Архив сайта
Октябрь 2021 (17)
Сентябрь 2021 (32)
Август 2021 (34)
Июль 2021 (34)
Июнь 2021 (34)
Май 2021 (30)
Календарь
«    Октябрь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация. Статья посвящена роли Ю.Х. Калмыкова – министра юстиции РФ, президента Международной черкесской ассоциации (МЧА) в становлении государственности Республики Адыгея в 90-е гг. ХХ в., в формировании республиканского парламента, в принятии Конституции РА, а также в сохранении межнационального согласия как в Адыгее, так и на всем Северном Кавказе.

Ключевые слова: агрессия, добровольцы, казачество, консолидация, конституция, паритет, парламент, субъект, съезд, эскиз, этнократия.


Ю.Х. Калмыков и становление государственности Адыгеи, – К.Г. Ачмиз





























После провозглашения 5 октября 1990 г. Республики Адыгея в составе РСФСР, принятия Декларации о государственном суверенитете, Закона РСФСР от 3 июля 1991 г. «О преобразовании Адыгейской автономной области в Советскую Социалистическую Республику Адыгея в составе РСФСР» встал вопрос о формировании законодательных и исполнительных органов власти. Верховный Совет РСФСР своим постановлением рекомендовал новому субъекту сформировать первый в ее истории парламент в составе 100 депутатов. При этом было разрешено в местах компактного проживания коренного населения – адыгов, создавать округа с меньшей численностью избирателей.

Это был весьма сложный период в общественно-политической жизни автономной области, которая с 1937 г. входила в состав Краснодарского края. Следует отметить, что сразу же после провозглашения Республики Адыгея в составе РСФСР, некоторые общественные организации и объединения, такие, как клуб избирателей «Гражданин», группа депутатов Майкопского городского Совета народных депутатов «Действие» и созданный им комитет «За равноправие», куда вошло и Товарищество казаков Адыгеи, взяли курс на поляризацию сил по национальному признаку. Они добивались пересмотра решения Адыгейского областного Совета народных депутатов от 5 октября 1990 г., провозгласившего Республику Адыгея. Спекулируя на социальных неурядицах, порожденных общим экономическим кризисом в стране, на непонимании людьми соотношения между государственно-правовым статусом и благосостоянием, они пытались присвоить себе право «по защите прав русскоязычного населения». Комитет «За равноправие», к примеру, стремился консолидировать силы по национальному признаку и канализировать их в русло борьбы за отделение Майкопского и Гиагинского районов, а также г. Майкопа от Адыгейской автономной области. К этой работе они подключили ряд трудовых коллективов, в основном предприятий союзного подчинения, призывая их к митинговым выступлениям и распространяя различные прокламации и листовки, чтобы вызвать протест среди русскоязычного населения автономной области против провозглашения Республики Адыгея. В качестве примера можно привести «Обращение к населению Адыгеи, в связи с провозглашением ССР Адыгея внеочередной сессией Адыгейского областного Совета народных депутатов», принятое на общих собраниях цехов и отделов, СКБ Майкопского завода «Точрадиомаш» в октябре 1990 г. В этом документе подчеркивалось, что внеочередная сессия, провозгласив повышение статуса автономной области до уровня самостоятельного субъекта РФ, превысила свои полномочия. Обращение предлагало: «решение внеочередной сессии областного Совета ААО об образовании ССР Адыгея считать недействительным; произвести отзыв депутатов областного Совета ААО, не учитывающих мнение избирателей; созыв внеочередных сессий городского, районных и поселковых советов с повесткой дня о недоверии решению сессии областного Совета ААО» [1: 306]. Очень большую работу провел тогда депутатский корпус областного Совета народных депутатов, лекторы Общества «Знание», встречаясь в многочисленных аудиториях с разъяснениями о том, что Республика Адыгея провозглашена для всех народов автономной области, что в рыночные отношения надо вступать, являясь полноправным субъектом РСФСР. Одним словом, к моменту подписания Президентом Б.Н. Ельциным Указа о преобразовании автономной области в ССРА в составе РСФСР, удалось достигнуть понимания, что новый субъект РФ создается для всех народов, проживающих в Адыгее, а права и свободы личности и гражданина будут иметь в новом субъекте РФ приоритетное значение.

