Архив сайта
Май 2022 (30)
Апрель 2022 (34)
Март 2022 (34)
Февраль 2022 (32)
Январь 2022 (34)
Декабрь 2021 (32)
Календарь
«    Май 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Аннотация. В статье сопоставляются некоторые сюжеты Ветхого завета и отдельные эпизоды из произведений нартского эпоса адыгов. Предметом исследования является то, каким сельскохозяйственным трудом были заняты жители древнего Ханаана – нарты / атты и предки евреев, какое у них сложилось представление о Боге, какой тип общества ими был построен, какая идеология ими двигала, а также какой уровень нравственности ими поддерживался.

Ключевые слова: Анатха, Бог, Тхьэ Ханаан, черкесы, адыги, евреи, семиты, Хеттеи, Хеттеянин, хетты, хатты, атты, номады, Адам, Ева, Авель, Каин, Авраам, Сарра, фараон, патриарх.

Shazzo A.M.

About Genesis of Nart Democracy and the Old Testament Pastoralism


Abstarct. The article compares some plots of the Old Testament and some episodes from the works of the Adyghe Nart epic. The subject of the research is the agricultural work of the inhabitants of ancient Canaan – the Narts / Attas and the ancestors of the Jews; what kind of idea they had about God, what type of society they built, what ideology drove them – democracy or pastoralism, as well as what level of morality they had supported.

Keywords: Anatha, God, Canaan Tkhe, Adyghe People, Circassians, Jews, Semites, Hittites, the Hittite, Hatti, Attas, nomads, Adam, Eve, Abel, Cain, Abraham, Sarah, Pharaoh, patriarch.


К генезису нартского демократизма и ветхозаветного пасторализма, – А. Шаззо





























Известно, что в древности некоторые народы Ближнего Востока поклонялись богине Анатхе, чье имя легко этимологизируется на черкесской (адыгской) почве: слово «анэ» означает «мать», «Тхьэ» – «Бог». Анатха как Anath [1], в частности, зафиксирована в качестве одной из самых почитаемых западносемитских (ханаанских) богинь.

Имя «Анатха» как заимствование должно говорить о присутствии в древнем Ханаане, населенном в основном предками евреев, влиятельных прачеркесских общин. А это, в свою очередь, позволяет провести сопоставления между ранними произведениями черкесского нартского эпоса и сюжетами Ветхого завета. Главным же пунктом сравнения должна стать степень вовлеченности народов в сельскохозяйственное производство. Ведь уровень достатка, который она приносит человеку, в конечном счете, отражается на когнитивных, нравственных, духовных представлениях, социокультурных характеристиках народов. «ЗимыIэм яни фэхьакIэжьырэп» – «Кто не имеет (средств), не может принять гостьей даже мать», – говорят черкесы притом, что гость для них – явление исключительное. В русском языке слово «добро» неслучайно передает два значения: «имущество» и «добро» как нравственную категорию, – одно обусловливается другим.

«Anatha – богиня Мать, (богиня охоты и войны)», – пишет в статье «Природа теонима «Тха» («Бог»): базовые гипотезы» кандидат философских наук, религиовед Е.А. Ахохова, причисляя ее к древнесемитским божествам [2: 115]. И хоть в пантеоне черкесских языческих богов ее имя не обнаруживается, она, этимологизируя теоним «Anatha» как «богиня Мать», другого толкования не предлагает. А помещенные ею в скобках дополнения («богиня охоты и войны»), очевидно, то, как она воспринималась народами, обитавшими в Ханаане и контактировавшими с местными прачеркесами.

В целом же западносемитский вариант имени «Anath» дает более поздний аналог «Анат». Звук [т] в нем, видимо, изначально не сопровождался полноценным звуком [h], а лишь аспирацией (Anath), которая была характерна для черкесского теонима «Тхьэ» и его первоначального варианта «Тhэ» – «Даритель», а также заимствованных имен богов в другие древние языки. Например, он обнаруживается в египетском языке эпохи фараонов: pth – Птах, sth (swth) – Сет, hthr –Хатхор, nbtht – Небетхет [2: 115]. Очевидно, звук [th], заимствованный предками евреев вместе с теонимом «Anath», в более позднее время упростился – в нем исчезло придыхание. Изменения коснулись и его семантики, как теоним он все дальше уходил в прошлое, но в памяти, тем не менее, оставался: сейчас «Анат» одно из самых популярных женских имен Израиля.

