Архив сайта
Декабрь 2017 (10)
Ноябрь 2017 (1)
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (27)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру

02.04.2010 - 18:55 - Натпресс
Источник: magazine.rbc.ru

Оригинальный заголовок статьи: Федерация лечебного голодания

Власти снова задумались над укрупнением регионов России. Беда в том, что реформа нацелена не на развитие страны, а на минимизацию рисков для федерального центра

Оживление разговоров о новой волне объединения регионов уже привело к видимым последствиям. Назначение нового губернатора Ханты-Мансийского автономного округа - Югры Натальи Комаровой население встретило митингами протеста: жители опасались, что федеральный центр вернется к идее слияния округа с Тюменской областью. Прежний губернатор Александр Филипенко был известен как горячий противник этого проекта. Не потому ли он лишился поста? А тут еще и заявление спикера Госдумы Бориса Грызлова о необходимости объединять дотационные регионы с самодостаточными, а также последовавшее затем создание Северо-Кавказского федерального округа (СКФО). Действительно ли Кремль собирается реформировать федерацию? И если да, то каким образом?

Единство противоположностей
Об укрупнении регионов Москва никогда не забывала, просто на время перехода власти от одного президента к другому процесс заморозили, считает руководитель Центра политической информации Алексей Мухин. Например, план слияния отнюдь не убыточных Ханты-Мансийского (ХМАО) и Ямало-Ненецкого (ЯНАО) автономных округов с Тюменской областью обсуждается с 2003 года, когда программа по объединению была только запущена. Источник, близкий к администрации президента РФ, подтвердил журналу "РБК", что проект может быть реанимирован и перемены на Урале тому свидетельство. Так, своих постов лишились губернаторы ХМАО и ЯНАО Александр Филипенко и Юрий Неелов. Ротация губернаторского корпуса помимо прочего нацелена на то, чтобы во главе регионов встали новые люди, согласные с планами Кремля. "Многие губернаторы старого закала противились этой идее, в частности Александр Филипенко, - говорит Алексей Мухин. - Но за ними была определенная поддержка народа, поэтому они делали что хотели. А теперь молодые губернаторы будут сговорчивее, поскольку их никто не выбирал".

На таком фоне создание СКФО во главе с бывшим губернатором Красноярского края Александром Хлопониным выглядит странно. Ведь формально это не укрупнение, а дробление: СКФО выделен из Южного федерального округа (ЮФО). Однако политологи трактуют событие иначе - как тенденцию к объединению. "Некоторые, связывая заявление Грызлова с недавним созданием СКФО и назначением Хлопонина, губернатора с успешным опытом укрупнения Красноярского края, усматривают в этом процессе признаки возможной "губернизации" Северо-Кавказского региона, - отмечает председатель исполкома Российского конгресса народов Кавказа Ахмед Азимов. - Не секрет, что все республики Северного Кавказа высокодотационные, и потому укрупнение возможно только за счет слияния со Ставропольским краем". Именно так и сформирован СКФО.

За его пределами оказалась лишь Адыгея, которая, правда, не имеет общих границ с новым округом, а со всех сторон окружена Краснодарским краем. И это заставило поволноваться жителей республики: планы по объединению матрешечного региона появились еще в 2004-2005 годах. Недавно президент Адыгеи Аслан Тхакуши-нов на совещании в рамках визита полпреда в ЮФО Владимира Устинова выразил недоумение по поводу продолжающейся ликвидации федеральных структур на территории республики, полномочия которых передаются управлениям соответствующих ведомств, расположенных в Краснодарском крае. Впрочем, по данным источника журнала "РБК", близкого к администрации президента России, вопрос слияния этих двух субъектов Федерации не будут поднимать до 2014 года: никому не надо обострять ситуацию накануне Олимпиады в Сочи.

Обманчивые цели

Один из самых известных аргументов в пользу идеи укрупнения был так или иначе сформулирован Борисом Грызловым: речь идет о присоединении дотационных регионов к донорам. В этом ключе можно рассматривать предыдущие слияния. Другой довод приводит полпред президента в Северо-Западном федеральном округе Илья Клебанов. В апреле 2008 года он выступил за объединение Санкт-Петербурга с Ленинградской областью, подчеркнув, что эта мера ударит по коррупции, потому что станет "меньше чиновников". Эксперты такую точку зрения не разделяют. "Для коррупции нет никакой разницы, мощный регион или слабый", - убежден глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. По его мнению, коррупция не снизится, пока власть неподотчетна обществу.

Создание СКФО - еще один веский аргумент, доказывающий, что центр руководствуется вовсе не денежными мотивами. Сегодня финансирование северокавказских республик по большей части является нецелевым: Кремль просто выделяет средства для исполнения обязательств региональных бюджетов, утвержденных местными законодательными собраниями. Лишать эти республики самостоятельности с тем, чтобы усилить над ними финансовый контроль, нет необходимости. "Статус субъекта Федерации абсолютно не мешает центру контролировать расходование средств", - отметила член комитета Госдумы по бюджету и налогам, первый заместитель руководителя фракции "Справедливая Россия" Оксана Дмитриева. Кроме того, как пояснил заместитель гендиректора Центра фискальной политики Александр Дерюгин, если дела в субъекте плохи с этой точки зрения, существует процедура введения внешнего финансового управления.

Контролировать расходы можно и иначе. "Вероятно, будут внесены поправки в Бюджетный кодекс, предусматривающие большую открытость бюджетов высокодотационных регионов", - предполагает г-н Дерюгин. По его словам, следует расширить круг вопросов, по которым дотационные регионы могут принимать решение лишь по согласованию с полпредом. Но поскольку тот должен будет вмешиваться в работу местных правительств, нужно внести поправки не только в Бюджетный кодекс, но и в закон о полномочиях законодательной и исполнительной власти субъектов Федерации. Это, в частности, поможет полпреду следить за конкурсами госзакупок, которые известны злоупотреблениями, уточняет Александр Дерюгин.

Выходит, создание СКФО имеет совсем другую цель. Оксана Дмитриева считает, что такая мера дает возможность комплексно реализовывать программы развития, которые раньше работали в каждой республике отдельно. А по мнению директора региональной программы Независимого института социальной политики Натальи Зубаревич, создание СКФО вряд ли повысит эффективность управления. "Систему федеративных отношений в России нужно реформировать, но укрупнение регионов не имеет к этому отношения, - уверена она. - Это просто перестановка стульев, а требуется капитальный ремонт". Причины возникновения нового округа эксперт предлагает искать в приближающейся Олимпиаде. "На юге страны очень много проблем, и, чтобы отделить "чистых" от "нечистых", разделяют Южный федеральный округ, который развивается, и Северо-Кавказский, в котором концентрируются все проблемы", - объясняет г-жа Зубаревич. Отныне если теракты на Северном Кавказе и будут случаться, то уже не в том округе, где находится Сочи.

Другая Россия

Кремль устал от чрезмерной концентрации полномочий, которая произошла в 2000-е годы. Он начал спускать их вниз, "но по принципу "вершков и корешков": самое вкусное, удобное и просто делаемое оставлять себе, а, например, такую "гадость", как социальные обязательства, передавать субъектам Федерации", отмечает Наталья Зубаревич. Между тем у регионов с лучшим управлением должен быть шанс развиваться быстрее, а не становиться источником бесконечных субсидий для остальных. "Есть некое правило региональной экономики: страна растет быстрее, если она не выжимает свои наиболее конкурентоспособные территории, - напоминает эксперт. - Нужна стимулирующая политика, но, чтобы у региона были стимулы к развитию, ему необходимы полномочия и ресурсы".

Если объединять бедные субъекты Федерации с богатыми, то первые просто исчезнут из статистики. Но такой путь не решит главной проблемы. Она заключается в том, что нынешняя система федеративных отношений препятствует росту регионов. С одной стороны, для развития им нужно дать максимум полномочий и восстановить прямые выборы глав субъектов. С другой - это повышает риски для федеральной власти. В наиболее успешных с экономической точки зрения регионах могут проснуться центробежные силы: слишком долго проводилась политика "наказуемости инициативы" для территорий-доноров.

К тому же Кремль по старой памяти опасается и республик, образованных по этническому принципу. За зубчатой стеной не забыли парад суверенитетов 1990-х и боятся, что республики воспользуются своими полномочиями и попытаются обособиться. Вот почему задача федеративной реформы фактически остается прежней: пресечь любой намек на самостоятельность регионов в любых проявлениях. Будь то политические устремления, характерные для национальных элит, или экономические амбиции успешных субъектов-доноров. "Унифицировать национально-территориальные единицы - вот цель укрупнения регионов", - подытоживает Алексей Мухин.

Что случится, если реформа пойдет по намеченному плану, а правила игры между центром и регионами не изменятся? "Продолжится процесс масштабного перераспределения, неэффективных трат, - считает Наталья Зубаревич. - Это будет тихое гниение системы, которое может быть очень долгим при условии высоких цен на нефть".

Как и в реформировании политико-экономической системы в целом, к переменам может подтолкнуть сильное падение нефтяных котировок. Если сожмутся федеральный и региональные бюджеты, то сократятся и масштабы перераспределения. Когда взять с центра и доноров нечего, дотационные регионы будут вынуждены искать собственные ресурсы. "В условиях кризиса у центра остается все меньше средств для финансового содействия дотационным субъектам Федерации, и нужно подготовить их к тому, что в ряде случаев им придется выкарабкиваться самим", - говорит политолог Станислав Белковский.

Простого выхода из сложившегося положения нет, но нет и худа без добра. Чем дольше регионы, в том числе успешные, будут жить на голодном пайке, тем изобретательнее окажутся некоторые из них в поиске собственных ресурсов. И тем сильнее будет желание перемен, зреющее в региональных элитах. "Для федеральной власти политические риски возрастают, для развития страны ситуация улучшается", - делает вывод г-жа Зубаревич.

Слияния и поглощения

Как укрупняли регионы

1 декабря 2005 года Пермская область, Коми-Пермяцкий АО – Пермский край

1 января 2007 года Эвенкийский АО, Таймырский АО, Красноярский край – Красноярский край

1 июля 2007 года Камчатская область, Корякский АО – Камчатский край

1 января 2008 года Иркутская область, Усть-Ордынский Бурятский АО – Иркутская область

1 марта 2008 года Читинская область. Агинский Бурятский АО – Забайкальский край

Асимметричная федерация

Почему российский парламент не может изменить границы Воронежской области?

Потому что 4 июля 1776 года 13 штатов в Северной Америке провозгласили независимость от Великобритании и затем ратифицировали конституцию, предусматривающую образование федерального правительства. Разумеется, широкие права штатов, существовавших до создания центральных органов власти, нашли отражение в основном законе. Более чем 200 лет спустя принципы американского федерализма были переписаны в конституцию России - страны, где центральная власть сформировалась задолго до субъектов федерации. Кроме фактического суверенитета (границы регионов можно менять только с согласия субъектов) был утвержден и принцип их равенства.

В результате сегодня Чечня и Ингушетия должны находиться с федеральным центром точно в таких же отношениях, как Ивановская или Вологодская область. Поскольку в российских условиях все это невыполнимо, реальная политика уходит в сферы, скажем так, не всегда описываемые законом. Возможно, нашей стране в поисках собственного пути следовало бы обратиться к примеру не симметричных (как США), а асимметричных федераций, в которых субъекты обладают неравным статусом. Так, Индия, согласно конституции 1950 года, делилась на регионы трех разных типов: одни выбирали себе губернаторов и имели свои законодательные собрания, в других при наличии собственных законодательных собраний губернатора назначал президент страны, а третьи управлялись специальными уполномоченными главы государства.

Систему упразднили в 1956-м, и Индия была разделена по языковому признаку на штаты, а по географическому - на пять зон (северная, южная, восточная, западная и центральная). В задачи последних, как и в задачи российских федеральных округов, входят противостояние сепаратистским тенденциям и координация проектов экономического развития.

13 с сошкой - 70 с ложкой

Доля дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов РФ в доходах консолидированных бюджетов регионов (без учета субвенций) по итогам 2009 года, %

Предоставленные Минрегионом России сведения о дотациях на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Федерации отражают уровень дотационности в целом – то, насколько та или иная региональная казна нуждается в постоянном затыкании дыр. Однако сюда не включены другие субсидии, которые субъекты получают из центра.

Например, существует такой показатель, как дотации на поддержку мер по обеспечению сбалансированности бюджета. К ним относятся финансирование завершения строительства главного канализационного коллектора Санкт-Петербурга, подготовки к празднованию 350-летия добровольного вхождения Бурятии в состав России, реконструкции Музыкально-драматического театра им. В. Кок-оола в Кызыле и т.п. То есть это не столько базовые нужды, сколько точечные потребности.

К ним же можно причислить и восстановление разрушенной из-за войны Чечни: предполагается, что такие траты не будут носить регулярного характера. В совокупности оба вида дотаций рисуют другую карту зависимости регионов от центра: на 49,5% ими сформирован бюджет Чечни, на 43,7% - Камчатского края, на 40,5% - Чукотского АО (по итогам 2009 года). Примечательно, что даже Москва получает федеральные деньги - 0,8% от объема бюджета. Что, впрочем, естественно: город выполняет столичные функции, а значит, ему априори должны выделяться средства. Если же мы посмотрим на еще более широкий критерий - долю безвозмездных поступлений из федерального бюджета, то картина еще печальнее. Так, в консолидированном бюджете Ингушетии по итогам исполнения за первое полугодие 2009-го вливания из центра составили 92,8% от общей суммы доходов.

Авторы: Анастасия Матвеева, Максим Момот

Опубликовал administrator, 2-04-2010, 18:55. Просмотров: 660
Другие новости по теме: