Архив сайта
Июнь 2018 (3)
Май 2018 (10)
Апрель 2018 (10)
Март 2018 (10)
Февраль 2018 (11)
Январь 2018 (12)
Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


В прошлом, т.е. до Первой мировой войны всё было ясно: надо крепить державу, хватать, всё, что плохо лежит, а ради этого вступать в коалиции, нарушать договоры, заключать новые и - наступать. Впрочем, так вели себя все другие государства. После Первой мировой кое-какие сомнения в правильности такой жизни появились у части государств, другие продолжали в том же духе, что и привело ко Второй мировой войне.

С её завершением была учреждена ООН и прочие структуры, мир изменился. Кое-где ещё идут споры о территориях, есть даже откровенно экспансионистские государства, желающие проводить именно территориальную экспансию, но они - маргиналы.

В основном, главный, так сказать костяк мирового сообщества отказался от стремления к захвату земель и стран. Теперь в ходу другие виды экспансии: экономическая, культурная, идеологическая, политическая, но понимаемая как политическое влияние на безусловно суверенные государства - без их полного подчинения, а путём склонения «на свою сторону».

Россия в новой ситуации чувствует себя, конечно, довольно тоскливо. Во-первых, не очень смотрится главная её особенность: самая большая территория по сравнению со всеми, а во-вторых, теряется многое из смысла жизни. В остальных видах экспансии Россия как-то не очень натренирована. Но жизнь продолжается, а если есть жизнь, то у неё неизбежно должен появиться и смысл. Итак, в чём он?

Разумеется, смысл жизни государства обитает, прежде всего, в умах политической элиты. Она может считаться или не считаться с мнением народа, частично считаться или сначала формировать мнение народа, а потом уже считаться со своим творением, но всё равно - смысл жизни государства гуще в головах тех, кто поближе к главе, поменьше - у тех, кто подальше, а есть и такие, кто просто за всем этим наблюдает с интересом, как ваш покорный слуга.

Чего же хочет политическая элита современной России?

1. Жить как Роман Абрамович.

2. Править как Иосиф Сталин.

3. Не сесть в тюрьму как Слободан Милошевич.

Эту схему придумал не я, только последний третий пункт я добавил, чтобы получить выход из внутренней политики во внешнюю, поскольку придерживаюсь довольно распространенного мнения, что внешняя политика есть продолжение внутренней и её защита на мировой арене. Надо сказать, что и в первых двух пунктах уже есть намёки на внешнеполитические задачи, например, Роман Абрамович живёт в Лондоне. Конечно, я далек от того, чтобы приписывать ему какое-то влияние на внешнюю политику России. Речь здесь, скорее, о том, что там же в Лондоне живет и очень много других представителей современной политической элиты. И не только в Лондоне.

Следовательно, всегда нужно иметь в виду, что стабильный и легальный выход на Запад для собственной жизни и для жизни семей должен оставаться всегда. Но последний третий пункт пожеланий российской политэлиты - не сесть в тюрьму - определяет красную линию, за которую нельзя переходить в стремлении править как Иосиф Сталин.

У вас, дорогие читатели, может возникнуть ощущение, что я шучу. Вовсе нет, если не принять мою схему, оказывается, что никак нельзя объяснить такие странности как то, что у России, в отличие от всех других более или менее крупных государств вокруг враги. Вы можете сказать, что так обстоят дела и у других государств. Нет. У них бывают враги, но они стараются лепить образ врага из кого-нибудь подальше от своих границ, а с непосредственными соседями стараются дружить, иногда даже утирая плевки, но - дружить. Например, берём несколько стран, у которых больше население, чем в России, и при этом они резко выделяются по размерам в своём непосредственном окружении: Китай, Индия, США, Индонезия, Бразилия, Нигерия. Страны разные - и по уровню развития, и по военной силе, и по многим другим параметрам, но они выделяются среди соседних стран величиной. И надо сказать, что все они стараются по мере возможности не скандалить с соседями. Не всегда это у них получается, но стремление не обострять с соседями отношений очевидно. У России всё наоборот, чем ближе страна, тем больший она враг.