Говоря о вероятном присутствии в древнем Ханаане прачеркесских общин, нельзя обойти вниманием библейское имя Хет, которое носил один из правнуков Ноя [3: 9]. Данное имя повторяется в этнонимах «Хеттеи» [3: 14; 4] и «Хеттеяне» [3: 21, 22; 4], именах народов, которые, с одной стороны, можно идентифицировать как семитское колено – потомков Хета, с другой, вслед за учеными-хеттологами как древнее имя индоевропейского народа – неситов. «Хеттеи», согласно «Библейской Энциклопедии Брокгауза», «ни по языку, ни по происхождению… не составляли единого целого», а их история «прослеживается прим. с 3000 г. до Р.Х.» [4]. Иначе говоря, в имени Хет, в этнонимах «Хеттеи» и «Хеттеяне» можно усмотреть вполне определенное подтверждение истории пребывания народа «хату, хатты или атхи» на территории Плодородного полумесяца [5: 9], который вернулся на свою прародину с Северного Кавказа, чтобы стать в ней правящим классом и организовать единое сельскохозяйственное государство. По версии черкесского историка и археолога Н.Г. Ловпаче, индоевропейский элемент (арийцы – А.Ш.) изначально входил в народ «хату, хатты или атхи» [6: 20, 21]. При этом этнонимы «хетты» и «хатты» автор данной статьи предлагает считать производными от этнонима «атхи» или «атты», что в переводе с прачеркесского дает значение «отцы» [7: 29-34].

То есть можно полагать, что имя собственное Хет было дано правнуку Ноя в честь разноэтинического народа-правителя и земледельца библейского Египта, Ханаана и т.д., в котором, видимо, верховодили прачеркесы, свидетельством чему является и обнаруживаемое в мифологиях местных народов имя богини «Анатха». О возвращении с Северного Кавказа на Ближний Восток около 5800 лет назад некоего народа, именуемого им «северокавказцами», пишет и специалист по древним анатолийским клинописным языкам, доктор филологических наук А.С. Касьян [8: 174].

С первых же страниц Библии мы узнаем, что Адам был выслан из «сада Едемского» «возделывать землю, из которой он взят» [3: 3]. Его сыновья Авель и Каин занимаются разными видами сельскохозяйственного труда: «был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец» [3: 4]. А когда каждый из них принес Создателю дар от своих трудов, то «призрел (благословил – А.Ш.) Господь на Авеля и на дар его», «а на Каина и на дар его не призрел» [3: 4].

Приведенные выше цитаты говорят о том, что райский сад – творение Бога (или богов), он появился раньше потенциальных земных созидателей – Адама и Евы. С овцеводством и земледелием примерно то же самое. При этом, правда, Творец отдает предпочтение не оседлому земледелию, обеспечивающему более высокий уровень жизни, а вместе с ним и возможность успешного развития животноводства в целом, а овцеводству, дающему ограниченное количество благ и подразумевающему менее обустроенный – кочевой, точнее, пастушеский образ жизни. Тем не менее, здесь же мы видим зачатки возникновения пасторального номадизма как идеологии, которая обосновывает верховенство кочевников над земледельцами.

Интересно и то, что дары от своего сельскохозяйственного труда преподносит Богу не Адам, человек-пахарь, а его сыновья. Для Адама возделывание земли нисколько ни дар, оно ему назначено за то, что он съел запретный плод – райское яблоко. Господь упрекает его: «…ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: «не ешь от него», проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от неё во все дни жизни твоей; терние и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» [3: 3]. То есть, как мы видим, земледелие для Адама и его ранних потомков однозначно являлось суровым и даже унизительным наказанием.

Земледелие (вместе с сопутствующим ему животноводством), как известно, затратное по времени и физическим вложениям занятие, которое, согласно нартскому эпосу черкесов, способно развиваться лишь в условиях демократического строя, слаженной работы большой общины, разделения труда между ее членами, определения начальников и подчиненных (или как у черкесов старших и младших) и т.д. Но кочевниками, предпочитавшими оставаться менее занятыми, менее привязанными к определенному месту, оно представлялось, если судить по приведенным выше цитатам, беспросветным рабством.

