Архив сайта
Октябрь 2017 (11)
Сентябрь 2017 (26)
Август 2017 (45)
Июль 2017 (42)
Июнь 2017 (68)
Май 2017 (66)
Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
ГОЛОСОВАНИЕ НА САЙТЕ
Какая страна, на Ваш взгляд, примет больше беженцев-черкесов из Сирии?
Российская Федерация
Соединенные Штаты Америки
Ни та, ни другая
СМС-помощь


Аслан Шаззо на сервере Стихи.ру

02.06.2010 – 16:29 – Натпресс
Источник: polit.ru


Анализирует сотрудник Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета Зейнел Абидин Беслени

В последние годы ученые, изучающие национализм, уделяют (возможно, справедливо) всё больше внимания тому, как Интернет влияет на различные этнические группы, национальные идентичности и диаспоры. Интернет облегчает интернациональную коммуникацию между разрозненными сообществами, позволяя преодолеть географические и политические ограничения, предполагаемые национальными государствами, национальными институтами или международными границами. Интернет – важный инструмент общения не только для черкесской диаспоры, разбросанной по всему миру, но и для черкесов, живущих у себя на родине. В этой статье рассматривается, как новое поколение черкесских активистов на Северо-Западном Кавказе использует Интернет. Но прежде чем мы будем говорить о масштабах, в которых черкесские активисты используют Интернет для распространения своих воззваний и организации политических проектов, нужно, пожалуй, сделать небольшое вступление о том, кто такие черкесы, чтобы преодолеть последствия ошибок, допущенных прежними академиками и политиками.

Экскурс в историю

Черкесы – это один из коренных народов Северо-Западного Кавказа. Сами себя они называют адыгами; они – представители титульной нации в республиках Адыгея, Карачаево-Черкесия и Кабардино-Балкария. Группы меньше численностью можно обнаружить также в соседних с Россией регионах. На своей родине черкесы живут так же разрозненно, как и представители диаспоры: их можно встретить среди населения нескольких субъектов РФ, отделенных друг от друга как географически, так и административно. По данным Всероссийской переписи населения 2002 г., на территории Российской Федерации в то время проживали 720 000 черкесов.

Ни при Советском Союзе, ни в постсоветский период у российских ученых и административных структур не было единого наименования для черкесов. В советское время их называли адыгейцами, черкесами, кабардинцами и шапсугами – в зависимости от того, где они проживали и на каком диалекте черкесского языка они говорили.

Первый из этих терминов происходит от черкесского самоназвания. Второй – это досоветский русский экзоним, а третий и четвертый – это названия двух черкесских подгрупп. Постсоветская российская администрация продолжает пользоваться этой терминологией, но в последние годы адыги и сами стали использовать термин «черкесы», обозначая им всех представителей этого народа. Некоторые черкесские активисты сейчас даже настаивают на этом – в преддверии всероссийской переписи населения, запланированной на октябрь 2010 г.

Черкесская диаспора образовалась в результате того, что Российская Империя в 1860-е гг. завоевала Северо-Западный Кавказ, и около миллиона человек были насильственно высланы со своей территории и отправлены в Оттоманскую Империю. Около трети из них погибли от голода и болезней – некоторые еще до отбытия (в прибрежных районах, находившихся под российским контролем), другие – на переполненных кораблях или в лагерях беженцев (уже по прибытии в Анатолию и на Балканы). Потомки тех, кто выжил во время бедствия, которое сами черкесы и всё большее число ученых и журналистов называют «геноцидом черкесов», живут сейчас в Турции (около 3 млн. человек), а также в Сирии, Иордании, Израиле, США и Западной Европе (300 000 человек).

Все политические активисты на Северо-Западном Кавказе сейчас интенсивно используют Интернет, но меня сейчас занимают активисты возрождающегося нерелигиозного черкесского национального движения. За несколько последних лет они развивали в Интернете активную деятельность, причем не только обменивались новостями о жизни черкесов со всего мира и сами распространяли информацию, но и пропагандировали свои манифесты, а также обсуждали и анализировали старые и новые тексты и книги, посвященные различным аспектам черкесской истории и политики; эта практика ощутимо сказалась на их политическом манифесте.