К сожалению, общественно-политическая ситуация, сложившаяся к середине сентября 1991 г. заметно ухудшилась действиями различных деструктивных сил. Состоявшийся в Майкопе 28 сентября 1991 г. организационный (учредительный) съезд Союза славян Адыгеи под видом защиты интересов славянского населения вновь попытался расколоть общество по национальному признаку и установить в Адыгее этнократическое правление. На учредительном съезде Союза славян Адыгеи было принято решение о проведении предстоящих выборов в строгом соответствии с действующим законодательством с учетом численного состава избирателей. Резолюция съезда Союза славян, создав фактическую угрозу раскола населения по национальному признаку, в категорической форме нацелила на завоевание абсолютного большинства мест в парламенте Адыгеи для русскоязычного населения. Это означало, что автохтонный народ республики, давший название новому субъекту России, ввиду своей малочисленности сможет рассчитывать в Верховном Совете РА на 22-23 депутатских места из 100. По сути это означало ликвидацию национальной государственности адыгской нации и превращение Республики в административное образование в составе России.

Представители научно-технической и творческой интеллигенции адыгов объединились 2 октября 1991 г. в общественное движение, получившее название «Комитет – 40» по числу присутствовавших на организационном собрании, которое поставило своей задачей при формировании парламента добиваться паритетного представительства коренного населения [2: 68-69]. Эта идея была подсказана активистам «Адыгэ Хасэ» выдающимся юристом и правоведом России Ю.Х. Калмыковым. «Друзья! Боритесь за паритет. Это признанный в международном праве способ представительства народа в органах власти», – рекомендовал Ю.Х. Калмыков.

Впоследствии нам, активистам «Адыгэ Хасэ» и других общественных движений, приходилось еще не раз встречаться с ним на различных форумах национальных движений и казачества Юга России, работать в совместных комиссиях по выработке резолюций и рекомендаций. Жизнь оказала нам высокую честь быть рядом с ним – великим наследником адыгов в российском правительстве, который, подобно представителям плеяды знаменитого рода князей Черкасских, начиная с русского царя Ивана IV Грозного, верой и правдой служили России. Он всегда любил повторять, что его, Калмыкова, никто не сможет заставить переступить действующие на настоящий момент Конституцию и законы России. Компромисс надо искать в рамках существующего законодательства в стране, учил он нас. Все помнят, что в годы президентства Б.Н. Ельцина и войны в Чечне, когда сначала принимали решения, а потом думали, он в знак протеста против ввода регулярных войск на территорию Чеченской республики, покинул пост министра юстиции России. Но об этом ниже.

9 октября 1991 г. были избраны сопредседатели «Комитета – 40» А.Н. Абрегов, А.Т. Керашев, Д.Х. Мекулов, Р.А. Хуажев. Выражая их мнение, Альмир Абрегов, директор национального музея Республики Адыгея, заявил в печати, что основная причина создания «Комитета – 40», озабоченность за судьбу адыгского народа и состав будущего парламента. Большую роль в консолидации прогрессивно настроенной интеллигенции Адыгеи, достижении паритета на предстоящих парламентских выборах сыграла газета «Джэрпэджэжь» («Эхо»), выходившая под редакцией А.Т. Керашева.

«Комитет – 40» выступил инициатором и организатором проведения съезда адыгейского народа. На этот съезд было избрано более 600 делегатов и примерно столько же прибыло желающих участвовать в работе съезда без права голоса.

С основным докладом «Паритетное формирование парламента Адыгеи – фундамент национального согласия» выступил А.Н. Абрегов. Он охарактеризовал общественно-политическую ситуацию накануне выборов Верховного Совета ССР Адыгея, и внес ряд существенных основополагающих предложений, которые были приняты съездом адыгейского народа. В прениях тогда выступили 22 человека, в том числе и представители русского населения. Поскольку зал филармонии не мог вместить всех желающих, трансляция выступлений участников съезда шла через динамики, установленные у здания филармонии.

Все сопредседатели и члены «Комитета – 40» отмечали безусловное лидерство А.Н. Абрегова. В частности, Р.А. Хуажев, выступавший на съезде с «Обращением к адыгскому народу», неоднократно говорил, что авторство этого документа принадлежит Альмиру Абрегову, а он лишь озвучил основные мысли, которые были высказаны при его подготовке.