В целом же мы имеем такую картину: Бог, создав Адама, создав рай для Себя и людей, изгнал их из рая, потому что опасался, что они станут равными Ему: «И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно» [3: 3]. Такая постановка вопроса, согласимся, должна порождать в человеке не только стремление к освобождению от чрезмерной опеки, но и богоборчество. С другой стороны, слово «Нас», употребленное Господом Богом, говорит о том, что Он свои слова кому-то адресует, даже оправдывается перед кем-то. Возможно, собеседник – западносемитский верховный бог Эль, но не менее вероятно, что это общесемитский земледельческий бог Баал / Ваал, который вошел в пантеон непосредственно под влиянием прачеркесского Всесоздателя «Тhэ».

На этот счет на мифологическом уровне обнаруживаются некоторые любопытные подтверждения. «Одним из наиболее распространенных заблуждений касательно религии древнего иудейско-израильского общества является ходячее представление, будто она была искони монотеистической (единобожной), – отмечает советский востоковед, доктор исторических наук И.Ш. Шифман… – Многочисленные обмолвки, оговорки, а часто и прямые свидетельства Ветхого завета показывают, что исконная религия древних израильтян была политеистической». По его сведениям, приведенным здесь же, «Баал (в переводе на русский язык – хозяин)» был в общесемитском пантеоне одним из главных богов – богом земледелия [9]. И фигурировал он, кстати сказать, наряду с Анатхой / Анат. «Согласно найденной в Угарите «Песне о Баале», Анат была сестрой и любовницей Баала. После похищения Баала богом Нижнего Мира Мотом Анат и ее подруга богиня солнца Шапаш спускаются в преисподнюю, где Анат побеждает Мота и освобождает брата» [10]. Параллель к жизнеописанию Баала / Ваала наблюдается в судьбе древнеегипетского бога «возрождения и плодородных сил природы» Осириса, который тоже был спасен из потустороннего мира и в котором можно видеть штрихи к портрету бессменного предводителя нартского Хасэ Орзэмэджа [12: 83-91]. И, возможно, Уар-Хату [6: 20, 21; 5: 9], предводитель народа «хату, хатты или атхи», Уазырмэс / Орзэмэдж, герой нартского эпоса черкесов, Осирис, правитель и бог Древнего Египта, Баал / Ваал – «хозяин» и бог у прасемитов – это одно и то же лицо.

В нартском эпосе черкесов параллель райскому яблоку существует в виде двух сортов «золотых яблок», выраставших на одном дереве. Но они принадлежали нартам – не богам – и были для своих владельцев не запретными плодами, а, скорее, необходимым подспорьем. Если бездетная женщина откусывала от первого сорта яблока часть красной половины, у нее рождался сын, если от белой половины, то дочь [12: Т. I, 96]. И мысль, переданная через данный образ, проста: нарты (они же «атты» / «отцы») серьезно относились к деторождению, к гармоничному росту числа членов своего, а в целом человеческого сообщества. Второй сорт яблока делал человека щедрей, отзывчивей и моложе [12: Т. I, 102]. То есть он обязывал человека быть на стороне добра. Если он должен быть щедрым и отзывчивым, то значит обращенным к нуждам, в том числе и чужих ему людей. Если он обязан быть молодым, то значит должен быть всегда в форме. Вести сельское хозяйство, делиться своими знаниями и умением с другими людьми в соседстве с амбициозными номадами – одно из самых опасных занятий. И если кочевничество сопровождала собственная идеология, то нартская демократия должна была иметь ее аналог тем более. И он существовал, например, как древний вариант дошедшей до нас, но тоже обращенной в старину идеологической концепции «адыгагъэ» / «черкесскости», – т.е. «нартыгъэ» / «нартскости», что сродни человечности, но выше нее.

