Архив сайта
Сентябрь 2021 (21)
Август 2021 (34)
Июль 2021 (34)
Июнь 2021 (34)
Май 2021 (30)
Апрель 2021 (30)
Календарь
«    Сентябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация. В данной статье рассматривается такое уникальное явление как Адыгэ Хабзэ, выражающее духовную самобытность народа. Рассматриваются исследования, проведённые в этнографической науке. Приводятся результаты социологических исследований, которые были проведены с целью оценки современного институционального потенциала Адыгэ Хабзэ. На основе этих исследований автор делает выводы, что в современном адыгском социуме возникла потребность в инициировании процесса реновации Адыгэ Хабзэ.

Ключевые слова: адыгская культура, адыгская этика, Адыгэ Хабзэ, этносоциальный, Б. Бгажноков, Э. Спенсер, институциональный, соционормативный.


Феномен Адыгэ Хабзэ в современном адыгском обществе, – А.Х. Тлеуж





























Адыгэ Хабзэ представляет собой уникальное этико-нормативное явление в кавказской и мировой цивилизации, которое выражает духовную самобытность адыгской культуры.

В начале 19-го столетия Э. Спенсер высоко отзывался о нравственно-этических принципах адыгов: «Можем ли мы не восхищаться степенью цивилизации, которой достиг этот изолированный народ. И все это без каких-либо писанных законов, без каких-либо других регуляторов, кроме традиций их предков и песен их бардов» [1: 5].

Современный философ Б.Х. Бгажноков, развивая мысль британского этнографа, отмечает, что «адыгская этика – это квинтэссенция нравственного опыта народа, вырабатывавшийся веками механизм его культурной самоорганизации. Адыгская этика является эталоном общекавказской нравственной философии, ее наиболее полным и детально разработанным выражением» [1: 3].

За последние два столетия в этнографической науке проведено множество исследований, подчеркивающих уникальность данной системы моральных ценностей. В этой связи представляется целесообразным смещение исследовательского фокуса в рассмотрении Адыгэ Хабзэ с вопросов культурно-исторической ценности соционормативной системы адыгов в несколько иную плоскость – к анализу институционального потенциала и определению перспектив реновации адыгского этикета, совершенствованию механизмов его реконструкции без разрушения целостной структуры применительно к современным адыгским реалиям.

В целях оценки современного институционального потенциала Адыгэ Хабзэ в марте 2021 г. отделом философии и социологии АРИГИ им. Т.М. Керашева было проведено социологическое исследование, в ходе которого опрошено 540 человек в городе Майкопе и районах Адыгеи. Опрос, проведенный в рамках данного исследования, показал, что большинство респондентов (59%) имеет полное представление о его содержании. 39% опрошенных отметили, что знакомы с принципами адыгского этикета, но не представляют его специфику. Полученные результаты свидетельствуют о сохранении в этносоциальной памяти адыгов представлений о традиционных институтах народа [2].

Исследование также показало наличие социального запроса на сохранение традиционной соционормативной системы адыгов. Так, ответы на вопрос: «Придерживаетесь ли Вы в своей повседневной жизни норм Адыгэ Хабзэ?», – распределились следующим образом: 54% опрошенных пытаются избирательно следовать его принципам, 42% респондентов – постоянно, и только 4% не выполняют его требований, из которых 1% не разделяет их [2].

В то же время, подавляющее число адыгов уверено в том, что соблюдать нормы Адыгэ Хабзэ в современной жизни вполне реально. 24% респондентов указали, что следование его этико-нормативным принципам не вызывает трудностей, 50% отметили, что сложности могут быть вызваны в зависимости от содержания конкретной нормы. При этом 19% респондентов убеждены в сложности выполнения предписаний Адыгэ Хабзэ, а 7% рассматривают их имплементацию крайне затруднительной [2].