Другая совершенно необъяснимая особенность внешнеполитического положения России в том, что у неё - чем меньше сосед, тем больший он враг. Самое вражеское государство - Эстония, потом Латвия, далее Грузия и по ранжиру все до Китая. Чем больше сосед, тем меньший он враг. Китай – уже полностью друг. Такой друг, что может делать всё, что угодно, но всё равно друг.

Можно возразить, что Грузия больший враг, чем Эстония, потому что Россия с Грузией воевала, а с Эстонией нет. Если вы думаете, что я скажу, что Эстонию защищает Европа, и Россия просто боится нападать на Эстонию, то - ошибаетесь. Европа вряд ли напрямую поможет Эстонии. А вот пункт первый в моей схеме: 1.Жить как Роман Абрамович – очень пострадает. Настолько пострадает, что полностью станет неактуальным. Российской элите придется сделать жесткий выбор: жить в Лондоне или на Рублёвке. Сейчас, даже после войны с Грузией, удается совмещать эти два места жительства.

Таким образом, императив «править как Иосиф Сталин» вынуждает иметь вражеское окружение, требует, чтобы в соседях не маячили страны, слишком связанные с Россией какой-то культурной и исторической общностью, но при этом они имели иную структуру власти. Свой народ может не понять – не может же быть так, чтобы все в стране жили как Роман Абрамович, если у всех будут такие же возможности, как и у Романа Абрамовича, то тогда теряется весь кайф такой жизни.

Есть ещё много других странностей во внешней политике, которые не поддаются никакому объяснению, если не принять мою схему задач России во внешней политике.

Повторяю их, если кто успел забыть:

1. Жить как Роман Абрамович.

2. Править как Иосиф Сталин.

3. Не сесть в тюрьму как Слободан Милошевич.

Не буду утомлять перечислением других странностей во внешней политике России, а перейду к способам осуществления данного типа внешнеполитической доктрины.

Совершенно очевидно, что здесь нужно совместить две цели: сохранить существующую систему власти и при этом быть принятыми в приличных странах. «Полюбите нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит». Как этого добиться? Ответ: быть настолько нужными другим, что эти другие будут вынуждены принимать, даже если им это не очень нравится.

Нефть, газ, обширный русский рынок+ Всё это, конечно, хорошо, но не безальтернативно. Трудно удержаться от соблазна купить у России подешевле и продать ей что-то подороже, если кто-то и решится избегать Россию или (упаси Боже!) объявит ей бойкот. Однако, полной гарантии быть принятыми в приличном обществе только русский рынок сбыта и углеводороды не дают и наивно в это верить. Могут, если и не обойтись полностью, то как-то ограничиться. Да и альтернатив много - и в других регионах, и по другим видам энергии. Хотя, этот аргумент тоже работает как инструмент давления на мир с целью заставить себя признать, но он не может быть - ни единственным, ни даже главным.

Здесь нужно, наверное, учесть, что российская элита должна быть нужной и даже необходимой не только каким-то отдельным странам или группе стран, а всему мировому сообществу в целом. Мировое сообщество должно быть поставлено в такое положение, что оно будет вынуждено принять их в свои ряды, как необходимую часть. В этом отношении второй по величине ядерный потенциал, способный уничтожить планету, намного важнее, чем все запасы нефти и газа. Так же важен статус постоянного члена Совета Безопасности с правом «вето».

Россия может заблокировать любое решение Совбеза ООН. Конечно, многое в политике происходит далеко не только по решению ООН, но в тех случаях, когда какому-то явлению или процессу требуется для легализации справка с печатью от международного сообщества, то избежать этой инстанции почти невозможно, а Россия здесь один из пяти совладельцев права на выдачу этой справки.