Главная задача съезда – «стать консолидирующим началом между русскоязычной и адыгской частями населения нового субъекта России и идея паритета» была единогласно поддержана делегатами. Съезд «решительно осудил действия деструктивных сил, которые, прикрываясь именем славянских народов, стремятся удовлетворить свои политические амбиции» [1: 329].

Были, правда, тогда «лидеры» в исполнительной власти, которые угрожали выводом «своих» районов из состава Адыгеи, если принцип паритета «50 на 50» восторжествует [1: 311]. Непонятно было одно: кто уполномочил «этих лидеров», политические амбиции которых зашкаливали за рамки здравого смысла, говорить от имени русскоязычного населения? Зато, когда Республика Адыгея все же состоялась, они первыми стали требовать от Президента Адыгеи А.А. Джаримова самых высоких должностей.

Состоявшаяся 25 октября 1991 г. внеочередная VII сессия областного Совета народных депутатов поддержала решения съезда о паритетном «50 на 50» формировании парламента РА.

Однако реализовать решения съезда о паритетном формировании парламента оказалось не так просто, как это предполагали делегаты. Во-первых, VII сессия областного Совета народных депутатов приняла решение о паритете «50 на 50» в парламенте между русскими и адыгскими депутатами. Съезд же требовал паритета между адыгами и остальной частью населения. Во-вторых, Центризбирком отказался пересматривать границы и численность уже определенных до съезда округов. В этих условиях «Комитету – 40» ничего не оставалось, как возобновить работу съезда адыгейского народа.

16 ноября 1991 г. состоялся второй этап съезда. «Комитет – 40» взял на себя ответственность пойти на определенный компромисс – провести выборы в парламент в установленные сроки, в рамках ранее объявленных округов на основе так называемого согласия, которое предполагало выделение 50 условных национальных (адыгейских) округов, обеспечивающих паритет. Съезд потребовал от Президиума областного Совета народных депутатов и Центризбиркома обеспечить проведение выборов по предложенной схеме: г. Майкоп – 18 округов для коренного народа, г. Адыгейск – 2, Майкопский район – 3, Гиагинский район – 1, Кошехабльский район – 5, Теучежский район – 4, Красногвардейский район – 3, Тахтамукайский район – 11, Шовгеновский район – 3. На съезде был избран исполнительный комитет съезда адыгейского народа (ИКСАН) в составе 15 чел., которому съезд поручил добиваться неукоснительного выполнения ранее принятых решений.

Конечно, эта норма противоречила всем демократическим принципам, но ИКСАН согласился с этим джентльменским соглашением, которое дали тогда руководители исполнительной власти городов и районов Адыгеи и Центризбирком. С избранием ИКСАНа «Комитет – 40» прекратил свою деятельность. Позднее, в марте 1993 г. на съезде «Адыгэ Хасэ» ИКСАН отчитался по своей деятельности и сложил с себя все полномочия [1: 373-374].

Примечательно, что борьба за паритет в парламенте Адыгеи в тот период была одной из главных задач «Комитета – 40». В своем докладе Альмир Абрегов предсказывал, что паритет сегодня, это «временный компромисс до утверждения подлинно демократических принципов в нашем обществе с последующим их превращением в постоянно действующие факторы социальной жизни» [1: 138]. Так оно и случилось. На состоявшихся 18 сентября 2016 г., в единый день голосования по России выборах в Государственную Думу и Государственный Совет – Хасэ Республики Адыгея, избиратели отдали 32 места из 50 в республиканском парламенте представителям коренной национальности – адыгам [2].

К сожалению, 100% паритета в первом парламенте достигнуть не удалось. Было избрано в ходе нескольких туров выборов 44 депутата коренной национальности. Но и этого уже было достаточно, чтобы обеспечить в законодательном органе власти полноправное представительство коренного народа, давшего название республике. Можно ли было добиться паритета? Безусловно! Но нашлось несколько «демократов», которые опять же под видом защиты интересов русскоязычного населения нарушили соглашение, достигнутое между руководителями различных общественных движений и буквально в последний момент, за час, а то и меньше зарегистрировались в качестве кандидатов в депутаты в так называемых «адыгейских» округах. По «своим» округам они вряд ли прошли бы. Как показали последующие события и практика, эти депутаты Верховного Совета РА для блага своих избирателей так себя ничем и не проявили. Они несли противостояние вместо продуктивной работы, а их амбиции, как это всегда бывает, перехлестывали через край.

Потом были события, связанные с принятием государственных символов Адыгеи – государственного флага, гимна и герба, Конституции Республики Адыгея. Самые большие страсти разгорелись вокруг государственного флага. Сопредседателю «Комитета – 40» Альмиру Абрегову было поручено научно обосновать эскиз и макет адыгского флага, предложенного «Адыгэ Хасэ» в качестве государственного символа Адыгеи.

Следует отметить, что возвращению исторического флага народу много способствовал один из активных членов Совета «Адыгэ Хасэ» и «Комитета – 40», известный журналист и писатель Асфар Куек. Впервые под этим флагом при активном участии А. Куека прошел учредительный съезд «Адыгэ Хасэ» в г. Теучежске (ныне г. Адыгейск). Делегаты съезда в едином порыве восторга и волнения стоя приветствовали эту святыню, обращенную к нашей исторической памяти и совести. Что видели и чувствовали при появлении этого знамени делегаты съезда, молодежь? В первую очередь, призыв к миру, согласию и солидарности в борьбе за свободу, во имя справедливости. И это знамя стало символом единства народов многонациональной Адыгеи. И произошло это 24 марта 1992 г. Принятие Государственного Флага РА вызвало большой эмоциональный подъем в черкесском (адыгском) мире и, разумеется, у Президента МЧА Ю.Х. Калмыкова.

После долгого обсуждения 10 марта 1995 г. была принята Конституция Республики Адыгея. Она представляла собой солидный правовой акт, состоящий из 10 глав, включавших 112 статей, объединенных в 4 раздела. По единодушной оценке правоведов России Конституция Республики Адыгеи стала одной из лучших Конституций субъектов России. Существенную помощь в ее подготовке оказал тогда членам Конституционной комиссии и руководству Республики Адыгея Ю.Х. Калмыков.

Были и другие драматические события в судьбе кавказских народов, в разрешении которых как миротворец принимал участие Ю.Х. Калмыков. Агрессия Грузии против Абхазии в августе 1992 г. всколыхнула Адыгею и весь Северный Кавказ. В Адыгее в первый же день грузинской агрессии был создан Комитет солидарности с народом Абхазии, который приложил максимум усилий, чтобы противоборствующие стороны сели за стол переговоров. Создание этого Комитета получило одобрение Международной черкесской ассоциации и лично Ю.Х. Калмыкова. Кроме того МЧА выступила тогда с Обращением к адыгскому и абазинскому народам, к народам Северного Кавказа, к казачеству Юга России, всем, кому дороги свобода, честь и независимость народов. «Международная Черкесская ассоциация (МЧА), – подчеркивалось в Обращении, подписанном ее Президентом Юрием Калмыковым, – заявляет по этому поводу решительный протест и считает необходимым немедленно обратиться с призывом к адыгскому и абазинскому народам, ко всем народам Северного Кавказа, казачеству Юга России, всем, кому дороги свобода, честь и независимость народов, объявить сбор добровольцев для оказания помощи братскому абхазскому народу» [1: 368]. Следует отметить и большую организаторскую роль первого Президента Адыгеи А.А. Джаримова, который добился от руководства России, срочно созвать совещание руководителей северокавказских республик для принятия действенных мер по урегулированию этого опасного конфликта. И такое совещание было созвано в Армавире. Сыграли свою роль и сотни добровольцев, откликнувшихся на призыв КНК (Конфедерация народов Кавказа – К.А.) стать на сторону Абхазии с оружием в руках и защитить ее свободу. Весьма позитивную роль сыграло Кубанское казачество во главе с казачьим атаманом генералом В.П. Громовым, которое с первых же часов создания Комитета солидарности с народом Абхазии в Адыгее, приняло краткую резолюцию: «Любо!» и поддержало все его действия, в первую очередь, оказанием гуманитарной помощи пострадавшим.

Известному кубанскому историку, атаману В.П. Громову мы также обязаны тем, что, несмотря на значительное давление, прессинг со стороны верховной власти, он не дал втянуть кубанское казачество в разрешение конфликтов в Абхазии, Чечне, Осетии.

