Архив сайта
Сентябрь 2021 (21)
Август 2021 (34)
Июль 2021 (34)
Июнь 2021 (34)
Май 2021 (30)
Апрель 2021 (30)
Календарь
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация. В статье предпринята попытка показать особенности религиозного сознания адыгов на разных этапах истории. При этом основное внимание обращается на синкретичность религиозных верований адыгов, которая проявлялась в сочетании разнородных учений религиозного, антропологического или космологического характера.

Ключевые слова: адыги, религия, синкретизм, история, общество, сознание, духовность.


Религия как фактор социально-культурного состояния адыгов – А.Д. Панеш





























В последнее десятилетие одним из значимых направлений культурной антропологии стала антропология религии. Она охватывает широкий круг проблем от архаических верований в традиционных обществах до новых религиозных движений [1: 295]. Исследователи признают важность этого направления, однако наличие принципиально важных дискуссионных проблем и разных подходов осложняют развитие антропологии религии.

В контексте рассматриваемой проблемы наиболее продуктивной представляется концепция Клиффорда Джеймса Гирца – американского антрополога и социолога, основателя символико-интерпретативной антропологии, занимающейся изучением различных культур и влиянием концепции культуры на концепцию человека. Он отмечал, что концепция культуры указывает на исторически передаваемую систему значений, воплощенных в символах; систему унаследованных представлений, выраженных в символических формах, посредством которых люди передают, сохраняют и развивают свое знание о жизни и отношение к ней [2: 106].

В общественно-политической и социально-культурной жизни адыгов XIX в. явственно проявлялся религиозный синкретизм – состояние религиозного явления, характеризующееся заимствованием одной религии элементов других религий либо совокупность компонентов разных религий в новой религиозной системе. Все авторы, посещавшие Черкесию, отмечают, что у адыгов наблюдалось переплетение, наслоение пережитков языческих верований, элементов христианства и доктрин ислама.

В религиозной структуре адыгов особое место занимали пережитки языческих представлений, отражавшие попытку объяснить в мифологической форме явления природы. Наукой установлено, что мифология и религия возникли в ранний период развития общественных отношений, реконструкция которых возможна на основе фольклорных источников [3: 33].

Клод Леви-Стросс – французский этнолог и социолог относил мифологию к разделу религиозной этнологии и считал, что именно мифы отражают зарождение религиозных традиций и ритуальных обычаев [4: 152]. Это и явилось основой формирования духовной культуры.

Образные представления об окружающем мире и движении времени закреплялись у адыгов в недрах нартского эпоса. По мнению известного культуролога Мирча Элиаде, мифологическое мышление является достаточно устойчивой категорией, способной утратить прежние формы и адаптироваться к новым культурным условиям [5: 24].

Основательные научные исследования культурологов и этнологов изменили наши представления о мифологизированном мышлении. «Может быть, в один прекрасный день мы поймем, – писал Леви-Стросс, – что в мифологическом мышлении работает та же логика, что и в мышлении научном, и человек всегда мыслил одинаково «хорошо». Прогресс – если этот термин по-прежнему будет применим – произошел не в мышлении, а в том мире, в котором жило человечество, всегда наделенное мыслительными способностями, и в котором оно в процессе долгой истории сталкивалось со все новыми явлениями» [6: 241].

Религиозный синкретизм адыгов нашел наиболее яркое выражение в обрядовой практике. В духовной культуре адыгов XIX в. важнейшими составляющими оставались древние культы и праздники. В сознании адыгов твердо укоренилась установка, что окружающий их мир создан высшими силами. Это и придавало сакральность в их отношении к природе. Адыги поклонялись «священным» горам, пещерам, источникам, деревьям, что также свидетельствовало о том, что среда их обитания имела божественную природу. Вера адыгов в существование «нечистых сил» в тонком мире способствовала формированию убежденности в борьбе с проявлениями зла в материальном мире. При таком отношении к природе адыги научились преодолевать страхи, органично вписываться в самую неблагоприятную среду, сливаться с ней.