Сама яблоня показана как результат творческой деятельности Тхагалиджа [12: Т. I, 102], нарта, которого одарил способностями «Тхьэ». Каким образом Бог награждает человека талантом, показано в эпосе черкесов на примере нарта-кузнеца Тлепша. За него просила женщина – жена Тхагалиджа, прошедшая испытание на моральную стойкость [12: Т. I, 211-212]. И он по ее просьбе действительно стал уникальным специалистом. Тогда же обрел талант и ее муж Тхагалидж.

Другими словами, вся работа по доместикации и растений, и животных, согласно эпосу черкесов, проведена нартами, т.е. людьми, что значительно правдоподобней, чем версия, которую предлагает Библия.

Теоним «Тхьэ» (Бог) у нартов, звуча в древние времена как [тhэ], означал «Даритель». Такое значение прослеживается в именах Бога и теофорах разных народов древности. То есть Он создал прекрасный мир, поместил в него совершенного человека – «Тхьэ» мог создать лишь идеальное – и с помощью очередного Своего дара – таланта предоставил ему возможность улучшать мир, приспосабливать к нему себя, а его к себе, делая одновременно еще более прекрасным. Но главное, «Тхьэ» очень тепло, по-отечески относился к своему созданию – человеку: построил демократичные взаимоотношения между Собой и им, не докучал его излишней опекой, не требовал безусловного подчинения, дав ему как одну из самых дорогих ценностей свободу. Именно поэтому человек, подражая «Тхьэ», назвал себя «атhэ > атэ» – «отцом-дарителем», что до нас сегодня дошло в таком древнем этнониме как «атхи» / «атты» (отцы), который стал клятвой аттов / нартов, а затем и адыгов / черкесов, принесенной «Тхьэ», оставаться постоянно совершенствующимся идеальным Его созданием.

Однако антигерои, например, Емынэж [12: Т. I, 102] тоже, разумеется, были среди даже самых первых – совершенных нартов. Но они, видимо, не награждались талантом, а потому, становясь одинокими, неконкурентными, озлоблялись, предпринимали враждебные действия против своих успешных сородичей и наказывались. Но делали это с ними даже не нарты-герои, а представители их личного окружения, что и произошло с Емынэжем. Он был убит собственным конем [12: Т. II, 45].

Наказание Божье в понимании создателей адыгского нартского эпоса тоже, очевидно, существовало, не являясь, правда, непосредственным. Оно заключалось в «псэкIод / псэкIуэд» – грехе, при том, что дословный перевод этого слова – «исчезновение, потеря души». Если человек, благодаря своей душе, изначально был равен «Тхьэ», в том числе и в вечной жизни, то, мирясь со злом в себе и, наверное, в окружающих его людях, постепенно лишался ее.

В Библии Каин-земледелец был проклят непосредственно Господом, как и проклята его земля: «…когда ты будешь возделывать землю, она не станет более давать силы своей для тебя; ты будешь изгнанником и скитальцем на земле, – сказал Он братоубийце. – И пошёл Каин от лица Господня и поселился в земле Нод, на восток от Едема. И познал Каин жену свою; и она зачала и родила Еноха. И построил он город; и назвал город по имени сына своего: Енох». То есть наказание для Каина, в конечном счете, оказалось не слишком суровым. Да и было ли изгнание наказанием?.. Далее мы узнаем, что Каин-земледелец становится жителем земли Нод, затем основателем города и, возможно, его главой, а Ламех, праправнук его сына Еноха – родоначальником номадов-кочевников, а также музыкантов и кузнецов (ковачей всех орудий из меди и железа) [3: 4].