Трудно обойтись без России и при решении таких проблем как Северная Корея, Иран или Афганистан. Во-первых, там есть свои элиты, к примеру, Совет Стражей Исламской Революции, Политбюро правящей партии в КНДР, Талибан, на фоне которых обитатели Рублевки выглядят как лондонские денди. Ну, приворовывают, конечно, но - с кем не бывает. Во-вторых, наличие таких проблем в мире, в разрешении которых может понадобиться помощь России - очень веская гарантия того, что российская политическая элита будет принята в мировое сообщество. Без восторга, конечно, но - принята. И понятно, что для России выгодны такие проблемы, хорошо бы они не только существовали, но и принимали совершенно неразрешимый характер.

Это вовсе не значит, что Россия злонамеренно создает такие проблемы, хотя многие из них - вторичный или третичный результат действий её предшественника СССР. Например, Афганистан или сомалийские пираты; их Россия не придумала и не надоумила, как захватывать танкеры и получать выкуп, но развал сомалийского государства - косвенный результат просоветского режима, накачанного советским оружием. Иран - совсем не российское и даже не советское творение. И по другим мировым проблемам - какие-то из-за России, а другие никакого отношения ни к России, ни к СССР не имеют, но уже возникшая проблема становится рычагом утверждения себя в качестве необходимого актора на международной арене, а значит, и дополнительный рычаг для утверждения себя в качестве необходимой части для мировой политической элиты.

Россия участвует в разрешении мировых проблем, чтобы придать им такой вид, что без её участия они становятся практически неразрешимыми, потом соглашается их решить в обмен на очередное признание её нужности. Характерно в этом смысле разное отношение к мировым проблемам: Россия сравнительно легко пропустила вторжение в Афганистан войск коалиции во главе с США, чуть больше было раздражение от оккупации Ирака, но такая проблема как провозглашение независимости Косово и признание его большинством европейских стран абсолютно вывело Россию из равновесия. Почему?

Можно приводить много причин, и они будут в разной степени правильно объясняющими причины такой озабоченности. Но в свете вышесказанного самой главной причиной гнева России было то, что Запад «не посчитался с мнением России». Конфликт можно было решить и без формального провозглашения полной независимости, но Сербия при поддержке России не соглашалась на такие формы, которые означали хотя бы частичную утрату суверенитета.

Россия и дальше могла держать ситуацию в подвешенном состоянии, что ещё как-то приемлемо в случае где-нибудь в Западной Сахаре, но в центре Европы - прямо поперёк путей её расширения на Восток+ Нет! Поняв, что с Россией по поводу Косово договориться невозможно, США и Европа пошли на самостоятельные действия, не считаясь с тем, что там намерена делать Россия.

Косово стало крупной неудачей внешней политики российской элиты, в свете предлагаемого мной способа понять её смысл. Сообщество политических элит Запада «кинуло» Россию, что поселило беспокойство в её душе, что при определенном стечении обстоятельств её могут «кинуть» ещё дальше.

Дальше - Грузия, потом попытки зеркально имитировать Косово в Абхазии и Южной Осетии. Чем это всё закончится, сказать трудно, но давление в этом направлении будет продолжаться, пока обитатели Рублёвки снова не почувствуют себя нужными мировому сообществу.

Такой метод понять, чего же собственно добивается Россия во внешней политике можно применить к любому конфликту в мире: российская элита хочет признания в мире, оставаясь при этом самобытной по своему внутреннему устройству. Она хочет остаться вертикально построенной бюрократической пирамидой со всеми вытекающими отсюда материальными преференциями, но быть при этом принятой в клуб приличных стран в качестве «своей».

Москва, Natpress
Опубликовал administrator, 9-08-2009, 18:26. Просмотров: 953
Другие новости по теме:
Григорий Явлинский: Государство начнет рушиться, а народ ничего делать не б ...
Авраам Шмулевич: «Чем собирается Путин завербовать население Грузии»
Мурат Гукемухов: Унитарная Россия – кавказский взгляд «снизу»
Решение суда ООН по Косово: будет ли парад суверенитетов?
Авраам Шмулевич: С Россией плохо, но без нее мир станет хуже, – Иран, Израи ...