Адыги с уважением относились к тем, кто предсказывал судьбу – гадателям. Один из таких эпизодов из жизни знаменитого бжедугского князя Аходягоко красочно описал С. Хан-Гирей. Остановившись поздно вечером в одном черченейском ауле, князь по бараньей лопатке предсказал нападение на дом, в отражении которого сам же принял участие [7: 518].

Из истории взаимоотношений адыгов с другими народами нам известно, что многовековая проповедь христианства и ислама не имела успеха. Ответ на этот вопрос следует искать в особенностях менталитета этноса в целом и отдельных социальных групп. Предстоит серьезный анализ тех сфер культуры, которые компенсировали ограниченность социорегулятивных функций религии [8: 36]. Решение этой задачи требует настойчивых усилий философов, культурологов, социологов, психологов и этнологов.

На определенном этапе исторического развития ранние формы религиозных воззрений сыграли важную роль в духовной жизни адыгов. Они сформировали представления об окружающем мире, способствовали решению жизненно важных проблем. Проникновение в Черкесию более сложных систем религиозных верований – христианства и ислама было связано с конкретными историческими обстоятельствами.

Распространение христианства среди прибрежных адыгов было связано с политическим и культурным влияниям Византии на Северо-Западный Кавказ в эпоху Юстиниана (525-565 гг.). Усилиями православных проповедников – шогенов на рубеже VII-VIII вв. христианство завоевало определенные позиции в среде адыгского населения. Вместе с тем авторы более позднего времени отмечают интересный феномен духовной жизни адыгов – смену религиозных представлений. Так, Дж. Интериано, посетивший восточный берег Черного моря в 50-х гг. XVI в., «писал о черкесах как о христианах, а через пятьдесят лет уже сообщалось, что среди них утверждается магометанство» [9: 201].

В работах, посвященных эволюции религиозных верований адыгов, отмечается, что в Черкесии христианство не было единственной религией. В духовной жизни черкесов продолжали преобладать дохристианские верования. Даже в XIX в., когда позиции ислама значительно укрепились, среди адыгов в пережиточной форме бытовали различные христианские обряды и посты.

Характерной особенностью духовной жизни адыгов являлось то, что они на протяжении веков старались адаптировать православные обряды к своим древним культам и традиционным верованиям.

По мнению исследователей, исламизация адыгов началась ещё в XIV в., когда при хане Узбеке ислам стал государственной религией Золотой Орды [10: 48; 287]. Падение Византийской империи, захват турками генуэзских и венецианских колоний на берегах Черного моря приводит к заметному ослаблению позиций христианства в Черкесии. На фоне угасания православия происходит оживление архаических верований. Через сто лет, когда позиции Русского государства в Восточной Европе заметно укрепились, «адыгская знать оказалась перед альтернативой: принимать заново христианство или ислам, ориентируясь на Крымское ханство и Турцию» [11: 35]. На русско-адыгских переговорах, состоявшихся в 50-х гг. XVI в., речь шла не только о совместной борьбе против Крыма, но и об оказании помощи в восстановлении христианства [12: 8]. Однако эта политика не дала ощутимых результатов.

В последующем укрепление позиций ислама в Черкесии были связаны со сменой геостратегических и социокультурных приоритетов в пользу Крыма и Турции. По сведениям турецкого историка XVII в. Гезар Фена, первыми приняли ислам жанеевцы, у которых «действуют постановления шариата» [13: 393]. Тем не менее, во всех областях Черкесии доминировала традиционная система регулирования общественных отношений, при которой строгие предписания религии «теряли смысл и воспринимались как привнесённые извне ограничители свободы личности, воспитанной в духе адыгэ хабзэ» [14: 203]. Нормы адыгэ хабзэ носили всеобъемлющий характер. В сущности, она являлась универсальным морально-правовым кодексом адыгов, наиболее ярким и концентрированным выражением их менталитета. Именно его особенности не способствовали полному утверждению монотеистических религий. По мнению В.Х. Кажарова, к ним относятся: «парадоксальное сочетание в адыгском менталитете духа личной свободы и независимости с традиционализмом и прагматизмом; его чуждость отвлеченным идеям общего блага, народного суверенитета и религиозного спасения …» [15: 37]. Поэтому принятие ислама не оказывало заметного влияния на общественные дела и массовое сознание адыгов.