Но содержит в себе использованная нами цитата и дополнительные сведения, которые также тематически сопряжены с нашим исследованием. Во-первых, обращает на себя внимание уход Каина от «лица Господня». То есть Каин делается для Господа невидимым, недосягаемым, из чего вытекает вывод: Бог Ветхого завета действительно локальный – для определенного места и людей, заселяющих его. Во-вторых, фраза «познал Каин жену свою», говорит о том, что в земле Нод (а значит, и других отдаленных от Господа местах) до появления в ней изгнанника жили люди, и женой ему стала женщина из их числа. А если это так, то нет оснований думать, что они были малочисленны (город не может быть без достаточного числа жителей) и не принадлежали к прасемитам или аттам, хаттам и хеттам. В-третьих, мы знаем, что медь, о которой идет речь в тексте, не куется. Однако упоминание о ней, наряду с железом, считаем неслучайным. Поэтому фразу «был ковачом всех орудий из меди и железа», понимая почти буквально, используем для датирования анализируемых событий. Между «медью» и «железом», как известно, значится эпоха бронзы. В нее входит тот период, когда Египет, территория Плодородного полумесяца, включавшая Междуречье, где, видимо, и разворачивалось действие, благодаря усилиям, в первую очередь, аттов / нартов, охватил новый сельскохозяйственный бум. Поэтому закономерен допуск, что Каин поселился в земле Нод и основал город Енох именно тогда.

О том, что прачеркесы в эпоху бронзы контролировали территорию, включающую и Междуречье, говорится, например, в статье «Этноним «кас» в топонимике Евразии» доктора исторических наук Б.Х. Бгажнокова [13].

Не может не заинтересовать нас и нравственная сторона конфликта между братьями. При этом мы должны будем говорить исключительно об их взаимоотношениях, но не о моральной состоятельности Господа Бога, спровоцировавшего убийство. Ее определение, очевидно, следует адресовать богословам. С точки зрения же нашего исследования, разумеется, вина Каина, который лишь из зависти убил своего брата, безмерна. Она еще более усугубится, если сравнить двух библейских братьев с братьями-близнецами Пыджем и Пызгэщем, героями стихотворного сказания «Нартхэ я дыщэ жыгыр» – «Золотое дерево нартов», являющегося одним из самых ранних произведений черкесского нартского эпоса. Пыдж и Пызгэщ не просто братья-близнецы, они похожи друг на друга, как две капли воды. Мыгэзэщ-Гуащэ, жена Пызгэща, впервые увидев Пыджа, идущего с охоты, перепутала его с мужем и встретила также ласково, как его. Эту сцену увидел Пызгэш, тоже появившийся из лесу. Но, вспылив, он направил свой гнев не на жену или брата, а на себя. Он запустил стрелу вертикально вверх. Она, вернувшись, пронзила его насквозь и ушла в землю «на семь слоев». Пыдж, увидев и поняв, что произошло с братом, не посмел остаться в живых: он проткнул себя своим же мечом.

Присутствует в сказании и моральный урод – в понимании нартов. Это Тлебыцэжей, который тут же в обмен на обещание похоронить двух братьев, предложил овдовевшей Мыгэзэщ-Гуащэ выйти за него замуж. Но та, разумеется, отказала ему [12: Т. I, 103-111].

Пасторальный номадизм как явление стал изучаться довольно давно. Исследователи, в частности, отмечают, что скотоводческие народы проявляли ярко выраженную склонность к созданию «кочевых империй», наиболее известным воплощением которой является Монгольская империя. И научные заключения ими извлекаются из анализа ее цивилизационных характеристик: преимуществ, противоречий, издержек и т.д. [14]. Однако одомашнивание растений и животных впервые произошло на территории Плодородного полумесяца – еще в неолитическое время, когда ледник отступил на север, а местный климат оставался достаточно влажным. Там же сформировался и самый ранний пасторализм – с появлением все более обширных еще не слишком сухих степей. Поэтому именно его следовало бы считать эталонным.

Как значится в приведенном выше тезисе, народы, занимавшиеся сельскохозяйственным производством комплексно, были демократическими. А это, в свою очередь, выявляет то, альтернативой чему становилась идеология «кочевых империй» и что вносило в нартский демократизм имперский дух. Поэтому и посвящены основные циклы нартского эпоса черкесов военному отстаиванию своего образа жизни, построенного на «нартыгъэ» / «нартскости». Как им, уйдя от авторитаризма, исходившего, к примеру, от Бородача («ЖэкIэжъ»), удалось вернуть народовластие в виде своего традиционного органа управления – Хасэ, показано в сказании «История Сэтэнай-Гуащэ» [12: Т. I, 150-152].

