Архив сайта
Август 2020 (13)
Июль 2020 (32)
Июнь 2020 (34)
Май 2020 (35)
Апрель 2020 (31)
Март 2020 (33)
Календарь
«    Август 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Об одном фундаментальном и основополагающем моменте в черкесской истории и культуре

Черкесская полития как образ жизни и подобие черкесских олимпийских игр





























В осмыслении черкесского 19 века – века черкесской национальной катастрофы и века конца черкесской истории – есть сложившиеся очень стойкие представления и мифы, ставшие своего рода "рифами" черкесского национального сознания. "Рифами" о которые разбивается пытливый, познающий историю и культуру своего народа дух. Разбиваясь о них, делясь на множество фрагментов, дробясь, он теряет силу – силу познания и силу воли. Черкесское национальное сознание "застряло" между множеством противоречивых "комплексов" идей, порождающих чувство безысходности, бессмысленности любых поступков и усилий. Этот когнитивный диссонанс оказывает на черкесскую культуру парализующее, обездвиживающее воздействие.

Работа, которую предстоит проделать, огромна и не по силам одному человеку. Это прежде всего работа мышления, возвращение к гуманистическим, цивилизационным и рационалистическим основам черкесской культуры, освобождение от самовозвеличивания и самоуничижения, от всех ложных, чуждых ее свободолюбивому духу представлений и навязываемых черкесам человеконенавистнических, фашистских, варварских мировоззрений и идеологий. Именно печатью варварства пытаются отметить, маркировать (а по сути уже маркировали) как черкесское национальное движение, так и черкесскую культуру в целом.

Представление о варварстве, как глубинном свойстве черкесской культуры – глубоко укоренено в толще "научных исследований", а так же во множестве пластов общественного российского и черкесского общественного сознания. Это представление стало своего рода "архетипом" любого исследователя черкесской культуры и истории, а любой отход от этого, достаточно примитивного представления, обезличивающего, обесценивающего черкесскую культуру, рассматривается как "самовозвеличивание",что по сути не просто не верно и глубоко ошибочно – это нечто большее, чем просто ошибка. Это демонстрация "имперских комплексов", страхов, переживаний и чувств, ставших методологическим "научным" принципом.

На этом пути освобождения черкесской культуры, пути ее достоверного и объективного познания, осмысления ее основ, важнейших в истории народа событий и явлений – есть один, очень важный момент. Без четкого и ясного осознания этого момента, важнейшего фактора черкесской истории и культуры, – невозможна ни черкесская по духу музыка, ни создание художественного произведения, отражающего дух народа, невозможно и полноценное историческое исследование. И музыка, и танец, которые творит не осознающий это человек – будут либо напыщенно и спесиво пустыми, либо вялыми, слезливыми, плачущими, изнывающими от своего собственного страдания, не черкесскими... Всадник, который взберется на лошадь не будет держаться в седле по-черкесски – он будет постоянно сползать с лошади, которая будет его терпеть только из сострадания.

Осознание этого "момента", его переживание, можно сравнить с блеском молнии, переживаниями человека, который в полном одиночестве отправляется в сильную грозу под оглушительные раскаты и ослепительные молнии – в поле. Когда все прячутся в своих каменных, подобных склепам и гробам, домах-ящиках, а тот человек в своем вселенском одиночестве, подняв голову и руки к небу, старается схватить молнию за ее пламенную кисть... Это как разговор с черкесским богом грозы, когда все неясное проясняется, темное освещается и начинаешь видеть то, что прежде казалось не существующим... И тогда – нет страха. Он умирает...

Этот момент – осознание основы основ, альфы и омеги черкесской культуры – черкесской политии. Это жизнь всех черкесов в политически организованном и сплоченном сообществе – под властью единых законов и правил, при активном участии всего народа в принятии, утверждении и в контроле за их соблюдением. Это жизнь с ясной и очень сильной убежденностью и верой в то, что порядок в обществе основывается на уважении к закону – в черкесской культуре был культ закона как единственно достойного и справедливого правителя.

