Архив сайта
Февраль 2021 (32)
Январь 2021 (32)
Декабрь 2020 (35)
Ноябрь 2020 (30)
Октябрь 2020 (32)
Сентябрь 2020 (32)
Календарь
«    Февраль 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Объявленный первого января текущего года отказ Нидерландов от названия «Голландия» заставляет задуматься над тем, что толкает многомиллионные сообщества к радикальным мерам в сфере своей идентичности.

Уроки ребрендинга стран, или заметки к предстоящему тесту на «черкесскость»





























Черкесам, которым в текущем году также предстоит упорядочить свой идентитарный статус в рамках переписи населения, имеет смысл обратить внимание на весьма интересные прецеденты подобного рода, уяснить причины обусловливающие столь заметные перемены и соотнести их с собственным положением.

Итак, чем голландцы (извините, нидерландцы) мотивируют свое решение? Внешнеполитическое ведомство королевства сформулировало свою позицию следующим образом: «Нидерландам необходим более унифицированный и скоординированный национальный брендинг: название «Голландия» является более распространенным, но ассоциируется исключительно с кварталом красных фонарей Амстердама и употреблением легких наркотиков. Мы хотим представить Нидерланды как открытую, изобретательную и инклюзивную страну. Мы модернизировали наш подход».

Признаться, изложенные доводы относительно актуального реноме Голландии или же пассаж о недостаточной «изобретательности» и, особенно, «инклюзивности» этой страны не кажутся особо убедительными. Но потомки гёзов – свободные люди. И это обстоятельство, в любом случае, выступает верным залогом их ответственного и бережного отношения к наследию собственной страны. Но зато вопрос об «унифицированном и скоординированном национальном брендинге» явно перекликается с черкесской повесткой. И если страна тюльпанов стремится избавиться всего лишь от хоронимического дуплета (Голландия / Нидерланды), то черкесам необходимо покончить с заметно более серьезным лексическим раздраем состоящим из квартета этнонимов.

Теперь перенесемся на другой конец планеты. С 9 апреля 2018 года небольшое Королевство Свазиленд, расположенное на юге Африки, было переименовано в Королевство Эсватини. Новое название на языке свати означает «земля народа свати». Главная причина: национальное название поможет избежать путаницы с английским названием Швейцарии (Switzerland, звучит как «Суизерленд», созвучно со «Свазиленд»).

Подобная мотивация, разумеется, не действенна в интересующем нас случае. Черкесский мотив (Circassia, circassian(s), circassien, cherkessen и т.д.) настолько основательно и прочно вплетен в культурный контекст Запада, что интенция недопущения номинативной путаницы здесь совершенно не просматривается. Хотя все же следует оговориться: тезис справедлив лишь в том случае, если иметь ввиду образованную публику, за именами Тассо, Вольтера, Байрона, Маркса, Мелвилла (так или иначе упоминавших черкесов в своем творчестве) уверенно распознающую титанов человеческого духа.

В противном случае курьезы не только возможны, но, с высокой вероятностью неизбежны. Подтверждением чему может служить, к примеру, огрех, допущенный в русском издании известной книги профессора Йельского университета Георгия Вернадского «Russiaatthedawnofthemodernage» (1959). Получившая при переводе название «Россия в средние века» (Тверь, 2001) книга снабжена несколькими картами. На той из них, в которой запечатлена Восточная Европа, нашлось место и Кавказу. Согласно этой карте западную и центральную части кавказского перешейка занимали «киргизы» (sic!). Вероятнее всего подобный ляп явился результатом невежества людей, отвечавших за картографическую оснастку издания. С легкостью можно представить, как слово circassians в глазах какого-нибудь современного тверича (в отличие от «своего» далекого предка Афанасия Никитина) не шибко интересующегося окружающим миром было воспринято как знакомое по советской коммуналке название среднеазиатского народа.

В отличие от них, как можно убедиться, перед высокопрофессиональным коллективом переводчиков не вставала проблема адекватной идентификации circassians. В итоге, перевод весьма любопытных рассуждений американского историка относительно происхождения слова черкес был осуществлен безупречно.

Здесь имеет смысл обратиться и к прецеденту, имевшему место в истории одной из стран Юго-Восточной Азии. В 1939 году Сиам стал именоваться Тайландом. Занимавшаяся этой проблемой Джуди Стоуи в своей книге «Сиам стал Таиландом» показала, как решимость 13 миллионов тайцев страны восстановить связи с более чем 23 миллионами соотечественников, разбросанных по Южному Китаю, Французскому Индокитаю и Британским колониям подвигла к идее ребрендинга. «Тот факт, что официальная смена названия совпала с началом Пан-Тайского движения, может интерпретироваться, как желание показать всему миру намерение Тайланда стать главной страной для всех людей тайской национальности», – отмечал в свою очередь британский посол Джошуа Кросби.