К кочевому пастушеству древние семиты приходили не только не сразу, но, видимо, далеко не все. Убедительным свидетельством тому является образ библейского Ноя. Так, став по воле Бога строителем ковчега [3: 6], он показал себя очень мастеровитым человеком, принадлежащим к классу ремесленников, которые появляются главным образом среди земледельцев. Во-вторых, после потопа: «Ной начал возделывать землю и насадил виноградник» [3: 9], при этом, правда, оставаясь жить в шатре.

Аврам / Авраам – его потомок, первый еврей и еврейский патриарх, ведет лишь кочевой образ жизни: «И взял Фарра Аврама, сына своего, и Лота, сына Аранова, внука своего, и Сару, невестку свою, жену Аврама, сына своего, и вышел с ними из Ура Халдейского, чтобы идти в землю Ханаанскую; но, дойдя до Харрана, они остановились там» [3: 10]. Причиной задержки, видимо, стала старческая немощь Фарра, отца Аврама. И действительно он вскоре умер. В целом же проблема скотоводческих народов заключалась, видимо, в том, что лишь мясомолочная продукция не кормила их достаточно хорошо, для гармоничного питания нужна была продукция растениеводства. То есть становился необходим обмен между номадами и оседлыми жителями региона. Однако земледельцы, как правило, не страдали от нехватки мясомолочной продукции, поэтому обмен не мог быть справедливым. А это обостряло конкуренцию между номадами и провоцировало их на конфликт с земледельцами. Поэтому под обещание Господа: «…Я произведу от тебя великий народ», – Аврам пришел «в землю Ханаанскую» [3: 11].

За Аврамом, как мы знаем, долгое время совсем не было народа. Он и его жена Сара, племянник Лот, остальное – многочисленные рабы, из которых он порой создавал войско. Но в целом направленность Аврама на Ханаан символизирует то, что при доминировании в нем номадизма присутствовало и понимание аттского демократизма. Ведь недаром же он удостоен имени «патриарх» – «отценачальник, родоначальник, от πατήρ – отец, ἀρχή – начало, власть» [15] – глава патриархальной семьи, которому, правда, приходилось пока быть отцом лишь своим рабам.

В Ханаане «… явился Господь Авраму, и сказал: потомству твоему отдам Я землю сию. И создал он там жертвенник Господу, Который явился ему…» [3: 11]. Но оставаться здесь, несмотря на слова Господа, Аврам не стал. Детьми от жены Сары он обзавестись к тому времени не смог, она была «неплодна». Да и та производственная ниша, в которую он способен был встроиться, в Ханаане, видимо, оказалась полностью занятой и хорошо защищенной. Поэтому он пошел на юг, где, миновав голодные земли, достиг Египта. Именно там ему удалось разбогатеть, и богатство, с которым он вернулся вновь в Ханаан, исчислялось опять-таки кочевническим мерилом – его рабами и поголовьем скота.

А обрел Аврам такое имущество, благодаря тому, что обманул фараона, представив свою жену Сару как сестру и выдав ее за него замуж. В действительности же она приходилась ему и сестрой, и женой. Ссылаясь на родственные отношения с фараоном, наверное, он мог пользоваться более качественными пастбищами, по более выгодным условиям менять своих животных на продукты растениеводства, сбывать излишки скотоводческой деятельности, приобретать необходимое и т.д. Для нас же представляется важным подчеркнуть, что даже в самом прогрессивно-земледельческом на то время Египте при особо уникальных для него возможностях Аврам сумел пренебречь комплексной сельскохозяйственной трудовой деятельностью.

Несмотря на то, что к Авраму регулярно являлся Господь, а это равноценно пониманию черкесскими нартами дара Бога – таланта, он, стараясь увеличить стадо количественно, не заботился о качестве – не проводил в нем селекционной работы. Об этом можно судить по тому факту, что он и сам был женат на сестре, и сына своего Исаака, рожденного от него после прямого вмешательства Господа уже очень состарившейся Саррой, настоял женить на близкой родственнице. Что и произошло, Исаак был отправлен на родину Авраама – в Междуречье, где женился на своей двоюродной сестре Ревекке. При этом в Библии подчеркивается: так сделано, чтобы Исаак не привел в семью ханаанейку. То есть, если Аврам / Авраам не признавал евгеники, с помощь которой способно улучшаться человечество, и игнорирование которой, в частности инцест, ведет к губительным генетическим последствиям, то, значит, мог, отказавшись от требований селекции, иметь неустойчивое к болезням, вырождающееся стадо. Образно говоря, владеть имуществом, но не добром.

Считается, что инцесты – кровосмесительные браки стали практиковаться для того, чтобы имущество, накопленное отцами, оставалось в семьях их наследников. Особенно это касалось тех семей, которые обладали властью. Но с самого раннего их применения тому существовало и идеологическое основание. Например, фараоны Древнего Египта считались детьми богов, и инцесты ими практиковались для того, чтобы правление передавалось потомкам, обладавшим «чистой кровью». Божественности одного отца, по их представлениям, не хватало, важно было, чтобы таким же качеством обладала и мать. А это значит, что фараон мог ждать наследника трона либо от родной сестры, либо даже от дочери [16: 47-48]. Несколько иное, но приведшее к похожему результату, видимо, произошло и с интересующим нас коленом древних семитов. Сначала, попав под влияние единого Всесоздателя «Тhэ» – Дарителя и Отца, оно проявило к Нему нетерпимость. Затем, найдя свое предназначение в скотоводстве и став в этом качестве членом нового сельскохозяйственного мира, его основатели пришли к пасторализму и теории божественной избранности. То есть возникла имперская идеология, обосновавшая, в частности, захват власти в земледельческом Ханаане.

Но сам Авраам, уже женив сына Исаака, второго после себя еврейского патриарха, на сестре, стал, кажется, более терпимым по отношению к аттскому сельскохозяйственному демократизму. Так, после смерти Сарры он все-таки приобрел у «хеттов» в Ханаане первый свой земельный участок, правда, пока не для обработки, а для захоронения скончавшейся супруги – в пещере на его краю. «Сыны Хета отвечали Аврааму и сказали ему: послушай нас, господин наш; ты князь Божий посреди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в погребальном месте, для погребения умершей твоей» [3: 21], – говорится в Библии. С одной стороны, вся дальнейшая сцена передачи участка в собственность Аврааму исполнена знаками взаимного уважения между представителями разных народов, участвующих в ней. Владелец предлагает отдать землю даром, а приобретатель настаивает на том, чтобы непременно заплатить за него. С другой стороны, фраза «ты князь Божий посреди нас», сказанная сынами Хета, кажется, выделяет и возвеличивает Авраама среди присутствующих как человека непростого – избранного Богом.

Однако если обозначенную фразу рассмотреть с точки зрения нашего исследования, то может получиться так, что она одновременно является поддержкой веры в единого Бога и попыткой вознаграждения за нее. Только атты – даже не хатты или хетты, у которых изначально было много богов – могли по достоинству оценить монотеизм Авраама. Пусть даже у них к тому времени под влиянием соседних религий и появилась богиня по имени Анатха. Второй аспект дела, видимо, в том, что если для Авраама не составляло труда находить пустующие земли, чтобы пасти свой скот, то он мог и для своих особых нужд выбрать из них любой подходящий участок. Однако он поступил иначе, видимо, потому, что закрепить его за собой можно было, лишь приобретя у человека, который на тот момент представлял правящий класс государства и узаконенного владельца земли.

Более того, Авраам после смерти Сарры женился на ханаанейке по говорящему для нашего исследования имени «Хеттура». И если ранее у него было всего лишь два сына: первый – Измаил, рожденный Агарью, рабыней Сары, второй – Исаак – самой Саррой, то последняя жена «…родила ему Зимрана, Иокшана, Медана, Мадиана, Ишбака и Шуаха» [3: 24]. Таким образом она как бы подтвердила тезис о том, что увеличение численности народа в тот период было возможно не на основе кочевничества, а оседлости и разностороннего хозяйствования на земле.

Выводы. В целом последняя женитьба Авраама в дополнение показала, что борьба идеологий – пасторализма и демократизма будет в дальнейшем вестись не только между обществами, исповедующими их, не только внутри обществ, разделенных ими, но и в душах отдельных людей, охваченных сомнениями, соблазнами и т.д. Она же проиллюстрировала, что общества кочевых скотоводов, которые вырабатывают имперскую идеологию – пасторализм, не навсегда отделились от обществ, занятых комплексным сельскохозяйственным трудом и склонных к демократизму.