На вопрос социологического исследования 2000 г. отдела философии и социологии Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований им. Т.М. Керашева: «Придерживаетесь ли Вы лично в своей повседневной жизни норм Адыгэ Хабзэ?» – утвердительно ответили 55% опрошенных [3: 180]. В 2021 г. число респондентов, положительно ответивших на данный вопрос, составило 42%, то есть оно снизилось на 13% [2].

Учитывая, что определенная часть респондентов стремится в своих ответах представить ситуацию лучше, чем она есть на самом деле, разница в показателях может быть и больше. Сравнительный анализ показал, что в начале третьего десятилетия XXI в. наблюдается уверенная тенденция снижения числа адыгов, придерживающихся «Адыгэ Хабзэ» и даже просто знакомых с ее нормами и правилами.

В этой связи в современном адыгском социуме возникает потребность в инициировании процесса реновации Адыгэ Хабзэ, а именно той его части, которая способна реактуализировать, осовременить адыгский этикет. Процесс духовного обновления своих традиций прошли в свое время японцы, китайцы, в какой-то степени французы, англичане, шотландцы и др. Они смогли это сделать. Однако, как показала социально-историческая практика народов мира, путь духовного обновления трудный и долгий, требующий духовной консолидации этноса. Для достижения такого единства адыгскому миру надо преодолеть несколько противоречий.

На наш взгляд, главное противоречие кроется в том, что ряд адыгских ученых, общественников, людей, интересующихся адыгским этикетом, считает, что Адыгэ Хабзэ – это уникальное культурное наследие, своего рода культурный артефакт, который нужно охранять, изучать, но ни в коем случае не пытаться осовременивать, обновлять, то есть, каким-то образом вторгаться в него в виду его когерентности, согласованности всей системы его элементов. Они вполне резонно полагают, что современного прочтения аналога Адыгэ Хабзэ, переданного нам предками нынешнее адыгское общество создать не в состоянии. А вот принизить или даже разрушить структурное единство, внутреннюю логику Адыгского этикета вполне может.

Вместе с тем, в поддержку данной позиции есть ряд серьезных аргументов. Первое это состояние нынешнего адыгского общества, в котором нет единства не только в этом вопросе, но и в ряде других, имеющих принципиальное значение.

Какие это вопросы?

Неинституциализированные нормы морали, к которым относится Адыгский этикет, уступают институциализированным нормам морали и права. Например, отдать свою мать в дом престарелых с точки зрения институциализированных норм – вполне правовое решение, так как открытие этих домов санкционировано государством. А вот с точки зрения Адыгэ Хабзэ – это беспредельное кощунство и преступление. Таких противоречий много – они наблюдаются в нормах поведения и морали, гендерном равноправии, взаимоотношении внутри социума, дресс-коде и т.д. И найти баланс между двумя нормами, выстроить систему приоритетов и механизм их регулирования современное адыгское общество пока не может.

Разрушается или почти на грани разрушения механизм передачи от поколения к поколению, от старших к младшим традиций и обычаев. Раньше в младших адыгских семьях Адыгский этикет и язык усваивались посредством обращения к знаниям старших, осмысления их жизненного опыта как терминальной ценности народа. Сегодня молодые семьи предпочитают жить отдельно, а других каналов передачи обычаев от поколения к поколению в адыгской семье не найдено.

Адыгский язык как элемент культурного ядра Адыгэ Хабзэ сам оказался на грани аналогичного кризиса. А ведь язык и этикет это базовые, взаимосвязанные фундаментальные основы адыгской идентичности.

В настоящее время в условиях глобализации адыгское общество, как и любая другая этнокультурная система, утрачивает свой консолидационный потенциал, оказывается разобщенным и не может формировать единое общественное мнение относительно норм морали и права, заложенных в Адыгэ Хабзэ.

Оно не может генерировать как единое мнение о достоинствах и недостатках кого-либо и чего-либо, то есть формировать репутации. А ведь именно репутация являлась непосредственным и эффективным механизмом социального контроля в естественных обществах, каким было прежнее адыгское общество.

