Архив сайта
Октябрь 2021 (17)
Сентябрь 2021 (32)
Август 2021 (34)
Июль 2021 (34)
Июнь 2021 (34)
Май 2021 (30)
Календарь
«    Октябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Адыгский нартский эпос – выдающийся памятник мировой культуры, памятник, который по своей социальной, философской, художественной значимости стоит рядом с Илиадой и Одиссеей. Для возникновения такого величайшего эпического произведения у адыгов в исторически раннее время существовали социально-экономические и культурные предпосылки.


Уже в эпоху ранней бронзы у них весьма интенсивно развивались производящие отрасли экономики – земледелие, скотоводство яйлажного типа, металлургия и металлообработка, оживлялись межплеменные и международные экономические и культурные связи (с Закавказьем, странами древнего Востока (Иран, Месопотамия) и Восточного Средиземноморья (Древняя Греция, Финикия, Сирия, Египет)1, обогащались знания о природе и собственной общественной жизни.

Все эти факторы породили необходимые условия для появления у предков адыгов знаменитой Майкопской культуры, которая рассматривается учеными как одна из самых блестящих страниц мировой культурной жизни. Археологически эта культура названа Майкопской по наиболее яркому ее памятнику – Майкопскому кургану, расположенному в черте города Майкопа. Он был раскопан в 1897 г. известным археологом Н.И. Веселовским. Ядро этой культуры возникло в адыгской среде, затем она получила широкое распространение, расширив свои границы до Пятигорья, Северной Осетии, Чечено-Ингушетии2. Найденные в Майкопском кургане вещи имеют большую художественно-историческую ценность, они хранятся в Эрмитаже, и о них знает весь цивилизованный мир3.

Другим важнейшим культурно-историческим явлением в жизни древних адыгов является созданная ими дольменная культура (середина III тысячелетия – последняя четверть II тысячелетия до н. э.), занявшая тоже видное место в мировой творческой мысли. Дольмены – это своеобразные монументальные мегалитические сооружения, представляющие погребальные памятники в виде наземных склепов, построенные из огрешных каменных плит. Иногда встречаются гробницы этого типа, высеченные в целой глыбе. Дольмены известны у адыгов под названием «спыун», они являлись у них предметом почитания и поклонения. Они имели распространение в районах Причерноморья и Прикубанья от Таманского полуострова на Северо-Западе и до Очамчири на юго-востоке. Говоря об основных чертах этих памятников, следует особо подчеркнуть, что обнаруженный в них инвентарь – чисто местный4. Дольмены встречаются во многих странах мира и в связи с этим изучение региональных особенностей адыгско-абхазских мегалитических сооружений представляет, несомненно, большой научный интерес. С другой стороны, они – и важнейший источник для исследования социально-хозяйственной и культурной жизни адыгов, а также этапов развития, особенностей их архитектуры.

Другим звеном в цепи исторического развития адыгов является возникновение у них в V веке до н. э. одного из древнейших государственных образований на территории нашей страны и первого на Северном Кавказе, а именно Синдского рабовладельческого государства, которое поддерживало теснейшие экономические, торговые, политические и культурные связи с образовашимися на побережье Черного моря греческим боспорским царством, а также и с самой Грецией. По данным Страбона, столицей его была Горгиппия, которая была расположена на месте нынешней Анапы. Синдское государство чеканило свою монету с изображением пшеничного колоса и головы коня. Предки адыгов – синдо-меоты играли большую роль в Боспорском и рабовладельческом государстве, вообще в связях с греками, о чем свидетельствует, как признано учеными, господство в этом царстве синдской (адыгской) династии Спартакидов3.

До появления нартского эпоса у адыгов существовало художественное, эстетическое и философское мышление с достаточным уровнем развития, определенный опыт по народному творчеству, подтверждением чего являются хохи-здравицы в честь языческих богов, мифологические рассказы о них с содержательными и увлекательными сюжетами. В их жизни значительное место занимали музыкальное, танцевальное искусство, о чем свидетельствуют языческие обряды, непременными атрибутами которых являются музыка и танцы. Эти обряды хорошо запечатлены в фольклоре.

Как показывают археологические материалы, начиная с неолита на исторической территории адыгов (на Северо-Западном Кавказе) не происходило смены населения, переоформления материальной и духовной культуры, следовательно памятники культуры, о которых мы говорили, являются их достоянием. Не случайно мы обратили особое внимание на все эти факты. Они позволяют сделать обоснованный вывод о том, что для формирования и дальнейшего развития нартского эпоса в адыгской среде существовала необходимая историческая почва.

