Архив сайта
Сентябрь 2017 (24)
Август 2017 (44)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Апрель 2017 (68)
Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Начало статьи

Чрезвычайный съезд черкесского народа, созванный в ноябре 2008 г. в связи с внутренними этнополитическими коллизиями в Карачаево-Черкесии, встретил аплодисментами озвученный от имени черкесской молодежи республики лозунг об объединении черкесов Кавказа в единую республику и принял решение создать комитет для подготовки соответствующего обращения к федеральным властям.[46]

Вопрос объединения черкесов (адыгов) Кавказа в единую республику был поставлен здесь не впервые. О возможности такого объединения заговорили в некоторых адыгских общественных организациях и на страницах научных изданий после распада СССР. Однако еще в самом начале 1990-х гг. в публичное пространство была выброшена формула «Великая Черкесия». Известный ученый и общественный деятель П.М. Иванов в 1997 г. в своей работе указал, что это понятие было введено в анализе ситуации, выполненном в 1990-1991 гг. военными экспертами Северо-Кавказского военного округа и использовалось ими, по сути, в качестве пугала. [47] Но тем самым надолго затруднилось рациональное обсуждение вопросов регионализации управления и реструктуризации системы регионов применительно к Северному Кавказу вообще и к его адыгскому ареалу в особенности. В основном докладе на форуме кабардинских (адыгских) общественных организаций КБР в начале апреля 2009 г. П.М. Иванов вновь настаивал на неправомерности отождествления идеи единого «адыгского» субъекта Федерации и идеи «Великой Черкесии». Последняя муссируется в «информационной войне против адыгов» и получает в ней этносепаратистское толкование, что превращает ее в провокационную по сути. Он подчеркнул при этом, что проблема разделенного адыгского народа существует, что этот вопрос требует отдельного разговора, он очень непростой, но разрешимый. [48, с. 10-11]

В Декларации движения «No Sochi 2014» решение Президента Д.А. Медведева от 19 января 2010 г. о создании Северо-Кавказского федерального округа с исключением из его состава Адыгеи определялось как официальное признание Северного Кавказа зоной опасности. А черкесские общественные органи­зации в России выразили мнение, что адыгов снова разобщили специально, с целью так или иначе лишить Адыгею статуса самостоятельного субъекта Федерации.[49-50]

В-третьих, в каждой из этих ситуаций обнаруживалось, что «черкесский вопрос» в сознании черкесских активистов выступает как «блок», как интегрированная структура, в которой каждый элемент, будучи «активизирован», приводит в движение все остальные элементы. И все же отношение к сочинской Олимпиаде и проблеме единого «черкесского» субъекта Федерации на Северном Кавказе стало зримым фактором политического размежевания в международном черкесском движении. Подавляющее большинство черкесских организаций «второго эшелона», возникших в течение последних десятилетий в диаспоре, категорически выступило против проведения Олимпийских игр в Сочи, тогда как МЧА и черкесские организации в России ограничились требованием проявить уважение к исторической памяти и национальным чувствам черкесов и достойно отразить в информационном сопровождении и культурной программе Олимпиады историю и культуру черкесов как коренного народа Российского Причерноморья.[37, с. 432-433]

Аналитики отмечают, что против проведения Олимпиады в Сочи выступает единственная черкесская организация в России «Черкесский конгресс», который является и наиболее последовательным в формулировании и отстаивании этих позиций в медийном пространстве. Вместе с тем, комментируя Меморандум о безусловной поддержке черкесскими общественниками Олимпиады, подписанный руководителями трех общественных организаций КБР - Союза Абхазских добровольцев. Коор­динационного совета адыгских общественных организаций и «Алыгэ Хасэ». Н. Нефляшева акцентирует два существенных момента. Во-первых, широкую критику меморандума в адыгском медиа-пространстве. Во-вторых, то, что в Меморандуме впервые в официальных документах, исходящих от черкесских общественных организаций, «тема Олимпиады» отделяется от «пакета» целей черкесских движений и помешается исключительно в культурно-просветительную нишу.[39,51]

В ноябре 2008 г. на Чрезвычайном съезде черкесского народа в г, Черкесске, в котором участвовали представители черкесских национальных движений Республики Адыгея, Причерноморской Шапсугии и Кабардино-Балкарской Республики, никто открыто не выступил против декларации об объединении трех субъектов РФ, где живут адыги (черкесы), в единую республику в составе Российской Федерации. Но в дальнейшем стало очевидно отсутствие единодушия среди деятелей национального движения по этому вопросу. «Адыгэ Хасэ» Адыгеи подтвердила свою позицию, а ее лидер А. Хапай еще ранее высказался в том смысле, что альтернативы объединению адыгов нет.[52]

Руководитель «Адыгэ Хасэ» Кабардино-Балкарии М. Хафицэ, во время съезда заявил: «Безусловно, все наши действия должны быть в согласии с Россией и в консенсусе с окружающими нас народами, но мы будем настойчивы». Но затем он выразил мнение, что вопрос об объединении поставлен прежде­временно и организациями, которые не могут говорить от имени целых народов.[53]

Со своей стороны М.П. Берзегов оценил идею объединения трех республик как «классическую провокацию», как явную попытку переориентировать вектор усилий черкесских организаций с международного права на российское законодательство. Но в рамках последнего нет шансов на достижение результата – «восстановление целостности черкесского этноса на своей исторической территории, втом числе включая всю нашу диаспору».[54]

Таким образом, тема сочинской Олимпиады и сопутствующие ей вопросы способствовали выдвижению «черкесского вопроса» на заметное место в российском и международном медийном и политическом пространстве, но в то же время они показали его сложность. С точки зрения сложной структуры «черкесского вопроса», вариативности и конфликтности связанных с ним политических стратегий следует рассматривать и третий из упомянутых выше факторов его развития - вовлечение зарубежных аналитических центров и политических сил, кульминацией которого стала резолюция Парламента Грузии 20 мая 2011 г. о признании геноцида черкесов, осуществленного Российской империей.