При соотнесении данного сюжета с черкесской ситуацией сложно не заметить некоторых параллелей. Если к концу 30-х годов прошлого столетия за пределами Тайланда оказалось более 2/3 тайцев, то из-за Геноцида позапрошлого века черкесов на Родине в настоящее время наберется не более восьмой части от общей численности народа. И, что примечательно, миллионы потомков жертв Геноцида по всему миру сохраняют четко выраженную черкесскую идентичность, в то время, как абсолютное большинство тех, кому посчастливилось остаться в Черкесии не могут похвастаться неприкосновенностью своей идентичности. В свое время, не совладав с напором большевиков, осуществлявшим институциональную интервенцию в черкесское идентитарное пространство, современные «адыгэ» оказались вынужденными вот уже без малого столетие безропотно обнашивать «этнонимические одеяния», в которые облачил их тоталитарный режим.

Обращает на себя внимание и наблюдение, сообщающее о совпадении инициирования смены названия страны с появлением «Пан-Тайского движения». Как известно греческая приставка пан- придает словам значение всеобщности, всеохватности. В этом плане очевидно, что на данном этапе у народа «адыгэ» не может быть иной адекватной современным реалиям доктрины выживания нежели «Пан-Черкесская». Данное утверждение справедливо как в случае обращения нашего взгляда на Хэку, где народ раздроблен на семь анклавов, расположенных в шести «субъектах» РФ, так и в случае помещения в центр внимания глобального черкесского мира, состоящего из Великой Диаспоры Анатолии и черкесских общин стран Ближнего Востока, Европы и Северной Америки.

Переименование Ирана в Персию в 1959 году также представляет определенный интерес с точки зрения черкесских идентитарных перспектив. Жители этой страны испокон веков называют ее Ираном («страной ариев»). Персией ее назвали древние греки, а за ними и другие европейские народы, перенеся на страну названия исторической области Фарс (Парсуаш) на берегу Персидского залива. Именно здесь проживали сообщества, в середине VI века до н.э. образовавшие империю Ахеменидов. В отличие от Сиама Персия на определенное время потеряла независимость и пребывала в статусе полуколонии Британской и Российской империй. Это обстоятельство вызвало комплекс униженияу персов и особенно у шаха, грезившего о славе древних Кира и Дария. Поэтому в смене устоявшегося названия инициаторы идеи усматривали символический акт разрыва с травматическим опытом взаимодействия с «Западом». Совершенно очевидно, что в отличие от «персидского» для ирони, «черкесский» экзоэтноним для «адыгэ» не сопровождается сколь-нибудь заметными негативными коннотациями.

На определенные размышления наводит и пример с Бирмой, которая в 1989 году сочла необходимой поменять свое названия. Тогда руководство этого государства отказалось от искаженного англичанами самоназвание жителей страны и ввело в обиход аутентичное самоназвание Мьянма. Этот случай чем-то похож на ситуацию с «адыгейцами». Ведь эта номинация также придумана нашими «англичанами» и является не более чем препарированной формой самоназвания «адыгэ». Как известно, самоназвание «адыгэ» (адыги) отсутствует в официальной номенклатуре этносов РФ, следовательно, бирманский опыт не может быть востребован черкесами.

Было бы несправедливо, перечисляя примеры наиболее известных случаев переименований стран, проигнорировать нейминг осуществленный, в вырвавшейся из когтей Британской империи Ирландии. По конституции 1937 года Ирландия официально была переименована в «Эйре». «Название Эйре было дано стране викингами, а англичане переделали его в Ирландию… сами же ирландцы называют свою родину Эринн», – сообщает один автор. Чем данный сюжет может быть полезен сегодняшним черкесам? Сложно сходу сказать… Но один урок из ирландского кейса точно можно извлечь. Для этого всего лишь следует вспомнить излюбленное жителями изумрудного острова выражение –shinnfein («мы сами»). Это значит, что для преодоления ситуации идентитарной шизофрении, навязанной столетие назад комиссарами в кожанках и три десятилетия назад законсервированной огалстученной кастой искариотов, нужно всего лишь быть достойными имени черкес. Для свободных людей это несложно.

Тимур Алоев, facebook.com
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 5-11-2020, 17:47. Просмотров: 143
Другие новости по теме:
Черкесы – все те, кто на родном зовут себя «адыгэ», – к Переписи населения ...
Черкесские активисты поддержали идею единого названия для народа
Черкесская молодежь: «Один народ – одно название – одно будущее»
Руслан Кеш: Что такое «черкесский вопрос»?
По следам Съезда Адыгэ Хасэ Республики Адыгея о национальной принадлежности