Нартский эпос – многовековое творчество адыгов, в котором в обобщенной, художественной форме многогранно отразились наслоения различных этапов их исторического развития, их мировоззрения, философские, эстетические и этические взгляды на окружающий мир и собственную жизнь, нравы и обычаи, мифологическо-религиозные воззрения. Он имеет большое значение для более глубокого теоретического осмысления общеисторического содержания матриархата, патриархата, рабовладельческого и феодального обществ. В нартском эпосе отложились следы медно-бронзового века, встречаются в нем упоминания о предметах, изготовленных из бронзы и свинца, медный котел, служивший для приготовления пищи, медный амбар, медный гроб, медная конюшня, бронзовая и свинцовая плеть. Материал, относящийся к ранней железной эпохе (I тыс. до н. э.), весьма обилен, и это послужило основанием для приурочивания появления нартского эпоса именно к этой дате (В. И. Абаев, Е. И. Крупнов). Положение это в определенной степени вызывает у нас возражение и для этого есть основание. Как известно, ранняя железная эпоха на Северном Кавказе совпадает с историческим периодом разложения патриархально родового строя, начальным этапом военной демократии. А в адыгском нартском эпосе довольно ярко изображены многие важные элементы материнскородовой организации на стадии ее разложения. Черты ее воплощены в образах Сатаней и ее сына Сосруко, которые занимают значительное место в эпосе. Не случайно же высказана мысль о том, что невозможно представить нартский эпос без величественной и мудрейшей Сэтэнэй – матери нартов (В. И. Абаев)6. Опираясь на этот значительный факт, мы в унисон с Ш. Д. Инал-Ипа утверждаем, что возникновение первоначального ядра нартского эпоса следует связывать со сказаниями, в которых повествуется о Сатаней и Сосруко.

Как отмечено А.И. Алиевой, художественная структура, сюжетное и композиционное строение, циклизация, художественные изобразительные средства, ритмическая организация адыгского нартского эпоса весьма своеобразны7. Он равно обладает богатым содержанием и большими художественными, эстетическими достоинствами, что создало ему непреходящую ценность и долгую жизнь. По жанру этот эпический памятник относится к мифологическо-героическому типу. Мифология в нем занимает большое место, она является его подосновой и на определенном этапе развития нартского общества служит одним из средств для осмысления окружающей действительности. Но это не значит, что эпос не историчен. В нем правдиво показана длинная историческая полоса, лежащая между матриархатом и феодализмом. В эпосе воспеваются героические подвиги адыгских богатырей, это – его лейтмотив, узловая тема. Нарты ведут борьбу с иноземными захватчиками, с иныжами-великанами, олицетворяющими природные стихийные силы, с чинтами – непримиримыми врагами. В нем встречаются сведения о межплеменной борьбе, богоборческие мотивы. И сами нарты нередко совершали набеги на соседние племена, и это делалось не только для проявления храбрости и героизма, но и для приобретения военного опыта.

Эпоха нартов изобилована войнами, набегами, героическими подвигами, война становится основной профессией этих богатырей. Эта эпоха есть эпоха военной демократии, разложение патриархально-родового строя (I тыс. до н. э.), нашедшая самое яркое отражение в адыгском нартском эпосе. Борьба нартов с природными стихийными силами, богами, со всяким злом не сводилась, конечно, к свершению ими героических подвигов для удовлетворения своего тщеславия, она имела большой социальный, общечеловеческий смысл, заключающийся в утверждении и возвышении человеческой жизни на земле.

Основной мотив цикла о Сосруко – это добывание огня. Цикл этот содержит большую философскую, этическую концепцию. В образе Сосруко воплощена прометеевская идея похищения огня. Добывание огня Сосруко – это борьба за человеческую жизнь, за прогресс человеческой культуры, за утверждение гуманизма, добра и красоты на Земле. Это, наконец, утверждение человеческого начала, человеческой личности во всей окружающей действительности. Эта идея, выросшая на местной, региональной почве, возвышается до создания общечеловеческих философских, этических, эстетических систем, принципов. Это гуманистическое движение времен патриархата обрело крылья лишь впоследствии и в общем сыграло огромную роль в развитии человеческого общества, культуры, философской, этической мысли.