В целом в 2006-2007 гг. произошел принципиальный поворот в отношении «международных структур» к черкесской проблематике. Некоторые из них включили ее в собственные программы действий и превратились из «апелляционных инстанций» в инициаторов или полуофициальных спонсоров раз­личных публичных мероприятий, осуществляемых в контексте научной и общественной экспертизы «черкесского вопроса». Прежде всего это относится к Джеймстаунскому фонду (США), который организовал в 2007-2009 гг. в университетах США четыре конференции и ряд семинаров, посвященных теме «черкесского геноцида».[55, с. 25-26]

Российские эксперты, как правило, подчеркивают связь этой организации с Центральным разведывательным управлением США и рассматривают как один из инструментов, используемых «геополитическими противниками» России. Но с аналитической точки зрения недостаточно разоблачительных констатации. Не менее важно отметить, что американские специалисты в области планирования политики и организации общественных кампаний в поддержку американских целей в различных регионах в какой-то момент обратили внимание на черкесское национальное движение, занялись изучением «черкесского вопроса» и, видимо, обнаружили в нем определенный ресурс, который может быть задействован в подходящей ситуации. Не исключено, что накопленный таким образом информационный и концептуальный багаж послужил одним из источников формирования после 2008 г. нового политического курса Грузии по отношению к Северному Кавказу. Отсюда следуют определенные уроки для носителей «черкесского национального интереса» и для носителей «российско­го государственного интереса». Их политика должна строиться не на простом и «непосредственном» выражении своего интереса, а на анализе сложной реальности, в которой действуют другие независимые и интеллектуальные акторы, способные предпринимать опережающие действия и создавать тем самым «сложности» для черкесской и российской политики.

С 2006 г. в Европарламенте проводятся слушания по различным аспектам «черкесского вопроса» - «Черкесские дни». Они не являются официальными мероприятиями, которые проводит Европарламент как институт, а носят общественный характер. Их организует Федерация европейских черкесов, и про­ходят они при поддержке отдельных депутатов, выступающих от своего имени. Но такие слушания приобрели регулярный характер (в июне 2012 г. прошел седьмой Черкесский день в Европарламенте), и черкесская тема все более укореняется в европейском публичном пространстве. Весьма важно, что эта тема подается в контексте доминирующего в Европе дискурса «прав и свобод» человека. Показателен с этой точки зрения принятый участниками шестого Черкесского дня в Европарламенте (ноябрь 2011 г.) документ, озаглавленный «Декларация самоопределения и государственности автохтонного коренного черкесского народа: нации в изгнании».[56]

События, связанные с участием «грузинского фактора» в развитии «черкесского вопроса», хорошо иллюстрируют сказанное.

Действия России в ответ на попытку Грузии вооруженным путем решить для себя югоосетинекий и в перспективе абхазский вопрос - силовое пресечение агрессии, а затем признание независимости Южной Осетии и Абхазии - открыли возможность сближения с Россией черкесских организаций диаспоры и укрепления лояльности российских черкесов. Но получить развитие и закрепление эта тенденция могла, если бы обнаружилась способность Российского государства на какие-то реальные или хотя бы символические шаги, свидетельствующие о желании понять проблемы, волнующие черкесское национальное сознание, и способность сообщества черкесских активистов на рациональные и скоординированные встречные шаги. Ни того, ни другого не наблюдалось, а иные факторы поддерживали напряженность вокруг «черкесского вопроса».

В этих условиях Грузия существенно пересмотрела принципы своего позиционирования на Кавказе. Ставка была сделана на использование механизмов интеграции, обеспечивших становление Европейского Союза.[57]

Перевод заявленного курса на создание -свободного, стабильного и единого Кавказа» из области риторики в область практических действий начался с 2010 г. В отношении Абхазии и Южной Осетии была объявлена стратегия «Вовлечение через сотрудничество», но она получила расширенное толкование, охватывая и Северный Кавказ: «Нет Северного и Южного Кавказа - есть один Кавказ, который принадлежит мировой цивилизации» - заявил М. Саакашвили на сессии Генеральной Ас­самблеи ООН 23 сентября 2010 г.[58]

В этом контексте в современной Грузии стала разрабатываться черкесская тема, и этот процесс получил свое логическое завершение 20 мая 2011 г, принятием резолюции Парламента Грузии о признании геноцида черкесов, осуществленного Российской империей. Этот шаг рассматривается чаще всего как проявление враждебности грузинского руководства к России, его стремления нанести ущерб российским интересам при каждом возможном случае в отместку за свое поражение в августе 2008 г. Обсуждается вопрос, в какой мере этот шаг может повлиять на перспективы сочинской Олимпиады. Но усложнение ситуации вокруг «черкесского вопроса» можно отметить независимо от оценки указанных перспектив.[59,60,61]