Черкесские национальные движения

Первая волна черкесского национализма возникла в годы Перестройки и Гласности и достигла наивысшей точки в начале 1990-х гг., во время правления Ельцина. Движение получало народную поддержку, и его активисты стали потенциальными участниками в борьбе за власть в начале постсоветской эпохи. К этому прибавилось и то, что в грузинско-абхазской войне 1992-1993 гг. участвовало множество (почти две тысячи) черкесских добровольцев – на стороне абхазов, которым они этнически родственны. Большинство требований, выдвигавшихся националистами, находили отклик у местных и центральных властей (так было везде, кроме Карачаево-Черкесии, где черкесские националисты были в меньшинстве и боролись за власть с карачаевцами). Например, Адыгея получила статус республики; были налажены механизмы, позволяющие установить административное равенство между русскими и черкесами, хотя черкесы составляли только 22% населения. Черкесские элиты преобладали на политической арене в Кабардино-Балкарии, и людям из диаспоры, возвращающимся на родину, было проще получить гражданство.

Но позднее эти национальные движения поглотил истеблишмент, потому что прежние местные бюрократические элиты к тому времени уже адаптировались к постсоветским условиям и уверенно восстановились на правящих позициях. После того, как Путин стал президентом, крупнейшую организацию, Международную черкесскую ассоциацию, последовательно захватывали чиновники из правящих кабардинских элит (состоявших из черкесов Кабардино-Балкарии). К концу 2000 г. некоторых ведущих членов организации, которые отказывались сотрудничать (в том числе Ибрагима Яганова и Валерия Хатажукова), устранили с политической арены; таким образом, независимые националистические организации прекратили своё существование.

Первая чеченская война 1994-1996 гг. также отрицательно сказалась на политическом климате по всему Северному Кавказу, в том числе и на его черкесской части. В обществе образовался некий вакуум (вначале из-за распада советских порядков, потом из-за сокращения националистических тенденций), который стали заполнять различные религиозные движения – особенно в Кабардино-Балкарии, где среди черкесов начало распространяться исламское движение. Произвол милиции и политическое давление, исходившее от местных структур безопасности, привело к радикализации последователей этого движения, среди которых большинство составляла молодежь, страдавшая от социальных недугов – таких, как злоупотребление алкоголем и наркотиками, разрушение нравственных устоев и отсутствие карьерных перспектив у себя на родине. Их недовольство подогревали лидеры движения, и в результате исламисты стали для официальных структур опасным конкурентом в борьбе за авторитет и влиятельность в обществе. Однако после роковых событий в Нальчике в ноябре 2005 г. исламисты стали терять популярность, и тогда начали появляться националистические организации нового рода.

Несмотря на то, что некоторые из нынешних лидеров черкесского национального движения – это ветераны движения, существовавшего в начале 1990-х гг., основная масса теперешних активистов появились на политической арене недавно. Это по большей части люди в возрасте от 18 до 28 лет, которые, в отличие от ветеранов, ничего не помнят о войне в Абхазии. Когда дело доходит до политических вопросов, их не сдерживает традиционно признававшийся авторитет старших представителей черкесского общества. Наконец, что тоже немаловажно, они умелые и активные интернет-пользователи. Сейчас в черкесской политической жизни на Северо-Западном Кавказе есть две ведущие активистские группировки.

Организации, входящие в состав Международной черкесской ассоциации (МЧА)

МЧА, основанная в 1991 г., – это на самом деле «зонтичная» организация, в состав которой входят главные черкесские организации на Кавказе и в диаспоре (в Турции, Европе, США, Сирии и Иордании). Она имела большое влияние во время войны в Абхазии в 1992-1993 гг. и позднее в Карачаево-Черкесии во время борьбы за политическое доминирование между карачаевцами и черкесами.

После того, как промосковские кабардинские элиты получили в 2000 г. полную власть, лидеры МЧА неоднократно заявляли, что они больше не хотят участвовать в политических делах, а просто занимаются культурными и лингвистическими нуждами сообщества. Тем не менее, недавно организация «Адыгэ Хасэ» в Адыгее и Карачаево-Черкесии начала – под руководством соответственно Арамбия Хапая и Мухамеда Черкесова – принимать деятельное участие в этнической политике. Их политическая позиция по таким вопросам, как объединение черкесских республик, или по поводу черкесского геноцида сильно отличается от официальной позиции МЧА, хотя обе организации входят в ее состав.

Черкесские активисты второго поколения

Термин «второе поколение» в применении к этим организациям может вводить в заблуждение, потому что некоторые из их лидеров на самом деле принадлежат к более раннему поколению активистов, которое действовало в 1990-е гг. Вводя этот термин, я имею в виду, что теперь они опираются на новый контингент последователей, пользуются иными стратегиями привлечения участников и стремятся ради своего дела взаимодействовать с международными политическими игроками. Всё это отличает их от МЧА.