В адыгском нартском эпосе представлена картина эволюции форм семьи, ее развитие от групповых форм брака до моногамии. Групповой дуально родовой брак – первая форма брачных отношений, который первоначально был дисэкономическим, дисхозяйственным, а также в соответствии с этим дислокальным8. Брачные отношения устанавливались не между индивидами, а между их группами. В условиях группового брака могли иметь место и парные браки, но они обычно были неустойчивыми и быстро распадались. Дети оставались в коллективе, к которому принадлежала их мать, и счет родства велся по материнской линии. Брачные связи между индивидами оставались еще не организованными, но они были социально упорядочены между членами определенных групп9. Групповой брак, а в дальнейшем сменивший его парный брак представляли социальную организацию, и они играли большую роль в упорядочении воспроизводства населения и обеспечении первичной социализации детей10.

В адыгском нартском эпосе прослеживаются следы группового брака, который формируясь в древнеадыгской среде, приобрел специфические черты. Сэтэнэй-гуащэ в эпосе показана женой разных мужчин: Соса, Тлепша, Уазырмеса, Тхаматэ нартов Насрен Длиннобородого. От случайной связи с нартским пастухом у нее рождается сын Саусрыко, и рождается он чудесным образом из камня. Как отмечено многими исследователями, упоминание камня в данном случае не случайное явление, оно имеет большой социальный смысл. Известный абхазский ученый-фольклорист Ш.X. Салакая считает, что здесь нашло отражение важнейшее значение камня как орудия труда в эпоху не только неолита, но даже и энеолита".

Все главные мотивы, связанные с циклом о Сосруко, а именно и рождение его из камня, закалка, похищение огня рассматривает А.Т. Шортанов как «символ огня и металла», как явление железной эпохи. На наш взгляд, рождение Сосруко из камня имеет совершенно другое объяснение. Как известно, древние адыги обожествляли камень, как и многие другие предметы и явления природы, они на него смотрели как на сверхъестественное существо, как на обитель, жилище духов. Адыги поклонялись мегалитам – древним сооружениям из громадных камней. При этом нельзя забывать и то обстоятельство, что в образе Сосруко переплетаются мифические черты с реальными. И, естественно, мифологические элементы в обрисовке его жизни оказали заметное влияние и на его рождение из камня.

Для составления верного представления о социальной жизни эпохи нартов немаловажное значение имеет и рассмотрение факта о рождении Сосруко от случайной связи Сэтэнэй с нартским пастухом. Факт этот являлся нередко причиною ссор и конфликтов между Сэтэнэй и ее сестрой Брамбух. Последняя упрекала ее в том, что она, не имея мужа, сына родила12. Здесь в лице двух этих героинь эпоса мы видим столкновение двух противоположных социальных традиций – матриархальных и патриархальных. Образ Брамбух создан и осмыслен в период патриархата, и естественно, что она защищает его устои, нравственные нормы и отвергает чуждые ей матриархальные порядки.

Обращает на себя внимание и другой факт, связанный с жизнью Сосруко – презрительное отношение к нему нартов. Они никогда не считали его членом своего круга, сообщества, и, подчеркивая свое отчужденное отношение к нему, называли его «пастушьим сыном». В более древнее время у людей был другой взгляд на положение пастухов в обществе. В социальной иерархии они занимали высокое место. Как известно, люди наделяли животных сверхъестественной силой, а поскольку и пастух, ухаживая за ними, был близко связан с ними, то люди считали, что и он тоже обладал сверхъестественной силой13. В связи с этим случайную связь Сэтэнэй с пастухом следует рассматривать не как связь с простым человеком высшего порядка, мифическим существом. Позже, очевидно, в эпоху развитого патриархата пастух теряет свою прежнюю цену, высокий социальный статус и этим объясняется отчужденное отношение нартов к Сосруко и неприятие его в свое общество как сына пастушьего. Наряду с этим следует учитывать и другой не менее важный факт, что образ Сосруко в определенной степени содержит мифические черты, что он одним крылом связан с матриархатом, а другим – с патриархатом. В сложившихся неприязненных отношениях нартов к Сосруко отчетливо выражен социальный мотив – столкновение матриархальных и патриархальных традиций и вытеснение последними первых.

Утверждение патриархального уклада в обществе нартов происходило не гладко, а в острой, напряженной и длительной борьбе с отживающими матриархальными порядками. Проиллюстрируем это некоторыми примерами. Когда Сатаней спрашивает своего сына Сосруко, что нового видел в пути и на хасе, он отвечает непочтительно:

Женщина о хасе не спрашивает,
К женщине за советом не обращаются,
Кто обращается, тот не мужчина.