Для России включение темы «геноцид черкесов» в контекст государственной политики суверенного государства, имеющего тесные стратегические отношения с США, Евросоюзом и НАТО, означает, что получил политико-правовое оформление и существует теперь в готовом виде еще один инструмент, который может быть использован для международного давления на нее. Кто. когда и по какому поводу использует этот инструмент, зависит от обстоятельств, предугадать которые в их конкретном виде невозможно. Шансы на присоединение к Грузии других государств в обозримом будущем невелики, но это может служить лишь слабым утешением. Во-первых, если хотя бы Эстония (наиболее вероятный кандидат) предпримет соответствующий шаг, это уже станет «прорывом». Во-вторых. Грузия может остаться единственным государством, признавшим геноцид черкесов, но она, во всяком случае, не будет осуждена за это международным сообществом и не окажется в изоляции. Напротив, ее политика оформляется как органичная часть политики глобальной интеграции, опирающейся на «универсальный порыв к свободе» и реализующей активное международное вмешательство «с целью поддержать демократические движения и сдержать тех, кто хочет их подавить». Выступая на Мюнхенской конференции по безопасности в мае 2012 г., М. Саакашвили подчеркивал как раз изолированность России и обреченность ее политики, противоречащей чаяниям народов. А новая кавказская стратегия Грузии была поддержана Советом Европы, Евросоюзом, ООН-ОБСЕ и Государственным департаментом США.[39]

Для черкесского национального движения признание геноцида черкесов на международном (государственном) уровне на первый взгляд означало качественный перелом в процессе достижения одной из его общих целей. Но уже в ходе подготовки решения обнаружилось расхождение позиций. Активисты черкесских организаций диаспоры принимали участие в тбилисских конференциях в марте и ноябре 2010 г. (уже участники первой обратились к Грузии с просьбой о признании геноцида черкесов), а "Черкесский конгресс» и целый ряд зарубежных черкесских организаций обращались к грузинскому парламенту с призывами об ускорении процесса.[63]

В то же время черкесские организации из России практически не были представлены на упомянутых конференциях, а их реакция на решение грузинского парламента была далеко не единодушной, хотя все они однозначно оценивают события XVIII-ХIX вв. как геноцид. Причина в том, что собственные представления и цели черкесскому национальному движению приходится продвигать в сложном политическом контексте. В данном случае расхождение позиций отражало и трудность преодоления негативного фона грузино-черкесских взаимоотношений в связи с грузино-абхазским конфликтом, и неизбежные осложнения в абхазо-черкесских отношениях, и главное - различный подход к выстраиванию отношений с современным Российским государством. [64]В конце 2010 г. было объявлено о создании Совета черкесских организаций Российской Федерации с целью координации действий и с перспективой создания единой черкесской организации. «Черкесский конгресс» отказался войти в Совет. В одном из комментариев указывалось, что проблема в характере и стиле взаимодействия с Российской Федерацией: «Черкесским общественным объединениям нельзя вести со страной ультимативный разговор, в диалоге должны присутствовать сдержанность и толерантность. Но эти качества присутствуют не во всех черкесских общественных объединениях, что и является основным противоречием между разными черкесскими организациями».[65] Отсутствие единства стало очевидным весьма скоро. Уже 29 мая 2011 г. от имени восьми из девятнадцати членов Совета черкесских общественных организаций РФ было направлено благодарственное письмо Парламенту Грузии с высокой оценкой принятого им решения. В то же время МЧА и ряд организаций и деятелей черкесского национального движения в России восприняли его сдержанно или негативно, расценив как провокационную и антироссийскую акцию.

На споры, сопровождающие памятные мероприятия 21 мая 2012 г. на Западном Кавказе, обращает внимание научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО (У) МИД России Николай Силаев: «Здесь видна борьба между «официальными» и «неофициальными» черкесскими организациями и внутри этих организаций. С одной стороны, есть желание укрепить черкесскую идентичность, с другой стороны, есть опасения, что какие-то слишком радикальные лозунги и призывы могут вызвать резкую реакцию властей».[67]

Такие же выводы делает С. Жемухов из наблюдений за ситуацией в черкесских организациях Турции: "Отношение к России является главным моментом разногласий между черкесскими организациями в Турции. Накануне 21 мая активисты не смогли договориться и оказались разделены на пять групп». [68]

Н. Нефляшева указывает, что большинство черкесских лидеров не питают иллюзий относительно политических намерений Грузии использовать черкесскую тему в своих целях. Они признают, что заявление грузинского парламента о геноциде черкесского народа со стороны Российской империи, безусловно, является частью геополитической игры Грузии на Северном Кавказе, что черкесская проблема, черкесская трагедия послужили инструментом для активизации процессов возвращения Грузии на Кавказ. Она также считает очевидным, что контакты черкесских организаций с Грузией обусловлены тем, что политическая элита России в течение многих лет замалчивала те обращения, которые направлялись в федеральный Центр черкесскими общественными организациями России. [39]

Но все это и говорит о том, насколько сложно внутри самого черкесского мира согласовать «политику идентичности» с геополитикой. К тому же обсуждаемая акция грузинского парламента совпала по времени с развертыванием «арабской весны». Черкесская тема присутствует в двух наиболее острых и сложных ситуациях, наблюдающихся в арабском мире, - Ливийской и Сирийской. С одной стороны, она выступает как вопрос о позиционировании черкесских диаспорных групп во внутренних процессах в этих странах, с другой стороны, в случае с сирийскими черкесами, оказавшимися в значительной своей части в тяжелой гуманитарной ситуации, - как проблема репатриации. В целом события «арабской весны» подкрепили базовый тезис черкесского национального движения о том, что «черкесский вопрос» является реальностью и носит международный характер, а не представляет собой искусственную конструкцию, создаваемую мифотворцами от этнополитики. Но одновременно эти события еще раз обнаружили сложную природу современного «черкесского вопроса».

