Архив сайта
Декабрь 2017 (30)
Ноябрь 2017 (13)
Октябрь 2017 (21)
Сентябрь 2017 (28)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру
Дотационность республики, края, области для России – обычное дело. С чем это связано, – ответит, наверное, любой старшеклассник: слабая экономика, много средств уходит на содержание чиновничества. Понятно, что без него не обойтись, на нем, в частности, обязанность способствовать становлению сильной экономики. Но в то же время чиновничество склонно перерастать и в «опухоль», которая применительно к практике редко бывает «доброкачественной». Как можно поступить с данным явлением в отдельно взятом субъекте федерации, – свое мнение высказывает председатель бюджетного комитета Госсовета – Хасэ Адыгеи Рашид Мугу.

Наш собеседник был депутатом Госсовета – Хасэ прошлого созыва почти два года. Однако пошел на выборы главы администрации Теучежского района, а когда его выбрали, трудился в этом качестве более трех лет. Затем снова участвовал в выборах в парламент и, выиграв, досрочно сложил с себя полномочия главы района, чтобы вернуться к работе в парламенте.


Рашид Мугу: Бюджет этого года принят, как известно, предыдущим составом парламента Адыгеи. По доходам он равен 4,5 млрд. рублей, по расходам – 4,7 млрд. Собственные доходы – 1,2 млрд. рублей. Если сравнить с бюджетом Краснодарского края в расчете на душу населения, то расходная его часть примерно такая же.

Есть, конечно, подвижки, республика стала больше получать доходов. Но растут они очень медленно. Что касается дотационности, то у нас нет нефти, газа, алмазов, золота. Или, скажем, Черноморского побережья с портами, таможенными возможностями, инфраструктурой отдыха и т.д. То есть, всего того, за счет чего сейчас субъекты могут стать донорами. Сыграло свою роль также разделение между Адыгеей и Краснодарским краем совместно нажитого имущества: большая часть бюджетообразующих предприятий отошла к краю. Поэтому дотационность Адыгеи нужно снижать за счет другого.

Основным источником дохода, на мой взгляд, должен быть налог на прибыль: развитие производственного сектора, сбыта. Вторым по значимости мог бы стать налог на имущество, в основном с юридических лиц. Далее должны идти налог на землю и сельскохозяйственный налог. А пока основным источником поступлений в бюджет республики является налог на доходы физических лиц.

Главное достояние республики – земля. И если говорить о сельскохозяйственном налоге отдельно, то сегодня для меня является странным, например, то, что по итогам первого полугодия нынешнего года при разных исходных данных некоторые районы собрали равное количество налогов. Мы говорим о высокой урожайности одних – от 40 центнеров с гектара и выше, знаем о том, что в других она ниже в два раза, отчего эти районы терпят убытки. Можем назвать и основную причину их убытков: соседство посевных площадей с Краснодарским водохранилищем. Объем урожая в районах тоже не одинаковый. Должны мы учесть также то, что численность населения районов с высокой урожайностью, больше почти в два раза. То есть и подоходного налога там должно собираться больше.

Почему же жизнь населения этих районов не отличается, урожай не сказывается на их благосостоянии, а отчисления в бюджет одинаковые?

– А как бы Вы сами ответили на этот вопрос?

– Мы в комитете пока не делали детального анализа, хотя должны заниматься и этим. Но обязаны подобными вопросами задаваться также структуры исполнительной власти. Особенно в такой – переходный для парламента период. Вывод же, думаю, напрашивается сам собой: или неверны сводки по урожаю, или не выплачиваются налоги.

– Хорошо. Вы сказали, что бюджеты Адыгеи и Краснодарского края сопоставимы. Но сопоставимо ли количество чиновников на душу населения?

– Нет, конечно. У нас чиновников больше. Например, строительством в республике фактически занимается четыре организации: министерство строительства и ЖКХ республики, «Адыгеястройзаказчик», комитет по архитектуре, управление по надзору зданий и сооружений. А башенных кранов не только в Майкопе, но и во всей Адыгее всего два. В республике не ведется строительство большими темпами, это не секрет. Кроме того, оно давно акционировано, то есть, в частных руках. А если это так, то зачем нам нужны ведомства в таком количестве? Можно было бы иметь просто управление по строительству при министерстве экономики, которое, взаимодействуя с федеральным центром, определяло бы политику в сфере строительства в республике.

Мне, кстати, непонятно, чем занимаются около 60 человек и в упомянутом мной министерстве экономики? Или зачем в министерстве сельского хозяйства 8 начальников отделов, когда все предприятия на селе опять же акционированы? И перечень таких вопросов можно легко продолжить.

– Я слышал, что «Адыгеястройзаказчик» сейчас расформировывается.

– Мне давно казалось, что его надо ликвидировать. И распределить те 60 млн. рублей, которые к ним поступают, по муниципальным образованиям. Там есть службы, которые ведут строительство, в основном за счет местных бюджетов. Они легко освоят эти средства, а отслеживать, правильно ли они используются, могут республиканские контролирующие органы, которых в Адыгее достаточно. Но убедить кабинет министров в необходимости расформировать «Адыгеястройзаказчик» нам не удалось. Более того, сейчас создана еще одна структура, параллельная прежней. По замыслу, новая организация должна была заменить существующую, но оказалось, что упразднение – процесс не простой. Теперь фактически функционируют обе организации: одна занимается федеральными деньгами, вторая – республиканскими.

– У Вас есть опыт работы на районном уровне. Вы пытались сократить штат управленцев там?

– Разумеется! И получилось это, кажется, неплохо. Достаточно сказать, что у меня в администрации был только один заместитель. В случае отсутствия нас двоих, оставался управляющий делами. Сейчас и на федеральном уровне в министерствах разрешено иметь лишь по два зама. Только при исключительных обстоятельствах по указу президента России может быть назначен третий. Нашим руководителям надо брать пример с этого.

А начали мы сокращения в Теучежском районе с реорганизации бухгалтерий. В управлениях образования, здравоохранения, труда и социальной защиты, культуры, а также в самой администрации района были самостоятельные бухгалтерии. Кроме того, главный бухгалтер, кассир, еще один бухгалтер работали во всех 7-ми сельских округах района. Все эти 12 главных бухгалтеров ездили в г. Адыгейск, где были казначейство и банк, сдавали заявки: на бензин, на запчасти для своей служебной машины, на свет в своей конторе, на свою зарплату и т.д. Не так напечатали что-то, завтра исправили, опять поехали. Подобным образом и работали. Мы создали централизованную бухгалтерию, казначейство и банк открыли у себя – нужно только спуститься этажом ниже. На одном этом мы сократили человек 50-60, которых, кстати, тоже трудоустроили в производственную сферу.

И так прошли по всему аппарату. Денег мы получали столько же, сколько до сокращений, но полученные в результате экономии суммы давали возможность оставшимся чиновникам лучше исполнять свои функции. Сейчас ведь так и поставлено: денег достаточно на содержание чиновника, но не на то, чтобы он выполнял свои функции. А его функции – это уход за дорогами, водо- и газоснабжение, поддержание должного санитарного состояния населенных пунктов и т. д. Скажем, в сельском округе работало по 12-15 человек, и большинство из них занимались лишь тем, что ждало зарплату, на которые по большей части и тратились деньги. И людей возмущало все это. Но когда в них же осталось 3-4 человека, и высвободились деньги на нужды населения, люди сразу же почувствовали изменения.

Другой вопрос, что все наши нововведения не нравились республиканским структурам. Почему – можно только догадываться. Но факт остается фактом: на меня и на нынешнего исполняющего обязанности главы администрации района оказывается давление. И первое, требование при этом – воссоздать отдельные бухгалтерии.

– Видимо, так оно и ведется: республиканские структуры «давят» на районные, а федеральные – на республиканские.

– Нужно отстаивать то, что уже реорганизовано. Понятно, что осуществить удается не все. Например, будучи главой администрации, я выступил против дробления района на сельские поселения. Все 9 глав муниципалитетов Адыгеи поддержали мою инициативу, одобрил и кабинет министров республики. Но выборы в сельские поселения все же прошли. И теперь избранные главы и депутаты местного самоуправления требуют дополнительного финансирования, предназначенного в основном для их содержания. О средствах, с помощью которых они будут выполнять свои функции, речи не ведется. Да и не может вестись. По закону органы управления поселений должны осуществлять свои функции за счет сбора налогов, главным образом – на землю и на имущество жителей этих поселений. Но если собрать с каждой сельской семьи в качестве данных налогов те несчастные 3 тысячи рублей, а больше они не зарабатывают, то этих денег все равно не хватит просто даже на содержание созданных органов. Только на зарплату главы и, в лучшем случае, его зама. Но тогда зачем их собирать?

Мы предлагали повременить с выборами. Нас обвинили в том, что мы против нового закона, не понимаем того, что страна должна вступить в ВТО. Но мы не против местного самоуправление, мы «за», другое дело, что в Адыгее его нужно внедрять на уровне районов. Туда, в районы, сокращая республиканские структуры, нужно передавать и полномочия, и средства. Без сильных районов сильной республики не будет.

– Хазрет Совмен в первый год президентства сократил республиканские структуры на 25%, затем через год еще на столько же. По логике, должно было получиться так, что оставшиеся структуры размещены на первых трех этажах республиканского Дома правительства, а на остальных трех стало пусто. Но этого не случилось. Там не найти сейчас не только свободного кресла, но и стула.

– Президент Адыгеи – деловой человек. Он сразу определил, что есть такая проблема. На районном уровне я ведь осуществлял его предложения. Но республиканские структуры, видимо, требует иного подхода. Здесь все намного сложнее. Не только Дом правительства, весь Майкоп в чиновничьих структурах – федеральных, окружных, республиканских. Ни в одной из них невозможно отыскать свободного кабинета. И менять это необходимо.

В заключение хотел бы отметить следующее. Понятно, что большая часть из того, о чем мы здесь говорили, не может быть осуществлена одним комитетом Госсовета – Хасэ по бюджету или даже парламентом в целом. В реорганизации такого масштаба должны участвовать многие, и каждому нужно делать все возможное, находясь на своем месте.

Аслан Шаззо.

natpressru.info
Опубликовал administrator, 10-08-2006, 11:32. Просмотров: 776
Другие новости по теме:
Рашид Мугу: Причина политического кризиса Адыгеи кроется в ЮФО
В Теучежском районе Адыгеи проходят выборы главы муниципалитета
Кабинет министров провел заседание в Теучежском районе
Председатель Комитета Госдумы РФ по бюджету встретился с депутатами парламе ...
Парламент Адыгеи принял бюджет на 2007 год