Руководители общественных организаций продуктивно сотрудничали с Ю.Х. Калмыковым, когда Ассамблея горских народов Кавказа (АГНК) на III съезде, состоявшемся в Сухуме 1-2 ноября 1991 г. была преобразована в Конфедерацию народов Кавказа (КНК). Президентом КНК был избран видный общественный деятель КБР Ю.М. Шанибов. Субъектами договора о конфедеративном союзе народов Кавказа являлись горские народы, которые взяли на себя обязательство приложить все усилия для сохранения мира и спокойствия на Кавказе, следуя принципам уважения государственного суверенитета, сотрудничества, взаимной помощи и невмешательства во внутренние дела республик, которые они представляют. КНК объединяла 16 кавказских народов. Тогда же созрела идея выработать масштабный документ о заключении Договора между КНК и казачеством Юга России о сохранении мира, спокойствия и межнационального согласия на Северном Кавказе. В выработке этого документа принял активное участие Ю.Х. Калмыков. После многих согласований проект такого документа был принят. Работа по выработке документа, которая началась в 10 ч. утра была завершена после 22 часов. Все облегченно вздохнули. Теперь предстояло провести съезды (конференции) представителей горских народов и казачества Юга России, избрать делегатов и на объединенном съезде народов Кавказа и казачества принять этот документ. Но этого, к сожалению, не произошло, вмешались федеральные структуры власти и такой документ так и не был принят.

Общеизвестна позиция Ю.Х. Калмыкова по событиям в Чеченской республике. В декабре 1994 г., когда обсуждался вопрос о военном решении «чеченской проблемы» Ю.Х. Калмыков был единственным членом Совета безопасности, выступившим против ввода войск в Чечню. В знак протеста, против начала военной кампании, Ю.Х. Калмыков ушел в отставку с поста министра юстиции России. Этот мужественный акт был по достоинству оценен общественностью России, кавказскими народами.

Позднее ряд активистов общественных движений, в частности, А.Н. Абрегов, другие известные члены «Комитета – 40», решительно выступили против братоубийственной войны в Чечне и потребовали от руководства Республики Адыгея поставить перед высшим руководством России вопрос о принятии самых решительных мер по немедленному прекращению этой войны. У нас в республике был уже горький опыт, когда одно из самых боеспособных формирований Российских Вооруженных Сил – 131-я Майкопская бригада по вине бездарных военных руководителей, решивших сделать подарок своему министру обороны А. Грачеву, была подставлена и полегла в новогоднюю ночь 1994 г. в Грозном.

Скоро на авторов Обращения «надавили» представители властных структур, чтобы они сняли свои подписи. Но Альмир Абрегов и другой активист «Комитета – 40» и «Адыгэ Хасэ» Нальбий Хуако не отказались от своих подписей. Другие же «подписанты» Обращения заявили, что совершили большую ошибку, они подписали, якобы, чистый лист бумаги. И отделались строгими выговорами по работе. Тогдашнее руководство Адыгеи посчитало, что А.Н. Абрегов превысил свои полномочия, и освободило его от должности директора Национального музея. Правда, под давлением общественности А.Н. Абрегов все же был восстановлен на прежней работе.

Ю.Х. Калмыков прожил до обидного мало, но он оставил яркий след в памяти народов Кавказа, в первую очередь, адыгов. Пройдут десятилетия, но мы вновь и вновь будем обращаться не только к научному наследию профессора Ю.Х. Калмыкова, но и постоянно применять его методы выстраивания отношений между народами в многонациональном государстве.

Литература:

1. Становление государственности Адыгеи. Очерки и документы этнополитической истории (1990-1995 гг.) – Том 1. – М., 1997.
2. Мекулов Д.Х., Женетль Н.Х. Комитет-40 и становление Республики Адыгея. – Майкоп: ОАО «Полиграф-ЮГ», 2013.

Вестник науки АРИГИ №28 (52) с. 79-84.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 9-10-2021, 15:25. Просмотров: 202
Другие новости по теме:
Памяти Альмира Абрегова, – доктор исторических наук Казбек Ачмиз
В Адыгее будет отмечаться 15-летие принятия декларации о государственном су ...
В Адыгее на заседании Совета движения «Адыгэ Хасэ» решался вопрос суверенит ...
25 ноября 2020 г. Альмиру Абрегову (Адыгея) могло исполниться 75 лет
«Адыгэ Хасэ» намерено возобновить работу съезда адыгского народа