Здесь видно, что на формирование социальной основы образа Сосруко оказало большое влияние патриархальное устройство быта нартов. О социальной борьбе между матриархатом и патриархатом свидетельствует и этот факт. Адыиф – один из важных женских персонажей в эпосе. Она обладает магическими свойствами. Когда ее муж Псэпыт, возвращался ночью домой с табуном коней, она протягивала руки, излучающие свет, и она превращала ночь в день, и путь становился для него безопасным. Как-то раз в разговорах с ней он самонадеянно заявил, что может обойтись без ее помощи и, приняв это за обиду, она очередной раз не стала освещать ему путь, и он, не найдя брода, утонул вместе с табуном в реке Кубани. В этом повествовании явно прочитывается мысль о борьбе двух противоположных начал – матриархата и патриархата.

И в цикле о Шэбатнуко тоже ярко выражена мысль о социальной борьбе между матриархальными и патриархальными устоями, об утверждении патриархальной жизни в нартском обществе. Сэтэнэй, желая завлечь Шэбатнуко в свою любовную сеть, обнажает перед ним белоснежную шею и грудь, но он не подался этому соблазну. И сделала она это с целью обессилить его физически, чтобы в бою с ее сыном он мог его одолеть. Свое отношение к поступку Сэтэнэй он высказал в следующих словах: «Никогда не ночую я в гостях у красавиц». И еще более ярко он выразил эту мысль в другом месте эпоса:

Никогда я не стремился
К угощениям богатым,
К песнопениям веселым,
К наслаждениям любовным.
Не шатаюсь по лагунам,
К юным женам и девицам
В гости я не приезжаю,
Презираю их утехи,
А доспехи боевые
Я надел для дел высоких.

Это философско-этическая идея прочно установившегося патриахального уклада жизни нартов, это и патриархальный стандарт этикет, призванный поддержать порядок в патриархальном обществе, нравственный идеал воина-богатыря – это мужество, честность, мудрость, справедливость. Он аскет и проявляет апатию ко всему богатству, любовным наслаждениям. Эти этические нормы и представления отражал состояние социально-экономического развития периода военной демократии, а в идейном отношении они представляли определенное средство для вытеснения матриархальных идей из нравственной жизни разлагающегося общества. Они функционировали как обычаи, нравы и традиции и обеспечивали контакты между ними.

В цикле о Шэбатнуко содержится гуманистическая идея об утверждении личности. Человек выделяет себя из природы и коллектива. Осознает свой разум и свою творческую мощь, и это – большой импульс для развития его индивидуальных особенностей, для раскрытия его природных дарований. Идея эта существовала и до патриархата, но цельное, системное формирование она получает в период его господства, особенно в эпоху военной демократии. Она в полной мере нашла воплощение в образе Шэбатнуко, который представлен в эпосе как отважный герой-одиночка. При всем этом он не отошел от общества, а порвал лишь все пути со старым, изжившим себя обществом, поглощавшим человеческую личность, и связал свою жизнь с новым социальным укладом, предоставившим ему в определенной степени свободу действий, давшим ему возможность осознать свою личность как социальное существо. Нарты часто устраивают состязание в спортивной борьбе, пляске и в этом факте заложен тот же социальный смысл, а именно утверждение человеческой личности.

Сказание о Тотреше пронизано мыслью о торжестве патриархата, подтверждением чего частично служат слова богатыря, обращенные к его коню:

Пусть съедят тебя собаки,
хочешь к женщинам отнести меня?

Мотивы борьбы двух противостоящих социальных укладов, матриархата и патриархата содержатся и в этих словах нарта:

Чего испугалась кляча? Бабьих хитростей?

Цикл о Пэтэрэзе также свидетельствует об установлении патриархального образа жизни в нартском обществе.

Формирование патриархального общества вызвало большие изменения в семейно-брачных отношениях людей. Первоначально, правда, все еще продолжает в нем господствовать парный брак, но постепенно он трансформируется в патриархальную семейную общину, главой которой становится старший мужчина. Такая семья состояла из трех-четырех поколений, число ее членов доходило до ста. В ней господствовало коллективное производство и потребление. Патриархальная семейная община – первая моногамная форма семьи, в отличие от парной семьи она обладала прочностью и устойчивостью. Брак мог быть расторгнут лишь по желанию супруга. Счет происхождения и родство в моногамной семье отцовской линии и дети наследовали отцу его имущество. Брак в основе является патриархальным, но возник он не сразу. Процесс его сложения был сложным и длительным, о чем свидетельствуют пережиточно хранившиеся у адыгов семейно-брачные обряды: ввод невесты «чужой дом», уход новобрачного в «чужой дом», уход бабки новобрачного из дому.

