Архив сайта
Январь 2022 (23)
Декабрь 2021 (32)
Ноябрь 2021 (31)
Октябрь 2021 (32)
Сентябрь 2021 (32)
Август 2021 (34)
Календарь
«    Январь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


8 декабря 2020 г. ушел из жизни выдающийся ученый-этнолог, заведующий сектором археологии и древней истории Института гуманитарных исследований Кабардино-Балкарского научного центра Российской Академии наук, доктор исторических наук Барасби Хачимович Бгажноков.

Бгажноков Барасби Хачимович, - М.Н. Губжоков





























Б.Х. Бгажноков родился 1 ноября 1947 г. в сел. Старая Крепость (ныне – г. Баксан) КБАССР [1: 161]. После окончания филологического факультета Кабардино-Балкарского государственного университета он поступил в аспирантуру Института языкознания Академии наук СССР, где в 1974 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Психолингвистические проблемы общения» под руководством выдающегося специалиста по психолингвистике и теоретическим проблемам речевой деятельности А.А. Леонтьева.

Сразу после защиты диссертации Б.Х. Бгажноков становится сотрудником кафедры педагогики и психологии КБГУ. Уже тогда из-под пера молодого исследователя стали выходить работы, в полной мере демонстрирующие его широчайшую эрудицию, удивительный сплав компетенций в области языка и психологии, помноженные на кропотливое изучение этнографических реалий (которое со временем вылилось в ставшие уже легендарными полевые исследования Бгажнокова среди всех групп адыгов).

Первые же труды Б.Х. Бгажнокова, изданные в далеком 1978 году [2; 3], можно назвать поистине программными. Они обозначили важнейшую сферу научных интересов Барасби Хачимовича, которым он оставался верен до конца своей жизни. Эти работы стали свидетельством рождения не только прекрасного ученого-этнографа, но и целого научного направления – этнографии общения, признанным основоположником которого стал Барасби Хачимович.

Воздействие книг Б.Х. Бгажнокова на его современников, адыгскую (да и в целом – кавказскую) интеллигенцию невозможно переоценить. Для читающей молодежи «Адыгский этикет» Бгажнокова стал первым прикосновением к забытой и полузапретной культуре предков. Об этом рассказывают сейчас многие сложившиеся специалисты-адыговеды, для которых труды Б. Бгажнокова стали путевкой в большую науку.

Книга «Адыгский этикет» сразу же стала «научным бестселлером», – вспоминает этнограф из Кабардино-Балкарии Мадина Текуева. – «Мы читали ее взахлеб, потому что в ней с уважением и научным обоснованием реабилитировалась наша культура. Весь Кавказ воспринял эту книгу как потерянный ключ к варварски заколоченной двери в историческое прошлое. ... В результате сформировались новые подходы в изучении традиционной культуры, новые интерпретации в трактовании ее развития. Уже никогда больше не говорили о кавказской традиции в прежнем высокомерном тоне» [4].

Этнограф и пропагандист адыгской культуры Наима Нефляшева отмечала, что «Адыгский этикет» Бгажнокова «был настоящим прорывом, академической революцией и по своим методологическим подходам, и по уровню источниковой базы, и по структурной подаче» [5]. Барасби Бгажноков, пишет она, «практически первым из советских ученых-адыговедов вышел за унылые рамки простой описательности и не только сделал адыгский этикет объектом самостоятельного исследования, но и препарировал его виртуозно и филигранно. И очень бережно. И очень системно. Так с материалом может работать только великий Мастер. Казалось бы, эти сюжеты были всем знакомы, но только Бгажноков придал им академический блеск.

В своей первой книге «Адыгский этикет» Б. Бгажноков показал, что адыгский этикет, Хабзэ – это не механический набор поведенческих ритуалов и практик, это цельная, законченная, рациональная, живая система. Система, подобная бесконечному Космосу, отвечающая на ключевые вопросы бытия, идеально встраивающая человека в социум, помогающая тонко преодолевать свое эго. Именно Б. Бгажноков деконструировал для нас, читателей, эту систему во всей ее красоте, мудрости, силе и символической мощи. Тщательно регламентированные правила черкесского повседневного поведения и строгие ритуалы – все это несло не только прагматические, но и символические смыслы. Тайный язык черкесских всадников, рыцарский кодекс Уорк Хабзэ, непростая лаконичная простота черкесского быта, особый статус детей, женщин, гостей и стариков в черкесском обществе – обо всем этом и многом другом Б. Бгажноков впервые в кавказоведении заговорил языком академической науки» [5].

В 1983 г. выходит еще одна работа Б.Х. Бгажнокова «Очерки этнографии общения адыгов» [6], а в 1984 г. в академическом Институте этнографии он защищает докторскую диссертацию «Культура общения и этнос», окончательно оформив теоретическую базу новой дисциплины; благодаря ему этнография общения навсегда приобрела адыгский оттенок – настолько в ней переплелись теория и черкесский этнокультурный материал.

Уже в первые годы своей научной деятельности Б.Х. Бгажноков продемонстрировал готовность решительно и бескомпромиссно отстаивать самодостаточность адыгской культуры, невзирая на любые авторитеты в науке, как это произошло в ходе дискуссии по институту избегания, развернувшейся в академическом журнале «Советская этнография» [7; 8]. Таким «отчаянным рыцарем от науки» (как назвал Б. Бгажнокова много лет друживший с ним академик Валерий Тишков) [9] Барасби оставался на протяжении всей своей жизни...

С 1985 г. Б.Х. Бгажноков становится научным сотрудником Кабардино-Балкарского Института гуманитарных исследований, в котором он проработал до конца жизни.

Никогда не останавливавшийся на достигнутом, с первых книг ставший почитаемым «классиком», Барасби Бгажноков продолжал штурмовать научные вершины... Каждая его новая книга становилась событием.

В «Адыгской этике» [10], ставшей настоящей песней об уходящей культуре и шедевром научной систематики, адыгский этикет оказался лишь частью глобальной конструкции, бывшей смыслом и доминантой образа жизни черкесского народа – адыгской этики адыгагъэ.

Теоретические построения Б.Х. Бгажнокова легли в основу раздела по этике и этикету [11], вошедшего в «Адыгскую (черкесскую) энциклопедию» – величественный свод знаний об адыгском этносе, написание которого объединило лучших на тот момент ученых адыгского мира. Выход этого капитального труда еще раз подтвердил, что без книг Б.Х. Бгажнокова отныне не сможет обойтись ни одна обобщающая адыговедческая работа. Сознавая это, автор настоящей статьи, приступив к написанию подраздела «Этические представления адыгов» для «Истории Адыгеи», не преминул в соответствующей сноске сообщить, что данный текст является всего лишь переложением соответствующих работ Б.Х. Бгажнокова [12: 408].

В «Черкесском игрище» [13] Б. Бгажноков дал «блестящий анализ черкесского джэгу как симфонии, где у каждого действующего лица есть своя партия, и ни один не перекрывает другого. Черкесское игрище у Бгажнокова – это место встречи мудрой старости и дерзкой юности; величайшая концентрация человеческой энергетики; конкурентное пространство, где социальная группа ведет свой диалог с судьбой, в рисунке танца выражая гармонию и страсть в движении в будущее. В черкесском игрище все сочно, достойно, неслучайно. Это место, где все имеет значение и смысл» [5]. Можно ли сказать лучше, чем это сделала в свое время Н. Нефляшева?

В монографии «Основания гуманистической этнологии» [14] Б.Х. Бгажноков вновь выступает как выдающийся теоретик – на этот раз – новой формирующейся этнологической субдисциплины. Положив в основу своего подхода понятие «культуры эмпатии» (т.е. сочувственного, доброжелательного отношения), изначально присущей человеку и уравновешивающей столь же имманентную агрессию, автор акцентирует внимание на этнических механизмах эмпатического понимания и поведения. К их числу относятся ранее изученные автором этические, этикетные и правовые нормы, регламентирующие повседневную реальность многообразные обычаи и обряды. Примечательно, что весьма гармонично в эту концепцию вписываются стержневые для адыгской этики понятия человечности цIыфыгъэ и бескорыстного благодеяния псапэ, делающие адыгскую культуру культурой мира и взаимопонимания. В «Основаниях гуманистической этнологии» Б.Х. Бгажноковым была развита и ранее обозначенная им в предшествующих работах [10: 7-9; 15] концепция «этнического кризиса», опасного утратой основных черт базовой личности, выражающегося в профанации духовного наследия, имитации этнической культуры, упадке национального духа.

Блестящим антропологом Б.Х. Бгажноков предстал перед читателем в своей новой работе, вышедшей в 2009 г. [16]. Антропология морали, казавшаяся уделом философов и носившая предельно абстрактный характер, под пером Б.Х. Бгажнокова приобрела узнаваемые черты. Ведь человечность, почтительность, разум, мужество, честь, ранее на основе полевых исследований выведенные Бгажноковым в качестве ведущих моральных принципов адыгской этики, в его новой работе оказываются универсальными для всего человечества, приходящими в состояние гармонии с иными этическими постоянствами других «этикетных» народов и их философско-религиозных систем. Встроенные в текст монографии адыгские изречения и нравственные максимы в большинстве своем «обезличены», еще раз подчеркивая их надэтнический характер. Вдумчивому читателю надолго запоминаются глубокие идеи автора – например, о разнообразии народов и этнических культур как о великом даре человечества, которым необходимо мудро распорядиться (стр. 79). Или о понятии толерантности, которое отнюдь не означает безоглядную терпимость, навязанную покорность, готовность мириться с чем угодно; истинная толерантность – это удел волевых личностей, обнаруживающих нравственную силу и благородное терпение, не растерявших мужество и самоуважение (стр. 5-6). Идеи, которые, нисколько не устарев за прошедшее десятилетие, с каждым днем становятся все актуальнее...

2010 г. ознаменовался для Барасби Хачимовича выходом сразу двух новых значимых трудов – монографий «Социальная организация семьи» и «Отрицание зла в адыгских тостах» [17; 18].

«Социальная организация семьи» стала квинтэссенцией всего, что накопила этнография об «алгебре родства» адыгского этноса. Этот уникальный капитал, своеобразное «искусство родства», как говорит автор, не должно быть утрачено, ведь оно определяет место каждого адыга в сложной и разветвленной системе семейно-родственных отношений. И долг каждого человека – «на каждом из этапов жизненного пути с честью исполнить долг родства и реализовать себя как личность, сознающую ответственность перед культурным наследием человечества» [17: 118].

Книга «Отрицание зла в адыгских тостах» возрождает полузабытый ныне яркий и образный поэтический язык адыгского застолья, в ходе которого особое место занимала ритуальная брань, заключенная в строгие ритуальные рамки. Эта художественная традиция, нивелируя зло, подвергая его осмеянию, расчищала тем самым путь к удаче, вселяя в участников пиршества предощущение успеха, уверенность в неизбежной победе добра над злом. Ритуальные проклятия, полные изящества и тонкого юмора – свидетельство светлой ауры адыгского национального духа, проявляющейся даже в застольной брани. И далеко не случайно, что послесловие к книге названо «Укрощение зависти» – ведь, по мнению автора, возрождение этого уникального словесного жанра будет способствовать самоочищению этноса, развенчанию зла, избавлению от греха зависти, отравляющего современное общество... [18: 73-76]

Естественно, что концептуальные положения и дискуссионные аспекты каждой монографии, выходившей из-под пера Б.Х. Бгажнокова, предварительно публиковались в виде статей (которых у него было около 200), получали предварительную апробацию на научных форумах. Яркие выступления Барасби Хачимовича на конференциях, заседаниях ученого совета КБИГИ, в ходе оппонирований при защитах диссертаций будили научную мысль, вызывали широкую гамму эмоций – от восторга до немедленного желания вступить в полемику, но никого и никогда не оставляли равнодушными.

В последнее десятилетие и без того удивительно широкая сфера научных интересов Б.Х. Бгажнокова приросла проблемами этнической истории адыгов с самых ранних ее этапов. В 2014 г. Барасби Хачимович возглавил сектор археологии и древней истории института. В этот период под его редакцией и при его соавторстве увидел свет целый ряд выпусков научного альманаха «Археология и этнология Северного Кавказа», совместно с коллегами им была издана монография «Очерки древней и средневековой истории адыгов» [19], а книга «Культура чашевидных знаков Евразии» [20] еще раз продемонстрировала умение Б.Х. Бгажнокова вписывать местные кавказские культуры в самый широкий исторический и археологический контекст.

У Барасби Хачимовича было много друзей, в том числе и в Адыгее, однако общению с ними он нередко предпочитал тишину рабочего кабинета, где рождалась его очередная книга. Однако он отнюдь не был отшельником от науки, всегда резко реагируя на несправедливость, оставаясь верен собственным представлениям о чести, об активной роли ученых в жизни социума. Не случайно, что когда в 1992 г. начался вооруженный конфликт в Абхазии, Барасби оказался в составе самой первой группы добровольцев из Кабарды, пришедших на помощь братскому абхазскому народу [21: 120, 258].

В 2007 г., будучи поддержан своими коллегами, Б.Х. Бгажноков становится директором Кабардино-Балкарского Института гуманитарных исследований. Его деятельность на этом посту пришлась на переломный период, когда отечественная наука оказалась под прессингом болезненных и зачастую катастрофических реформ. Урезалось финансирование, шло сокращение числа научных сотрудников. Не будучи чиновником по своей сути, Б.Х. Бгажноков далеко не всегда находил в себе силы быть дипломатом при общении с вышестоящими администраторами и столичными «менеджерами от науки»... Таким, «вспыльчивым, неистовым, бескомпромиссным» он и запомнился на этом посту многим коллегам.

Однако и в это непростое время институт работал; был осуществлен ряд значимых проектов, продолжали выходить книги. Сам Барасби Хачимович издал монографию «Канжальская битва» [22], изложив собственное видение этого значимого для адыгов исторического события.

Неугасающая злободневность идей, заложенных Б.Х. Бгажноковым в его работы, всегда делала их остроактуальными и востребованными для читателей; наличие книг Бгажнокова в домашних библиотеках было предметом гордости их владельцев. В 2011 г. ряд его важнейших трудов, в том числе и ставшие библиографической редкостью, был переиздан под общим заглавием «Этнография адыгов» [23]. За год до этого в Грузии состоялась публикация другого сборника трудов Бгажнокова – «Адыги (черкесы)» [24].

Барасби Хачимович был первым редактором тома «Адыги» из серии «Народы и культуры», которая к тому времени уже ряд лет издавалась под эгидой Российской академии наук. И именно Б.Х. Бгажноков блестяще решил стратегическую на тот момент задачу – формирование структурного плана коллективной монографии, в полной мере отражавшего этническую специфику и уникальность адыгской культуры.

Последние несколько лет Барасби Хачимович работал над монографией «Черкесы. Этногенез и этническая история» [1: 167], завершить которую ему, к сожалению, уже не удалось...

С кончиной Б.Х. Бгажнокова российская наука потеряла выдающегося исследователя, труды которого навсегда вошли в золотой фонд науки об адыгах. Однако значимость его научного наследия выходит далеко за рамки кавказоведения. Его теоретические труды в сфере этнологии, философии, этики еще долго будут актуальными не только для адыгов XXI в., но и для всех сторонников гуманистического взгляда на мир, которым всегда отличался Б.Х. Бгажноков.

Литература:

1. Фоменко В.А. Памяти Барасби Хачимовича Бгажнокова // Вестник Кабардино-Балкарского Института гуманитарных исследований. 2020. № 4-1 (47). – С. 160-169.
2. Бгажноков Б.Х. Коммуникативное поведение и культура (К определению предмета этнографии общения) // Советская этнография. 1978. № 5. – С. 3-17.
3. Бгажноков Б.Х. Адыгский этикет. – Нальчик, 1978.
4. Текуева М.А. Умер Барасби Бгажноков [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.facebook.com/dina.tekueva , (дата обращения 10. 12. 2020).
5. Нефляшева Н.А. Не стало Барасби Бгажнокова [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.kavkaz-uzel.eu/blogs/1927/posts/46246 , (дата обращения 15. 12. 2020).
6. Бгажноков Б.Х. Очерки этнографии общения. – Нальчик, 1983.
7. Дискуссии и обсуждения // Советская этнография. 1978. № 6. – С. 61-70.
8. Дискуссии и обсуждения // Советская этнография. 1979. № 1. – С. 53-75.
9. Тишков В.А. Умер Барасби Бгажноков [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.facebook.com/ValeryTishkovRAN , (дата обращения 10. 12. 2020).
10. Бгажноков Б.Х. Адыгская этика. – Нальчик, 1999.
11. Бгажноков Б.Х. Этика и этикет // Адыгская (черкесская) энциклопедия. – М., 2006. – С. 547-589.
12. Губжоков М.Н. Культура адыгов // История Адыгеи с древнейших времен до начала XX в. В 2-х томах. Т. I. Майкоп, 2009. – С. 357-450.
13. Бгажноков Б.Х. Черкесское игрище. – Нальчик, 1991.
14. Бгажноков Б.Х. Основания гуманистической этнологии. – М., 2003.
15. Бгажноков Б.Х. Этнический кризис в новой и новейшей истории адыгов // Жизнь национальностей. 1999. № 2-3.
16. Бгажноков Б.Х. Антропология морали. – Нальчик, 2009.
17. Бгажноков Б.Х. Социальная организация семьи. – Нальчик, 2010.
18. Бгажноков Б.Х. Отрицание зла в адыгских тостах. – Нальчик, 2010.
19. Бгажноков Б.Х., Фоменко В.А., Бубенок О.Б., Новичихин А.М. Очерки древней и средневековой истории адыгов. – Нальчик, 2016.
20. Бгажноков Б.Х. Культура чашевидных знаков Евразии. – Нальчик, 2016.
21. Кушхабиев А.В. Кабардино-Балкария и Грузино-абхазская война 1992-1993 гг. – Нальчик, 2020.
22. Бгажноков Б.Х. Канжальская битва. – Нальчик, 2008.
23. Бгажноков Б.Х. Этнография адыгов. – Нальчик, 2011.
24. Бгажноков Б.Х. Адыги (черкесы). – Тбилиси, 2010.

Вестник науки АРИГИ №26 (50) с. 159-163.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 2-05-2021, 20:46. Просмотров: 458
Другие новости по теме:
Нас покинул Барасби Бгажноков – один из главных фиксаторов адыгского этикет ...
Общественность КБР надеется на восстановление в должности Абрегова
Феномен Адыгэ Хабзэ в современном адыгском обществе, – А.Х. Тлеуж
В КБР ученые просят восстановить деятельность Института гуманитарных исслед ...
В Кабардино-Балкарии вышла новая книга о военной культуре черкесов