* * *

Таким образом, на рубеже XX-XXI вв. «черкесский вопрос» вновь стал реальностью общественно-политической жизни стран проживания черкесов и обрел характеристики международной проблемы. В современной, исторически «третьей», форме своего бытования он демонстрирует и черты преемственности, и качественную новизну по отношению к предшествующим формам.

Преемственность связана с тем, что статус черкесского сообщества в современном мире сохраняет структурную аналогию с его положением в начале XX в. - положением разделенного народа. Отсюда устойчивость феноменов черкесского национального сознания: Кавказская война и изгнание как «нача­ло», рассеяние и этнический кризис как тяжелая реальность, воссоединение и возрождение как цель.

Но в конце XX в. «черкесский вопрос» впервые был поставлен вполне самостоятельно самими черкесами, и он впервые был поставлен применительно к черкесам (адыгам) как «глобальному" этническому сообществу. В своих прежних исторических формах в зависимости от геополитических интересов держав он либо привязывался к различным фрагментам черкесского мира (Кабарда, Западная Черкесия), либо растворялся в более широких геополитических единицах (Кавказ, Северный Кавказ) и этнических конгломератах (горцы, черкесы как северокавказские диаспоры в целом).

В условиях современного глобализирующегося мира, интенсивных международных коммуникаций и открытости информационного пространства общечеркесская национальная программа не просто была сформулирована. Она, по сути, получила институционализацию в совокупности черкесских органи­заций, действующих по всему миру. Свыше двух десятилетий они присутствуют в культурном и политическом пространстве современного мира. Следует особо подчеркнуть, что в этом отражается не только внутренняя энергия черкесского национального движения, но и общие условия глобальной интеграции и демократизации. Если бы, скажем, в России и Турции в 2000-е гг. так же, как в начале 1920-х гг. установились авторитарные идеократические или националистические режимы, свободные от идейно-политического влияния извне, то динамика черкесского национального движения была бы иной, и «черкесский вопрос - был бы уже «снят» с повестки дня.

Но опыт 2000-х годов явственно обнаружил, что попытка перевести идеальные представления о конечных национальных целях в алгоритм политических действий, осуществляемых бескомпромиссно на основе представлений только о собственных правах и интересах, приводит к политическому размежеванию в черкесском национальном движении.

Здесь сказывается противоречивость воздействия международно-политических факторов на развитие «черкесского вопроса». С одной стороны, современный международный контекст не сопоставим с ситуацией периода первой мировой войны, когда «черкесский вопрос» инспирировался державами, на­ходящимися в состоянии войны с Россией, в своих военно-политических целях. Сегодня воздействие «внешних факторов» не сводится к интригам геополитических соперников. Практика использования западными державами демократических ценностей и гуманитарных мотивов в своекорыстных интересах не дает оснований для отбрасывания этих ценностей и мотивов как несущественных или не имеющих отношения к «черкесскому вопросу». Спецслужбы и «недружественные» политические силы за рубежом могут пытаться использовать в своих целях что угодно. Несмотря на это, деятельность черкесских активистов диаспоры в целом остается частью демократической гражданской активности в Турции, Европе, США. С другой стороны, и геополитическое соперничество, и военно-политические конфликты остаются реальностью той международной среды, в которой существует современный «черкесский вопрос». Полностью изолировать формы его политического бытования от их влияния невозможно. Вопрос заключается в том, будет ли он превращен в средство решения иных задач иными субъектами или сохранит самостоятельное значение и будет решаться теми, для кого он имеет жизненно важное значение. Есть только два коллективных субъекта отношений, для которых «черкесский вопрос» выражает или затрагивает их поистине жизненные интересы и для которых его решение носит характер самостоятельной крупной задачи - это сами черкесы и Россия.

Фундаментальная проблема современной российско-черкесской «ситуации обсуждения- положения и перспектив черкесского сообщества заключается в том, что предмет обсуждения представляется сторонам как существующий в разных плоскостях. Для черкесских активистов и интеллектуалов «чер­кесский вопрос» - это ключевой вопрос этноисторической эволюции адыгов. Это еще одна развилка исторической траектории национального существования, которая ставит черкесов перед альтернативой экзистенциального порядка, - продолжение этнонаиионального бытия в институализированных формах через самоорганизацию и признание со стороны государства или этническая энтропия и растворение черкесской самобытности в хаосе большого мира. Для российского государственного сознания «черкесский вопрос» - это еще одно воплощение этнического национализма, несущего угрозу для социально-политической стабильности, территориальной целостности и международных интересов России. Таким образом, современный «черкесский вопрос» действительно представляет собой дуалистический по природе «историко-политический» феномен.

Перспективы его развития в фундаментальном историческом смысле зависят от того, что возобладает в действиях сторон, жизненно заинтересованных в этом вопросе. Это может быть поиск способов так или иначе «подавить» другой полюс его внутренней структуры или поиск основы его решения, которая в историческом плане шире черкесской этноисторической перспективы, а в политическом плане шире российской державной традиции. Такая основа может быть найдена в сфере, определяющей общие для России и черкесского сообщества условия существования и перспективы развития - в сфере современных процессов глобализации.