В адыгском нартском эпосе прослеживаются следы существования патриархальной семейной общины в нартском обществе. Нартский кузнец жил в большой семье, имел восемнадцать сыновей.

В эпосе отразилась древняя форма заключения брака – похищение . Нарт Сосруко решил жениться на девушке-красавице Бадах, но ее отец Джилахстан не хотел ее выдать за него замуж, и тот похищает ее.

В нартских сказаниях мы находим материалы о социальном институте гостеприимства, возникшем при патриархате, служившем у адыгов одним из важных каналов культурообмена (М. О. Косвен). Нарты строили специальное помещение – кунацкую для приема гостей, являвшуюся и впоследствии непременным атрибутом адыгского гостеприимства.

Для изучения древних форм социальных отношений большое значение имеет содержащиеся в эпосе сведения о кровной мести, имевшей особенно большое распространение на поздних стадиях первобытного общества. В догосударственное время она существовала как форма коллективной взаимозащиты и применяли ее для наказания виновных. Возникла система композиции для урегулирования отношений враждующих сторон. Обидчик возмещал путем материального вознаграждения ущерб, причиненный потерпевшему, и между ними устанавливался мир15.

В эпосе широко представлена хозяйственная, общественная, культурная жизнь нартов. Мы узнаем из него, что нарты занимались земледелием, скотоводством, обработкой металла (умели изготовлять из железа орудия и другие необходимые предметы). Нартский кузнец Тлепш выковал для них первые серпы, которыми убирали просо. Существовал товарообмен внутри племен и с другими странами.

В эпосе дана широкая панорама общественного устройства адыгов в период военной демократии. Военачальник, совет, народное собрание составляли ее управленческие органы. Выделилась родовая верхушка, в руках которой было сосредоточено основное богатство. Возникли отдельные племенные объединения, союзы племен, во главе которых стояли цари (у фатеев, дандариев), князья (у меотов). Демократические порядки на хасе стали утрачивать свое значение, там уже фактически верховодили старейшины рода, от которых зависел исход решения важнейших общественных вопросов. Уже вырисовывались признаки неравенства в рода16.

Дальнейшее развитие материального производства, социально-экономических отношений, рост избыточных продуктов, эволюция общественного сознания в адыгском обществе привели к возникновению первого Северном Кавказе Синдского (адыгского) рабовладельческого государства. Несмотря на очевидность этого факта, некоторые исследователи проявляют к нему ничем необоснованное нигилистическое отношение.

Возникновение Синдского рабовладельческого государства – не случайное явление, а неизбежный результат закономерного развития адыгского общества, которое активно развивалось в рамках общемирового исторического процесса. Существование Синдского (адыгского) рабовладельческого государства – непреложный факт. Об этом свидетельствуют как письменные источники, так и археологические материалы17.

Известно, что история есть движение и в этом движении есть этапы. Мы знаем поэтапное развитие Синдского рабовладельческого государства – время его возникновения, зенита, распада, его государственное устройство, классовую структуру, культурную жизнь. Оно обладало всеми характерными чертами рабовладельческого уклада жизни. В Синдском обществе возникли классы рабовладельцев и рабов и рабский труд, играя роль способа производства, определял основу общественного бытия18.

Возникла частная собственность на средство производства, в полной мере обнажилось социальное неравенство, оно появилось в общине даже среди свободных. Эта идея была перенесена на человеческую природу: людей стали делить на полноценных и неполноценных. Одних причисляли к привилегированному сословию и называли их господами, других относили к простой, обыкновенной категории людей и именовали их «малыми людьми».

В рабовладельческом обществе получает дальнейшее оформление идея гуманизма: возникает национальная, общечеловеческая идея, складывается о человеке представление как о наивысшей ценности носителя добра, осознается его большая роль в общем процессе бытия, борьба его противоположностей. В определенное время основной массой было воспринято рабство как зло. На почве всего этого сложились идеи добра и зла, и в полной мере была воспринята непрекращающаяся борьба между ними.

Возникновение рабовладельческого государства у адыгов – важнейшая историческая веха в их жизни, и оно не могло быть обойдено эпосом. В частных столкновениях между нартами и чинтами (или синдами) следует видеть стремление последних объединить все адыгские племена в единую общественно-политическую силу и создать единое национальное ядро, осуществить переход к новой общественно-экономической формации – к рабовладельческому строю.