Этот момент – наличие единой черкесской социальной и политической организации, обладавшей некой тотальностью, всеобщностью, пронизывающей каждую клеточку, каждый кровеносный сосуд черкесского общества, истории и культуры. Момент, позволивший Спенсеру назвать черкесов "самым патриотическим народом на земле". Спенсер (как и многие другие очевидцы), присутствовавший на многотысячном всечеркесском народном собрании, где присутствовали представители всех черкесских республик, почувствовал эту обыденную для Черкесии социальную и политическую энергию, энергию и всю мощь и силу черкесской политии. Почувствовал это феноменальные единство политической коллективной воли, ее рациональной, умной организации, а главное – готовности всех черкесов вырабатывать общие правила общежития и затем сообща им подчиняться. Решения таких народных собраний (общечеркесские законы, судебные решения), как писал Хан-Гирей, исполняются во всей Черкесии с поразительной тщательностью и упорством. То есть – они были обязательны для исполнения всеми черкесами и черкесскими республиками. Подобные всечеркесские народные собрания проходили достаточно часто и длительное время – по пол года и более. Это было не нечто подобное собранию партактива – это был образ жизни народа. Встреча людей из разных уголков Черкесии, споры, дискуссии, знакомства в процессе выработки общих решений и законов, сопровождающие их пиры, празднества, религиозные церемонии, спортивные состязания – все это грандиозное действо, по своему значению и роли в культуре, напоминало черкесские олимпийские игры.

Именно этот факт политической субъектности и сложнейшей политической единой организации игнорируется всей имперской историографией. И это не случайно. Без понимания корней, истоков, содержания и природы черкесской политии, ее места в черкесской культуре – эта культура обезглавлена, она напоминает казненного человека с отрубленной головой, но шевелящимися руками и губами, выходящим из легких воздухом, которые мы принимаем за человеческую речь. И кто-то даже пытается научить это тело говорить на родном языке, любить родной язык и даже (о чудо!) танцевать...

Когда говорят, что у черкесов не было "Черкесии" – то есть у адыгов не было родины, и еще, к тому же, не было какой-либо единой политической организации и способности к согласованной военно-политической деятельности, а уж тем более единого государства – метят очень далеко. В этом случае нет и закона, который каждый черкес обязан был исполнять. Работа сложных в организации политических институтов – всего лишь "скопище", "толпа", почти "свора". Иначе при этом видится и вся черкесская история – это не единое сообщество чувств, воли, не цивилизационное единство, облагораживающее и возвышающее человека в публичной политической, ораторской, законотворческой, военной, миротворческой и судебной деятельности – а всего лишь сборище глупых князьков, грубых тфокотлей и кровожадных уорков, замышляющих грабежи и нападения на мирно спящие станицы. Удивительно, если не сказать преступно, подобное видение черкесской политии и Черкесии в целом как некой банды и шайки разбойников, воров, грабителей, в общем варваров, живущих вне закона, вне права, вне цивилизации, вне человеческого языка и политики.

Главное, что нужно понять, и из чего исходить – в размышлениях о причинах "массового, народного, героического, бескомпромиссного сопротивления" черкесского народа – это то, что черкесы были политически организованы – они действовали сплоченно и как единое политическое целое. Но обычно все списывают на личные, "частные качества" черкесов, совершенно упуская из вида то, что черкес жил и действовал в политическом "публичном пространстве", связывающим его законами – постановлениями общечеркесских народных собраний. Он жил в пространстве действующих и обязывающих его к определенному поведению законов. Был ли у черкеса (бесланеевца, темиргоевца, абадзеха и др) выбор, к примеру, в случае когда враг желал завоевать его страну? Да, выбор у черкеса, как и у гражданина любой другой страны был – это был выбор между героизмом и преступлением.

Как писал Жан-Шарль де Беш:

"....Этот многочисленный и храбрый народ образует десять республик... будучи часто в раздоре, всегда объединяются при приближении опасности, могущей угрожать их независимости. Каждая из этих республик под присягой берет на себя обязательство при неминуемой опасности выступать сообща, будь то ради своей защиты, будь то ради нападения на врага. Клятва, данная в подобных обстоятельствах, становится не нарушаемой. Клятвопреступление карается ужасным образом..."

Законы, оформлявшиеся клятвой – не нововведение черкесов. Первым законом римской республики после изгнания этрусских царей – в VI в. до н.э. – стала данная всем римлянами клятва, что отныне они никогда не допустят единоличной, царской власти на римской земле. И "тот, кто замыслит единоличную, царскую власть – пусть немедленно будет предан смерти". Так же как и в Риме более чем 2000 лет назад, в Черкесии в 19 веке, с началом войны с российской империей, черкесами были приняты законы на общечеркесских ассамблеях, связывающие всех черкесов и все черкесские республики общими обязательствами и наделяющие всех черкесов единой политической волей. Так же, как и в Риме, в Черкесии подобные клятвы-законы имели конституирующий характер – они оформляли черкесскую политию, единую черкесскую политическую организацию:

"Каждая из этих республик под присягой берет на себя обязательство при неминуемой опасности выступать сообща...".

