Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру


Что общего у петербургской интеллигенции и калининградских торговцев, сибирской молодежи и бизнесменов с Дальнего Востока? Протест против политики Кремля, относящегося к регионам, как к колониям. Можно ли назвать мирные протесты в поддержку конституционных принципов федерализма проявлением сепаратизма, который, как говорит власть, может привести к распаду страны?

Матрешка Пандоры

Президент Борис Ельцин опирался при создании Российской Федерации на региональные элиты. Заявив тезис «берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить», Кремль подписал с регионами договоры о взаимном разграничении полномочий. Наследник Ельцина, Владимир Путин, пошел путем централизации страны и под предлогом борьбы с терроризмом лишил регионы автономии, а на Северный Кавказ даже направил армию.

Его противники говорят, что политика «сильной руки» стала тормозом для развития государства и угрозой его будущему. Исследования фонда ИНДЕМ показали парадоксальную зависимость: чем большей властью обладает Москва, тем сильнее рвутся связи между регионами, снижается развитие предпринимательства и инноваций, а тем самым — ухудшается состояние экономики и демографическая ситуация.

Не следует забывать и о том, что в национальных анклавах России живет более ста двадцати этнических групп зачастую борющихся между собой за территории и госдотации, что превращает региональную политику в настоящую матрешку Пандоры, а Кремль — в заложника собственной мнимой силы. В результате главной угрозой территориальной целостности представляется взрывоопасная ситуация на Северном Кавказе. Местные ваххабиты, ведущие вооруженное противостояние с федеральными войсками и руководящими регионом кланами, хотят добиться создания Кавказского Эмирата, а их радикальная идеология этнического и религиозного сепаратизма распространяется на Татарстан и Башкирию.

Однако гражданские движения, активисты которых называют себя «регионалистами» и борются за соблюдение принципов федерализма, все чаще появляются в тех местах, которые казались оазисами спокойствия. Для Кремля эти люди ничем не отличаются от кавказских сепаратистов.

Балтийская республика и Ингерманландия

Этих названий нет на картах России, но они существуют в сознании жителей Калининграда и Петербурга. В 2010 году Владимир Путин, спасая от банкротства завод АвтоВАЗ, ввел заградительные пошлины на ввоз подержанных автомобилей и тем самым нанес удар по фундаменту жизни калининградцев. Вспыхнувшие на этой почве массовые протесты напомнили предпринимателю Сергею Пасько об идее превращения области в Балтийскую республику под протекторатом Европейского Союза.

Новое государство, лишь формально связанное с Россией, внедрило бы у себя идентичную европейской правовую систему, поскольку ее отсутствие считается в регионе основным источником проблем. Калининградский правозащитник Соломон Гинсбург называет эту идею пиар-ходом изобретательного бизнесмена, однако тоже призывает Кремль предоставить Калининграду экономическую автономию. Благодаря использованию географического положения, а также туристических и курортных возможностей области, условия жизни ее обитателей могли бы улучшиться.

Ведь, как объясняет Гинсбург, «они хотят жить по стандартам своих ближайших соседей, то есть Польши и Литвы, а не России». А по опросу, проведенному газетой «Страна Калининград», «подавляющая часть местной молодежи никогда не бывала в Москве, зато регулярно ездит в Гданьск и Берлин». Между тем, за последние двадцать лет из Кремля не поступило ни единой концепции развития Калининградской области.

Сходным образом видит ситуацию историк из Петербургского университета Даниил Коцюбинский, который выступил с идеей создания из города и западной части Ленинградской области независимого государства, то есть возрождения Ингерманландии — так до завоеваний Петра I называлась находившаяся здесь шведская провинция.

В интервью еженедельнику «Коммерсант-Власть» Коцюбинский рассказал о своих политических калькуляциях. Они просты: возвращение отобранных Кремлем элементов самоуправления, так как «только децентрализация власти даст федерации будущее». Издание цитирует длинный список претензий сторонников автономного Петербурга. На первом месте здесь находятся неумение использовать интеллектуальный и исторический капитал города, внесенного в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, но пострадавшего от рук бизнес-мафии и коррумпированных чиновников, которые уничтожили уже более ста памятников архитектуры.

Идею Коцюбинского можно трактовать как проявление столичного комплекса Петербурга, однако «Коммерсант» считает ее проявлением гражданской ответственности петербургской интеллигенции за судьбу своей малой родины и всей России. На эту историю можно было бы не обращать особого внимания, если бы не факт, что Коцюбинский давал интервью, находясь под арестом ФСБ.

Кремлевские функционеры со всей серьезностью отнеслись к петербургским демонстрациям под лозунгом «Хватит кормить Москву», участники которых вышли на улицы с желто-синими флагами Ингерманландии. Сильное впечатление произвели также фанаты местной футбольной команды «Зенит», которые вывесили лозунги в поддержку собственного государства на матче с московским «Динамо».

Уральская республика и Дальневосточная Федерация

Уральская республика со столицей в Екатеринбурге существовала в реальности, хотя длилось это всего пять месяцев — в 1993 году. Инициатором ее создания был губернатор Эдуард Россель, который хотел таким образом выторговать у Москвы больше прав.

При Путине эта идея стала вновь актуальной, потому что, как говорят местные предприниматели, кремлевские чиновники в прямом смысле слова грабят Урал и Сибирь. Грабить здесь есть что: на огромной территории с 15-миллионным населением сконцентрировано 70 процентов природных богатств, благодаря которым Москва, куда переводится большая часть доходов и налогов, обеспечивает себе безбедную жизнь.

В беседе с журналистами журнала «Русский Репортер» один из местных активистов, Антон Баков, подчеркивает, что идею отделения Сибири от России поддержали бы сейчас более 20 процентов избирателей — не в последнюю очередь благодаря молодежи, которая в ходе последней переписи населения призывала указывать в соответствующей графе национальность «сибиряк». Результат превзошел ожидания, и статистическому ведомству пришлось признать этот факт.

Как говорит автор словаря сибирского языка Ярослав Золотарев, «цель сепаратистского движения — получение широкой национально-культурной автономии». Его коллега Дмитрий Верхотуров добавляет: «Сибирь — это не Россия, а ментальность сибирского народа — это не водка, тройка, балалайка. Единственный выход — создать конфедерацию России и Сибирского Союза».

Еще сложнее ситуация у жителей Дальневосточного федерального округа: их всего шесть миллионов по сравнению с 110-миллионным населением приграничных провинций Китая. Самое главное, что ВВП ближайших соседей — Южной Кореи, Китая и Японии составляет в целом семь триллионов долларов, то есть в четыре раза больше, чем российский, а 20 процентов жителей Дальнего Востока живут за чертой бедности.

Виноват в этом Кремль, который сдерживает развитие региона и его заграничные контакты, пугая китайской угрозой, хотя Дальний Восток уже давно живет в отрыве от остальной части России. Местные предприниматели говорят, что безопасности в большей степени угрожают не китайцы, а нелегальные иммигранты из Узбекистана и Таджикистана, которых берут на работу московские компании. Между тем Кремль решил применить драконовские меры для блокирования регионального сотрудничества с Пекином.

Была установлена приграничная зона с запретом поселения, а также запрещено пересечение границы на личном автотранспорте. Последнее парализовало экономику, основой которой были «челноки». По Владивостоку, как и по Калининграду, ударили запретительные пошлины на импорт машин из Японии. Жители округа не могут простить власти силового разгона протестной демонстрации, в котором был задействован привезенный из Москвы ОМОН. Так как демонстранты несли в руках флаги Японии, Кремль учуял сепаратистский заговор.

Бывший сотрудник местной мэрии Николай Матвиенко жаловался журналистам: «В столице нас пытаются представить этакими дебилами, которые прячут в своих японских машинах "Калашниковы" и собираются оторвать регион от России. Мы не сепаратисты, но мы не хотим быть колониальной факторией».

Поэтому дело в свои руки взяли члены организации «Товарищество инициативных граждан России» (ТИГР). Цель их деятельности — вернуть свободу предпринимателям и местному самоуправлению и добиться приведения законов в соответствие со спецификой регионального сотрудничества с Китаем. Лишь реализация этих требований сможет привлечь иностранных инвесторов и затормозить отток населения в европейскую часть России.

ТИГР уже добился первых успехов: на последних парламентских выборах прокремлевская партия «Единая Россия» получила на 20 процентов меньше голосов, чем в предыдущий раз, а гражданские активисты начали все громче говорить о создании Дальневосточной Федерации в сотрудничестве с Сибирским Союзом.

У Кремля нет идей

Осознает ли Владимир Путин неэффективность политики «сильной руки»? Наверняка, потому что в своем недавнем послании он заявил, что «российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп» и предложил использовать в качестве лекарства от сепаратизма и национализма патриотическое воспитание, базирующееся на религиозных ценностях и верности своему отечеству.

По мнению российских комментаторов, это говорит об отсутствии концепции региональной политики. Тем более что до сих пор для борьбы с гражданскими инициативами применялись в основном административные меры. Президент создал специальное ведомство по развитию Сибири и Дальнего Востока и выступил с идеей объединения регионов в крупные административно-экономические образования, что уже вызвало протест в провинции, опасающейся усовершенствования методов выкачивания из них средств.

Москва продолжает разыгрывать карту «сепаратистских страшилок», которые оказываются отличным аргументом в пользу сохранения сильной власти, а «регионалисты» все чаще попадают в руки ФСБ и оттуда — на скамью подсудимых.

inosmi.ru
Опубликовал administrator, 13-02-2013, 01:10. Просмотров: 1319
Другие новости по теме:
Шмулевич: «Дальнейшему правлению Путина угрожает Северный Кавказ и разгром ...
Кремль запускает на Кавказе «вкусный» в денежном плане информационный проек ...
России будет больно. Дагестан и КЧР преподали избирателям жестокий урок «де ...
Чего ждать Адыгее от заседания Госсовета РФ в Майкопе (№2)
Путин еще на шесть лет возьмет в свои руки бразды правления Российским госу ...