Развитие социально-экономических отношений в синдском рабовладельческом обществе вызвало определенные перемены в семейно-брачных отношениях. Усилился процесс разложения патриархальных семей, возросло число малых моногамных (нуклеарных) семей, основанных на частной собственности. Последние становились господствующей формой семьи в новом обществе.

Все большее распространение получал брак – покупкой (калым) Появление этого социального института запечатлено в нартском эпосе. Сын нартского кузнеца Дабеча Канж решил жениться на дочери великанши, но последняя согласна была выдать дочь за него при условии, что он наполнит ее котел мясом. Тринадцать дней и ночей Канж охотился, убивая кабанов, оленей, зайцев, и с трудом выполнил брачное условие19.

Анализ приведенных материалов позволяет сделать следующие выводы.

В адыгском нартском эпосе встречаются материалы о структуре различных экономических и социальных отношений, формах быта, культуры, семьи, брака, образа жизни адыгов. В нем глубоко представлены характерные черты их общественного сознания и мышления, система мировосприятия, общекультурная специфика их эмпирических знаний об окружающем мире и человеке.

Нартский эпос представляет несравненный источник для изучения отразившихся в нем разновозрастных пластов древних социальных отношений, матриархата, патриархата, военной демократии, рабовладельческого общества, феодализма адыгов, существовавших в живом единстве с мировым историческим процессом.

В эпосе содержатся гуманистические, этические, философские, эстетические идеи различных уровней осмысления и обобщения, являющиеся частью глубинного ядра человеческой культуры, человеческого прогресса. Нартский эпос свидетельствует о том, что адыги не стояли в стороне от столбовой дороги мировой культуры, а принимали самое деятельное участие в ее создании и философском осмыслении и обобщении.

Литература:

1. Крупнов E.И. Древняя история Северного Кавказа. – М., 1960. – С. 398.
2. Очерки истории Карачаево-Черкесии. – Ставрополь, 4967. – С. 29.
3. Анфимов Н. В. Древнее золото Кубани. – Краснодар, 1987. – С. 22.
4. Марковин В.Н. Дольмены Западного Кавказа. – М., 1978. – С. 48.
5. Инал-Ипа. Исторические корни давней культурной общности кавказских народов // Сказания о нартах – эпос народов Кавказа. – М., 1969. –С. 59.
6. Абаев В. И. Нартовский эпос // Известин Северо-Осетинского научно-исследовательского института. – Т.X. – вып. I. – Дзауджикау. С. 36.
7. Алиева А. И. Поэтика нартского эпоса адыгов // Сказание о нартах – эпос народов Кавказа. – М. 1969. – С. 330.
8. Семенов Ю. Групповой брак // Семья. – М. 1991. – С. 191.
9. Там же.
10. Семенов Ю. Указ. соч. – С. 191.
11. Салакая Ш.X. Абхазский народный героический эпос. – Тбилиси, 1966. – С. 81.
12. Шортанов А.Т. Героический эпос адыгов «Нарты» // Сказания о нартах – эпос народов Кавказа. – М., 1969. – С. 205.
13. Штернберг Л.Я. Первобытная религия. – Л., .1936. – С. 437.
14. Нарты. Кабардинский эпос. – М., 1957. – С. 130.
15. Першиц А. И. Месть кровная // Социально-экономические отношения и соционормативная культура. – М., 1986. – С. 83.
16. Очерки истории Карачаево-Черкесии, – Ставрополь, 1967. – С. 65.
17. Конрад Н. И. Запад и Восток. М., 1972. – С. 20.
18. Там же. – С. 43.
19. Нарты. Кабардинский эпос. – М., 1957. – С. 458-459.

Д-р ист. наук М.А. Меретуков, Республика Адыгея, Майкоп.
Нартский эпос и кавказское языкознание // Материалы VI Международного майкопского коллоквиума Европейского Общества кавказологов. – Майкоп, 1994. – С. 175-183.


Отражение древних форм социальных отношений в адыгском нартском эпосе
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 13-07-2018, 12:53. Просмотров: 282
Другие новости по теме:
Нарты устраивали богатырские игры у горы Ошхамафэ (Справка)
«Хаса» – феномен адыгской (черкесской) культуры
Первый кавказский коллоквиум ЕОК: философско-культурологический дискурс, – ...
Асфар Куек: Мифо-эпическое сознание адыгского миропонимания
Феномен мудрости в адыгском эпосе, – Р.А. Ханаху