Архив сайта
Декабрь 2017 (30)
Ноябрь 2017 (13)
Октябрь 2017 (21)
Сентябрь 2017 (28)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Февраль 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Советника президента Республики Адыгея Шамсудина Тугуза с первых дней пребывания у власти обвиняют во многом: в политических интригах, в том, что он дезинформирует президента Хазрета Совмена, никого к нему не подпускает, узурпировал власть и т.д. Но главное обвинение: хочет захватить Адыгею - все движимое и недвижимое в ней. Глава республики часто в публичных выступлениях защищает его от нападок, но тогда начинают намекать на корыстный интерес и самого президента.

Где тут правда, где ложь – это попытался выяснить корреспондент ИА REGNUM в беседе с самим Ш. Тугузом.

«С помощью Совмена я давно стал богатым человеком»: интервью «серого кардинала» РАО вас говорят как о человеке, через которого «проходят» все кадры команды президента Хазрета Совмена. Довольны ли вы составом нынешнего правительства республики?

Шамсудин Тугуз: Меня попросту не бывает в Доме правительства, как я могу формировать кадровую политику? Первые полгода, когда случилось наводнение, я вообще там не появлялся, был постоянно в Хатукае, в других местах подтопления. Вы помните, в первые дни паводка в Адыгею стала поступать мощная техника, приобретенная Совменом, и мы ее сконцентрировали в фирме «Возрождение», организованной тогда же. Я ее создал по поручению президента, набрал местные кадры, установил жесткую дисциплину, курирую работу и сейчас. И даже теперь я бываю в своем кабинете от силы 2 часа в день. Остальное время - на объектах, которые строит фирма.

Хотите, я расскажу свой распорядок дня?

Почему бы нет?

Шамсудин Тугуз:Встаю я в 6 утра. Первое, куда заезжаю – аул Адамий. Там мы сейчас заканчиваем мечеть, которая строится на деньги президента. Затем в том же Красногвардейском районе еду на строительство 30 домов для семей подтопленцев, которые были в прошлом году обмануты и не попали в списки. Затем Шовгеновский район. Здесь идет газификация. Если сейчас район газифицирован на 27 процентов, то нужно этот процент в этом году довести до 80. В том же районе – Мамхегская школа. Следующий пункт – Дом правительства, те два часа, о которых я уже сказал. Следом - ремонтные объекты в Майкопе: Дворец искусств, театр им. Пушкина, ДК «Дружба». Из Майкопа - в Майкопский район, его тоже необходимо газифицировать на 80 процентов при начальной цифре в 22 процента. Домой я возвращаюсь в 12 ночи.

А вот неназванные мной объекты, на которых я тоже бываю, если не каждый день, то через день: Шапсугское водохранилище - ремонт гидротехнических сооружений, школа в ауле Новая Адыгея, школа в г. Адыгейске, больница ауле Понежукай - строительство всех трех объектов с нуля. Когда Тугузу заниматься сплетнями, интригами, политикой?

Да и кадрами я не доволен. Точнее, доволен далеко не всеми. Убежден, например, в том, что, если сегодня кто-то критикует президента, то в том вина не самого Совмена, а его подчиненных. Его не за что критиковать, потому что он делает все, чтобы помочь людям. А недовольство рождается непрофессионализмом тех, кому доверена власть. Плюс к этому в команде много функционеров, не знающих специфики республики, психологии ее народа. Я вообще считаю, что кадры нужно формировать из местных специалистов. И на основе национального паритета. Они - адыги, русские, представители других национальностей - не могут не болеть за свою землю. А теперь судите сами, могу ли я так говорить о своих назначенцах.

Как, по-вашему, велика ли численно оппозиция президенту Совмену?

Шамсудин Тугуз:Нет, на мой взгляд, она очень небольшая. Но оппозиция есть, и с ней нужно работать. С теми из них, с кем можно. Я это подчеркиваю потому, что мне приходилось сталкиваться с ситуацией, когда общего языка найти нельзя. Таких людей я просто считаю экстремистами. Они надеются на то, что, донимая президента, вынудят его бросить все и уехать. Но этот расчет не оправдается: президент Адыгеи - волевой, сильный человек, слов на ветер не бросает. И экономический кризис в республике он, несомненно, снимет.

Народ я не считаю оппозицией. Это главное. У нас ведь в стране, куда не поедь, народ в оппозиции к власти. В нашей республике этого нет. Поэтому меня больше беспокоит не оппозиция, а тот информационный вакуум, в котором пребывает республика. И разговоры в республике идут, я считаю, потому, что в СМИ деятельность президента не освещается должным образом. Неужели люди не поймут, не поддержат президента делом, если будут знать обо всем, что он предпринимает, с чем сталкивается, что и как ему удается осуществить для них?

Ладно бы - только оппозиция. Но ведь и в команде президента РА нет согласия. Сибирская группировка (люди, приглашенные Совменом из Красноярского края, где он длительное время возглавлял золотопромышленный концерн «Полюс»), местная и еще какая-то...

Я не вижу разногласий, как вы сказали, между сибирской и местной группировкой. Но если нет слаженности в работе администрации президента, а ее действительно нет, кого в этом винить, кроме руководителя этой администрации? Есть у меня лично претензии к кабинетной форме работы, избранной некоторыми руководителями. Я ее считаю неэффективной. На мой взгляд, невозможно за счет совещаний, заседаний поднять экономику. Если обнаружилась конкретная проблема, нужно ехать туда, где она образовалась, и устранять ее.

Да, но руководители, которых вы косвенно упрекаете, по-моему, работали в «Полюсе», это люди Совмена.

Шамсудин Тугуз:Нет, ни премьер-министр, ни руководитель администрации не работали в «Полюсе». Поймите меня правильно, каждый из них профессионал в своем деле, но они не знают региона. А чтобы его узнать, надо ездить, говорить с людьми. Они сейчас составляют планы, как вывести экономику Адыгеи из кризиса в течение четырех-пяти лет. Наверное, они за этот период успели бы узнать и регион ближе. Но такой срок жителей Адыгеи и, прежде всего президента, не устраивает.

В начале нашего разговора Вы сказали о паритете. Что вы имели в виду?

Шамсудин Тугуз:На момент прихода к власти Хазрета Совмена 193 предприятия республики были банкротами. Это огромная цифра для нашей республики. Только два из них - спиртзавод и ликероводочный - при нормальном функционировании могли бы давать в бюджет Адыгеи 500-600 тыс. рублей в год. А они не приносят ни копейки. Одни убытки. И так каждое из предприятий-банкротов. Другими словами, Адыгея сейчас в страшной опасности. Надо реально смотреть на вещи.

Но спросите любого: кто виноват в том, что в республике все разворовано, что наступает крах? Вам ответят: коренной народ - адыги. И это даже в том случае, если мы, адыги, не участвовали в воровстве. Потому что не уберегли. Я не националист, у меня самая интернациональная семья, но раз сложилась такая ситуация, то нам, коренному народу, необходимо брать на себя и ответственность. Мы должны вывести республику из кризиса. Поэтому нам сегодня нужен паритет. Если, скажем, вице-президент русский, то премьер-министр должен быть адыгом.

Хорошо, это я понял. Но вот вы упомянули о спиртзаводе. Сейчас в Майкопе о нем ходят слухи. Говорят, что вы хотите его забрать.

Шамсудин Тугуз:Кто - вы?

Или «Возрождение», или вы лично.

Речь идет о том, чтобы это предприятие, оставаясь акционерным обществом, стало государственным или муниципальным. Ни больше, ни меньше.

А фирма «Возрождение» - это прежде всего президент Адыгеи. Думаю, незачем доказывать, что у него и мыслях нет того, чтобы завладеть спиртзаводом.

Что же касается меня лично, то с помощью Хазрета Совмена я уже давно стал богатым человеком. Наверное, он оценил во мне какие-то качества, когда назначал в свое время вице-президентом «Полюса», затем здесь – советником. Зачем Тугузу изменять себе сейчас? Уверяю вас, заявляю, если хотите, официально: в тот день, когда я позарюсь на бюджетную копейку, немедля дам отсечь себе руку.

Вы говорите – «Возрождение», будто это монстр какой-то. А знаете, например, какие у нас зарплаты?

Нет.

Шамсудин Тугуз:У нас меньше всех получает уборщица - 5 тыс. рублей. А ИТР, специалисты - около 1000 долларов в месяц.

Вопрос заключается не в том, что мы хотим или не хотим забрать себе республиканские предприятия. Мы не можем этого сделать даже с желающими строительными организациями, с которыми работаем, потому что пока не в состоянии подтянуть их к нашей планке ни технически, ни экономически.

Аслан Шаззо, ИА REGNUM

Натпресс

kavkaz-uzel.ru
Опубликовал administrator, 7-08-2003, 14:22. Просмотров: 1991
Другие новости по теме:
Позиция Natpress по вопросу преемничества в Адыгее
Новое ведомство Адыгеи возглавит Гисса Басте
Премьер-министра Адыгеи не пускают в здание Дома республиканского правитель ...
В Адыгее прошел митинг в поддержку президента республики Хазрета Совмена
Арамбий Хапай: «Тот, кто сменит Совмена, обязательно должен владеть двумя г ...