В эту категорию вошли «Черкесский конгресс», «Молодежная Хасэ» и «Хасэ» в Адыгее, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии, – а также все прочие организации, возникшие за последнее десятилетие. Общее для них всех то, что они стали плодом разочарования в официальных организациях и раздражения из-за их видимого политического бездействия. лидерами этих движений стали Руслан Кешев, Ибрагим Яганов, Мурат Берзегов и Фатима Тлисова. Двое последних недавно переехали в США: они постоянно подвергались угрозам и нападениям за свою политическую и журналистскую деятельность.

Нынешние черкесские активисты занимаются следующими политическими вопросами:

Зимние Олимпийские игры-2014 в Сочи.
Среди черкесов широко распространено убеждение, что Сочи был последней твердыней черкесского противостояния Российской Империи во время захвата исторической Черкесии. Этот город сам по себе занимает важное положение в коллективном сознании черкесов. Поэтому такое негодование вызвала речь Путина перед Международным олимпийским комитетом в июле 2007 г. Перечисляя прежних жителей Сочи, он назвал греков, колхов и казаков, но даже не упомянул черкесов. Более того, на Олимпийские игры в Ванкувере Олимпийский комитет России отправил казачий хор в качестве представителей Кубанского региона (где расположен Сочи) и его культуры. По историческим причинам черкесы считают, что в XIX в. казаки были агентами российского империализма, которые сыграли ключевую роль в уничтожении исторической Черкесии; это была соль на рану.

Среди черкесов существует три основных позиции по поводу проведения зимних олимпийских игр в Сочи, которые президент Медведев объявил «российским национальным проектом». Некоторые организации – например, «Черкесский конгресс» – хотят, чтобы игры отменили. Они говорят, что нельзя проводить Олимпиаду на том месте, где тысячи черкесов были убиты во время русско-черкесской войны, и что в 2014 г. как раз будет 150-летняя годовщина события, которое они называют «геноцидом черкесов».

Некоторые другие группы – в том числе адыгейская «Адыгэ Хасэ» и многие интеллектуалы и ученые из черкесской среды – хотят, чтобы в этих играх черкесам отвели более видную роль, как это было в случае с уроженцами Северной Америки и австралийцами на прошлых Олимпийских играх.

Третью точку зрения до недавнего времени разделяли только МЧА и бюрократия черкесских республик: она отражает российскую позицию, согласно которой никакого особого внимания черкесам уделять не следует.

Тем не менее, из-за того что другие группы развернули кампанию, и тема становится всё более обсуждаемой, МЧА и входящие в нее организации в последние месяцы были вынуждены постепенно склониться ко второму подходу. Адыгейский парламент обратился к российскому правительству в марте этого года и попросил включить в Олимпиаду так называемый «черкесский культурный элемент». Даже Александр Хлопонин, первый назначенный глава недавно созданного Северокавказского федерального округа, недавно заявил, что играм следует придать кавказское измерение, хотя в течение последних трех лет на предварительных обсуждениях об этом не говорилось ни слова.

Тема «геноцида черкесов». Многие черкесские активисты хотят, чтобы трагические события XIX в. были признаны геноцидом черкесского народа со стороны Российской Империи. Говоря точнее, весь спектр черкесских сообществ и организаций почти единодушно сходится в том, чтобы считать это геноцидом. Более того, и кабардино-балкарский, и адыгейский парламенты одобрили законы (в 1992 г. и в 1996 г. соответственно), согласно которым этому событию официально присваивался статус «геноцид черкесов». Они также обращались к российской Думе, чтобы она тоже это признала. МЧА тоже много лет придерживалась этой позиции – пусть даже только на бумаге.

Расхождения начинаются тогда, когда организации пытаются вынести эту проблему на международные платформы, установив связи с черкесской диаспорой. Наглядным примером этому служат акции протеста некоторых черкесских активистов из диаспоры против Олимпиады в Сочи, которые проводились во время зимних Олимпийских игр в Ванкувере. Затем в марте этого года, после конференции в Тбилиси, посвященной этой теме, некие представители черкесов официально обратились к грузинскому парламенту с просьбой признать геноцид черкесов. Новые активисты стремятся поднимать эту тему где угодно и любыми возможными способами, в то время как официальные или спонсируемые государством организации хотят, чтобы всё решалось мягко и мирно в диалоге с нынешним российским руководством.

Проблемы с федеральным центром. Республиканский статус Адыгеи стал причиной разногласий между черкесами и федеральным центром, так как Москва, по-видимому, планирует объединить ее с Краснодарским краем, внутри которого Адыгея представляет собой анклав. Последний раз эта проблема всерьез всплыла в 2005 г., когда тысячи протестующих вышли на улицы Майкопа – столицы Адыгеи. Многие черкесские активисты (но не МЧА), наоборот, требуют, чтобы в составе РФ была создана единая черкесская республика, куда бы вошли все те территории Северо-Западного Кавказа, которые населены черкесами.

В настоящий момент черкесские активисты предъявляют Москве следующие претензии:

- разрушение федерализма и сокращение политической автономии у черкесских республик при Путине;

- уничтожение президентских выборов;

- отсутствие независимого местного представительства;

- устранение из паспортов нерусскоязычных разделов;

- принудительные изменения в республиканских конституциях;

- отсутствие свободы выражения мнений и вообще отсутствие демократических прав.

Межэтнические проблемы «двойной республики». И в Карачаево-Черкесии, и в Кабардино-Балкарии между черкесами и горскими турками (карачаево-балкарцами) развиваются серьезные конфликты из-за конкуренции за политическую власть и владение определенными территориями. Эти конфликты дестабилизировали обстановку в обеих республиках в течение последних 20 лет. Черкесы периодически призывают к отделению от Карачаево-Черкесии и к восстановлению своей территории в качестве республики – Черкесской автономной области, которая существовала до 1957 г. В свою очередь, балкарские организации регулярно говорят о том, что они хотят выйти из состава Кабардино-Балкарии и основать балкарскую республику.

Репатриация черкесской диаспоры. Почти все черкесские организации поддерживают эту идею. Они хотят, чтобы современное российское государство признало ответственность за историческую несправедливость, из-за которой черкесы пострадали по вине его предшественника – Российской Империи. Для этого, по их мнению, Москва должна дать черкесам из диаспоры особые права и некоторую финансовую поддержку. чтобы они смогли вернуться на свою историческую родину. В начале 1990-х гг. у черкесских республик было особое законодательство, охватывавшее возвращение людей из диаспоры. Недавно в него были внесены поправки в соответствии с российским федеральным законодательством; в результате особый статус для черкесской диаспоры устранили. Без этого мало кто из черкесов, живущих за границей, захочет получить гражданство и поселиться в черкесских республиках.

Есть, конечно, и другие проблемы, но по поводу важности этих существует широкий консенсус.

Интернет и черкесский активизм

Новое поколение черкесских активистов использует интернет практически таким же образом, как и прочие общественные группы по всему миру. Однако в их случае важно то, насколько эта форма активизма завязана на Интернете. Одна из причин этого состоит в том, что обычные средства связи между Адыгеей, Карачаево-Черкесией и Кабардино-Балкарией всё еще очень ненадежны, в результате чего черкесские сообщества оказываются изолированными друг от друга. Кроме того, не существует специальных черкесских СМИ – телевидения, газет или политических журналов, – которые бы транслировали информацию во все эти республики и были бы свободны от цензуры и политического давления. Существующие СМИ касаются только местных правительственных действий и не дают платформы для новых идей или свободных дискуссий. Многие события и споры, важные для черкесов, никогда не освещаются в новостях и в главных российских СМИ, которые тоже страдают от политического давления и цензуры со стороны центральных властей. Таким образом, Интернет оказался единственным мостом, соединяющим изолированные черкесские сообщества и их активистов.

Роль, которую играет Интернет в деятельности активистов нового рода, особенно примечательна в свете того, что у одного из главных игроков черкесской политики, МЧА, нет даже собственного вебсайта. И это притом, что МЧА – международная организация, члены которой разбросаны по всему миру, и благодаря связям с официальными структурами на Кавказе и в диаспоре у них есть значительный политический вес. Они почти отрезаны от мира коммуникаций, и только очень немногие политизированные черкесы на Кавказе или в диаспоре знают, чем занимается эта организация, и кто ее возглавляет. В противоположность этому, каждое слово, произнесенное людьми вроде Яганова, Кешева или Берзегова, находится под пристальным вниманием тысяч молодых черкесов со всего мира, потому что они присутствуют в Интернете.

Нет нужды говорить о том, что Интернет – это многомерное явление, но я бы хотел отметить три его функции, которые наиболее важны для нового поколения черкесских активистов. Для этого я приведу в пример три черкесских веб-портала, каждый из которых играет особую роль в общей картине.

1 – Интернет играет роль платформы, где выложены альтернативные источники и материалы по черкесской истории и политике, своеобразно противопоставленные официальной советской и постсоветской историографии. Хороший пример такого портала – www.adygi.ru. Это ресурс старых и новых научных сведений о черкесах, где в цифровом формате представлены целые книги и научные статьи авторов XIX в., западных путешественников и недавно появившихся черкесских исследователей.

Важность доступа к этим материалам для молодых черкесов состоит в том, что их содержание разительно контрастирует с официальной черкесской историографией, принятой в России. Рассказы западных авторов и дипломатов о русско-черкесских войнах XIX в. в советское время были запрещены, а сейчас их свободно можно читать благодаря Интернету. Печатных материалов мало, и книжных магазинов на Кавказе тоже не много, так что Интернет выполняет функцию онлайн-библиотеки, в которой можно найти эти источники.

На самом деле, в начале 1990-х гг. цензуру убрали, и местные и западные ученые начали публиковать работы, развенчивавшие советскую историографию и соответствующую версию о черкесском противостоянии Российской Империи. Но при Путине советская историография любопытным образом вернулась; в частности, в 2007 г. официально отмечалось 450-летие со дня «добровольного вхождения черкесов в состав России». Сам этот праздник придумали еще в Советском Союзе, в 1957 г. Тогда речь шла о 400-летии с тех времен, когда один черкесский князь обратился к России с просьбой защитить его от местных соперников и крымских татар и женился на дочери царя Ивана Грозного; этот эпизод вдруг сочли «добровольным объединением с Россией». Тот факт, что с тех пор русская армия и черкесы неоднократно воевали, игнорировался. Чтобы бороться с этой тенденцией, черкесские активисты используют сайты вроде adygi.ru и распространяют свою версию черкесской историографии. В этом очень помогают новые инструменты для онлайн-перевода (например, Google Translator): благодаря им черкесы, не знающие английского языка, тоже могут читать работы, написанные по-английски.

2 – Интернет – это источник новостей, потому что у черкесов нет круглосуточного новостного телеканала, который бы сообщал черкесам о важных для них событиях как внутри черкесской среды, так и за ее пределами. Информация о заявлениях организаций, политических дискуссиях черкесского мира, митингах протеста и происшествиях (например, о развернутой конфронтации между карачаевцами и черкесами, в которой с каждой стороны участвовали сотни молодых людей) транслируется только через Интернет.

www.natpressru.info, возглавляемый профессиональным журналистом из Адыгеи, – это один из новостных порталов, специализирующихся на черкесской проблематике. Репортажи оттуда регулярно воспроизводятся на других вебсайтах и форумах.

3 – Интернет также играет роль форума, на котором активисты обсуждают прочитанное на вышеупомянутых сайтах. Черкесские веб-форумы – это пространство, где формируются стратегии и принимаются решения; именно там виртуальная реальность соприкасается с внешним миром. Активисты обсуждают, какие политические шаги им следует предпринять, а после совершения конкретных действий происходит их оценка. Именно это произошло в декабре 2009 г., когда в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии проходили массовые митинги, в которых участвовало несколько тысяч активистов. Затем последовали обсуждения на многочисленных форумах; в этих дискуссиях постоянно участвовали сами эти активисты. Обсуждения сопровождались публикацией видеоматериалов и фотографий, запечатлевших эти события. Таким образом, Интернет в каком-то смысле осуществляет связь между теорией и практикой.

www.elot.ru – это один из ведущих веб-порталов, форум которого очень популярен среди черкесских активистов.

Заключение

Никто нарочно не стремился к тому, чтобы Интернет в черкесском активизме нового образца приобрел настолько важное значение: это произошло в силу необходимости. Это не централизованный процесс: он состоит из независимых течений, проходящих как на Кавказе, так и в сообществах диаспоры. Пожалуй, уместно провести некоторые параллели между распространением печатных технологий в XVI в. (Бенедикт Андерсон в книге «Воображаемые сообщества» называет это «печатным капитализмом») и Интернетом в XX и XXI вв.: в обоих случаях эти процессы способствовали низвержению гегемонии в области информации. Непрекращающийся поток информации, которая прежде была прерогативой образованного меньшинства, стала достижимой для массового читателя, а потенциальная аудитория новых идей расширилась. Для черкесских активистов Интернет стал уникальным шансом обратиться к массам. Можно предположить, что, пока СМИ в России испытывают юридическое, финансовое и административное давление, Интернет и дальше будет играть ключевую роль в черкесском активизме.

Доктор Зейнел Абидин Беслени (Zeynel Abidin Besleney) – сотрудник Школы восточных и африканских исследований Лондонского университета (School of Oriental and African Studies, University of London). Он занимается черкесскими национальными движениями на Северо-Западном Кавказе и в диаспоре.

Опубликовал administrator, 2-06-2010, 16:29. Просмотров: 791
Другие новости по теме: