Архив сайта
Май 2018 (4)
Апрель 2018 (10)
Март 2018 (10)
Февраль 2018 (11)
Январь 2018 (12)
Декабрь 2017 (30)
Календарь
«    Ноябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Событию 3-4 октября 1993 года историки еще не дали определения. В обиходе самые его распространенные названия «Расстрел Белого дома», «Октябрьское восстание 1993-го», «Указ 1400», «Октябрьский путч». В целом же речь шла о неконституционных действиях президента РСФСР Бориса Ельцина, о попытке его отстранения от власти вице-президентом Александром Руцким, поддерживаемым Верховным Советом РСФСР во главе с Русланом Хасбулатовым.

Как известно, все это вылилось в вооруженное столкновение на улицах Москвы, в защиту Дома Советов от армейских подразделений, поддерживающих президента, в результате которого по официальным данным погибло 123, по данным Верховного Совета – около 1300 человек. Газета «Молодежь Адыгеи» предлагает своим читателям интервью с участником этих событий, ныне депутатом Госсовета – Хасэ РА от фракции КПРФ Валентином Мельниковым.

– По собственной инициативе от нашей партийной организации в Москву поехали три человека: я, Вячеслав Джемадуков и Бетлюстен Дзехоков. Коммунистов там оказалось немало – около 2000 человек. Все, с кем встречался, люди порядочные, искренне верящие в то, что ситуацию можно изменить положительно. Но не только коммунисты собрались у Белого дома, были представители разных партий. И сейчас, когда я думаю о том, почему не получилось, прихожу к выводу, что основной причиной являлась неразбериха: много «вождей», которые сами не знали, чего хотели. А главные вожди – Руцкой и Хасбулатов – не предприняли решительных действий.

Мы пробыли в Москве около 10 дней, ночевали иногда в спортзале у Белого дома, иногда в подвале, но чаще на улице. Октябрь, уже шел снег, было тяжко, но не об этом речь. Из прибывших образовали полк, назвали его полком Верховного Совета. В качестве оружия выдали резиновые палки. И это против вооруженных ОМОНовцев. Но, несмотря ни на что, мы отбили несколько атак…

Командира полка видели только пьяным, как я сейчас думаю, был он весь на нервах. Единственной боеспособной силой показали себя баркашевцы. Их насчитывалось около 300 человек, но именно их больше всего боялись сторонники Ельцина. Здоровые ребята как на подбор, большинство под два метра ростом, 19-20 лет каждому. Но в головах дурь, называли себя националистами. Для них и Гитлер был хорош. Сначала мы с ними ругались, вплоть до драки, затем перешли в другое подразделение.

И вот ситуация для нас, рядовых защитников: если стоишь за Советскую власть, то что это будет за власть с баркашевцами?

Корр.: Но какой позиции придерживалось тогда руководство КПРФ?

– С КПРФ в то время складывалась сложная ситуация. Партия выиграла Конституционный суд, ее хотели попусту запретить. И считалось, что на данном этапе партией не следует рисковать. Геннадий Зюганов тогда руководителям страны предложил так называемый «нулевой вариант»: когда идет в отставку президент и распускается Верховный Совет. Затем проводятся одновременные выборы.

Но, на мой взгляд, эта примиренческая позиция была ошибочной. Антиконституционные действия совершал президент. И для чего создавать партию, если не рисковать? Как можно добиться чего-либо без риска? Большевики даже не задумывались бы над такими вещами, мобилизовали бы защиту и отстояли.

Ошибочность избранной позиции показал и ход дальнейших событий. Несмотря на свою не легитимность, пролив кровь тех, кто выступил на стороне закона, власть взял тот, кто обладал «политической волей», кто попросту решил остаться при власти любой ценой. В связи с этим часто в ответ слышишь такое: зато Ельцин спас страну от гражданской войны. Да, но ведь взамен ей была война в Чечне, была разруха в стране.

С другой стороны, невольно задумываешься и над следующим. А лучше ли было б, если бы победил Руцкой? Ответ на этот вопрос тоже не прост. Вице-президент выступал несколько раз перед нами. И у меня сложилось впечатление, что он позер. Например, он заявлял, что живым Белый дом не оставит. Я, конечно, не упрекаю его в том, что после сдачи он как офицер не застрелился. Но зачем было бросаться такими словами, это мне непонятно и сейчас?

И опять же, если бы победил Руцкой, это была бы не наша победа.

Корр.: А как соотнести то, что произошло в Москве с тем, что было в Чечне?

– Генерал Рохлин, который прошел войну и в Афганистане, и в Чечне, считал последнюю гражданской войной, винил в ней коррупцию, в том числе и чиновников Министерства обороны. Что касается моего мнения о событиях на Северном Кавказе, то, разделяя точку зрения Льва Рохлина, я думаю, режимы, управлявшие Чечней, были не менее, а более антинародными, чем ельцинский. И «независимость» Чечни стала бы отвратительным явлением как для России, так, в первую очередь, для Чечни. Кроме того, она послужила бы катализатором для других республик Северного Кавказа.

Характерная деталь, в дни, когда мы защищали Белый дом, лидеры Чечни предлагали военную помощь Ельцину. Тогда в Москве об этом говорили открыто.

Единственным правильным поступком Кремля на Кавказе, на мой взгляд, является помощь Южной Осетии и Абхазии в дни недавнего августовского конфликта, когда российские войска дали отпор агрессии Грузии. Думаю, для всех очевиден факт, что к конфликту готовились обе стороны. Я имею в виду американскую и российскую стороны. И неожиданным здесь были не сами события, а их результат – наши действовали молодцом. Но и в этой победе немалая доля заслуг генерала Рохлина, который в свое время указал на военную коррупцию на Кавказе, боролся с ней.

Корр.: Лев Рохлин погиб в начале июля 1998 года. Что Вы скажете об общественных событиях, предшествовавших этому?

– К началу 1998 года генерал Рохлин объединил все силы, которые были в оппозиции ельцинскому режиму. Это показал марш, который прошел 23 февраля в Москве. Рохлин дал команду по всем региональным организация, в том числе обратился к отделениям КПРФ, чтобы они снарядили людей в Москву. Мы достали комплекты обмундирования для 14 человек, запаслись продовольствием и поехали в Краснодар. Там Союз офицеров был более подготовленным. Оттуда на автобусах отправились в Москву.

Вся чиновничья Москва, увидев масштаб акции, откровенно сдрейфила. Информация о марше не прошла ни по одному центральному каналу.

Подобные манифестации, тоже мирные, были проведены 1 и 9 мая. На них я не был, но принимал непосредственное участие в отправке людей. Мощную акцию по перекрытию дорог в июне того же года организовали шахтеры. Туда из Адыгеи мы – Совет рабочих Майкопа, отделение КПРФ отправили помощь в виде 3 тонн продовольствия. Оттуда была привезена пленка, которую мы распространили среди товарищей. Более того, нам удалось организовать показ отрывков из этого материала на местном телевидении.

В августе планировалось перекрытие автострад в Москве. Из Адыгеи на эту акцию были готовы выехать не менее 30 человек. Также к этой акции готовились в Краснодаре, Ростове – во многих городах России. И здесь, я считаю, сработал стратегический талант Рохлина. В августе, как мы помним, произошел дефолт, он предвидел его. И если бы эту акцию провести в намеченные сроки, режим Ельцина пал бы несомненно.

Все было готово. Но Рохлина не стало. Нужно было лишь отдать команду. А ее не последовало. Хотя, по моему мнению, в подавляющем большинстве в этой акции должны были участвовать коммунисты.

Корр.: Вот, Вы говорите, не хватило решительности. Какой решительности, в том числе и силовой?

– С нашей стороны не было нарушений ни в первом, ни во втором случае. В первом речь шла о защите Конституции. А раз так, каждый гражданин был обязан ее защищать, в том числе и с оружием в руках. Мы ограничились лишь палками. Власть же, утверждая свое «право» на беззаконие, не остановилась и перед кровопролитием.

Во втором случае нами проводились только мирные акции. Комментировать убийство Рохлина в этом контексте я не стану. Но силовой ответ мог бы последовать и с нашей стороны. Например, если бы во время прохождения августовской акции власти применили оружие и тем самым лишили бы нас права на протест.

Корр.: Но давайте скажем о наших днях. Нынешняя власть говорит, что изменилась, стала более социальной…

– По сути она остается все той же. Ведь в чем смысл нашей борьбы за власть – в том, чтобы она стала народной. А она остается олигархической, и если идет на уступки, то только под давлением. Последние несколько лет, к примеру, мы судились с ней из-за необоснованных повышений тарифов ЖКУ. Проводили акции протеста. Выиграли суд. Власть и тут исхитрилась не вернуть людям незаконно изъятые деньги. Вместе с тем нам удалось предотвратить еще большее повышение тарифов. И разве это можно приписать к тому, что власть стала «более социальной»?

Как только будет прекращена наша борьба, беспредел вернется. Да он и не прекращался. Не нужно думать, что у власти собрались глупые, бездарные люди. Они всё видят и знают. Конечно, нужно с ними и сотрудничать. Но главное, не ослаблять накала борьбы.

И о том, что, в конечном счете, нужно добиваться народной власти, забывать тоже не следует. Нужно искать пути осуществления этого. А это значит быть активными на митингах, во время выборов и не только.

Natpress , Аслан Шаззо
Опубликовал administrator, 26-10-2009, 14:04. Просмотров: 880
Другие новости по теме:
Власти Адыгеи не знают, что делать с властями Майкопа
Кандидат на должность мэра Майкопа Заурбек Шу: Те, кто «против всех», могут ...
Председатель «Совета рабочих Майкопа»: встреча с президентом Адыгеи была ко ...
Григорий Явлинский: О коммунистическом прошлом и креативном предприниматель ...
Организаторы акции протеста против сфальсифицированных выборов в Краснодаре ...