Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру

11.04.2010 – 20:02 – Натпресс

Последнее время развернулась широкая кампания псевдонаучных исторических, этнографических и географических изысканий, проводимая научной элитой Карачая. Поле ее деятельности – это история черкесского народа и составляющие черкесской материальной и духовной этнокультуры, которая строилась не на эмоциональном восприятии явлений, а на принципах соответствия серьезного вдумчивого, рационального и осознанного осмысления действительности.

Толерантность – основа черкесской ментальности. Вследствие этого черкесский мир долго и сдержанно следил за бурным развитием псевдонаучной мысли карачаевской научной элиты. Терпеливое ожидание было не столько следствием отсутствия обличающих материалов, и нежеланием их использовать, сколько осознанием того, что, потеряв бдительность, ученые мужи сами зарвутся и допустят ряд ошибок, которые похоронят все их «монументальные» изыскания.

И результат не замедлил сказаться. Почувствовав безнаказанность, а главное – возможность обрести ореол национального героя и пламенного радетеля национальных интересов Карачая, в историю ринулись все кому не лень. И началось: карачаевские мастера начали строить пирамиды древнего Египта, создавать древнее боевое искусство карате, придумывать восемь полных названий Эльбруса, разрабатывать тип жилища, защищающий от извергающейся вулканической лавы, первыми в мире (!) закладывать основы аэронавтики.

Братья Гримм позеленели бы от зависти, а братья Райт перевернулись, наверное, в гробу – подумать только, в Карачае, где не было ни одной кузницы, «Джумарык Гочияев создал летательный аппарат и дважды взлетал в небо в конце XIX века». Почину ученых тут же последовали журналисты, которые «взвалили на свои плечи трудную, но почетную миссию «информационной защиты единства Российской Федерации». Пример ученых был поддержан общественно-политической ратью, ринувшейся «защищать территориальную целостность РФ». Здесь и гадать не надо от кого.

Мы долго молчали, потому что далеки от того, чтобы одергивать, поучать, или, тем более оскорблять кого-либо, даже если он этого и заслуживает. Но есть несколько обязательных условий добрососедства, мира и стабильности, учет которых строго обязателен. Иначе принципы межнациональных отношений в республике будут поставлены на уровень взаимопритязаний. И здесь важно оговориться, что черкесские, осетинские, абазинские и русские ученые придерживались этих неписанных правил, и это стало причиной того, что до сих пор не было притязаний к карачаевской культуре. Их не могло быть и по причине того, что само определение «культура Карачая» весьма абстрактно – имея тюркскую основу, культура Карачая резко отличается от культуры тюркских народов, а претензии на аланскую культуру являют собой цепь грубых заимствований черкесской культуры.

«Адыге – Хабзе» – кабардинские адаты считались как бы «последним Парижским эмодусом»…, ему слепо подражали другие горцы», - пишет У.Алиев. Но именно это обстоятельство вызвало неприкрытую этническую ревность. Именно это легло в основу всей псевдонаучной мысли Карачая, трансформированной позже в целую отрасль лженауки.

Полем ее деятельности стали материалы по истории соседних народов; основным методом – простая замена названия соседних народов определениями «Карачай», «карачаевский»; главным критерием – удревнить историю карачаевского народа; конечной целью – возвеличить Карачай и локализовать его исторические истоки на Кавказе.

Рождая без особых усилий историю Великого Карачая, «исследователи» начали публиковать все, порой даже исключающие друг друга, материалы. Придумывалось наскоро и рассчитывалось лишь на тех, кто хочет в это верить.

Так, например, в книге доктора исторических наук Кази Лайпанова «Тюркский мир: истоки и связи» (Черкесск, 2007) только князей и дворян на 1850 г. в Карачае насчитывалось 5.200 (!) человек из общего числа карачаевского народа в 30.000 (по К.Лайпанову) на описываемый период. Но 5.200 – это лица мужского пола. То есть, чтобы получить полную численность народонаселения дворянских фамилий, данные 5.200 следует умножить на два, а это более 10.000 человек, принадлежащих к высшему сословию, вследствие чего получается, что соотношение князей и дворян к крепостному населению составляло примерно 1:2.

Конечно, человек не робот, и в своей деятельности может допустить незначительные погрешности. Но история – наука точная, и ошибки такого плана – непозволительная роскошь. В этой связи хотелось бы отметить расхожую фразу последних лет: «У карачаевцев нет истории, но есть историки».

Но и она изначально ошибочна только потому, что это не историки, а, скажем мягко творцы мифов. Опасность последнего заключается в том, что ничего не подозревающий читатель верит этим опусам, потому что за ними стоят научные звания типа «кандидат исторических наук», «доктор исторических наук», а то еще выше – «академик». Но искажение истории в части ведет к искажению мировой истории в общем. А уж этого допускать никак нельзя.

Безусловно, мы понимаем необходимость согласия и взаимопонимания, как важного условия мира и добрососедства и сохранения единства КЧР, но это не значит, что мы должны спокойно взирать, как карачаевские авторы пытаются переписать историю, приобщая к своей национальной гордыне достижения духовной и материальной нашей (черкесской) этнокультуры. Поэтому мы долго молчали, в надежде, что появятся, наконец, среди карачаевской интеллигенции трезвые научные умы, которые дадут соответствующую оценку их «творениям».

Увы, этого, к сожалению, не произошло. Ни один руководитель республики от В.Хубиева до Б.Эбзеева, ни один здравомыслящий ученый ни разу не счел нужным пожурить этих доброхотов от науки. Более того, блестящий ученый-юрист Б.Эбзеев сам опустился до уровня «творцов мифов» и принимал участие в очередной профанации, транжиря бюджетные деньги на увековечение памяти вымышленного героя – карачаевского первопроходца на Эльбрус. Увлеченный «значимостью» буффонады, он поторопился выразить гордость за свою принадлежность к карачаевскому народу, не подозревая, что уже через 4 месяца А.Салпагаров отлучит «сванета Эбзеева» от Карачая.

Это не единственный пример. Амбициозные карачаевские историки пытаются представить сегодня прошение карачаевского общества командующему Кавказской линией генералу Эмануелю о принятии в Российское подданство как некий договор между Карачаем и Россией.

Нет необходимости объяснять, что само значение термина «договор» лежит в ином смысловом поле, нежели просто «прошение». Более того, договоры заключаются, обычно, между равными. В данном же случае речь идет о сдаче на милость победителя, а договором, мягко говоря, здесь и не пахнет.

Есть в черкесском языке поговорка «Итми имытми бгъууэ ухуэн» (растут волосы на голове или нет – заплетай в девять косичек). Именно в этом аспекте и следует рассматривать попытки карачаевской научной элиты придать событиям 1828 года иной, надуманный характер. Особенно, в части «миллионов спасенных человеческих жизней». Население Карачая насчитывало к этому времени немногим более 8 тысяч человек. Следовательно, определение «миллионы спасенных жизней» можно отнести лишь к солдатам и офицерам Российской армии. Беда только, что русские солдаты и офицеры и не подозревали, что им крупно повезло, что возобладала мудрость Карачая, и они прекратили сопротивление. Иначе Емануелю пришлось бы оплатить взятие Карачая миллионами жизней русских солдат и офицеров. Бред, да и только!

Что касается сути самого Прошения, это была, на самом деле, попытка уйти из-под опеки кабардинских князей и дворян. Но последующие события показали, что даже эти «договоры» не дали желаемого результата, о чем говорит новое прошение карачаевцев как-то умерить аппетиты кабардинцев, иначе они «вынуждены будут уйти на другое место жительства».

Историческая справка: «Впервые за свою многотысячелетнюю историю Кавказ включается в Империю, расположенную не к югу, а к северу от него. В 1801 году к России присоединяется Восточно-грузинское царство, в 1804-м – Имеретия, в 1806-м – Осетия, в 1810-м – Абхазия, в 1813-м – Дагестан, в 1817-м – Малая Чечня, в 1825-м – Кабарда, в 1828-м году – Восточное Закавказье, в 1829-м – черноморское побережье от Новороссийска до реки Мехадырь. В 1859 году «замиряются» Большая Чечня и внутренний Дагестан, в 1864-м – Черкесия, и, наконец, в 1878 году от Турции к России переходит юго-западный Кавказ – Карс, Ардаган, Батум».

Странно, однако, но «Великий Карачай» почему-то опять остался неприметным в истории Кавказа. Видимо, потому, что Карачай сам по себе не представлял реальной угрозы для устремлений России в Кавказском регионе. Об этом говорит и сам факт, что покорение Карачая заняло неполные сутки. Главная задача царских войск состояла в том, чтобы закрыть Карачай, территорию которого отряды черкесов использовали для проникновения в тылы войск Кавказской линии.

Выше мы говорили об амбициозности авторов, берущихся освещать какое-либо событие, связанное с Карачаем и карачаевцами. Не лишен этой страсти и Ш.Батчаев, который, освящая генеалогию рода Ильяса Байрамукова, пишет: «По своему сословному статусу Байрамуковы – уздени». Дальше – больше: первое поколение рода Байрамуковых – Будиян – относится ко второй половине 16 века. Будиян сподвижник «легендарного Карчи – лидера раннефеодального карачаевского государства». (Генеалогия Юга России: история и современность. Материалы Всероссийской научной конференции 2007).

«Раннефеодальное карачаевское государство», - так может написать только человек, горячо любящий свой народ – честь бы и хвала автору этих строк. Но кроме любви к народу надо обладать еще и чувством меры. Если в начале 19 века карачаевцев насчитывалось немногим более 8 тысяч, а на сегодня их стало около 160 тысяч, то несложно подсчитать, что к описываемому периоду численность карачаевцев могла составить менее 1000 человек. А теперь попытайтесь примерить, именно примерить, термин «государство» к небольшому поселку с населением с численностью в одну тысячу человек. А если ко всему этому прибавить и то, что Байрамуковы не значатся в списке лиц относящихся к высшему сословию, составленному во второй половине 19 века, кажущаяся историческая правомочность «труда» Ш.Батчаева рассыпается как карточный домик. Фокус совсем не сложный, если, конечно знаешь его секрет. Автор намеренно путает дворянство с обеспеченностью. Т.е., Байрамуковы могли быть состоятельными относительно какой-то части карачаевского населения. Но богатство не может служить мерилом менталитета, свойственного дворянству, а не ростовщикам.

Чтобы более отчетливо представить себе как же могло выглядеть «раннефеодальное карачаевское государство» второй половины 16 века, обратимся к этнографическому очерку Г.Рукавишникова, составленному «несколько позже» в 1901 году: «Численность карачаевского племени достигает 20 тысяч душ и распределяется главным образом в четырех аулах: Хурзук на Уллу-каме при впадении в него речки Хурзук, Учкулан на реке того же имени близ подошвы Эльбруса, Карчи-Юрт (Карджи-юрт) на Кубани (Кобан по-горски) и Урусбиево уже в Терской области в истоках Баксана. Внешность аулов крайне непривлекательна…». Продолжение этого описания мы опускаем из этических соображений.

Опубликовал administrator, 11-04-2010, 20:02. Просмотров: 830
Другие новости по теме: