Архив сайта
Июнь 2018 (7)
Май 2018 (10)
Апрель 2018 (10)
Март 2018 (10)
Февраль 2018 (11)
Январь 2018 (12)
Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


В Адыгее ни одна общественная организация не занимается делами жертв сталинских репрессий, сообщает корреспондент «Кавказского узла». Однако их права соблюдаются в полной мере, считают работники соответствующих структур МВД и прокуратуры республики.

Как отметила сотрудник Управления федеральной регистрационной службы по Адыгее Анжелика Брантова, в республике существовала такая общественная организация до конца 2003 начала 2004 года. Прекратила она свое существование по решению суда. Руководитель этой организации – пожилая женщина, возможно, из-за болезни, возможно, по еще более трагичной причине не продлила регистрацию организации.

«Она к тому времени оставалась в единственном числе, - пояснила собеседница. - Документы по этой организации сданы в архив».

Бывший глава Комиссии по вопросам помилования при президенте Адыгеи Меджид Тхагапсов, который занимался на факультативных началах и политрепрессированными, отметил, что оставил эту должность около года назад. Сейчас это место вакантно, занять его должен бывший прокурор республики Михаил Прихленко.

«Может быть, как работник прокуратуры (корр.: занимавший должность прокурора Адыгеи до конца сентября этого года), он сумеет сделать больше, чем удавалось мне», - сказал он.

Руководитель отдела прокуратуры по делам репрессированных Казбек Паранук, не взялся ответить на такие, например, вопросы: «Сколько репрессированных было в Адыгее», «какое количество из них расстреляно», «были ли репрессированным выплачены компенсации», «каков их социальный статус». Вместе с тем он заверил в том, что все необходимое для данной категории граждан в республике делается своевременно.

Сам он возглавил данный отдел всего месяц назад, и для того, чтобы были даны ответы на эти и другие вопросы, необходимо направить запрос на имя прокурора республики (корр.: который тоже руководит этим ведомством чуть больше месяца). Что касается исторических вопросов, то все архивные данные находятся в МВД республики.

Глава информационного отдела МВД республики Юрий Нестеров сказал, что структура, которую он представляет, занимается частью репрессированных, которые были подвергнуты этому так сказать в «административном порядке». Имеются в виду, по его словам, те случаи, когда решения принимались так называемыми «тройками».

Архива в МВД Адыгеи нет, отметил он. До создания республики документы хранились в Краснодаре, не изменилось это и с созданием отдела в республике в 1992 году. «Когда нам что-либо необходимо, мы запрашиваем эти сведения в Краснодаре», - сказал собеседник.

Доктор исторических наук Татьяна Хлынина, специализирующаяся на этой теме, отметила, что по общему количеству репрессированных у нее сведений тоже нет. Ее работы посвящены повседневной жизни времен сталинизма. А репрессии – лишь один из сюжетов ее трудов.

У Юрия Бессонова, бывшего работника прокуратуры Адыгеи, сказала она, в 2002 году вышла небольшая брошюра – документальная повесть, которая называется «Адыгейское дело 1937 года». Частично, ограничившись газетными публикациями, репрессиями занимался ныне покойный историк Мухаммед Шебзухов.

По существу же в республике репрессированными сегодня не занимается никто. Во всяком случае, собеседница не знает таких. В Краснодаре, сказала она, есть общество «Мемориал», которое проводит ежегодные конференции, посвященные этой теме.

В прошлом году такой темой стал большой террор в регионе 1937 года. В этом году конференция, которая прошла в прошлые субботу и воскресенье, была посвящена раскулачиванию и коллективизации.

Во время репрессий в Адыгее многие пострадали при «сверке партийных документов», в событиях, связанных с «адыгейским делом», которых было два. В отдельной кампании были репрессированы люди образованные – учителя, работники типографий и других профессий, отметила она.

Хакурате, тогдашний глава Адыгеи, умер естественной смертью в 1935 году. А начались репрессии в Адыгее несколько позже – с дела Шеболдаева, руководителя Азово-Черноморского крайкома партии, пояснила Татьяна Хлынина.

При первом «адыгейском деле» чистилось все партийное руководство автономной области, начиная с руководителя парторганизации Мовчана – за сотрудничество с Хакурате. При втором – прихватывались руководители районных партийных организаций, исполкомов и других органов власти.

Им вменялось в вину очень многое. Партийная организация и облисполком – в подготовке вооруженного восстания с целью свержения советской власти. Инкриминировались также нелегальные связи с Турцией. Военкомату, к примеру, было предъявлено обвинение в создании национальных полков. К рядовым сотрудникам применялась распространенная тогда формулировка: «политическая близорукость».

Отметим, сегодня, 29 октября – День памяти жертв политических репрессий 37-го года. Скорбному событию исполнилось 70 лет.

Натпресс

Опубликовал administrator, 29-10-2007, 14:43. Просмотров: 1202
Другие новости по теме:
В Адыгее состоялось официальное представление прокурора Майкопа
Силовики Адыгеи предотвратили возможность осуществления нальчикского вариан ...
Убийство Мурата Кудаева взято под особый контроль
В Адыгее побывал заместитель генпрокурора России
Парламент Адыгеи поддержал назначение нового прокурора республики