Понимание значимости глобализационных процессов для исторических судеб черкесов уже присутствует в адыгском научно-политическом дискурсе. В процитированном выше докладе на форуме адыгских общественных организаций КБР в апреле 2009 г. П.М. Иванов, подвергнув критике этносепаратистские идеи, подчеркнул: «Адыгов ожидает совсем другой путь. И этот путь будет определяться углубляющимися процессами мировой глобализации». Перспективу «интеграционных процессов в адыг­ском мире» он связывал с участием России, Турции и самих адыгов в процессе экономической глобализации, а чтобы эта возможность стала реальностью, считал необходимой (и неизбежной) правовую либерализацию и в России, и в Турции. [48, с. 12-13]

Автор этих строк позволит себе процитировать и собственное высказывание, сделанное в июне 2009 года: «Для эффективного продвижения к желаемому будущему чрезвычайно важно определить факторы развития, которые носят объективный характер и вместе с тем способны стать основой согласования ин­тересов и объединения усилий адыгов и всех народов Северного Кавказа, Российского государства и адыгской диаспоры за рубежом. Полагаю, что таким фактором, воздействующим на судьбы всех адыгов во всем мире, выступает сегодня глобальный процесс модернизации. ...Его последствия для этнокультурного воспроизводства адыгского мира неоднозначны, но попытки изолироваться от него непродуктивны и, по сути, невозможны. Необходимо найти формы включения в этот процесс в качестве его активного субъекта. Только в этом случае остается возможность эффективно использовать плоды модернизации в экономике, социальной сфере, культуре и предотвратить угрозы, которые она несет для этнической идентичности адыгов».[71, с. 29-30]


Представитель организации «Черкесская инициатива за демократию», действующей в Анкаре. Е. Карадаш (Кереф) в августе 2010 г. подчеркивал: размышляя о проблемах и задачах черкесов, надо помнить, что на дворе не XIX, а XXI век. Мир невероятно преобразуется в этот торопливый век информации. Лаже расистское кемалистское государство в Турции не может противостоять демократизации. Россия тоже существует в этом мире. Вопрос в том, как долго она сможет сопротивляться изменениям, но рано или поздно она изменится. Черкесы повсюду в мире должны быть готовы к тому, чтобы достигать своих целей внутри этого процесса перемен. Формула освобождения для народов Кавказа и всех других народов, права которых были узурпированы, должна строиться на демократии, на реальной демократии.[72]

Близкие по смыслу идеи высказываются и в российской экспертной среде. Обращая внимание на то, что «история черкесов политизирована по факту», Н.Ю. Силаев ставит вопрос: возможно ли «найти какое-то дополнительное содержание» деятельности черкесских активистов, не связанное с политизацией истории, «найти повестку дня, не исчерпывающуюся Кавказской войной и трагедией черкесов»? Эксперт связывает перспективы черкесского национального движения с выбором: «либо черкесское движение будет заниматься самосохранением именно в качестве этнического общественного движения, строящего свою риторику вокруг одной-двух тем из прошлого, либо оно преобразуется в более широкое движение за сохранение черкесской идентичности в современном мире. Ведь сохранение идентичности любого кавказского народа сегодня - это вопрос ориентации в новых реальностях». Одним из главных вызовов для современного Кавказа он считает урбанизацию.[67]

Итак, глобализация, модернизация, демократизация - это фундаментальные тенденции мирового развития, которые бросают вызовы и одновременно открывают возможности для всех социальных, национальных и политических субъектов, вовлеченных в систему отношений, обозначаемую сегодня как «черкесский вопрос». Если их стратегия и тактика будут опираться на эти тенденции, то формы и последствия развития «черкесского вопроса» могут оказаться предсказуемыми и приемлемыми.

В противном случае, возможно, придется заплатить неприемлемую цену за нежелательный результат.

Разумеется, приведенные выше положения гораздо легче продекларировать, чем воплотить в реальную политическую жизнь. Оценка возможностей развития по тому или другому сценарию и определение требований к политическим программам и практическим действиям заинтересованных сторон должны быть предметом специального анализа.

___________________________________________________________

Литература

1. Скаков А., Силаев Н. «Черкесский фактор» в современной политической ситуации в Кавказском регионе. URL: htlp://carnegieendow me nt.org/files/cherkessian_faclor_report_riis.pd Плата обращения 09. 06. 2012).

2. Нефляшева Н. Черкесское национальное движение - общероссийский и международный контекст: общие подходы. URL: http://kavpolit.com /cherkesskoe-nacionalnoe-dvizhenie-vnutriros-sijskij-i-mezhdunarodnyj-konlekst-obshhie-podxody/ (дата обращения 30.05.2012).

3. Цветков О.М. Адыгский (черкесский) вопрос на Кавказе // Юг России: проблемы, прогнозы, решения. Сборник научных статей / гл. ред. - акад. Г.Г. Матишов. - Ростов-на-Дону: Изд-во ЮНЦ РАН, 2010.

4. Суший С. Черкесский вопрос - основные проблемные зоны и их конфликтогенный потенциал (I). URL: http://www.kavkazoved. info/news/20l2/0l /06/cherkesskij-vopros-problemnye-zony-konfliktogennyj-potencial-i.html (дата обращения 23.03.2012).

5. Кушхабиев А.В. Деятельность черкесских (адыгских) общественных организаций по решению «черкесской проблемы» в начале XXI века// Известия КБНЦ РАН. -2011. № 6 (44).-С. 247-254.

6. Темиров У. Черкесский вопрос в России // Звезда, 2011. № 7. URL: http://maga7inesriiss.rU/7ve7da/20l I/7/tel7html (дата обращения: 27.09.2011).

7. Кеш Р. Что такое «черкесский вопрос-? // Черкесия - Адыгэ Хэку. URL: htlp://virt-circassia.ucoz.com/news/ chto_ takoe_ cherkes-skijvopros/2011-02-11-1142 (дата обращения: 27.09.2011).

8. Попов ЭЛ. Мифология геноцида, «черкесский вопрос» и планы Саакашвили //Интернет против телеэкрана. Информационно-аналитическое издание. URL: http: //www- с о n t rt v гп /со m m о n /4001 / (дата обращения: 27.09.2011).

9. Добаев И.П. Северо-Западный Кавказ в преддверии Олим-пиады-2014: геополитические аспекты информационной войны // Зимние Олимпийские игры-2014 в Сочи в фокусе информационных атак: сборник научных статей / отв. ред. В.В. Черноус// Южнороссийское обозрение Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН. - Вып. 69. -М.-Ростов-на-Дону: Социально-гуманитарные знания, 2011. - 202 с.

10. Цветков О. «Черкесский вопрос*: этноидеологические вызовы гражданскому единству (I) URL: hup://www.kavka7oved. into/news/2012/02/06/cherkesskij-vopros-elnoideologicheskie-vyzovy-edinslvu-i.html (дата обращения 23. 03. 2012).

11. Власова E. «Черкесский вопрос» пока не угрожает проведению Олимпиады в Сочи, считают эксперты. URL: http://wvw.kavka/-ii7el .ni/articles/182443/ (дата обращения: 27.09.2011).

12. Патракова В.Ф., Черноус В.В. Историография, историческая память адыгов о Кавказской войне XIX в. и современные политические провокаторы // Зимние Олимпийские игры-2014 в Сочи в фокусе информационных атак: сборник научных статей / отв. ред. В.В. Черноус // Южнороссийское обозрение Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН. - Вып. 69. - М.-Ростов-на-Дону: Социально-гуманитарные знания, 201 1 - 202 с.

13. Кушева Е.Н. Народы Северного Кавказа и их связи с Россией (вторая половина XV|-30-e гг. XVII в.). - М, 1963.

14. Смирнов Н.А. Кабардинский вопрос в русско-турецких отношениях в XVI-XVI11 вв. - Нальчик, 1948.

15. Якубова И.И. Северный Кавказ в русско-турецких отношениях в 40-70-е годы XVIII века. - Нальчик: Эльбрус, 1993.- 158 с.

16. Дзамихов К.Ф. Адыги в политике России на Кавказе (1550-е - начало 1770-х гг.). - Нальчик: Эль-Фа, 2001. - 412 с.

17. История многовекового содружества. К 450-летию союза и единения народов Кабардино-Балкарии и России. -Нальчик: Изд-во М. и В. Котляровых, 2007. - 720 с.

18. Бижев А.Х. Адыги Северо-Западного Кавказа и кризис восточного вопроса в конце 20-х, начале 30-х гг. XIX века. -Майкоп: Меоты, 1994. - 328 с.

19. Дегоев В.В. Кавказ и великие державы 1829-1864 гг. Политика, война, дипломатия. - М: Издательский дом «Рубежи XXI-, 2009. - 552 с.

20. Касумов А.Х. Разные судьбы. - Нальчик, 1967.

21. Касумов А.Х. Северо-Западный Кавказ в русско-турецких войнах и международные отношения XIX в. - Ростов-на-Дону, 1989.

22. Касумов А.Х., Касумов Х.А. Геноцид адыгов. Из истории борьбы адыгов за независимость в XIX веке. - Нальчик, 1992.

23. Панеш А.А. Западная Черкесия в системе взаимодействия России с Турцией, Англией и имаматом Шамиля в XIX в. (до 1864 г.). - Майкоп: Изд-во МГТУ, 2007. - 240 с.

24. История Адыгеи с древнейших времен до начала XX в. В 2-х томах. Т. I. - Майкоп: Адыг. респ. кн. изд-во, 2009. - 452 с.

25. Кудаева С.Г. Адыги (черкесы) Северо-Западного Кавказа в XIX в.: процессы трансформации и дифференциации адыгского общества. - Нальчик: ГП КБР РПК, Издательский центр «Эль-фа», 2007. - 304 с.

26. Чочиев Г.В. Северокавказские (черкесские) организации в Турции (1908-1923 гг.). - Владикавказ: ИПО СОИГСИ, 2009.-205 с.

27. Кушхабиев А.В. Очерки истории зарубежной черкесской диаспоры. - Нальчик: Эль-Фа, 2007. - 320 с.

28. Российский геноцид народов Северного Кавказа в документах кавказского национально-освободительного движения в годы Первой мировой войны (1914-1918). URL: http://kavkasia.net/Russia/ article/12S6946125.php (дата обращения 16.07.2011).

29. Авакян А. Черкесский фактор в Османской империи и Турции (вторая половина XIX-первая четверть XX вв.). - Ереван: Издательство «Гитутюн» НАН РА. 2001. - 421 с.

30. Kosok P. Revolution and Sovietization in the North Cau-casus//Caucasian Review. - 1955.-№. 1.

31. Хлынина Т.П. Становление советской национальной государственности у народов Северного Кавказа. 1917-1937 гг.: проблемы историографии. - М.: Издательство МГОУ, 2003. - 268 с.

32. Национально-государственное строительство в Российской Федерации: Северный Кавказ (1917-1941 гг.). - Майкоп: Издательство «Меоты», 1995. - 286 с.