Как должно осуществляться обновление духовного наследия, если адыгское общество на него все-таки решится?

Разумеется, обновление духовного наследия – это титанический труд, который требует многоступенчатых преобразований. На первом этапе мы должны сделать адыгский этикет, Адыгэ Хабзэ в его первозданном виде достоянием каждой адыгской семьи, потому что народ должен знать, к обновлению чего мы, собственно, приступаем. На сегодняшний день, полное представление о нормах и правилах адыгского этикета имеет достаточно небольшая часть адыгского общества. На втором этапе необходимо приступить к обсуждению предлагаемых новаций в адыгском обществе с привлечением широкого круга участников из числа представителей общественности (Адыгэ Хасэ и ученого сообщества) и властных структур.

Что для этого нужно сделать? Надо вернуть Адыгэ Хабзэ в семью, в детские дошкольные учреждения, в школу, в средние и высшие учебные заведения. Данные преобразования ориентированы на реализацию интересов не только адыгского социума, но и российского государства. Люди, воспитанные в традициях и обычаях Адыгэ Хабзэ, несомненно, способны культивировать и транслировать ценности гуманизма в гражданском обществе, добропорядочное отношение к правовым нормам страны. Властные структуры наших республик, общественность, религиозные деятели тоже должны принимать участие в этом процессе.

В результате должна возникнуть обновленная версия Адыгэ Хабзэ, которую можно культивировать в современном адыгском обществе, а сама она должна пройти процесс верификации на опыте хотя бы одного поколения. Уже сейчас можно обозначить контуры обновленной версии.

Разумеется, огромный пласт важных традиций и обычаев так и останется культурным наследием. Также большая часть военных, трудовых и других традиций, кроме традиций взаимопомощи, возможно, тоже окажется неприменима в нынешних условиях. Всё остальное, от рождения ребенка, воспитания детей, сватовства, свадьбы, взаимоотношений в семье, гостеприимства, уважения к старшим, традиций приветствия, пожеланий и даже похорон может, на наш взгляд, проходить согласно обновленному Адыгэ Хабзэ, версия которого легитимно получит поддержку со стороны адыгского общества.

Таким образом, соблюдение данных соционормативных принципов станет маркером адыга. Внутри адыгской нации сформируется ядро, готовое отстаивать свою идентичность, свои традиции, свой язык. Их жизненной установкой будет перфекционизм, когда смыслом жизни является самосовершенствование, но на основе адыгской идентичности в рамках адыгского этикета. Принципиально важно, что подобная соционормативная модель гармонично вписывается в структуру гуманистических ценностей и гражданских принципов, которые востребованы в условиях российских реалий XXI столетия.

Литература:

1. Бгажноков Б.Х. Адыгская этика. – Нальчик: Издательский центр «Эль-фа», 1999. – 97 с.
2. Аналитическая справка отдела философии и социологии Адыгейского республиканского института гуманитарных исследовании им. Т.М. Керашева «Нормы адыгэ хабзэ в условиях глобализации» АРИГИ-2021.
3. Ханаху Р.А. Морально-этический феномен адыгагъэ – основа народной культуры / Мир культуры адыгов. – Майкоп, 2002.

Вестник науки АРИГИ №27 (51) с. 79-82.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 28-08-2021, 16:24. Просмотров: 450
Другие новости по теме:
Школьникам Республики Адыгея будут преподавать Адыгэ Хабзэ
В столице Адыгеи пройдет конференция по черкесской этике
«Черкесы через Адыгэ Хабзэ могут стать проводниками высшего человеческого н ...
В Адыгее откроют первый детский этнолагерь с соблюдением правил Адыгэ Хабзэ
В Нальчике в серии «Кавказ» издан черкесский кодекс чести «Адыгэ Хабзэ»