ним в разных языках. Он приводит тюркские названия отца в виде ата и ада, чеченское и ингушское – да, даргинское – ада, финское (диал.) – ättä, готское – atta, осетинское наименование отца или деда – æда, а также убыхское слово со значением «отец» – тŷы [3: Т. 1. 56, 57]. Но в приведенный список, воспользовавшись «Этимологическим словарем русского языка» М. Фасмера, можно внести, например, и хеттское слово «отец» – аttаš [4: Т. 3, 170]. И тогда данный перечень за счет готского atta и хеттского аttаš выведет нас на избранную для исследования тему по черкесским и индоевропейским сопоставлениям, с одной стороны, убедит в том, что привлеченные для сравнения параллели являются достаточно древними и устойчивыми, – с другой.

Здесь же, на наш взгляд, необходимо оговориться по абхазскому слову «отец» – аб и абазинскому его варианту – аба, которые также даны в словаре А.К. Шагирова. О них нами уже сказано отдельно в статье «Сопоставление черкесских и тюркских слов со значениями «отец», «папа» [2: 29-34], на которую выше сделана ссылка. В качестве нового же к ней можно добавить то, что абазино-абхазские формы следует сравнивать не только и, очевидно, не столько с тюркскими, сколько, например, с хаттским словом, означающим «отец». А оно, по А.С. Касьяну, графически изображается как fafaya [5: 136]. Языки абхазов и адыгов, как известно, считаются близкородственными, и данное обстоятельство должно подтверждаться параллелями из них, такими как «атэ», «адэ» «аб» и «аба». Но если мы признаем сходство между примерами из языков абхазов и адыгов, то почему бы также не разглядеть его при сопоставлении хаттской и абазино-абхазских форм, особенно, применив форму баба, производную от «аб», «аба»?

В целом же отдельный взгляд на пример из хеттского языка – аttаš и его сравнение с абазинской, абхазской и хаттской формами показывает, что, во-первых, атэ, (ты), адэ, аб, аба, аttаš и fafaya действительно содержат признаки, которые свидетельствуют об их происхождении от единого корня, во-вторых, о том, что к хеттскому времени они уже имели свои основные отличительные фонетические признаки.

На древность приведенных выше черкесских форм косвенно указывает, к примеру, и статья С.Л. Николаева «Северокавказские заимствования в хеттском и древнегреческом». В ней даются списки хеттских и древнегреческих слов, которые автор считает заимствованными из праязыков народов Северного Кавказа. Среди них нет слов со значением «отец», «папа», однако обнаруживается одна из таких форм, которую следует отнести не просто к северокавказским, но уже к праабхазо-адыго-убыхским. Это греческое слово ψυχή (psyhe) – «душа», которое в языке абазин дает psә, абхазов – apsә, адыгов и убыхов psa. При этом у чеченской, ингушской, бацбийской параллельных форм sa (душа), выглядящих одинаково, как и у других подобных ей, отсутствует древнейший префикс p, который, в свою очередь, в праязыке народов Северо-Западного Кавказа возводится к префиксальному же компоненту b [6: 72]. А это срабатывает в пользу тезиса о возможном существовании во время данного заимствования единого праязыка абхазов, адыгов и убыхов (возможно, и хаттов).

В связи с этим следует отметить, что древнегреческий и хеттский примеры слов со значением «отец», т.е. πατήρ (pater) [7: Т. 2. 1269] (по М. Фасмеру также ἄττα [4: Т. 3, 170]) и аttаš, ссылаясь на С.Л. Николаева и других, близких ему авторов по исследованиям древних анатолийских языков, также можно считать заимствованиями из праязыка абхазов, адыгов и убыхов. При этом, разумеется, важно также предположение: там, где есть одно заимствование, должны быть и другие.

В связи с этим в качестве первого сопоставления уместно было бы привести пример из древнегреческого языка. Чуть выше мы уже упоминали форму ἄττα – «отец». К ней существует пара со значением «папаша!», «отец!» (обращение к пожилому человеку): τατα [7: 1604] и ее вариант τεττα [7: 1620]. И здесь уже, видимо, речь можно вести о заимствовании из языка предков адыгов, и даже отдельно – западных.

Наиболее интересными при сопоставлении черкесских слов «отец», «папа» с их индоевропейскими аналогами с тем же значением являются славянские параллели. Отметим в связи с этим основные несоответствия между ними. Первое наблюдается в началах исследуемых форм: там, где в черкесских вариантах фиксируется звук [а], в славянских – [о]. Данное расхождение можно объяснить особенностью славянского праязыка, не допускавшего звука [а] в препозиции слова. Так, исторический народ «абазы» древнерусскими летописями зафиксированы как «обезы», «авары» – «обры» и т.д. Даже в настоящее время, когда звук [а] в препозиции для славянских языков становится нормой (сейчас по-русски, в том числе и слово «отец» правильно произносить через а), обнаружить в словарях незаимствованную в недавнем прошлом лексику на а крайне сложно.

Второе несоответствие – это конечное ц, например, для русского слова «отец». Как отмечается в словаре М. Фасмера, оно восходит к древнему суффиксу къ [4: Т. 3, 170], который, вероятно, вносил в семантику слова уменьшительное значение. То есть древняя основа слова «отец» выглядела как оть, что ближе к черкесским формам «атэ», «адэ».

Итак, слово «отец» по-украински звучит как оте́ць; по-белорусски – оце́ц; по-болгарски – оце́ц; по-сербски и по-хорватски – о̀тац; по-словенски – óčе; по-чешски и по-словацки – оtес; по-польски – оjсiес [4: Т. 3, 170]. То есть, в целом приведенные примеры сопоставимы в большей степени с вариантом слова «отец» у западных адыгов – «атэ». Кроме того, обращает на себя внимание тот факт, что в славянских примерах, в восстановленной Фасмером корневой основе, т.е. – в оть, наблюдается чередование. Элемент т, как мы видим, в зависимости от языка меняется на ц, č, и с. Подобную неустойчивость корневого элемента можно отметить и в черкесских формах: в одном случае мы имеем «атэ», в другом – «адэ». В целом данное явление может говорить о том, что первоначальным корневым элементом был звук, хоть близкий к одному из перечисленных, но все-таки иной.

Русское слово «папа» (примененное по отношению к отцу – А.Ш.) – заимствование примерно 200-летней давности. Оно, как считает М. Фасмер, восходит к французскому слову papà, которое, в свою очередь, образовывается от латинского варианта pàpa [4: Т. 3, 200] (скорее, от итальянского варианта papà – А.Ш.). При этом русское слово «папа» заменило исконное тятя, считающееся сейчас диалектным [4: Т. 4, 141]. Тятя же, по мнению Фасмера – «исключительно русское преобразование более древнего tata», которое является словом из детской речи [4: Т. 4, 26].

Слово «папа» по-украински звучит как тато [8: 389]; по-белорусски – тата [9]; по-болгарски – тато; по-сербски и по-хорватски – та̏та, та́та; по-словенски – otec; по-чешски – táta; по-словацки – táta; по-польски – tata [4: Т. 4, 26]. Как мы видим, и в данных примерах наблюдается большое сходство славянских форм между собой и с западно-черкесскими – «тат» / «татэ».

И если в черкесских примерах наблюдается взаимообусловленность: от «атэ», где конечное э, по сути, является кратким а, с помощью исторически корневого т и теперь уже вспомогательного а образуется «тат» / «татэ», то в славянских вариантах а в формах подобных тата, за исключением о в украинском и болгарском тато, выглядят менее обусловленными.

Особого внимания в нашем исследовании заслуживают такие языки индоевропейской семьи, как латинский и итальянский. На латыни слово «отец» передается по Фасмеру как atta [4 Т. 3, 170], другим источником как pater, tris [10: 557], pāpa (pappa) [10: 551], на итальянском оно звучит как padre [11: 480]. И вопрос, который не может не возникнуть при рассмотрении выявленных примеров, должен быть таким: вследствие чего в препозиции слов pater, pāpa и padre мог появиться элемент p? Ведь очевидно, что форма atta, близкая к приведенным выше хеттской аttаš и греческой ἄττα, является более ранней и требующей иного соответствия.

Одно из объяснений данному явлению можно найти в черкесском языке. Дело в том, что начальный звук [а] в словах «атэ» и «адэ» (а отсюда, видимо, и у форм atta, аttаš и ἄττα), не совсем обычный. Чтобы увидеть разницу между двумя [а] нужно сопоставить такие слова из языка западных адыгов как атэ – «отец» и Iатэ – «стог». Звука [а] в препозиции слова – такого, как в «атэ», в большинстве языков нет. Но звук [Iа], точнее, звукосочетание [I] + [а], которое обнаруживается в слове «Iатэ», в языках – обычное явление. Для наглядности можно написать русское слово «арбуз», используя черкесский алфавит как транскрипцию: [Iарбус].

У иноязычного человека точное воспроизведение необычного адыгского [а] в препозиции слова вызывает проблемы. Трудность с ним иногда ощущают и сами черкесы. Например, сейчас в Адыгее на диалектном уровне часто можно слышать вместо аштагъ – «(они) взяли» – форму яштагъ, вместо аIуагъ – «(они) сказали» – яIуагъ и т.д. Видимо, подобные формы остались от некой ассимилированной адыгами иноязычной общности. Или в молодежной среде, должно быть, под влиянием ее двуязычия, наблюдается произнесение Iадыгэ вместо адыгэ. То есть перед необычным гласным [а] вырастают согласные [й] или [I], с чем как с явлением, возможно, и связано преобразование более древней формы atta, в иную – с препозиционным p.

Данные примеры также обращают на себя внимание чередованием t и d – корневых элементов форм «pater» и «padre», а также их совпадением с аналогами в сопоставляемых черкесских словах «атэ» и «адэ». И, видимо, оно закономерно.

Слово «папа» латынью передается как tata [10: 761], pāpa (pappa) [10: 551], итальянским – papà и pàpa (римский) [11: 178; 488]. Форма tata, как можно видеть, сопоставима со славянскими подобными примерами, а также с западно-адыгскими вариантами тат, татэ. Она, очевидно, дошла до наших дней благодаря древнеримской литературе, а образована от ранней латинской формы atta. Слово же papa, должно быть, возникло позже – от латинского «pater» путем повтора первого слога, т.е. по принципу, просматривающемуся в соотношениях древнегреческих форм ἄττα и τατα / τεττα; латинских «atta» и «tata»; черкесских «атэ» и «тат» / «татэ»; «адэ» и «дадэ».

Наиболее близким к латыни считается румынский язык, который иногда называется народной латынью. По-румынски и «отец», и «папа» звучат как tată [12: 162], что, видимо, свидетельствует об утрате этим языком формы, которая в древности означала «отец».

По-испански «отец» – padre [13: 467], «папа» – papa; tata [13: 488]. Известна испанцам и форма pater, например, как составная часть слова paterno [13: 467] – «отеческий».

По-английски слово «отец» – father [14: 560, 561], «папа» – dad; daddy; papa (амер.) [14: 585]. В данном примере обращает на себя внимание первая буква слова «отец» – f. Если слово father одного происхождения с латинским словом pater, то появление f вместо p, видимо, связано с тем, что в более ранний вариант слова pater входил необычный звук p, т.е. p с аспирацией – [ph], который и дал современный [f]. Признаки возможности такого перехода наблюдаются, например, в написании древнегреческого имени Филипп на английском языке – Philip. Если раньше в Древней Греции имя Филипп должно было произноситься через ph, то сегодня в Великобритании оно воспроизводится через f. Нечто подобное можно сказать и о звуке [t] в слове pater. На его необычность указывает, в частности, знак из двух литер th в английском слове father. Лингвисты считают, что в древности этот звук тоже был придыхательным – [th]. Подобное следует сказать о буквах т и д в сопоставляемых черкесских формах – «атэ», «адэ». Звуки, отражаемые ими, в древности должны были произноситься как [тh] и [дh] [15: 29-34]. Обращает на себя внимание в данных примерах также сходство между формами dad, daddy и вариантом названия «папа» в языке восточных адыгов – «дадэ». Очевидно, что, оно тоже неслучайно.

По-немецки слово «отец» – Vater [16: 386], «папа» – Papa [16: 403], где последняя форма, видимо, заимствованная. Буквой же «v» в данном слове изображается звук [f]. То есть звуком [f] форма Vater идентична английской father, остальным – латинской форме pater.

По-французски «отец» – père [17: 301], «папа» – papa [17: 314]. При этом слово père не выглядит родственным латинскому слову pater, хотя само оно французам знакомо как, например, часть понятия «родительский», «отеческий» – paternal [17: 434]. Слово же papa, как сказано выше, французами заимствовано из латыни.

И данный перечень можно продолжить. При этом каждый из новых привлеченных в него языков привнесет в рассматриваемую тему интересные или даже неожиданные особенности. Например, это, возможно, касается параллелей с формами из восточного варианта языка адыгов. Тем не менее, главное, думается, уже сказано. Единственное, что было бы необходимо добавить – пример из языка басков, считающегося не близким, но и не дальним родственником кавказских языков.

По-баскски и «отец», и «папа» – aita [18], что, согласимся, не слишком отличается формой от рассматриваемых в статье параллелей.
В целом же сопоставления показали, что слова со значением «отец», «папа» действительно принадлежат к одному из самых устойчивых разрядов слов, что в нем, тем не менее, возможны как существенные фонетические изменения, так и полные замены слов на заимствования. И сказанное не противоречит тому, что данные слова могут причисляться к детской лексике.

Сопутствующий сопоставлениям анализ в дополнение показал, что исходным материалом для заимствований предпочтительней считать древние формы, которые предшествовали именно черкесским вариантам слов «атэ», «татэ» и «адэ», «дадэ».

Литература:

1. Список Сводеша. Сравниваем английский язык и русский язык. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://geo.koltyrin.ru/spisok_svodesha.php?jazyk=english (дата обращения 26. 02. 2020).
2. Шаззо А.М. Сопоставление черкесских и тюркских слов со значениями «отец», «папа» // Вестник АРИГИ им. Т.М. Керашева. – 2019 – №20 (44).
3. Шагиров А.К. Этимологический словарь адыгских (черкесских) языков. – М., 1977.
4. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка в четырех томах. – М., 1986-1987.
5. Касьян А.С. Клинописные языки Анатолии (хаттский, хуррито-урартские, анатолийские): проблемы этимологии и грамматики. – М., 2015. – 445 с.
6. Николаев С.Л. Северокавказские заимствования в хеттском и древнегреческом // Древняя Анатолия. – M., 1985.
7. Дворецкий И.Х. Древнегреческо-русский словарь. Т. I, II. – М. 1958.
8. Русско-украинский словарь. – М., 1943. – 800 с.
9. Перевод: с русского на белорусский [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://translate.academic.ru/папа/ru/be/ (дата обращения 27. 02. 2020).
10. Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. – М. 2005. – 845 с.
11. Ковалев В.Ф., Красова Г.А. Краткий итальянско-русский и русско-итальянский словарь. – М., 1991. – 667 с.
12. Иордан И. Грамматика румынского языка. – М., 1950. – 164 с.
13. Ногейра Х., Туровер Г.Я. Русско-испанский словарь. – М., 1974. – 976 с.
14. Ермолович Д.И., Красавина Т.М. Новый большой русско-английский словарь. – М., 2004. – 1099 с.
15. Шаззо А.М. Этимология этнонима «адыгэ» в свете его дополнительного значения // Вестник АРИГИ им. Т.М. Керашева. – 2019 – №19 (43).
16. Большой русско-немецкий словарь. – М., 2005. – 736 с.
17. Большой русско-французский словарь. – М., 2001. – 562 с.
18. Перевод: с русского на баскский [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://translate.academic.ru/отец%20папа/ru/eu/ (дата обращения 02. 03. 2020).

Вестник науки АРИГИ №23 (47) с. 22-27.
 (голосов: 1)
Опубликовал admin, 6-07-2020, 19:55. Просмотров: 249
Другие новости по теме:
А. Шаззо: Сопоставление черкесских и тюркских слов со значениями «отец», «п ...
Аслан Шаззо: Этимология слова «Тхьэ», – семантические и фонетические паралл ...
Аслан Шаззо: Новый подход к этимологии древнего имени «хатт»
Аслан Шаззо: Элементы археолингвистики в этимологии термина «нарт»
Великий и могучий русский язык: слово «друг»