33. Исторический очерк о горских народах Кавказа в период мировой войны. - Нальчик: КБИГИ Правительства КБР и КБНЦРАН, 2006.- 132 с.

34. Бурнацева Р. Черкесский вопрос: новое воплощение этнического национализма в России // Центр политических технологий nOJMTKOM.RU. Информационный сайт политических комментариев. URL: http://www.poliicom.rn/l 167 3.html (дата обращения: 27.09.2011).

35. Ozgur Е. The Norlh Caucasian and Abkhazian Diasporas; Their Lobbying Activities in Turkey // Caucasus Studies: Migration. Society and Language. Papers from the Conference, November 28-30 2008, Malme University. - Holmbergs. Malme. 2011. - 169 p.

36. Маркедонов СМ. С историей наперевес. Черкесский вопрос между Россией и Грузией // Россия в глобальной политике. URL: http://glohalaffairs.rii/niimher/S-istoriei-napereves-15288 (дата обращения: 27.09.201 1).

37. МЧА (1991-201 1): Сборник документов и материалов/ Выявление, составление, предисловие К.Ф. Дзамихова. - Нальчик: ООО «Тетраграф». 2011. - 464 с.

38. Берзегов М. Черкесский конгресс // CIRCASSIAN GENOCIDE. URL: http://www.circassiangenocide.org/tree/44/ (пата обращения: 27.09.2011).

39. Нефляшева Н. Сочи, черкесское национальное движение и Олимпиада 2014 года // URL: http://kavpolit.com/cherkesskoe-nacionaboe-dvizhenie-vnutrirossijskij-i-mezhdunarodnyj-kontekst-obshhie-podxody/ (дата обращения 30.05.2012).

40. Беслени ЗА. Черкесский национализм и Интернет. URL: http://www.e1ol.rn/main/index.php?option=com_contentAtask=view&id = 1795<emid=l (дата обращения: 14.10.2011).

41. Кушхабиев А.В. Проблемы становления и политизации деятельности черкесских общественных организаций в Турции // Известия КБНЦ РАН. - 2012. - № 2 (46).

42. Всемирный комитет солидарности с Республикой Адыгея (SWA) URL: http://advgea.narod.ru/analitic/swa.htm (дата обращения 09.08.2012).

38. Берзегов М. Черкесский конгресс // CIRCASSIAN GENOCIDE. URL: http://www.circassiangenocide.orc/tree/44/ (дата обращения: 27.09.201 1).

43. Маркедонов СМ. Черкесский вопрос между Россией и Грузией// Россия в глобальной политике. URL: http://gloha1arFairs.ru/ mim-Ьег/ S-istoriei- napereves-15288 (дата обращения: 27.09.2011).

44. Черкесы провели акции протеста в США и Турции // URL: htA://www .e1ot.nl/mflin/index .php?option= Am_conlenl&lask=vtew&id=350 (дата обращения 15.08.2012).

45. Мнение: Объединенная Черкесия даст толчок развитию народа. URL: http://www.elot.ru/main/index.php?option=c om_content& task=view&id=980<emid=92 (дата обращения 08.08.2012).

46. Шухов 3. Объединительный процесс черкесов (адыгов) сдвинулся с мертвой точки // Elot.ru Circassian cite. URL: hltp://www.elot.ru/main/index.php?oplion=com conlent.&task=view-&id= 1001 &Itemid=92 (дата обращения 08.08.2012).

47. Иванов П.М. Северный Кавказ: «партия войны» и интересы России - Нальчик: КБНЦ РАН, 1997. - С. 212-213.

48. Иванов П.М. Доклад на форуме «Общественно-политическая ситуация в Кабардино-Балкарской Республике и актуальные проблемы кабардинского (адыгского) народа*, г. Нальчик, 4 апреля 2009 г. - Нальчик, 2009. - С. 10-11.

49. Declaration of No Sochi 2014 Committee. URL: http://www- nosochi?014 com/campaien/decleration-ot-no-sochi-2014-committee.php (дата обращения 15.08.2012).

50. Бондаренко M. Адыги испугались слияния с Кубанью // Сайт Юг России. Инфо. URL: http://southru.info/l 148148042-tak-reshil-chrezvychajjnyii-sezd-cherkesskogo.html (дата обращения 08.08.2012).

51. Нефляшева Н. Где кровь черкесская текла... // Блог-пост Daniel Chadaev. Дневниковые записи. URL: http://danielchadaev.blogspoi.com/ (дата обращения 22.08.2012)

52. «Адыгэ Хасэ» Адыгеи поддержало идею объединения черкесов в единый регион // Кавказский узел. URL: http://www.ni.kavkaz-uzel.ru/articles/145993/7tull page=true (дата обращения 17.08.2012).

53. Гукемухов М. Черкесам нужен свой субъект // PRFSSMON.COM Архив прессы онлайн. Российские, европейские, американские и латиноамериканские СМИ. URL: hit р://www-, pre^s nion.com/cci-hin/press_view-.cg i7id~lS63433 (дата обращения 08.08.2012).

54. Мурат Берзегов: Мы как народ являемся субъектом международного права, на которое и опираемся // URL: http://www.e1ot.ru/maiii/index.php?option=coni content.&task=view &id=l 1l0&llemid=5 (дата обращения 08.11.2011).

55. Баранов А.В. Этнополитическая мобилизация черкесского движения в условиях подготовки к зимней Олимпиаде 2014 г. // Зимние Олимпийские игры-2014 в Сочи в фокусе информационных атак: сборник научных статей / отв. ред. В.В. Черноус // Южнороссийское обозрение Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК ЮФУ и ИСПИ РАН. - Вып. 69. - М.-Ростов-на-Дону: Социально-гуманитарные знания. 2011.- С. 25-26.

56. Декларация самоопределения и государственности автохтонного коренного черкесского народа: нации в изгнании // Сайт Кавказский узел. URL: hi t р://www. kav ka 7-u/el rii/articles/196173/ (дата обращения 16.12.2011).

57. Zhemukhov S. Russia's victory could turn into defeat if it continues its neo-colonial policy. URL: http://www-.circassianw-or1d.cnm/ new/analysis/l583-russias-victory-could-turn-iiss-iv-zhemukhov.html (date of access 30.07.2011).

58. Хаиндрава И. Кавказский дом по тбилисскому проекту. Каковы цели политики Грузии на Северном Кавказе. URL: http://www.kavkazoved.info/news/20l2/02/25/kavkazskii-dom-po-tbilisskomu-proektu.-kakovy-celi-politiki-gruzii-na-severnom-kavkaze.html (дата обращения 23.03.2012).

59. Рябцев В. Хватит ли у Грузии и ее заокеанского патрона сил и средств, чтобы добиться бойкота или даже сорвать Олимпиаду в Сочи? (статья первая). URL: hup://w\vw.kavkazoved.info/news/2011/1 l/17/hvalit-li-u-gruzii-usa-sil-chtoby-sorval-olimpiadu-v-sochi-i.html (дата обращения 23.03.2012).

60. The Circassian Tool, by Sergey Markedonov. URL: http://www.circassianworldcom/new/headlines/l574-the-circassian-tool-by-sergey-markedonov.hlml (date of access 27.05.2012).

61. Маркедонов С. «Черкесский вопрос» и формирование нового статус-кво на Кавказе // Независимая информационно-аналитическая международная армянская газета «НОЕВ КОВЧЕГ». URL: hllp://www.noev-kovcheg.rn/mag/?01 l-11/?60Q.htm1 (дата обращения: 27.09.2011).

62. Mikheil Saakashvili addressed the participant of Munich security conference. URL: http://www.president.gov.ge/en/PressOlTice/ News?p=7327&i=l (дата обращения 19.08.2012)

63. Чухуа M. Геноцид черкесов - история проблемы, хроника событий, научное заключение. Исторический веб-сайт народов Кавка­за. URL: htlp://www.caiicasiishislory.com/inde\.php?act=newsAid=56l

64. Inal-lpa A. The Circassian question and Abkhazia: historical factors and contemporary challenges. URL: http://abkha7world.com /articles/analysis/S63-the-circassian-qiiestion-and-abkhazia-by-arda-inal-ipa.html (date ofaccess 24.05.2012).

65. Черкесов: Создание Совета черкесских организаций - первый шаг к единой организации адыгов в России // Адыги.ги Инфор­мационный портал. URL: http://advgi.ru/edelvevs/5967-cherkesov-sozdanie-soveta-cherkesskix-organizacij-pervyj-shag-k-edinoj-organizacii-adygov-v-rossii.html (дата обращения 20.08.2012).

66. Парламенту Грузии. От членов Совета Черкесских общественных организаций Российской Федерации. Благодарственное письмо. // Natpress.net. URL: http://la7are.rn/i ndex?php'.'option = com_content&task=view&id= l2S69&pop= 1 &page=459& ltemid=9 (дата обращения 15.OS.2012).

67. Эксперт: черкесское движение может найти новые ориентиры // ИА REGNUM. URL: http:/Avww regnum ni/newVpoHi/l543340.html (дата обращения 16.09.2012).

68. Жемухов С. Черкесский вопрос - репортаж из Турции. URL: htt p://www. natoress.ru/index .р hp? newsid= 7 594 (дата обращения 30.05.2012).

69. Жемухов С. Влияние арабских революций на черкесский мир. URL: http://natpress.net/indexphp''newsid=7421 (дата обращения 03.09.2012).

70. Экстренное заседание Совета черкесских организаций России // Circassian site Elot.ru. URL: http://www.elot.ru/main/ index. php?option=com_content&task=view&id=267 3& Item (дата обращения 09.09.2012).

71. Боров A.X. Современные адыги: культурно-цивилиза-ционные альтернативы и политический выбор (выступление на «круглом столе- «Абхазы и адыги на Кавказе: настоящее и будущее», Сухум, 11 июня 2009 г.) // Исторический вестник. -Нальчик: Изд-во ИГИ Правительства КБР и КБНЦ РАН, 2009. -Вып. VIII.-С. 25-30.

72. Karadas Y. 21st Century is the last opportunity for Circassians. Circassianworld. URL: http://www.circassianworld.com/new/general/1497-21 st-centary-is-the-last-opportunity-for-circassians.html (date of access 18.08.2010).

zapravakbr.ru
Опубликовал administrator, 29-08-2013, 17:34. Просмотров: 1747
Другие новости по теме:
Мурат Берзегов (Адыгея): «Нас приглашают к бессмысленной дискуссии вокруг ч ...
Черкесский конгресс получил ответ на обращение к президенту РФ о признании ...
"Черкесский Союз" (КБР) поддерживает "Патриотов Черкесии" (Турция)
Геноцид черкесов: Кто будет следующим?
Черкесские общественные объединения РФ создали совместный Совет