Представленный анализ также показал Господа Бога в развитии – от политеизма к монотеизму. Одновременно мы увидели причину, по которой прачеркесский «Тhэ» – Всесоздатель, Даритель и Отец приобрел пару – Анатху. Увидели мы и то, как «Тхьэ», передав Анатхе часть своих полномочий, сделал первый шаг от монотеистической своей природы к политеистической.

Библейская нравственность постепенно эволюционирует от братоубийства к словам Христа «подставь другую щеку», а нартский этикет упрощается от невероятных поступков нартов Пыджа и Пызгэща к хитрости, даже коварству, применяемым в схватках, например, таким основополагающим героем нартского эпоса черкесов как Саусырыко. Он ведь тоже убил своего брата – но двоюродного. Правда, не подозревая о родстве, и в ходе рыцарского поединка [12: Т. II, 141].

Литература:

1. Anath deity / Божество Анат(h). [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.britannica.com/topic/Anath , (дата обращения: 31. 08. 2021).
2. Ахохова Е.А. Природа теонима «Тха» («Бог»): базовые гипотезы / Мир культуры адыгов. – Майкоп, 2002. – С. 112-117.
3. Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. – М. 1991. – 296 с.
4. Библейская Энциклопедия Брокгауза. Хеттеи. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Spravochniki/biblejskaja-entsiklopedija-brokgauza/4428 , (дата обращения: 09. 09. 2021).
5. Тарихъым шъышъ зы напэ. Хьатухэр / Одна из страниц истории. Хатты // Гъэзетэу «Гъуаз» / Газета «Вестник». – Стамбыл / Стамбул, 1913. – №46.
6. Ловпаче Н.Г. Этническая история Западной Черкесии. – Майкоп, 1997.
7. Шаззо А.М. Этимология этнонима «адыгэ» в свете его дополнительного значения // Вестник науки АРИГИ №19 (43). – Майкоп, 2018.
8. Касьян А.С. Клинописные языки Анатолии (хаттский, хуррито-урартские, анатолийские): проблемы этимологии и грамматики. – М., 2015. – 445 с.
9. Шифман И.Ш. Во что верили древние евреи? / Атеистические чтения, 1988. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.etheroneph.com/gnosis/47-vo-chto-verili- , (дата обращения 31. 08. 2021).
10. Анат. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/393253 , (дата обращения 26. 09. 2021).
11. Шаззо А.М. К цивилизационным параллелям между легендарной Нартией и Древним Египтом // Вестник науки АРИГИ №27 (51). – Майкоп, 2021.
12. Нартхэр (адыгэ эпос). Текст угъоигъэ томибл / Нарты (адыгский эпос) / Собрание сочинений в семи томах. – Мыекъуапэ / Майкоп, 2017.
13. Бгажноков Б.Х. Этноним «кас» в топонимике Евразии [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=22532504 , (дата обращения: 31. 08. 2021).
14. Легран Жак. Пасторальный номадизм и его роль в истории. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/pastoralnyy-nomadizm-i-ego-rol-v-istorii , (дата обращения: 15. 09. 2021).
15. Большая российская энциклопедия. Патриарх. [Электронный ресурс] – Режим доступа: https://bigenc.ru/religious_studies/text/2324037 , (дата обращения 07. 10. 2021).
16. Прудников М.Н. История государства и права зарубежных стран. – М., 2013.

Вестник науки АРИГИ №29 (53) с. 144-151.
 (голосов: 0)
Опубликовал admin, 3-01-2022, 15:11. Просмотров: 633
Другие новости по теме:
К цивилизационным параллелям между легендарной Нартией и Древним Египтом, – ...
Черкесские коннотации к портрету строителей дольменов в древнем Ханаане, – ...
Аслан Шаззо: Этимология слова «Тхьэ», – семантические и фонетические паралл ...
О взаимозависимости: нартский Бог, нартский мир и нартский характер, – А. Ш ...
Об общем в черкесском Тхьэ, убыхском Уаба и абхазском Анцәа (Бог), – ...