Этой неразрывной связью, общим, связывающим всех черкесов законом, каждая черкесская республика и Черкесия в целом – представляла собой "грозный оплот", благодаря которому черкесы оказывали столь долгое и героическое сопротивление одной из самых могущественных империй мира.

Те из черкесов, которые под угрозой штыков переселялись под стены крепостей, рассматривали это как временную, вынужденную меру. Переселялись отдельные семьи, частные лица – "республика", как явление духовное, как приверженность данным клятвам, приверженность черкесским принципам и законам – никуда переселиться и "убежать" и стать "беглой" или "мирной", подчинившись империи – не могла. Как Кабарда, Бесленей и прочие черкесские политии, как части единой черкесской политической организации, уже не могли действовать и вести переговоры в качестве политических субъектов – это, после начала русско-черкесской войны – было уже преступлением. Это очень важный факт, который нужно хорошо запомнить, понять и осмыслить.

Черкесы были единым, сплоченным и свободным народом, с развитым политическим сознанием, хорошо осознававший свою политическую субъектность. С таким народом нужно договариваться, вести долгие и упорные переговоры, заключать договора, а не говорить с ним на языке силы. Ни один народ (если он остается народом), да и просто человек (если он остается человеком), не позволит этого – и будет биться, пока не заставит говорить с ним на равных и человеческим языком. И предпочтет умереть, чем быть униженным. Вот первая истина черкесского сопротивления – простая, ясная и несомненная.

Унижение для народа с развитым политическим сознанием и политической культурой – в том, что с ним не желают говорить и договариваться о союзе, насилием и обманом лишая его собственности, пастбищ, равнин, пахотных и лесных угодий и земель, исторических земель Черкесии, которые черкесский народ считал своей колыбелью. Унижение черкесы видели в том, в том, что с ними не желают договариваться, не признают в качестве субъекта переговоров, планомерно заселяя земли Черкесии колонистами и казаками. Смысл ведения боевых действий черкесами виделся в том, чтобы вынудить противника сесть за стол переговоров, признать существующие политические черкесские институты и заключить договор о присоединении к России на приемлемых для черкесов условиях. Но сама идея договора – подчинение власти на определенных условиях – чужда самодержавию – власти абсолютной и безусловной. Сама эта мысль о переговорах была унижением для русских царей и воспринята быть не могла. Точно так же и черкесы не могли принять и понять идею "безусловной власти" и "безусловной покорности" без всяких условий.

Именно поэтому единая черкесская политическая организация была настоящей бедой для империи и тех черкесов, которые желали быть "мирными", то есть тех, кто с радостью жил бы спокойно и уединенно в горах. Конечно, у черкесов не было тюрем и Сибири, но когда народное собрание принимало решение о войне, отказывающийся от присоединения к воинским походам (т.н. "набегам"), уклоняющийся от личного участия в войне, награждался таким всеобщим презрением, что тюрьма или Сибирь для него оказалась бы настоящим раем. Но в реальности – такой человек становился вне закона, утрачивал авторитет в сообществе и переставал пользоваться его защитой. А в разгар русско-черкесской войны, когда черкесские поселения выжигались сотнями, и не редко – вместе с жителями – "мирных", то есть предателей, нарушивших черкесские законы, никто не жалел – они истреблялись беспощадно, обращались в рабов, имущество их конфисковывалось. Нежелание сражаться и защищать свою Родину жестоко каралось. И те, кто исполнял подобные решения народных собраний, делали это не потому, что желали этого – они исполняли закон, наказывая преступников... Все это виделось и видится как "зверства", "хищничества", "страсть к грабежам", "дикость", "отсутствие единства", "варварство"...

Но, по сути, и говоря кратко, истина сопротивления Черкесии заключалась в том, что черкесские сердца были возмущены тем, что Россия не желала участвовать в черкесских олимпийских играх...

Aslan Bori, facebook.com
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 25-07-2020, 09:45. Просмотров: 313
Другие новости по теме:
Черкесская полития – так далеко отстоящая от современных черкесских социумо ...
Фарук Шеуджен: «Черкесы должны стать политической силой»
Сайт «Адыгэ Хэку» собирает подписи под обращением молодежи Черкесии к Грызл ...
Андзор Кабард: «Учреждение Черкесской политии – это повестка текущего 2016 ...
Руслан Кеш: Что такое «черкесский вопрос»?