Заслуживает внимания религиозность адыгской знати, имевшая свои особенности. В менталитете князей и дворян явно доминировал культ воинской доблести. Для них воинская слава являлась эквивалентом бессмертия.

Влияние религиозного фактора усиливается по мере расширения военной экспансии царизма на Северо-Западном Кавказе. Мусульманская религия становится идейной основой черкесского сопротивления. Однако при несомненной консолидирующей роли ислама в борьбе за независимость, отсутствие письменности и образованных религиозных деятелей лишала адыгов возможности освоить основы новой религии.

Хороший знаток адыгской жизни Л. Люлье подробно описал ритуал богослужения, где все действия уважаемого старца напоминают смесь христианства и архаичных верований [16]. В целом характеристику религиозности адыгского общества мы видим в работах участников Кавказской войны – М.Я. Ольшевского, Ф.Ф. Торнау и Н.Ф. Дубровина. Все они указывают на то, что в Черкесии были области, где утвердился ислам, но жители горных ущелий имели «свою собственную религию, состоящую из смеси язычества, христианства и ислама» [17: 63; 48; 105].

Изучение состояния религиозной жизни адыгов сохраняет свою актуальность и в наши дни. В частности, заслуживает пристального внимания проблема адаптации исламской догматики к объективно меняющимся условиям жизни адыгов.

На наш взгляд, религия призвана стимулировать своих последователей к осмыслению важнейших духовных и философских вопросов, касающихся истинной человеческой сущности, путей внутренней и внешней трансформации. И наконец, религия должна развивать общечеловеческие ценности. Духовные искания должны стать нашей повседневной потребностью.

Литература:

1. Белик А.А. Антропология религии // Культурная (социальная) антропология. – М., 2009.
2. Гирц К. Интерпретация культур. – М., 2004.
3. Блок М. Короли-чудотворцы. – М., 1998.
4. Леви-Стросс К. Структура мифа // Вопросы философии. – 1979. – №7.
5. Элиаде М. Аспекты мифа. – М., 2000.
6. Леви-Стросс К. Структурная антропология. – М., 2001.
7. Султан Хан-Гирей: Избранные труды и документы. – Майкоп, 2009.
8. Кажаров В.Х. Песни, ислам и традиционная культура адыгов в контексте Кавказской войны // Адыгские песни времен Кавказской войны. – Нальчик, 2014.
9. Цит. по: Шеуджен Э. Адыги (черкесы), XIX век: опыт применения историко-антропологического подхода. – М.-Майкоп, 2015.
10. Лавров Л.И. Доисламские верования адыгейцев и кабардинцев // Труды Института этнографии. Новая серия. – М., 1959. – Т.1; Тизенгаузен В. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. – СПб., 1884. – Т. 1.
11. Кажаров В.Х. Указ. соч.
12. Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. – М., 1957. – Т.1.
13. Там же.
14. Шеуджен Э. Указ. соч.
15. Кажаров В Х. Указ. соч.
16. Люлье Л. Верования, религиозные обряды и предрассудки у черкесов // Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического общества. – М., 1862. – Кн. 5.
17. Ольшевский М.Я. Кавказ с 1841 по 1866 год. – СПб., 2003; Торнау Ф. Записки офицера, бывшего в плену у горцев // Кавказ. – 1852. – № 1-2; Дубровин Н.Ф. О народах Центрального и Северо-Западного Кавказа. – Нальчик, 1995.

Вестник науки АРИГИ №27 (51) с. 51-55.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 10-07-2021, 22:52. Просмотров: 221
Другие новости по теме:
Аскер Панеш: Религия в истории адыгов, – факторы трансформации
Аскер Панеш: Историческое сознание адыгов как синтез накопленного опыта
Ислам в Черкесии периода 1840-1850 годов
А.Д. Панеш: Адыгская культура как образ жизни
Почитание единого Бога – Тхьа, Тхьашхо в исконной религии адыгов (черкесов)